Главная Форум Галерея Контакты Правила Статистика RSS 2.0
 
Поиск по сайту
 
Панель управления
     
   
«Численность сама по себе имеет очень небольшое значение для армии...; Разве волка беспокоит количество овец?».
Фрэнсис Бэкон  
 
 

Ордена Российской Империи
Раздел: Награды
 

 

ОРДЕНА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

 

Уже в XI-XII веках в Киевской Руси существовал обычай награждать за ратные подвиги специальным знаком отличия - золотой шейной гривной. А в XV-XVI веках, когда вокруг Москвы складывалось и укреплялось централизованное Русское государство, появлялись новые виды поощрений за государственную службу. Многие из них были не только почетны, но и носили характер материального вознаграждения. Отличившихся жаловали золотой и серебряной посудой, мехами, сукном, шубами и кафтанами. Наиболее дорогие подарки получали, конечно, крупные воеводы и ближние бояре. Так в 1591 году за изгнание крымских татар царь Федор Иоаннович пожаловал Бориса Годунова со своего плеча русской шубой с золотыми пуговицами, в тысячу рублей - колоссальная по тому времени сумма.  
 Наградой за воинскую службу были доспехи, конь, оружие. Сохранилась, например, сабля с золотой надписью на клинке: "7150 (1642) Государь Царь и Великий князь Михаил Федорович всеа Русии пожаловал сию саблею Стольника Богдана Матвеевича Хитрово". Не отсюда ли пошел в России обычай награждать офицеров и полководцев именным оружием?  
 Существовали и особые способы отмечать заслуги, особенно военные. Жаловали государевой грамотой, наименованием "слуги царского", "милостливым словом". Большой почестью считалось, если царь посылал к отличившемуся воеводе гонца спросить о здоровье. 
Это были, как мы сейчас сказали бы, формы "морального поощрения". А в XV веке стали бытовать на Руси почетные, сравнительно массовые воинские награды - "золотые". Внешне они были оформлены как монеты, но по сути своей явились прообразом наградной медали. Часто такими золотыми и позолоченными монетами награждалось целое войско, вернувшееся с победой, - от воеводы до рядовых ратников.  
 Коренное преобразование наградного дела, как и других сфер государственной жизни, связано с эпохой петровских реформ. Отменяются старые патриархальные виды пожалований.

Система орденских и других награждений развивалась как новая наградная система.  
 Она носила ярко выраженный классовый характер. В законе о российских орденах - "Учреждении орденов и других знаков отличий" - говорилось, что орденские награды могут быть пожалованы только:  
1) Всем духовным, военным, гражданским и придворным чинам.  
2) Чужестранным государям и владетельных князей фамилиям.
3) Служащим по выборам дворянам, имеющим и не имеющим чинов, равно и не служащим бесчиновным, если они окажут отличные заслуги.  
4) Частным лицам из иностранных, когда, оказав на деле усердие и доброхотство к Государству Российскому, тем самым обратят они на себя внимание и признательность Главы оного.  
5) Купцам и лицам других званий, которые особенными заслугами соделаются достонными сей награды... Мещанам и лицам сельского состояния ордена не испрашиваются".  
 П. А. Кропоткин в "Записках революционера" рассказывает о своем отце - князе Кропоткине, типично николаевском офицере, который не провел ни одной ночи у походного костра, не участвовал ни в одном сражении, но обожал мундир, презирал всех штатских и истязал солдат. 
Князь Алексей Кропоткин во время Кавказской войны получил орден Анны лишь за то, что его денщик Фрол во время пожара бросился в огонь и спас ребенка. Когда же его сын-подросток Петр Кропоткин, будущий революционер, вместе со своим братом Александром спрашивали отца, как же можно получить орден за подвиг, который совершил другой человек, князь простодушно отвечал: "Так что ж... Разве он не мой крепостной? Ведь это все равно".  
 Таким образом, крестьяне, равно как и любые другие лица из простонародья, в царской России орденами не награждались.  
Это была привилегия дворянства, чиновничества, офицерства. Нижние чины армии и флота - солдаты, матросы, унтер-офицеры - отмечались только медалями и специальными солдатскими знаками отличия. Эти приобретенные потом и кровью награды, заслуженные смелостью и отвагой при защите Родины, не назовешь иначе как знаками отечественной славы.  
 Русские наградные знаки - наша история. Обращение к фалеристике, изучающей ордена, медали и другие знаки отличия, позволяет нам увидеть прошлое в новом, своеобразном ракурсе.

За каждым из орденов и медалей стоят эпоха, картина исторических событий, судьбы людей. 
Русские наградные знаки рассказывают нам о выдающихся полководцах и о ловких льстецах, делающих карьеру при дворе, о раболепных чиновниках и простых солдатах.  
 Случалось, награда приходила совершенно неожиданно. Однажды Павел I осматривал Московский Кремль. Тайный советник Петр Николаевич Кожин, начальник Оружейной палаты, возле крутой лестницы остановил Павла: "Постой, государь!" Император испуганно отскочил, а тот продолжал; "Побереги голову, она у тебя одна и нам дорога". В тот же день Кожин был награжден орденом Святой Анны. При Павле одно слово могло и возвысить, и погубить.  
 Российские награды получали не только за преданность престолу. Среди с честью носивших знаки отличия - те, кто, находясь на царской службе, служил истинным интересам России, умножал славу своего Отечества, защищал его независимость. Несомненно, почетнейшее место в этом ряду принадлежит русским воинам - прославленным фельдмаршалам и генералам, мужественным офицерам и солдатам.  
 По-разному относились к своим крестам награжденные. Николай Иванович Греч, русский филолог и писатель первой половины XIX века, носил свой крест Святого Владимира 4-й степени в жилетном кармане. "Зачем вы его там держите?" - спрашивали его. "Для извозчиков, чтоб были вежливее".  
 О том, как много значили ордена для других, говорит такой факт: один композитор в посвящении своей музыки князю Александру Борисовичу Куракину пропустил в перечислении его титулов орден Датского Слона. Прочтя посвящение, Куракин сказал: "Какой дурак! Отослать без внимания!"  
 Обращает на себя внимание и тот факт, что среди кавалеров российских орденов не так уж часто встречаются деятели культуры, художники, артисты, ученые. Пушкин и Лермонтов, Чернышевский и Достоевский не удостоились высочайших пожалований по понятным причинам. Но и та интеллигенция, что не искала свобод и правды, не могла рассчитывать на орденские кресты, если не имела военных, гражданских, духовных или придворных чинов.  
 Дело в том, что литературно-художественная и научная деятельность в дореволюционной России считалась делом частным и потому не вознаграждалась государственными знаками отличия. Но создание научных трудов по заказу правительства, преподавательская и научная работа в государственных учебных заведениях, разработка архитектурных проектов казенных зданий или заказных живописных полотен рассматривались как род государственной службы. 
Именно поэтому орденами были отмечены известные историки Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский; различные степени орденов Владимира, Анны и Станислава носили ученые с мировым именем - Д. И. Менделеев, Н. И. Лобачевский, Б. С. Якоби.  

По закону 1868 года (45756, 1, ст. 10) орден Святого Станислава 3-й степени мог жаловаться бесчиновным дворянам, почетным гражданам и купцам, служащим и неслужащим.  

 Орденские знаки можно встретить и на портретах архитекторов А. Д. Захарова, А. Н. Воронихина, В, И. Баженова, М. Ф. Казакова, К. И. Росси. Имели награды и художники - К. П. Брюллов, В. Л. Боровиковский, И. К. Айвазовский, В. В. Верещагин.  
 Современный орден - это государственная награда, знак доблести, героизма, боевого или трудового подвига. Но прежде чем это слово приобрело такой смысл, оно претерпело долгую эволюцию, как и тот политический институт, который оно обозначало.  
 Все слышали об орденах крестоносцев, об ордене тамплиеров, о Ливонском и Тевтонском орденах, о других воинственных рыцарских союзах, возникавших в Европе со времен крестовых походов. Это были мощные и многочисленные военно-духовные организации. По указу папы римского они были готовы в любой момент и в любом месте огнем и мечом насаждать "истинную веру". Рыцари, принадлежащие к какому-либо ордену, носили особую одежду, на нее пришивались вырезанные из ткани кресты определенной формы и цвета.  
 На рубеже нового времени большинство этих воинственных орденов со своими средневековыми формами организации, уставами и обетами уходит в прошлое. Некоторые из них переходят под покровительство светских государей; во множестве возникают при европейских дворах и новые ордена, кичащиеся своим "древним" происхождением. Но теперь это своего рода привилегированные клубы, куда входят лишь те, кто пользуется особым доверием и расположением монарха.  
 Знаки ордена превращаются в драгоценные художественные украшения. Наиболее распространенной формой орденского знака остается крест, дополнением его является звезда, которая также ведет свое происхождение от шитья орденской одежды.  
 Со временем за орденом закрепляется единственное значение - знака пожалования от лица главы государства, хотя очень долго еще сохраняется вокруг ордена ореол другого, древнего смысла: братство избранных, особо благородных, особо благочестивых. Напоминанием о происхождении орденов было и правило ношения крестов высших степеней. Они должны были прикрепляться у бедра к ленте, надеваемой через плечо: орденский знак как бы осенял "священный меч", служащий борьбе с неверными.  
 Приспосабливая к потребностям времени природу средневековых рыцарских орденов, европейские монархи упразднили и такое важное условие, как принадлежность кавалера-рыцаря только к одному ордену. Появляются "старшие" и "младшие" ордена, их иерархия становится составной частью в системе наград.  
 Именно в таком качестве - почетной награды, "высочайшего" пожалования - орден появился в России на рубеже XVII -XVIII веков, в бурную эпоху петровских преобразований. Это было время, когда значительно больший вес приобретают личные качества и заслуги человека. Не знатность рода - основа боярской спеси, а личная преданность монарху, выслуга, знания - вот что должно теперь цениться прежде всего. Поэтому-то такое большое значение стали придавать различным почетным наградам, знакам отличия.  
 В самом конце XVII века, когда Петр I учредил первый русский орден, он стал награждать им своих сподвижников и союзников. Им вручались восьмиконечная звезда, голубая лента, которая надевалась через плечо, и знак в виде Андреевского распятия.  
 Помимо орденов в России вводится тогда же еще один, близкий к ним, знак отличия - миниатюрный портрет императора, выполненный финифтью и украшенный бриллиантами. Он носился на груди на банте из голубой Андреевской ленты. Этой награды удостоились очень немногие приближенные Петра, он жаловал свои портреты тем, кого считал своими друзьями и  единомышленниками, - А. Меншикову, Дмитрию Кантемиру, канцлеру Головкину...  
 Второй орден, обязанный своим появлением Петру, - женский. Он был учрежден в 1714 году в честь супруги царя Екатерины, ее именем он и стал называться. Готовил Петр учреждение еще одного ордена - Александра Невского, но осуществить этих планов не успел. Это сделала императрица Екатерина I уже после его смерти, в 1725 году.  
 Началось время дворцовых переворотов, "темные годины русской истории", как назвал его В. Г. Белинский. Новых русских наград в те годы учреждено не было, лишь с 1742 года, когда в России поселился объявленный наследником престола принц Гольштейн-Готторпский Петр Ульрих (будущий Петр III), российских подданных стали награждать голштинским орденом Анны. Каждый дворцовый переворот, каждая смена временщика сокрушали десятки придворных карьер. У опальных и сосланных все награды отбирались, но нередки были и случаи, когда орденские ленты и кресты возвращались к своим прежним владельцам, которые 
вновь "входили в силу".
 Эпоха просвещенного абсолютизма, охватывающая в России последнюю треть XVIII века, внесла много новшеств в наградное дело. Екатериной II были учреждены два новых ордена - Георгия (в 1769 г.) и Владимира (в 1782 г.). Старые ордена предназначались лишь для генералов и высших сановников, чаще всего - приближенных ко двору. Новые же подразделялись каждый на четыре класса, или степени, причем удостоиться кавалерского звания мог в принципе любой находящийся на службе дворянин. Кроме того, "безродные" офицеры или чиновники, которые получали первый орденский крест - знак 4-й степени, становились потомственными дворянами, т. е. приобретали все права и привилегии, связанные с принадлежностью к высшему российскому сословию.  
 Особое внимание наградной системе уделил в свое короткое царствование Павел I. В день коронации, 5 апреля 1797 года, он утвердил "Установление об орденах", которое оставалось основным законом для наградного дела Российской империи до конца ее существования. В тот же день был официально причислен к русским орденам орден Анны. Павел полностью отказался от награждений орденами Владимира и Георгия, учрежденными его матерью. Все остальные ордена - Андрея Первозванного, Екатерины, Александра Невского и Анны - он объединил в один российский кавалерский орден, в котором они признавались лишь "именованиями", или классами. Здесь прослеживается желание вернуться к средневековому принципу единственности ордена, однако уже в следующем, 1798 году этот принцип был нарушен: Павел стал великим магистром старейшего в Европе ордена - Мальтийского, называемого еще орденом Иоанна Иерусалимского. Мальтийскому ордену Павел I отдавал предпочтение до конца жизни. Современник этих событий проницательно заметил, что Павел смотрел на принадлежность к этому ордену "как на послушничество, в котором дворянство всех европейских государств должно почерпать чувства чести и верности, необходимые ему, чтобы противиться воцарению идеи равенства, которая уже готова охватить все слои общества".  
 Гроссмейстером ордена Святого Иоанна Иерусалимского на Мальте был Фердинанд фон Гомпеш. 27 ноября 1797 года в Санкт-Петербург прибыл его посол граф Литга. Он привез Павлу I священные реликвии - крест и кольчугу знаменитого рыцаря Ла Валета. Кресты ордена были преподнесены самому императору, императрице, их сыновьям Александру и Константину, князьям Безбородко, Куракину и другим вельможам. Но в начале 1798 года Мальта сдалась войскам Наполеона, французам досталась большая казна ордена, они вывезли все слитки золота. Гомпеш за измену был отстранен, и 26 августа 1798 года гроссмейстером ордена был провозглашен император Павел I, a столицей ордена объявлен Санкт-Петербург. Новый, российский, отдел ордена стал состоять из 98 командорств, приносящих ордену ежегодно доход в 150 тысяч рублей. Требования к кавалерам были следующие:  
свидетельство о не менее чем столетнем дворянстве;  
орденская плата в казну ордена - 1200 рублей;
кавалер должен был совершить на флоте или в армии 4 похода;
не быть в долгу у казны.
 В Петербурге был куплен казной и подарен Павлом I ордену дворец канцлера графа Воронцова (позже в этом доме разместился Пажеский кадетский корпус) на Садовой улице, против Гостиного двора. Позади дворца был разбит сад и построена часовня, позже она стала называться католической Мальтийской церковью. Убранство ее было очень богато, все позолочено, в ней во время торжеств собирались кавалеры, облаченные в орденские мантии.  
 До января 1801 года в русском главном приорстве ордена насчитывалось:
кавалеров Большого креста 46  
командоров "по праву" 107
командоров с пенсией 78
командоров почетных 237
командоров семейных 21
кавалеров "по праву" 120
кавалеров почетных 213
Итого: 822
 Существовало еще русское католическое приорство, в нем состояло 175 командоров и кавалеров.  
 Орден Иоанна Иерусалимского сделался высшим отличием как за военные подвиги, так и за гражданские заслуги (хотя здесь с ним соперничал орден Анны). Пожалование "командорства" считалось едва ли не выше ордена Андрея Первозванного, ведь в этом выражалось наивысшее личное "благорасположение" императора'.  
 Однако просуществовал этот орден в России недолго. Уже в 1801 году Александр I, взойдя на престол, отказался от звания великого магистра. Тогда же было объявлено о "восстановлении в правах" орденов Святого Георгия и Святого Владимира. В 1810 году последовал указ о прекращении награждений Мальтийским орденом, в 1817 году сам орден был объявлен "более не существующим" в Российской империи, а денежные средства его были переданы в казну.  
 В 1831 году в состав русских орденов вошли два польских - Станислава и Белого Орла. Оба они существовали в Речи Посполитой до ее окончательного раздела и были восстановлены в 1815 году, после Венского конгресса, когда Александр I провозгласил себя главой присоединенного к России Царства Польского. Вначале ими награждались только поляки, но после 1831 года эти ордена были причислены к русским. В отличие от остальных "российских императорских" орденов они получили наименование "императорских и царских", а знаки их претерпели некоторые изменения.  
 После этого система орденских наград в России оставалась без изменений вплоть до 1917 года, хотя поправки в статуты отдельных орденов вносились еще не раз. Неоднократно возникали проекты учреждения новых орденов. Так, при Александре II предполагалось основать орден императорского дома по образцу фамильных орденов некоторых царствующих домов Европы, а при Николае II собирались учредить орден Святого Николая для награждения артистов и художников. Проекты эти не осуществились.  
 Планировалось учреждение специального ордена для иноверцев - ордена Заслуг, так как человек нехристианской веры не мог носить крест с изображением святого. О таком ордене подумывали еще в XVIII веке. Но вместо него с 1845 года на всех русских орденах для неправославных стали заменять изображение святого Российским гербом.  
 Итак, к середине XIX века в России существовало 8 орденов, некоторые из них подразделялись на степени. В порядке убывания старшинства система иерархии орденов выглядит следующим образом:  

 Знаки ордена были трех степеней: белый крестик с раздвоенными концами, с золотыми лилиями в углах, увенчанный короной европейского образца и трофеем из рыцарских доспехов, носившийся на груди на черной муаровой ленте, был кавалерской степенью ордена. Более крупный крест такого же рисунка давался командорам и носился на шейной черной ленте. Крест еще большего размера с более насыщенным рыцарскими атрибутами трофеем и на более широкой шейной ленте жаловался командорам Большого креста. Как повышающий класс он мог даваться с алмазами. И командорам, и кавалерам полагалась нашивная матерчатая звезда.  

орден Святого Апостола Андрея Первозванного (с бриллиантами и без);
орден Святой Великомученицы Екатерины, или Освобождения (большого и меньшегокреста);  
орден Святого Равноапостольного Князя Владимира 1-й степени;  
орден Святого Александра Невского (с бриллиантами и без);
орден Белого Орла;
орден Владимира 2-й степени;
орден Святой Анны 1-й степени (с короной и без);
орден Святого Станислава 1-й степени;
орден Владимира 3-й степени;
орден Владимира 4-й степени;
орден Анны 2-й степени (с короной и без);
орден Станислава 2-й степени (с короной и без);
орден Анны 3-й степени;
орден Станислава 3-й степени;
орден Анны 4-й степени.

 

Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия (четыре степени) не входил в эту систему старшинства, он давался только офицерам за особые подвиги в военное время (4-я степень до 1855 года - и за двадцать пять лет выслуги в офицерских чинах).  
 Орден Анны 4-й степени также предназначался только для военных, так что для гражданских лиц счет орденов начинался со Станислава 3-й степени.  
Эволюция наградного дела и в России, и на Западе шла в XVIII -XIX веках в едином русле.
Если в начале XVIII века орден был исключительной "почестью" для немногих приближенных к монарху особ, то уже к концу века круг награждаемых лиц значительно расширяется, а в следующем столетии орден утверждается как знак отличия для бесчисленных представителей чиновничье-бюрократического аппарата и армии - двух столпов самодержавного строя.  
 В приведенной выше иерархии орденов за всеми наградами был как бы закреплен определенный ранг. Будь то Станислав 3-й степени, Анна "на шее" (2-я степень), Александр Невский - каждый из этих орденов точно указывал место своего владельца на социальной лестнице.  
 Насколько четко определялось орденом положение человека в обществе, прекрасно видно из рассказа А. П. Чехова "Толстый и тонкий". Вот как сообщают друг другу о своих успехах встретившиеся после многих лет разлуки бывшие друзья детства:  
 "- Служу, милый мой! Коллежским асессором уже второй год, Станислава имею... Ну а ты как? Небось уже статский? А?  
  - Нет, милый мой, поднимай повыше, - сказал толстый. - Я уже до тайного дослужился... Две звезды имею".  
 Ордена "толстого", который дослужился до чина тайного советника (III класс по табели о рангах), - это первые степени Станислава и Анны.  
 Ордена в Российской империи давались не только и даже не столько за конкретные заслуги, отличия или подвиги, но чаще всего за выслугу лет, а военным - за участие в боевых действиях. 
Как правило, награждение орденами производилось в порядке постепенности, от низших к высшим. Возможность награждения определенным орденом зависела от многих обстоятельств: от класса чина, должности, выслуги, уже имеющихся наград. Для чиновников первостепенное значение имело и отношение начальства. Таким образом, связь между действительными заслугами людей и рангом получаемых наград бывала часто не прямой, а обратной. Низшие степени орденов порой добывались большим трудом и выдающимися ратными подвигами, в то время как самые высокие, почетнейшие награды раздавались в известных кругах с необыкновенной легкостью - по случаю юбилеев, праздников, торжественных церемоний.  
 Традиционными при дворе стали награждения на Пасху и на Новый год. Новости о награждениях в эти дни расценивались высшими сановниками как политические события, как свидетельства милости или немилости монарха к тому или иному министру. П. А. Валуев, один из государственных деятелей в правительстве Александра II, из год в год заносил в свой дневник записи о высочайших пожалованиях: "I января 1862 года было "много лент и т. п., особенно по Морскому ведомству", на следующий Новый год "кн. Гагарину пожалованы ажурные Андреевские знаки", в первый день 1864 года "на кн. Г. Ф. Голицына надета Андреевская лента", ровно через год "кн. Гагарина видел с портретом (императора. - А. К). Буткова - с алмазными знаками Св. Александра... Чевкина - с лентой Св. Владимира", и так из года в год.  
 Для множества же мелких чиновников и офицеров награждение орденом было не только почетно и престижно: получив орденский знак, они могли рассчитывать на приобретение прав потомственного дворянина. Попасть в это привилегированное сословие можно было, либо достигнув определенного чина, либо заслужив орден. Причем в течение всего XIX века необходимые для этого класс чина и ранг ордена постоянно повышались. Первые ограничения, последовавшие в 1826 году, касались награждения орденами купцов.  
 С 1845 года потомственное дворянство стало даваться лишь с орденом Анны 1-й степени, тогда же на 10 лет прекратили награждение орденами Станислава 3-й и 2-й степеней. Когда в 1855 году раздача их возобновилась, потомственного дворянства награждаемые ими уже не получали. Такова же была политика государства и в отношении чинов. В 1900 году введено было новое правило: потомственное дворянство стало даваться лишь с 3-й степенью ордена Владимира. Однако 4-я степень военного ордена Георгия давала потомственное дворянство всегда.  
Существовал сложный порядок ношения орденов при мундире, сюртуке и другой одежде.
Кресты орденов высшей степени и ордена, не имеющие степеней, носились со звездой, которая прикреплялась на груди, крест располагался на бедре, на широкой (10-11 см) ленте, надеваемой через плечо. Ордена следующей степени носились на более узких лентах (5-5,5 см) на шее, а низших степеней - в петлице или на груди. Особым образом носился орден Анны 4-й степени: на эфесе холодного оружия.  
 Если человек награждался уже имевшимся у него орденом, но более высокой степени, то знаки низшей степени не надевались (до 1857 года они возвращались в Капитул орденов). С 1855 года к знакам всех орденов (кроме Георгия), которые предназначались в награду за военные подвиги, стали добавлять скрещивающиеся мечи. До этого отличительным знаком для боевых орденов был бант из орденской ленты. Но полагался он только к орденам Владимира 4-й степени (с 1789 г.) и Анны 3-й степени (с 1828 г.). С 1874 года все ордена с мечами, независимо от наличия более высоких степеней, не снимались награжденными. Еще ранее, в 1856 году, было разрешено носить все степени ордена Георгия.  
 Кавалеры орденов Георгия и Владимира первых степеней очень редко появлялись в лентах этих орденов, только в чрезвычайно торжественных случаях. Обычно же ленты носились под мундиром, наружу из-под фрака, а с середины XIX века в специальную прорезь в мундире выставлялись только их концы с прикрепленным крестом. Это связано с тем, что во второй половине XVIII века, когда появились оба ордена, их ленты было принято носить на камзоле под кафтаном, который никогда не застегивался на груди, и ленты были видны. Сверху же на кафтан надевались ленты орденов, которые были учреждены в России первыми - Андреевская и Александровская.  
 Орденские звезды, если их было несколько, размещались на груди одна над другой, в порядке старшинства (сверху - высшие ордена), но не больше трех'. Долгое время они делались шитыми из металлических блесток и нитей, именно такие звезды выдавались Капитулом.

Только с 1854 года для всех орденов были официально введены металлические кованые звезды.  
 На протяжении XVIII века каждый из российских орденов имел свою особую администрацию, устроенную по образцу высшей орденской администрации западноевропейских государств.  

Во втором ряду могли быть только звезды иностранных орденов.  

 С попыткой Павла I объединить все русские ордена связано создание в самом конце столетия единого учреждения, ведавшего всеми орденскими делами. Сначала оно называлось Орденской канцелярией, потом - Капитулом российского кавалерского ордена. Хотя после смерти Павла принцип единства орденов в расчет не принимался, Капитул был сохранен. С того же времени осталось и следующее правило: награждение высшим орденом - Андрея Первозванного - влекло за собой получение и всех прочих "мужских именований" - Александра Невского, Анны 1-й степени, а позже также Станислава 1 -и степени и Белого Орла.  
 Капитул ведал изготовлением орденских знаков, медалей, наградного офицерского оружия, а также вручением самих наград и грамот, т. е. удостоверений к ним.  
 При орденах Георгия и Владимира со времени их учреждения, а с 1829 года и при ордене Анны существовали Кавалерские думы. Они состояли из определенного числа старейших кавалеров и занимались на своих собраниях рассмотрением дел о награждении низшими степенями орденов - третьей и четвертой. Все эти орденские думы подчинялись Капитулу.  

Расположение орденских лент и звезд

 

Орден  Через какое плечо 
носилась лента
Цвет ленты На какой стороне груди 
носилась звезда
Андрея Первозванного Правое  Голубая Слева
Екатерины 1 -и ст.  Правое  В 1-й четв. XVIII века красная, с серебряной каймой, после— белая Слева
Георгия 1-й ст. Правое  Три черные полосы и две желтые  Слева
Владимира 1-й ст. Правое  Красная, с черными полосами по краям  Слева
Александра Невского Левое Красная  Слева
Белого Орла  Левое Синяя  Слева
Анны 1-й ст.  Левое Красная, с желтой каймой  Справа
Станислава 1-й ст.  Правое  Красная, с двойной белой каймой  Слева

 После 1831 года высшая орденская администрация стала называться Капитулом российских императорских и царских орденов, так как ей стали подведомственны ордена Царства Польского - Станислав и Белый Орел. С 1842 года пост канцлера Капитула занимал министр императорского двора, но "верховным начальником", или "гроссмейстером", российских орденов всегда считался император. Лишь ему принадлежало право награждать орденами своих подданных. В XIX веке, когда число кавалеров увеличивалось с каждым годом, только лица, удостаиваемые высших государственных наград - орденов Андрея Первозванного, Александра Невского, Белого Орла, Владимира и Георгия 1-й, 2-й и 3-й степеней, а также Анны и Станислава 1-й степени, - получали их с грамотами или рескриптами за собственноручной подписью монарха. (Награждаемые женским орденом Екатерины получали грамоты за подписью императрицы, которая считалась орденмейстером этого ордена.) Все же прочие награды жаловались "высочайшим" указом Капитулу орденов, а последний уже выдавал награжденному знаки ордена и стандартные грамоты, на бланках которых вписывались чин и 
фамилия кавалера, указывались отличие, за которое следовала награда, дата указа о награждении и подпись канцлера Капитула. В военное время процедура могла еще больше упрощаться, так как командующие армиями имели право награждать от имени императора орденами Георгия и Владимира 4-й степени, всеми степенями (кроме 1-й) орденов Анны и Станислава.  
 Капитул распоряжался значительными денежными суммами. Они складывались, помимо казенных ассигнований, из единовременных взносов, которые должны были платить все награждаемые орденом, за исключением кавалера ордена Георгия. Например, с 1860 года эти взносы были следующими: при получении ордена Андрея Первозванного - 500 рублей, Екатерины 1-й степени - 400, 2-й степени - 250, Владимира 1-й степени - 450, Александра Невского - 400, Белого Орла - 300, Анны 1-й степени - 150, 2-й - 35, 3-й - 20, 4-й - 10 рублей, Станислава 1-й степени - 120 рублей, 2-й - 30 и 3-й - 15 рублей. (В военное время для офицеров суммы уменьшались наполовину).  
 Средства эти шли на пенсии "недостаточным" кавалерам, число которых было строго лимитировано по каждому ордену. Кроме того, по статуту все ордена должны были заниматься благотворительностью. Орден Андрея Первозванного, например, имел под своим попечительством Петербургский и Московский воспитательные дома. Орден Екатерины с 1797 года управлял Смольным институтом благородных девиц, на средства ордена существовали училище Святой Екатерины и Мариинский институт. По окончании этих заведений дочери "недостаточных" кавалеров получали "приданный капитал" от 115 до 170 рублей. На другие ордена возлагались надзор и устройство разного рода заведений для инвалидов и неимущих в обеих столицах.  
 Каждый орден имел свой статут. В нем указывалось, кто и за какие заслуги может быть награжден, давалось описание ордена, устанавливались особые правила награждения, а также правила и преимущества кавалеров. В статуты орденов неоднократно вносились более или менее существенные изменения.  
 Для каждого из российских императорских орденов был установлен свой праздник (в день святого-покровителя), при Павле был введен и общий праздник всех орденов - 8 ноября. 
Торжественные церемонии по случаю орденских праздников - с провозглашением вновь пожалованных кавалеров, представлением их царю, с богослужением в приписанной к ордену церкви и обедом во дворце - происходили в столице постоянно.  
 Кавалеры некоторых орденов должны были являться в особых одеяниях, наподобие средневековых: в плащах и шляпах, украшенных изображениями знаков ордена.  
 Пожалование орденов в быту именовалось "кавалерией". Помните, городничий в "Ревизоре" Н. В. Гоголя говорит: "А, черт возьми, славно быть генералом! Кавалерию повесят тебе через плечо. А какую кавалерию лучше, Анна Андреевна, красную или голубую?" Имелись в виду орденские ленты: красная - Александровского ордена и голубая - Андреевского. "Для оказания кавалерам почести" к их титулу, чину и достоинству часто присоединялись такие почетные слова, как "высокопожалованный", "превосходный", "достопочтенный кавалер".  
 Формально ордена как будто не приравнивались к классам табели о рангах, но с середины XIX столетия жалование орденов стало сопрягаться с определенным общественным положением награжденного, с его чином и должностью. В статутах орденов это оговорено не было, только Андреевский орден предназначался для первых трех классов. Но ордена высшие - Белого Орла, Святого Владимира 2-й степени и Святой Анны 1-й степени получали чины не ниже IV класса, ордена Святого Станислава 1-й степени и Владимира 3-й степени - не ниже VI класса. Что же касается военного ордена Святого Георгия, то 3-я степень жаловалась только генералам и полковникам, 2-я - только генералам, а 1-я - лишь полным генералам и фельдмаршалам. Так что поручики с белыми крестиками на шеях в наших исторических фильмах - всего лишь невежество кинематографистов.  
 Устанавливались определенные соответствия между наградами и классом должности или чина, что можно видеть из следующей таблицы: 
Орден  Класс должности Класс чина Стаж службы 
Белого Орла  IV III  Не определялся 
Владимира 2-й ст.  IV IV -
Анны 1-й ст.      
Владимира 3-й ст. V IV -
Станислава 1-й ст.      
Владимира 4-й ст. VII VII 35 лет (с 1892 г.) 
Анны 2-й ст. VIII VIII -
Станислава 2-й ст.      
Анны 3-й ст.  Х  Х  12 лет в одной должности 
Однако при всем при этом, как это ни парадоксально, в наградной системе отсутствовал четкий порядок. Министр финансов, С. Ю. Витте, к примеру, считал, что "точно определенных правил о наградах не было, поэтому никакой определенности в выдаче наград не существовало. От того или другого влияния министра на государя, от умения его испросить те или иные награды зависело повышение всех служащих, причем в этих повышениях... в значительной степени играло роль личное усмотрение".
Пожалований орденами становилось так много, что наградная система, управляемая Капитулом императорских и царских орденов, включенным в состав Министерства императорского двора, начала непомерно раздуваться, а ордена обесцениваться. "Награды в последнее время, - писал обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев, - потеряли истинную цену и приобрели фальшивую: так много их раздается, во все стороны и без разбора. Без сомнения, легко и приятно раздавать награды щедрою рукой с мыслью о том, что делаешь много счастливых... Послаблением в наградах можно произвести такую же нравственную распущенность, как при послаблении во взысканиях".  
 Помимо орденов и медалей к XX веку появилось на мундирах очень много красивых знаков - полковых, говорящих об окончании средних и высших военных и гражданских учебных заведений, знаков различных обществ и состязаний. Среди них и много наградных, но не правительственных.  
 Ордена жаловались царем несколькими способами. Высшие, первые степени орденов возлагались монархами на награжденных собственноручно. Другие - высочайшими рескриптами и грамотами за его подписью, именными указами, распоряжениями. Во время войны - грамотами главнокомандующего с последующей заменой их грамотами Капитула. С конца XIX века в мирное время ордена давались, кроме исключительных случаев, в порядке постепенности, прослужившим определенный срок офицерам не ниже поручика, а чиновникам не ниже Х класса. Приведем два примера наградных документов. 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 Восемьдесят лет не существует уже российских орденов, наградных медалей и других знаков отличия, казалось бы, теперь наградная система России отошла в прошлое и о ней можно навсегда забыть. На самом же деле мы постоянно сталкиваемся в художественной и исторической литературе с названием российских орденов, со сложными связями орденских наград с царской администрацией, гражданскими и армейскими чинами, т. е. основной государственной силой.  
 Ничего не зная о порядке награждения орденами в дореволюционной России, об орденском Капитуле и орденских статутах, подчас трудно разобраться не только в специальной исторической литературе, но и правильно понять произведения литературы русских классиков. 
Особенно важно ориентироваться в названиях российских орденов и правилах их ношения специалистам, работающим в театре или кино, в архивах или музеях, литературоведам и в первую очередь, конечно, историкам и писателям.  
 Для пущей доказательности этого утверждения обратимся к примерам.
 В Москве, в Большом театре, дают оперу П. И. Чайковского "Пиковая дама". Во второй картине второго акта на сцене показан бал у знатного вельможи (у А. С. Пушкина этой сцены нет!). Вот появляется на сцене и сам хозяин дома. Он в камзоле, в чулках, при парике и с голубой лентой через плечо, которая должна нам говорить о том, что великосветский вельможа награжден высшим орденом России - орденом Андрея Первозванного. Надетая через плечо вельможи Андреевская лента скреплена у бедра... восьмиугольной звездой ордена Андрея Первозванного. Но, как мы теперь знаем, место этой звезды на груди, а не на бедре. Причем 
Андреевская звезда располагалась всегда выше всех остальных звезд. На ленте у бедра носились лишь кресты 1-й степени орденов.  
 Другой пример. Художественный цветной широкоэкранный двухсерийный кинофильм "Агония", где одним из главных действующих лиц мы видим последнего императора России - Николая II. На груди у царя серебряный крестик на Георгиевской ленте - Георгиевский крест. 
Но этого никак не могло быть. Это невозможно. Известно, что Николай II постановлением Георгиевской думы Юго-Западного фронта от 21 октября 1915 года был награжден орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени, а не солдатским Георгиевским крестом.  
 Вспомним, насколько велика разница между орденом Святого Георгия и солдатским Георгиевским крестом (до 1913 года эта награда называлась Знаком отличия Военного ордена). 
Достаточно сказать, что нумерация солдатских Георгиев перевалила далеко за миллион, а полных кавалеров ордена Святого Георгия, как мы знаем, за всю историю России было всего четверо. Серебряный Георгиевский крест, который повесили на груда царю несведущие в этом деле люди, солдатская награда. Но государь император как-никак имел чин полковника...  
 Раз уж мы заговорили о Георгиевских крестах, уместен будет такой пример. В одном из центральных музеев нашей страны в витрине лежит серебряный крестик на Георгиевской ленте и под ним написано: "Военный орден 4-й степени, которым был награжден старший машинист эскадренного миноносца "Бравый" А. Н. Варзанов за участие в Цусимском сражении". Конечно, это простой солдатский Георгиевский крест 4-й степени, а не орден.  
Обратимся теперь к примерам из нашей литературы. Возьмем хорошего маститого писателя, большого знатока Пушкинской эпохи Юрия Николаевича Тынянова. Вот коротенькие отрывки из его романа "Смерть Вазир-Мухтара":  
"... - Поздравляю вас, господа!
 Грибоедов знал заранее, с чем. Орден Святой Анны второй степени с алмазами был обещанему Паскевичем".  
"... - Подай мне фрак. Орден.
Он долго вворачивал перед зеркалом золотой шпинек в черное сукно.
- Криво? - спросил он Сашку.
- Нет, прямо-с".
"...Пушкин был недоволен, зол.
Архивный юноша, они все нынче очень умны стали...
Он посмотрел на Грибоедова и вдруг улыбнулся, как заговорщик.
 - Анна? - Он увидел следок от ордена на грибоедовском сюртуке. И потом уже другимтоном: - Все говорят, вы пишете южную трагедию?  
- Анна. А вы заняты военной поэмой?"  
 Прекрасные сцены. Только... как мы уже знаем, вторые степени всех русских орденов, в том числе и Анны, носились на шее. Автор совершенно напрасно продырявил черное сукно фрака А. С. Грибоедова, который не обходил российских орденов в своем творчестве, отлично знал их статуты.  
Помните, Скалозуб говорит в "Горе от ума":

За третье августа, мы брали батарею.
Ему дан с бантом, мне на шею.

 Как понять эту фразу? Ее, как и все на свете, каждый понимает в зависимости от степени подготовленности.  
Первый читатель ничего не понял. Споткнулся на этой фразе и пошел дальше.
Второй читатель: "Ага! "Анна на шее". Ему дали орден".
 Третий читатель может мыслить так: "Станислава тогда еще не было, значит, за военные заслуги могли наградить Георгием, Владимиром или Анной. Георгия вряд ли им дали, этот орден слишком высок, им награждал только император. Один незначительный военный эпизод не повод и для получения Владимира. Значит, Анна. До 1855 года Анна 3-й степени давалась за военные заслуги с бантом. 2-я степень носилась на шее".  
 Четвертый читатель: "Да, все так, но... орден Анны 3-й степени за военные заслуги с бантом стал жаловаться только с 1828 года, а "Горе от ума" написано раньше, пьеса закончена в 1824 году. Значит, все-таки - Владимир. Полковник Скалозуб получил орден Святого Владимира 3-й степени (на шею), а "он" - Владимира 4-й степени с бантом, который установлен для него еще в 1789 году и просуществовал до 1855 года, когда за военные заслуги к кресту орденов стали присоединяться мечи".  
Пятый читатель: "Где это было, кажется, у Владимира Солоухина в "Камешках на ладони".
По его рассказу литературоведы выяснили, что 3 августа никакой битвы и никакого сражения не было".  
 Шестой читатель: "Да, но Солоухин не знал, кажется, этой истории до конца. А там вот что было: устроили попойку, шум, затеяли ссору со стрельбой, а всполошившемуся начальству доложили о схватке с противником. За что и получили награды".  
 Оказывается, А. С. Грибоедов в этих двух строках нещадно критикует николаевскую систему наград. Как это можно понять, не зная ничего о российских орденах?  
 Но больше всего эти знания нужны историку, часто они необходимы ему даже для самого понимания темы исследования, не говоря уже об ощущении эпохи или конкретных деталей. 
Историк обязан разобраться в соответствующих терминах и атрибутах, понимать, что за ними скрывается. Он должен знать, какие были ордена, как они распределялись по старшинству, какие права и обязанности получали кавалеры тех или иных орденов, когда создавались статуты их и как они изменялись во времени. Хороший историк обязательно представляет себе, каковы были знаки орденов и как они носились при различном платье. Важно также для него усвоить основы взаимосвязи и взаимозависимости чинов и орденов. Ведь именно этим определялись в России привилегированность, сословность, занятие должностей, близость ко двору, положение в обществе. Такие занятия станут хорошим помощником в работе историка.  
Орденские знаки, например, помогают атрибутировать лицо, изображенное на портрете.
Если перед нами человек в штатском платье и мы по военной форме, погонам или эполетам не можем сказать, какое положение он занимает в обществе того времени, то нам нетрудно сделать это, если у него есть какие-нибудь орденские знаки. По крестам, звездам и плечевой ленте можно судить о том, к какому классу табели о рангах принадлежит изображенный на портрете человек, каков его чин. По лицу, по платью этого не скажешь, орденские же знаки - видимая атрибутика чинов и званий, своеобразная бирка, по которой можно прочесть многое.  
 Допустим, лицо, изображенное на интересующем нас портрете, имеет голубую ленту через плечо. Мы знаем, что все кавалеры ордена Святого Андрея Первозванного состояли в первых трех классах табели о рангах, т. е. это военные не ниже генерал-лейтенанта и гражданские чины не ниже тайного советника. Обращаться к ним надо было так: "Ваше высокопревосходительство..." 
 Бывает необходимо сделать поправку на время, ибо статуты орденов, так же как и расстановка чинов, незначительно, но все-таки менялись в течение двухсот лет.  
 Возьмем задачу потруднее. На портрете мы видим звезду ордена Святого Станислава или шейный крест ордена Святого Владимира. Прежде всего определим время, допустим, это 70-е годы XIX столетия. Во второй половине этого века Владимира 3-й степени (его носили на шее) или Станислава 1-й степени (звезда полагалась лишь к 1-й степени этого ордена) мог получить только чин IV-V классов. Стало быть, если это военный, то в чине не ниже генерал-майора, а если на портрете лицо штатское, то это действительный статский советник. К лицу из IV класса применялся титул "ваше превосходительство".  
 В. Нехотин в небольшой статье "История одной миниатюры" рассказывает о том, как при помощи орденского знака ему удалось определить лицо, изображенное на миниатюрном портрете. Неизвестный офицер в форме лейб-гвардии Измайловского полка имел на шее крест ордена Анны 2-й степени с алмазами. По спискам офицеров полка не трудно было установить, что Анну 2-й степени с алмазами получили в этом полку десять офицеров за Бородино и трое - за Кульм. Из тринадцати человек четверо сразу отпали, так как были еще ранее награждены Владимиром 4-й степени, знак которого отсутствует на портрете. Еще семеро награждены Владимиром сразу после получения Анны с алмазами. Остались двое без знаков ордена Владимира - П. П. Мартынов и Н. Г. Сомов. Выяснилось, что Сомов был переведен в Измайловский полк в 1811 году, поэтому свою Анну 2-й степени он получил еще в лейб-гвардии Конном полку.  
 Так был открыт портрет Павла Петровича Мартынова - генерал-лейтенанта и генерал-адъютанта, награжденного впоследствии многими российскими и иностранными орденами. Открытый портрет по стечению обстоятельств стал единственным сохранившимся изображением генерала-патриота, похороненного в Александро-Невской лавре.  
 Примеры тому, как важны для людей, занимающихся историей России, знания наградной системы Российской империи, можно приводить без конца.  

 



Добавь ссылку в БЛОГ или отправь другу:  добавить ссылку в блог
 




Последние сообщения с форума

Название темы Автор Статистика Последнее сообщение
Танки второй мировой

Тема в разделе: СССР

Algol

Просмотров: 7969

Ответов: 1

Автор: vazonov11

16-06-2014, 14:55

Навигация
 
Опрос
 
Необходимо ли России совместное ПРО с НАТО?

Да, сама Россия создать ПРО не может
Да, это повысит доверие между нами
Нет, любые альянсы с потенциальным врагом опасны
Нет, мы сами в состоянии создать ПРО

Информер
 
Сейчас на сайте: 3
Гостей: 2
Пользователи: 
- отсутствуют
Роботы: 


 Последние посетители: 

Популярное
 
Помощь
 

Яндекс.Деньги

Картой

Поделиться
 
Главная страница   |   Регистрация   |   Добавить новость   |   Новое на сайте   |   Статистика   |   Поддержка

WEB студия Site Master | All Rights Reserved. © History-of-Wars.ru 2009-2015