Главная Форум Галерея Контакты Правила Статистика RSS 2.0
 
Поиск по сайту
 
Панель управления
     
   
«Отступать некуда, за Волгой для нас земли нет».
Василий Зайцев  
 
 

Орден Святого Великомученика и победоносца Георгия
Раздел: Награды
 

Знак ордена Святого Великомученика и победоносца ГеоргияОРДЕН СВЯТОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА И ПОБЕДОНОСЦА ГЕОРГИЯ  

Звезда ордена Святого Великомученика и победоносца Георгия

Знаменитый орден Георгия - боевая награда русского офицера - был учрежден в 1769 году. По статуту он давался только за конкретные подвиги в военное время: "...тем, кои... отличили еще себя особливым каким мужественным поступком или подали мудрые и для нашей воинской службы полезные советы". Это была исключительно почетная награда.  
 Символ ордена - всадник, поражающий копьем дракона, - олицетворял мужественного воина, способного отстоять свою землю от врагов. Издавна на Руси - да и не только на Руси - этот образ связывался с образом легендарного Георгия Победоносца. 
 По древним сказаниям, Георгий происходил из знатного рода и занимал высокую военную  должность. Когда же началось гонение императора Диоклетиана на христиан, он покинул войско и стал проповедником христианства, за что в 303 году после восьмидневных тяжких испытаний был обезглавлен. Существует много сказаний и легенд о жизни, подвигах и чудесах святого Георгия, среди них - и об освобождении им царевны от злого змея (дракона). Особенно популярным в Западной Европе стал культ Победоносца со времени крестовых походов, когда он был объявлен покровителем рыцарей.  
 В Киевской Руси святой Георгий считался патроном великих князей, а также небесным покровителем русского воинства. Всадник с копьем или мечом, появившийся на печатях и монетах Великого княжества Московского после победоносной Куликовской битвы, также соединился с образом Георгия Победоносца. Официально же трактовка всадника на московском гербе как святого Георгия была признана только в 1730 году. Вот как выглядит описание московского герба: "В червленом с золотыми краями щите святой великомученик и победоносец Георгий, в серебряном вооружении и лазоревой приволоке (мантии), на серебряном, покрытом багряной тканью с золотой бахромой коне, поражающий золотого, с зелеными крыльями, дракона золотым, с осьмиконечным крестом наверху, копьем".  
 Георгиевский орден, установленный "единственно для воинского чина", был разделен на 4 класса и поэтому мог стать отличием любого офицера, хотя и был очень высокой наградой. Третья степень ордена давалась только генералам и штаб-офицерам (старшим офицерам), причем с 1838 года получить ее могли лишь те из них, кто уже имел четвертую степень.  
 Орден Георгия 1-й степени был чрезвычайно почетен и редок. Об этом красноречиво говорят такие цифры: высшим орденом Российской империи - орденом Андрея Первозванного - было награждено более 1000 человек, а первой степенью ордена Георгия за всю историю его существования - всего 25 человек. Полных Георгиевских кавалеров, т. е. тех, кто имел все его степени, с четвертой по первую, было всего 4 человека. В статуте ордена было сказано: "Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостоении к ордену св. Георгия за воинские подвиги; удостаивается же оного единственно 
тот, кто не только обязанность свою исполнил во всем по присяге, чести и долгу, но сверху сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особенным отличием". Например, орден мог получить тот, кто, "лично предводительствуя войском, одержит над неприятелем, в значительных силах состоящим, полную победу, последствием которой будет совершенное его уничтожение", или, "лично предводительствуя войском, возьмет крепость". Орденом награждали за захват в плен неприятельского офицера или генерала, за взятие в бою орудий, а также знамени врага, за другие личные выдающиеся подвиги на поле боя.  
 В средние века почти во всех западноевропейских государствах существовали духовные общества и военно-религиозные рыцарские ордена святого Георгия Победоносца. Он считался покровителем старейшего английского кавалерского ордена Подвязки.  
 Знак ордена в виде равностороннего золотого креста был покрыт с обеих сторон белой эмалью. На лицевой стороне в центральном круге изображен святой Георгий, поражающий змея, а на оборотной - вензель из переплетенных букв: СГ. Выполнялось это финифтью. По размерам крестов не всегда можно было определить их степень, во всяком случае до фабричного их изготовления, когда кресты определенных степеней стали иметь одни и те же размеры. Кресты первых двух степеней были больше, чем кресты 3-й и 4-й, поэтому иногда говорили "большой Георгий" (или "большая Анна"), имея в виду кресты 1-й или 2-й степени. Форма крестов также могла варьироваться: в XVIII веке у одних крестов стороны были шире, у других уже.  
Первая степень ордена имела три знака: крест, звезду и ленту.  
 Состоящая из трех черных и двух оранжевых полос Георгиевская лента носилась через правое плечо под мундиром. Золотая четырехугольная (ромбовидная) звезда, носимая на левой стороне груди, имела в середине на золотом или желтом поле вензель святого Георгия, а вокруг него на черном поле надпись: "За службу и храбрость".  
 Вторая степень ордена также имела звезду и большой крест, который носился на шее на более узкой ленте. Третья степень - малый крест на шее, а четвертая - малый крест в петлице.  
 Первоначально крест 4-й степени выдавался и как знак выслуги лет, он вручался за строевую cлужбу в армии в течение 25 лет в офицерских чинах, а на флоте и за 18 шестимесячных навигационных кампаний'. Только с 1816 года на нем в таком случае стали помещать надписи "25 лет" или "18 кампаний" (с 1833 года добавилась надпись "20 кампаний" - для моряков, не участвовавших в сражениях). В 1855 году награждение Георгием 4-й степени за выслугу лет было отменено, его заменил Владимир 4-й степени с бантом. Всего было выдано за выслугу лет 10 300 знаков ордена, в то время как за сто лет, с 1769 по 1869 год, за боевые отличия было пожаловано всего 2239 знаков 4-й степени (из них 166 - иностранцам).  
 Кавалеры ордена Георгия имели целый ряд привилегий. Помимо приобретения потомственного дворянства награжденный любой степенью ордена автоматически производился в следующий чин. Выйдя в отставку, кавалеры ордена имели право носить военный мундир (даже если не выслужили положенного для этого десятилетнего срока), получали пенсию и могли изображать на своих гербах, вензелях и печатях знак ордена.  
 Местом собрания думы ордена с 1811 года стал Георгиевский зал Зимнего дворца, а с 1849 года имена Георгиевских кавалеров начали писать на мраморных стенах Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца2. Их можно прочесть и теперь. Черно-оранжевые цвета Георгиевской ленты стали в России символом военной доблести и славы.  

 Офицерам, участвовавшим в войнах и боевых действиях и имевшим боевые награды (Владимира 4-й степени с бантом, Анну 4-й степени либо 3-й степени с бантом, золотое оружие, золотые наградные офицерские кресты за Очаков, Измаил, Прейсиш-Эйлау и др.), для получения Георгиевского креста полагалась льготная скидка от одного года до трех лет.  
В Большом Кремлевском дворце имеются орденские залы: Екатерининский, Владимирский, Георгиевский. Александровский и Андреевский залы в 1933-1934 годах перестроены в Зал заседаний Верховного Совета СССР. Сейчас они восстанавливаются.  

 Георгиевская лента присваивалась также некоторым знакам отличия, жалуемым воинским частям, - Георгиевским серебряным трубам, знаменам, штандартам и т. д. Многие боевые медали носились на Георгиевской ленте, или она составляла часть ленты.  
 В 1855 году, во время Крымской войны, темляки георгиевских цветов появились на наградном офицерском оружии. Золотое оружие как род награды было не менее почетно для русского офицера, чем орден Георгия. Им награждали "За храбрость", именно такая надпись и украшала его эфес. Две эти награды - золотое оружие и орден Георгия - были настолько близки по своему характеру, что в 1869 году, в связи со столетием ордена Георгия, награжденные золотым оружием были причислены к его кавалерам.  
 Самый первый кавалер военного ордена Георгия - подполковник Ф. И. Фабрициан, которого императрица Екатерина II наградила "по статуту" сразу орденом 3-й степени (8 декабря 1769 г.) за успешный бой с превосходящими силами турок близ города Галац на Дунае.  Первым кавалером, удостоенным 1-й степени ордена Георгия, стал генерал-фельдмаршал П. А. Румянцев за победу при Ларге в 1770 году. До конца XVIII века 1-й степенью ордена были награждены: генерал-аншеф А. Г. Орлов-Чесменский (за Чес-му, 1770 г.), генерал-аншеф П. И. Панин (за взятие Бендер, 1770 г.), генерал-аншеф В. М. Долгоруков-Крымский (за овладение Крымом, 1781 г.), генерал-фельдмаршал Г. А. Потемкин-Таврический (за Очаков, 1788 г.), генерал-фельдмаршал А. В. Суворов-Рымникский (за Рымник, 1789 г.), генерал-аншеф Н. В. Репнин (за поражение турок под Мачином, 1790 г.), адмирал В. Я. Чичагов (за победу над 
шведским флотом в 1790 г.).
 В XVIII столетии, да и в начале XIX, нередки были случаи пожалования 3-й, а иногда и 2-й степени Георгия (и даже 1-й, см. выше) генералам, не имевшим низших степеней. Так, например, А. В. Суворов получил сразу 3-ю степень, Л. Л. Беннигсен также получил за участие в штурме Очакова 3-ю степень, не имея 4-й. Вторую степень получил П. И. Багратион в 1805 году за отличие в сражении под Шенграбеном, не будучи кавалером ни 3-й, ни 4-й степеней.  
 За время Отечественной войны 1812 года ордена Георгия 1-й степени был удостоен только один человек - Михаил Илларионович Кутузов. При этом Кутузов стал первым полным кавалером ордена Георгия, т. е. награжденным всеми четырьмя его степенями. В 1813 году, во время заграничного похода, был награжден 1-й степенью ордена М. Б. Барклай-де-Толли, а в 1814-м и Л. Л. Беннигсен, причем Барклай вслед за Кутузовым стал вторым полным кавалером ордена Георгия.  
 Прославленный русский полководец фельдмаршал Михаил Богданович Барклай-де-Толли, участник многих важнейших сражений конца XVIII и начала XIX столетий, был человеком яркой и трудной судьбы.  
 Начало его боевой биографии связано с участием в русско-турецкой войне 1787- 1791 годов: за штурм Очакова он получил свои первые награды - орден Владимира 4-й степени с бантом и золотой Очаковский крест. В 1789 году он участвовал в сражении под Каушанами, при взятии Аккермана и Бендер. В 1794 году, командуя батальоном, он получает орден Георгия 4-й степени. В 1798 году полковник Барклай-де-Толли был назначен шефом 4-го Егерского полка. Уже через год этот полк становится образцовым, а его командир производится в генерал-майоры.  
 Война с наполеоновской Францией 1806-1807 годов упрочила славу М. Б. Барклая-де-Толли как искусного и бесстрашного генерала. В 1806 году он был отмечен орденом Георгия 3-й степени - за отличное командование и беззаветную отвагу в кровопролитнейшем сражении под Пултуском. В следующем, 1807 году генерал блестяще проявил себя в сражении под Прейсиш-Эйлау, где командовал арьергардом русской армии, и был награжден орденом Владимира 2-й степени.  
 Выдающийся полководческий талант Барклая-де-Толли в полной мере проявился (и был оценен) в ходе русско-шведской войны 1808 -1809 годов. Ясный практический ум, решительность и поразительная храбрость выдвигают его в первые ряды русских военачальников. Барклай-де-Толли командовал отдельным отрядом, который совершил знаменитый переход по льду Ботнического залива, завершившийся взятием города Умео. После этой операции он производится в генералы от инфантерии, получает орден Александра Невского. В 1810 году Барклай назначается военным министром. Деятельность его на этом посту заслуживает самой высокой оценки. При нем было составлено принесшее русской армии немалую пользу "Учреждение для управления большой действующей армией", введена корпусная организация, образованы пехотные дивизии, улучшено довольствие войск и, главное,- обучение рекрутов, построены новые крепости. Заслуги министра в 1811 году были отмечены орденом Владимира 1-й степени.  
 Отступление на Москву в 1812 году возбудило как в армии, так и в русском обществе недовольство Барклаем-де-Толли, его обвиняли в нерешительности и даже в измене. Но полководец твердо стоял на осуществлении своего глубоко продуманного плана ведения войны. 17(29) августа он вынужден был передать командование над всеми войсками Кутузову, оставшись во главе 1-й армии. Отстранили Барклая и от руководства Военным министерством.  В Бородинском сражении Барклай-де-Толли командовал правым флангом и центром русских войск. "Чугун дробил, но не колебал груди русских, лично оживляемых присутствием Барклая-де-Толли. Вряд ли оставалось в центре опасное место, где бы он не распоряжался и где бы был полк, не ободренный словами и примером его. Под ним убито пять лошадей", - вспоминал один из участников сражения. Поразившее всех бесстрашие и хладнокровие генерала (он как будто искал смерти в бою!) в сочетании с превосходной распорядительностью, искусство полководца вернули ему несправедливо утраченное доверие в армии. За руководство войсками в Бородинском бою М. Б. Барклай-де-Толли бьш удостоен ордена Святого Георгия 2-й степени.

Полководец успешно руководит сражениями во время заграничного похода 1813 года, а в мае этого года принимает начальство над соединенными силами русско-прусской армии. Ему вручается орден Андрея Первозванного - высшая награда государства. 18 августа в сражении под Кульмом он наголову разбивает корпус генерала Вандама и берет его самого в плен. Орден Георгия 1-й степени венчает этот подвиг. Барклай-де-Толли становится полным Георгиевским кавалером. В день взятия Парижа он получает фельдмаршальский жезл. Ко времени решающих побед антифранцузской коалиции над наполеоновскими войсками относятся и первые пожалования высшей степени ордена Георгия иностранцам. Первым иностранным кавалером 1-й степени русского военного ордена стал в 1813 году шведский принц, потом бывший французский маршал Бернадотт. В том же году 1-й степенью ордена были награждены прусский фельдмаршал Г. Л. Блюхер и австрийский фельдмаршал Карл Шварценберг за победу в "битве народов" под Лейпцигом. Год спустя той же награды был удостоен еще один союзный фельдмаршал - английский герцог Артур Веллингтон за победу над 
Наполеоном под Ватерлоо.
 Два последующих награждения иностранцев 1-й степенью ордена Георгия связаны с участием России в реакционном Священном союзе. Французский герцог Людовик Ангулемский стал кавалером ордена Святого Георгия в 1823 году за подавление революции в Испании, австрийский фельдмаршал Иосиф Радецкий получил 1-ю степень за успешные действия против революции в своей собственной стране в 1849 году. И наконец, еще два европейских государственных деятеля получили орден Георгия 1-й степени: Александр пожелал наградить этим орденом по случаю его столетнего юбилея в 1869 году прусского короля Вильгельма, а через год кавалером 1-й степени стал прусский фельдмаршал Альбрехт Австрийский за победы, одержанные им во франко-прусской войне.

Что же касается военачальников русской армии, то после героев войн против Наполеона - Кутузова и Барклая-де-Толли - еще два из них стали полными кавалерами военного ордена Георгия. Это фельдмаршалы И. Ф. Паскевич и И. И. Дибич.  
 Генерал-фельдмаршал И. Ф. Паскевич-Эриванский имел большую боевую биографию. Участвуя в русско-турецкой войне 1806 -1812 годов, он за пять лет дослужился от капитана до генерал-майора. Тогда же он получил и свои первые боевые награды, среди которых были 4-я' и 3-я степени ордена Георгия. В 1812 году он был назначен начальником 26-й дивизии, командуя которой принимал участие во многих сражениях Отечественной войны, а в самом главном из них, Бородинском, защищал батарею Раевского. Однако дальнейшая карьера Паскевича была связана не столько с боевыми подвигами, сколько с теми милостями, которыми осыпали его 
монархи. В первой половине 20-х годов Паскевич командовал 1-й гвардейской дивизией, где бригады находились под началом великих князей Николая и Михаила Павловичей. Когда Николай I стал царем, он продолжал называть Паскевича "отцом-командиром". В 1825 году Паскевич был назначен членом Верховного суда над декабристами, а по окончании его деятельности - наместником на Кавказе взамен неугодного Николаю А. П. Ермолова. Здесь во время русско-иранской войны за овладение крепостью Эривань он получил в 1829 году орден Георгия 2-й степени, а вскоре стал и полным Георгиевским кавалером - 1-я степень была ему вручена за взятие Эрзерума в войне против турок. Впоследствии Паскевич "прославился" подавлением в 1831 году польского восстания, а в 1849 году - венгерской революции.

И. И. Дибич-Забалканский был современником и соперником Паскевича. Выходец из Пруссии, он поступил на русскую службу и, участвуя в войне против Наполеона 1805 - 1807 годов, получил орден Георгия 4-й степени. В 1812 году он награждается шейным Георгиевским крестом за сражение под Полоцком. В 1818 году он был произведен в генерал-адъютанты, а три года спустя Александр I взял его с собой на Лайбахский конгресс, и с этого времени ловкий Дибич стал неразлучным спутником царя, уверенно делая придворную карьеру, а заодно и военную. Он заслужил расположение и Николая I - донесением об открытии заговора декабристов, принял лично меры к аресту многих из них. Свой титул Забалканский, а также две высшие степени ордена Георгия Дибич получил за русско-турецкую войну 1828 -1829 годов. Как начальник Главного штаба, он разработал план кампании 1828 года. На следующий год Дибич был назначен главнокомандующим на Балканском театре военных действий (вместо П. X. Витгенштейна, на которого была возложена вина за малоуспешные действия армии). Теперь он проявил большую решительность. В мае при Кулевче он разбил турецкую армию, и эта победа принесла ему знаки ордена Георгия 2-й степени. Затем, после взятия крепости Силистрия, Дибич совершил переход через Балканы и, несмотря на тяжелое положение малочисленной русской армии, в тылу которой оставались турецкие войска, сумел продиктовать туркам победные условия мира. Этот успех был отмечен высшей степенью русского военного 
 ордена. Забалканский поход вскружил голову честолюбивому Дибичу, и когда год спустя вспыхнуло восстание в Польше, он самоуверенно обещал Николаю покончить с ним одним ударом. Но кампания затянулась, решительности Дибич уже не проявлял, и неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы не смерть его от холеры. Дело завершил Паскевич.  
 Последними двумя кавалерами 1-й степени Георгиевского ордена стали два брата великие князья Николай и Михаил Николаевичи. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов они были назначены главнокомандующими: первый - на Балканском, а второй - на Кавказском театре военных действий. Оба они не блистали военными талантами, и Николай Николаевич Старший получил Георгиевскую ленту за взятие Плевны, осада которой затянулась на пять месяцев. Что касается Михаила Николаевича, то он свою награду получил за Аладжинское сражение, победа в котором предопределила взятие Карса.  
 Таким образом, после завершения войн с Наполеоном вручение исключительно редкой награды - ордена Георгия 1-й степени - служило не столько данью за выдающиеся полководческие заслуги, сколько отражало политические амбиции самодержавия. Самой же высокой воинской наградой, на которую мог рассчитывать боевой генерал за проведение особо значительной операции, был орден Георгия 2-й степени. За сто лет, с 1769 по 1869 год, он был пожалован всего 117 раз. -

' На кресте 4-й степени Паскевича с обратной стороны черным по белому написано: на верхнем конце - "С груди", на нижнем - "Паскевича", на левом - "фельдмаршала", на правом - "князя". Крест этот хранится в Государственном Историческом музее.  
 Его кавалерами являлись прославленные герои 1812 года П. И. Багратион, М. И. Платов (получили орден за кампанию 1805-1807 годов), М. Б. Барклай-де-Толли (был единственным человеком, награжденным Георгием 2-й степени за Бородино), Н. Н. Раевский, А. П. Ермолов, П. X. Витгенштейн, Д. С. Дохгуров, М. С. Воронцов. Во второй половине XIX века среди награжденных были адмирал П. С. Нахимов, генералы Н. Н. Муравьев-Карский, Э. И. Тотле-бен, Ф. Ф. Радецкий, М. Д. Скобелев, И. В. Гурко...  
 Генерал от кавалерии Николай Николаевич Раевский (1771-1829) навеки прославил свое имя в Бородинском сражении: центральная курганная батарея, на которой сражались полки его корпуса, вошла в историю под названием "батареи Раевского". Будущий герой Отечественной войны принял боевое крещение при осаде Очакова, участвовал он и в других важнейших сражениях русско-турецкой войны 1787-1791 годов, в 1791 году получил орден Владимира 4-й степени с бантом. В следующем году он был отмечен орденом Георгия 4-й степени и произведен в полковники. В 1795-1796 годах он участвовал со своим Нижегородским драгунским полком в Персидском походе В. А. Зубова, находился при осаде и взятии Дербента и Шемахи и был награжден золотой шпагой с надписью "За храбрость". В составе дивизии П. И. Багратиона генерал-майор Раевский принял участие в кампании 1806-1807 годов, а в 1808-1809 
годах - в боях со шведами. В следующем году он переводится на Турецкий театр военных действий. Здесь за отличие при осаде и взятии крепости Силистрия он был награжден золотой шпагой, украшенной алмазами, - одной из почетнейших наград для генералитета.  
 Перед началом Отечественной войны 1812 года Н. Н. Раевский назначается командующим 7-м пехотным корпусом, вошедшим во 2-ю армию Багратиона. Корпус стойко сражался под Салтановкой (11 июля), при обороне Смоленска (4-6 августа). В Бородинской битве полки корпуса Раевского не только защищали центральную батарею, но и приняли участие в сражении на Багратионовых флешах у села Семеновское. После сражения, по воспоминаниям Раевского, он смог собрать из своего корпуса не более 700 человек, да на следующий день подошло не более тысячи. За Бородино Н. Н. Раевский был награжден орденом Александра Невского.  
 Пополненный новыми силами, 7-й пехотный корпус осенью 1812 года участвует в наступательных действиях русской армии, закончившихся изгнанием и уничтожением войск Наполеона. 3-5 ноября в районе Красного произошло одно из самых больших сражений 1812 года, где был разгромлен 26-тысячный корпус маршала Нея. За мужество и отличное командование в этом бою Раевский награждается орденом Георгия 3-й степени.

В "битве народов" под Лейпцигом, которая предрешила окончательный крах империи Наполеона, дивизии Раевского отбили все атаки французов против центра позиции союзных войск. За Лейпциг Раевский был произведен в генералы от кавалерии. При взятии Парижа 18 марта 1814 года Н. Н. Раевский захватил Бельвильские высоты, господствовавшие на городом, за что получил орден Георгия 2-й степени, став 66-м кавалером этой редкостной боевой награды.  
 Под номером 52 в списке кавалеров ордена Георгия 2-й степени значится имя замечательного человека и военачальника, выдающегося героя Отечественной войны и заграничного похода генерала от инфантерии Александра Ивановича Остермана-Толстого (1770- 1857). Он получил эту награду за отвагу в Кульмском сражении (18-19 августа 1813 г.).
 После поражения союзников под Дрезденом Наполеон двинул сильный корпус Ван-дама для их преследования. Остановить французский корпус должен был отряд под командованием Остермана-Толстого, состоящий из гвардейской пехотной дивизии и нескольких кавалерийских (гвардейских и армейских) полков. Утром 18 августа авангард русского отряда, возглавляемый А. П. Ермоловым, вступил в бой с передовыми частями Вандама у небольшого городка Кульм. Оттесненные к селению Пристен русские сумели закрепиться. Тем временем подошли остальные полки отряда Остермана. Всего русских было около 14 тысяч, а численность 
французского корпуса доходила до 35 тысяч. Однако Остерман решил драться без отхода, чтобы дать время основным силам союзников спуститься на Богемскую равнину. В два часа дня Вандам предпринял атаку двумя колоннами, но был отброшен с большими потерями. Бой продолжался до вечера, а затем начался артиллерийский обстрел русской позиции. Остерман-Толстой приказал скрытно сняться и отойти за Пристен. Утром Вандам снова атаковал русских, но оттеснить их не смог. К середине дня подошла 1 -я Кирасирская дивизия из авангарда армии Барклая-де-Толли. Французы были опрокинуты и спешно отошли к Кульму, куда приблизился весь отряд Остермана. Отряд участвовал в атаке на центр французской позиции. Во время боя Остерману оторвало ядром левую руку и в бессознательном состоянии он был вынесен в тыл. 
Тем временем стало известно, что весь корпус Вандама попал в окружение, и уцелевшим французам было предложено капитулировать. В плен попал сам Вандам со своим штабом, была взята вся артиллерия, весь обоз и около 12 тысяч пленных. Потери союзников были также немалыми и составили около 20 тысяч убитыми и ранеными, из них более 7 тысяч человек 
потерял отряд Остермана.
 За храбрость, проявленную под Кульмом, А. И. Остерман-Толстой, кроме Георгия 2-й степени, получил от австрийского императора командорский крест военного ордена Марии-Терезии, а прусский король приказал наградить его большим знаком ордена Железного креста, которым до этого в прусской армии было награждено всего три человека. Жители Кульма поднесли Остерману серебряный кубок, на котором он велел выгравировать фамилии убитых в сражении русских офицеров. Вся русская гвардия, отличившаяся при Кульме, была щедро награждена, а для участников сражения был учрежден специальный знак отличия - Кульмский крест.  
 В 1855 году во время Крымской войны Георгиевским крестом 2-й степени был награжден главнокомандующий русской армией на Кавказе генерал Н. Н. Муравьев. Орден был ему вручен за взятие важнейшей турецкой крепости Каре. Тогда же Муравьев приобрел почетную приставку к фамилии - Карский.  
 В то время как героический гарнизон Севастополя отбивал атаки англо-французских войск, на Кавказском театре военных действий весной 1855 года корпус генерала Муравьева начал наступление. Здесь ключевое значение имела сильно укрепленная крепость Карсе, построенная с помощью английских инженеров. Руководил обороной Карса талантливый английский генерал Вильяме. Штурм неприступной цитадели окончился неудачей, и тогда Н. Н. Муравьев решил зимовать у стен Карса. Для того чтобы задержать идущий на помощь осажденным экспедиционный корпус Омера-паши (австриец Латтис, перешедший на службу к туркам), по приказу главнокомандующего был имитирован отход русских войск. Хитрость удалась, подоспевший отряд генерала И. К. Багратиона-Мухранского остановил турок, а 18 ноября 1855 года в русский лагерь прибыл генерал Вильяме для переговоров о сдаче. Взятие Карса имело для России неоценимое значение: обмен этой крепости на Севастополь сделал возможным скорейшее завершение тяжелой войны.  
 Интересно, что во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов Н. Н. Муравьев был награжден за отвагу при взятии того же Карса орденом Георгия 4-й степени. Тогда он был генерал-майором, участвовал в разработке операции, а при штурме командовал артиллерией.  
 Помимо учредившей орден Георгия Екатерины II еще две женщины удостоились этой награды. Одна - королева Обеих Сицилий Мария София Амалия - получила орден 4-го класса в 1861 году от Александра II за участие в походе против Гарибальди. Вторая - русская, сестра милосердия Римма Михайловна Иванова - была награждена в 1816 году посмертно. В ходе германской атаки, когда все офицеры были убиты, она приняла на себя командование ротой. Атака была отбита, а храбрая медсестра вскоре скончалась от ран.  
 Выдающийся русский полководец Алексей Алексеевич Брусилов был награжден Георгиевскими орденами 3-й и 4-й степеней. Оба своих ордена он получил за бои с австро-венгерскими войсками в августе 1914 года. За блестяще проведенную операцию - прорыв 
германского фронта летом 1916 года ("Брусиловский прорыв") - Брусилов был представлен большинством голосов Георгиевской думы Ставки Верховного главнокомандующего к ордену Георгия 2-го класса. Однако Николай II не утвердил представления, и командующий фронтом А. А. Брусилов получил оружие, украшенное бриллиантами.  
 Кавалерами 4-й и 3-й степеней ордена Георгия были известные генералы, главнокомандующие русской армией и командующие фронтами, впоследствии вожди Белого движения Л. Г. Корнилов, А. И. Деникин, М. В. Алексеев, А. В. Колчак, А, М. Каледин и др.  
 Российские императоры старались как можно выше поднять значимость военного ордена Святого Георгия и сами проявляли тут определенную скромность. Лишь один Александр II был кавалером 1-й степени этого ордена, если не считать учредительницы его Екатерины II. Наши государи носили на груди крест 4-й степени ордена Святого Георгия. В 1805 году Георгиевская дума решила преподнести 1-ю степень Александру I. Но царь "в доказательство, сколь он военный орден уважает, находит приличным принять лишь знак 4-го класса". В августе 1838 года 4-ю степень ордена Святого Георгия получает Николай I по случаю истечения своей 25-летней службы в полку. Четвертой степенью ордена Святого Георгия награжден Георгиевской думой в 1915 году и император Николай II.


ПЕРВЫЙ ПОЛНЫЙ КАВАЛЕР ОРДЕНА СВЯТОГО ГЕОРГИЯ МИХАИЛ ИЛЛАРИОНОВИЧ ГОЛЕНИЩЕВ-КУТУЗОВ


 М. И. Кутузов был одним из четырех человек, награжденных всеми степенями боевого ордена Святого Георгия. Этот факт говорит о том, что Кутузов всю свою жизнь, весь свой путь офицера, от прапорщика до генерал-фельдмаршала, прошел вместе с русской армией сквозь огонь и дым сражений. Участвуя в русско-турецких войнах последней трети XVIII столетия, он получил ордена и другие награды, дослужился до генеральского чина; за победы над турками на Дунае в 1811 году и за Бухарестский мир он был награжден графским и княжеским достоинствами; чин генерал-фельдмаршала получил за Бородино; почетную приставку к фамилии Смоленский - за освобождение Смоленской губернии от войск Наполеона.  
 Во время войны с Турцией 1768-1774 годов М. И. Кутузов участвовал в боях при Рябой Могиле, Ларге, Кагуле. В июле 1774 года полк Московского легиона, батальоном которого командовал подполковник Кутузов, стремительно атаковал укрепленную турецким десантом деревню Шумы (недалеко от Алушты). Кутузов смял врага и обратил в бегство. Во главе первого батальона полка он ворвался в Шумы со знаменем в руках. В этой атаке был тяжело ранен: пуля попала в левый висок и вышла у правого глаза, который навсегда перестал видеть. За этот бой М. И. Кутузов получил свой орден Георгия - крест 4-й степени.  
 После продолжительного лечения Кутузов в 1776 году снова назначается в Крым, где он стал ближайшим помощником командовавшего войсками Суворова. К началу второй турецкой войны М. И. Кутузов уже генерал-майор, командующий Бугским егерским корпусом. В 1788 году этот корпус участвует в осаде и взятии Очакова. 18 августа гарнизон крепости совершил вылазку и атаковал батальон егерей. Четырехчасовым боем, окончившимся победой русских, руководил лично М. И. Кутузов. И снова тяжелое ранение: пуля попала в левую щеку и вышла в затылок. Врачи предсказывали близкую смерть. Но М. И. Кутузов не только выжил, но и продолжил воинскую службу: в 1789 году принял отдельный корпус, с которым занимал Аккерман, сражался под Каушанами, при штурме Бендер. Его генеральский мундир украшали уже звезды орденов Анны и Владимира 2-й степени.  
 Следующий, 1790 год прославлен в русской военной истории штурмом Измаила. О действиях Кутузова, который командовал одной из штурмовых колонн, А. В. Суворов писал: 
"Он шел на моем левом крыле, но был моей правой рукой". 25 марта 1791 года за отличие при взятии Измаила полководец получает белый шейный крест - орден Георгия 3-й степени и производится в генерал-поручики. В представлении к награждению Кутузова было сказано: "Генерал-майор и кавалер Голенищев-Кутузов оказал новые опыты искусства и храбрости своей, преодолев под самым сильным огнем неприятеля все трудности, взлез на вал, овладел бастионом, и когда превосходный неприятель принудил его остановиться, он, служа примером мужества, удержал место, превозмог сильного неприятеля, утвердился в крепости и продолжал потом поражать врагов". М. И. Кутузов назначается комендантом взятого Измаила, а вскоре ему были подчинены все русские войска на Дунае между Днестром и Прутом.  
 Знаки ордена Георгия 2-го класса - большой шейный крест и звезду - М. И. Кутузов получает за победу при Мачине (28 июня 1791 г.). Это сражение длилось около шести часов и закончилось полным поражением турок. Командующий войсками генерал-фельдмаршал Н. В. Репнин сообщал в своем донесении: "Расторопность и сообразительность генерала Голенищева-Кутузова превосходит всякую мою похвалу". Перед этим за проявленную доблесть и блестящее руководство войсками, приведшее к победе при Бабадаге, Михаилу Илларионовичу были вручены знаки ордена Александра Невского.  
 В 90-е годы Кутузов одерживает блестящие победы уже на дипломатической арене, проявляет себя также и как отличный администратор и педагог на посту главного директора Сухопутного кадетского корпуса. При Павле I Кутузов командовал войсками в Финляндии, был литовским генерал-губернатором и петербургским военным губернатором. В эти годы были получены большой крест ордена Иоанна Иерусалимского (4 октября 1799 г.) и высшая награда Российской империи - орден Андрея Первозванного (8 сентября 1800 г.). Чтобы быть кавалером всех русских орденов, оставалось получить первые степени орденов Владимира и Георгия. 
Владимирская лента через плечо была надета М. И. Кутузову 24 февраля 1806 года как награда за кампанию 1805 года. В этой войне Кутузов проявил себя как блестящий полководец. В 1811 году М. И. Кутузов вновь принял участие в войне против Турции, теперь уже в качестве главнокомандующего русской армией в Бессарабии. 22 июня 1811 года он разбил турок под Рущуком, за что Александр I пожаловал ему собственный наградной портрет, украшенный бриллиантами. А в следующем году, за месяц до вторжения Наполеона в Россию, Кутузов сам заключил победоносный мир с Турцией.  
 Роль М. И. Кутузова в Отечественной войне 1812 года хорошо известна. Будучи сначала главнокомандующим всеми вооруженными силами России в войне с Наполеоном, а затем главнокомандующим союзными войсками, М. И. Кутузов показал себя замечательным стратегом, человеком большого государственного ума и величайшим полководцем. 12 декабря 1812 года за "поражение и изгнание неприятеля из пределов России" Михаил Илларионович Кутузов уже в чине фельдмаршала получает высшую военную награду России - орден Георгия 1-й степени. Полководец становится не только кавалером всех русских и многих иностранных орденов, но и первым полным кавалером ордена Святого Георгия.  
 Слава полководца к этому времени была чрезвычайно велика не только в России, но и во всем мире. Она затмевала славу "царя-победителя" Александра I и вызвала зависть придворных. 
Когда генерал-фельдмаршалу М. И. Кутузову в Вильно был поднесен на серебряном блюде крест ордена Георгия 1-й степени, царь сказал генералу Вильсону, непримиримому врагу Кутузова, что "удостаивает фельдмаршала высшей военной награды неохотно и делает это не за действительное отличие, а в угождение дворянству нарушает статут ордена".  
 Кутузов руководил боевыми действиями русской армии и после того, как захватчики были изгнаны из пределов России. Великий полководец скончался в небольшом силезском городке Бунцлау 16(28) апреля 1813 года. Там был поставлен обелиск с надписью: "До сих мест князь Кутузов-Смоленский довел победоносные русские войска, но здесь смерть положила предел славным делам его. Он спас Отечество свое и отверз путь к избавлению Европы. Да будет благословенна память героя".


ЧЕТЫРЕ ГЕОРГИЕВСКИХ ЗВЕЗДЫ


 Мы знаем, что в истории России было всего четыре полных кавалера ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Но мало кому известно, что в XX веке Военным орденом 1-й степени никто не награждался, а кавалеров 2-й степени было также четверо. 
Орденом Святого Георгия 2-й степени пожалованы во время империалистической войны четыре русских генерала - Н. И. Иванов, Н. Н. Юденич, Н. В. Рузский и великий князь Николай Николаевич Младший. В советские годы немного писалось о первой мировой войне, герои ее сознательно замалчивались. Поэтому уместно вспомнить здесь об отечественных героях той войны.


ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ МЛАДШИЙ
(1856-1929)


 Великий князь Николай Николаевич Младший был сыном брата императора Александра II - великого князя Николая Николаевича Старшего. Младший Николай Николаевич был не только замечательным кавалеристом, сделавшим чуть ли не революцию в этом виде войск, не только строгим и справедливым командиром гвардейских полков, но и талантливым военачальником, хотя последнее часто оспаривается. В 1876 году окончил Инженерное училище Академии Генерального штаба. В русско-турецкую войну 1877-1878 годов он обер-офицером состоял адъютантом для особых поручений при отце - главнокомандующем Н. Н. Романове Старшем. Но тем не менее старался отличиться, проявляя смелость и лихость. Например, во время знаменитой переправы через Дунай при перекрестном огне перешел реку со своим отрядом. А затем при грохоте снарядов и свисте пуль демонстративно сел на бруствер и крикнул:  
 - Ребята! Что кланяться, что не кланяться пулям, кому жить - не тронет, кому нет - не простит!  
 Об этой выходке сообщили отцу, и когда Николай Николаевич Старший переправился, он, видя сына невредимым, прижал его к груди и прослезился.  
 В 1884 году Н. Н. Романов получает в командование лейб-гвардии Гусарский полк, а с 1850 года он начальник 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. В 1895 -1905 годах великий князь - генерал-инспектор кавалерии, а в 1905 -1914 годах - главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского военного округа.  
 Когда началась первая мировая война, царь Николай II назначает великого князя Николая Николаевича Младшего Верховным главнокомандующим. Одна из первых побед той войны связана с его именем. Это взятие у австрийцев крепости Перемышль.  
 В середине сентября 1914 года после сражения у Гродека австрийские войска отступили, и тогда Перемышль впервые окружили русские. Началась его первая осада. В начале октября наши войска очистили от австрийцев Западную Галицию. Осада Пере-мышля была снята, и начались сражения на реке Сане, длившиеся до ноября и приведшие ко второй осаде Перемышля. Вскоре он пал. Победа была полной, взято в плен 9 вражеских генералов, 2307 офицеров противника и 113 890 солдат.  
 В России эта победа отмечалась очень шумно. Император Николай II награждает великого князя высокой наградой - орденом Святого Георгия 2-й степени. Надо сказать, что к этому времени Николай Николаевич уже успел получить 3-ю степень ордена Святого Георгия "за непреклонную настойчивость в проведении планов военных действий, покрывших новою славою русское оружие за истекший период кампании". Это уже была очень высокая награда. К началу войны в Российской империи не было ни одного кавалера этого ордена 2-й степени и только 9 человек имели орден Святого Георгия 3-й степени. Кроме этого Верховный главнокомандующий получает Георгиевскую саблю, украшенную бриллиантами и с надписью: "За освобождение Червонной Руси". Надо сказать, что до нового статута ордена Святого Георгия, утвержденного в 1913 году, по которому наряду с иными георгиевскими наградами было введено Георгиевское оружие, на наградном оружии (золотом и Аннинском) делались только короткие надписи: "За храбрость". Сабля же великого князя была первой в ряду наградного оружия с пространной надписью.  
 Когда 23 августа 1915 года Николай II сам встал во главе всей русской армии, он назначает Николая Николаевича главнокомандующим Кавказской армией и наместником Кавказа. 2 марта 1917 года при отречении от престола Николай II вновь назначает Верховным главнокомандующим великого князя, но Временное правительство отменяет это назначение. Великий князь уходит в отставку и уезжает в Крым, а в 1918 году эмигрирует и поселяется во Франции. Таким образом он стал одним из немногих великих князей, оставшихся в живых после прихода к власти большевиков.  
 Советские источники обычно писали о бездарности Николая Николаевича как полководца, но обратимся к воспоминаниям его современников. Вот что пишет о нем другой великий князь - Александр Михайлович: "Людьми типа великого князя Николая Николаевича можно было бы пользоваться с большим успехом в любом, хорошо организованном государстве, при условии, чтобы монарх сознавал бы ограниченность ума этого рода людей.  
 Мой двоюродный брат великий князь Николай Николаевич был превосходным строевым офицером. Не было равного ему в искусстве поддерживать строевую дисциплину, обучать солдат и готовить военные смотры... Как все военные, привыкшие иметь дело с строго определенными заданиями, Николай Николаевич терялся во всех политических положениях..."  
 А вот как отозвался о нем адмирал А. В. Колчак на допросе перед расстрелом: "Я... считал Николая Николаевича самым талантливым из всех лиц императорской фамилии. Поэтому я считал, что раз уж назначение состоялось из императорской фамилии, то он является единственным лицом, которое действительно могло нести обязанности главнокомандующего армией, как человек, все время занимавшийся и близко знакомый с практическим делом и много работавший в этой области. Таким образом, в этом отношении Николай Николаевич являлся единственным в императорской фамилии лицом, авторитет которого признавали и в армии, и везде".


НИКОЛАЙ ВЛАДИМИРОВИЧ РУЗСКИЙ
(1854-1918)


 Генерал от инфантерии Николай Владимирович Рузский - типичный представитель русского генералитета, образованного, знающего свое дело, но плохо разбирающегося в политике. Он участвовал еще в русско-турецкой войне 1877-1878 годов и после нее в 1881 году окончил Академию Генерального штаба.  
 В 1904 году, во время войны с Японией, он уже генерал-лейтенант и начальник штаба 2-й Маньчжурской армии. С 1909 года Рузский член Военного совета и заместитель командующего войсками военного округа. Образованность и опыт штабной работы, его обширные знания в военном деле позволили ему создать перед войной 1914 - 1917 годов Полевой устав русской армии.  
 Однако слава полководца и боевые георгиевские награды пришли к Рузскому в первую мировую войну. В 1914 году генерал-адъютант Н. В. Рузский командует армией Юго-Западного фронта. За бои, предшествовавшие взятию Львова, Н. В. Рузский награждается орденом Святого Георгия 4-й степени, а за взятие 21 августа 1914 года самого Львова получает 3-ю степень этого ордена - белый крест на шею. Победы армии Рузского и армии Брусилова были весьма значительны в начале войны. У австрийцев им противостояли 40 пехотных и 11 кавалерийских дивизий, 2500 орудий, миллион солдат. Обе австро-германские армии, державшиеся после разгрома восточной австрийской армии, под Львовом были разгромлены и отброшены за реку Сан.  
 После этих боев Николай Владимирович заболевает и возвращается на службу только в 1915 году. В журнале "Нива" № 30 за 1915 год можно прочитать: "Новое назначение генерал-адъютанта Н. В. Рузского. Увенчанный победоносными лаврами, связавший навеки свое имя с блестящими победами нашей армии над австрийско-гер-манскими армиями и надломивший свои физические силы в тяжких, ответственных трудах полководца, генерал-адъютант, генерал от инфантерии Н. В. Рузский ныне настолько оправился от болезни, что теперь Высочайше назначен Главнокомандующим армией на место генерал-адъютанта, генерала от артиллерии Фан-дер-Флита.  Вся наша доблестная армия, весь наш вооруженный народ с радостью встретил это Монаршее назначение на ответственный, активный пост нашего выдающегося стратега и блестящего военачальника".  
 И вновь с появлением Рузского на фронте русские одерживают победу. "За победоносное отражение германо-австрийских армий, выведенных на Варшаву, после чего все вверенные ему на этом фронте армии перешли в наступление", Н. В. Рузский награждается орденом Святого Георгия 2-й степени. Три степени Военного ордена подряд -случай из ряда вон выходящий. 
Рузский становится чуть ли не национальным героем, хотя дела на войне идут все хуже и хуже. В июле 1916 года Рузский перебрасывается на Северный фронт, а в сентябре становится командующим Северо-Западного фронта. А там и год 1917-й... Весьма важную и неблаговидную роль сыграл Рузский в трагические дни 1-2 марта 1917 года, когда императору Николаю II все военное руководство армией (Н. И. Иванов, М. В. Алексеев, А. А. Брусилов и другие, в том числе и великий князь Николай Николаевич) рекомендовало отречься от престола. Совершилась Февральская революция, и Рузский открыто сказал свите государя: "Остается сдаваться на милость победителей", считая, что победители - это монархическая Дума. Доверяя сведениям, он полагал также, что в Петрограде порядок и войск туда посылать не следует. 1 марта поздним вечером Николай Владимирович несколько часов с глазу на глаз разговаривал с Николаем II, и, видимо, этот разговор в немалой степени способствовал тому, что 2 марта государь подписал манифест своего отречения от престола в пользу брата Михаила Александровича. С этого момента Россия и покатилась под откос.  
 Н. В. Рузский был снят с главнокомандующих армией и фронтом. Старый и больной генерал наконец понял, кто пришел к власти, потерял веру во Временное правительство и уехал в Пятигорск. До конца своей жизни он страдал от того, что хотел беседой с царем укрепить устои трона, но получилось так, что развалил его.  
 В октябре 1918 года красный командир И. Л. Сорокин расстрелял нескольких евреев, входивших в ЦИК Кавказской республики. В ответ на это большевики убили самого Сорокина и 106 заложников, состоявших из офицеров, священников и русских интеллигентов. Среди убитых заложников был и генерал от инфантерии Николай Владимирович Рузский.

 

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ ЮДЕНИЧ
(1862-1933)


 Генерал от инфантерии Николай Николаевич Юденич прошел три войны - японскую, первую мировую и Гражданскую. В 1881 году он поступил в Александровское военное училище, а в 1902 году уже командовал полком. Герой русско-японской войны. В первую мировую войну Н. Н. Юденич командовал Кавказским фронтом и прославил себя знаменитыми операциями в Эрзеруме и Трапезунде.  
 Крепость Эрзерум являлась чрезвычайно важным стратегическим пунктом, ее длинная стена перегораживала поперек равнину, по которой шли пути с Кавказа в Турцию. Стена эта была установлена на пересекающем долину горном хребте Деве-Бойну, разделенном ущельями на двенадцать крутых контрфорсов. На каждом из них стояли неприступные форты. Взять эту крепость, главную линию обороны ее, считалось невозможным. Турки, полагая, что крепость будет обойдена с флангов, построили еще с помощью немцев на левом и правом флангах особо мощные укрепления. В крепости гарнизоном находилась вся 3-я турецкая армия.  
 На дворе зима, каменистые горы и высота до трех тысяч метров. Турки и немцы чувствовали себя за стенами Эрзерума совершенно спокойно.  
 Командующий Кавказской армией Н. Н. Юденич перехитрил турецко-немецких стратегов. Как им и хотелось, он начал операцию на правом фланге у города Хныс-Калы. Турки стянули туда свои войска, чтобы преградить русским единственно возможный, по их мнению, путь в обход Эрзерума. Однако совершенно неожиданно для них наши войска повели атаку не на правое крыло эрзерумских фортов, а ударили в лоб по восьми центральным фортам, составляющим главную мощь крепости.  
 Это были очень тяжелые бои. Юденич все время находился среди солдат. Никаких селений вокруг, наши солдаты провели десять дней в снегу, под жестоким ледяным ветром. По ночам им не позволяли спать, чтобы не замерзнуть. Горы... Высота горного хребта Палантекена, где шел штурм левой колонной, - 3200 метров над уровнем моря. Непривычным к горам русским людям здесь уже не хватало кислорода.  
 Тем не менее результаты атаки превзошли всякие ожидания. В течение первых двух суток штурма пало девять фортов и вся первая линия обороны оказалась в руках русских. Тут же прорвали и взяли вторую линию, менее укрепленную. Эрзерум пал. Трофеями русских героев стали 300 новейших крупповских орудий и более 100 мортир, громадные склады боеприпасов и продовольствия, имущество целой турецкой армии.  
 За взятие Эрзерума генерал от инфантерии Н. Н. Юденич был пожалован орденом Святого Георгия 2-й степени.  
 Юденич обладал весьма значительным авторитетом в русской армии, что и определило его роль в Гражданской войне. После Февральской революции 1917 года Николай Николаевич, не считая для себя возможным давать присягу второй раз, ушел в отставку и уехал в Финляндию. Но когда Верховный правитель России адмирал А. В. Колчак призвал его на защиту Родины от большевиков и назначил главнокомандующим Северо-Западной армией, Юденич в мае 1919 года возвращается и встает во главе этой армии.  
 Обстановка на северо-западе России сложилась в то время чрезвычайно сложная. Армейские части были разрозненны, и во главе каждой стоял человек, претендующий на роль главнокомандующего: генерал А. П. Родзянко со своим армейским корпусом, на треть
состоявшим из офицеров; атаман С. Н. Булак-Балахович, безбожно грабивший и терроризировавший население; своя воинская часть была у полковника Дзерджинского; взявшая власть во Пскове эстонская армия устанавливала свой порядок. Н. Н. Юденич, естественно, не мог нравиться этим силам как главнокомандующий, но тем не менее он взял власть в свои руки и сформировал при себе Политическое совещание. Было создано и правительство Северо-Западной области России.  
 В октябре 1919 года, когда А. И. Деникин шел на Москву и в руках Белой армии находилось уже две трети европейской части России, Н. Н. Юденич предпринял наступление на Петроград. Армия его насчитывала 18 тысяч штыков и 700 сабель, в ней были 6 танков, 4 бронепоезда и 2 броневика. 28 сентября Юденич прорвал фронт 7-й армии красных, к середине октября новым ступлением овладел Гатчиной, Красным Селом и подошел к окраинам Петрограда. И как всегда в Белом движении, до победы оставалось чуть-чуть, совсем немного. Но... тут неожиданно Юденич не получил поддержки артиллерией эстонцев и англичан с моря, на которых строился расчет. Подвели союзники, в который уже раз! Войска Северо-Западной армии вынуждены были остановиться и затем отступить.  
 Общий развал в стране привел к голоду в частях, начавшиеся морозы и эпидемия тифа стремительно разрушали плохо одетую армию. Как ни старался Н. Н. Юденич сохранить ее, но 22 января 1920 года он вынужден был дать приказ о расформировании Северо-Западной армии. Непримиримые ушли в Эстонию и превратились там в дровосеков, батраков и рабочих на торфяных разработках. Эмигрировал и Николай Николаевич Юденич, умерев вдали от Родины в 1933 году.


НИКОЛАЙ ИУДОВИЧ ИВАНОВ
(1851-1919)


 Генерал от инфантерии Николай Иудович Иванов родился в семье сверхсрочнослужащего солдата. Учился в Павловском кадетском корпусе, во 2-й военной гимназии Санкт-Петербурга и затем в Михайловском артиллерийском училище. Окончив его, Николай Иванов прошел боевой путь русского офицера через три войны, начав служить подпоручиком и окончив генералом от артиллерии.  
 В русско-турецкой войне 1877 -1878 годов молодой офицер в 3-й гвардейской и гренадерской артиллерийской бригадах проявил свои блестящие способности, смелость и отвагу, за что был награжден чином капитана и несколькими орденами, в том числе орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом и орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами.  
 После войны И. И. Иванов был произведен в полковники (1884 г.) и назначен командиром 2-й батареи лейб-гвардии 2-й артиллерийской бригады. А в 1890 году гвардейскому полковнику доверили командование Кронштадтской крепостью, ибо уже тогда Иванов считался знатоком артиллерии и фортификации. Находясь на этой службе, Н. И. Иванов провел серьезные научные 
исследования в области строительства крепостей и потом пять лет (1899 -1904 гг.) принимал активное участие в различного рода комиссиях по этим важным для того времени проблемам военного дела. В 1894 году он был произведен в генерал-майоры, а при службе в распоряжении генерал-фелъдцейхмей-стера в 1901 году и в чин генерал-лейтенанта.  
 Когда началась русско-японская война, генерал Иванов был назначен вместо убитого графа Келлера начальником Восточного отряда. Отряд участвовал во всех основных битвах этой неудачной для России войны: при Ляояне, на Шахе и под Мук-деном. При отступлении к Ляояну Иванов с помощью артиллерии, в которой был большим специалистом, сумел успешно отбить атаки японцев и показал себя отличным полководцем. При наступлении на Шахе отряду Иванова не удалось взять Бен-сиху, и его после этого перевели в командиры 3-го Сибирского корпуса, который под Мукденом стойко держал левый фланг 1-й армии. Действия генерал-лейтенанта Николая Иванова были оценены начальством и современниками как правильные, решительные и смелые. За отличие в русско-японской войне Н. И. Иванов был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени, затем 3-й степени и золотым оружием, украшенным бриллиантами.  
 После японской войны, в смутное время "революции 1905 года", когда требовалась крепкая рука в сочетании с разумными действиями, царь поставил Иванова генерал-губернатором Кронштадта (до 20 апреля 1907 г.), а затем генерал продолжал быть начальником этой крепости и состоял в 1907-1908 годах членом Совета государственной обороны.  
 Н. И. Иванов слыл неплохим дипломатом, умел ладить с начальством и был в чести у императора Николая II. Этим в какой-то степени можно объяснить его успешную карьеру. В 1907 году Иванов пожалован в генерал-адъютанты, а в 1908-м произведен в генералы от
артиллерии, в чин II класса табели о рангах, выше которого стоял только генерал-фельдмаршал. В декабре 1908 года Н. И. Иванов назначается командующим войсками Киевского военного округа, где он и прослужил до 1914 года.  
 При начале первой мировой войны генерал от артиллерии Н. И. Иванов становится командующим Юго-Западного фронта. На этой должности он пробыл до марта 1916 года, пока не сменил его А. А. Брусилов. Бои в августе 1915 года в Галиции принесли ряд побед русской армии. Были взяты Ополе, Туробин, Томашев, а 30 августа состоялось генеральное сражение, в котором под Львовом были разгромлены австро-германские армии. и отброшены за реку Сан. "В воздаяние отличного выполнения вверенными ему армиями блестящих боевых операций, приведших к занятию нашими войсками австрийской области - Восточной Галиции", генерал от артиллерии, командующий Юго-Западным фронтом Н. И. Иванов был пожалован орденом Святого Георгия 2-й степени.  
 Император Николай II верил в военный талант Н. И. Иванова и надеялся на его опыт, успех полководца, что хорошо видно из высочайшего рескрипта по поводу награждения его орденом Святого Владимира 1-й степени с мечами в 1915 году. Это была величайшая боевая награда, а Н. И. Иванов в то время был единственным ее кавалером.  
 С марта по февраль 1916 года Н. И. Иванов состоял при Николае II, который был в то время Верховным главнокомандующим. 27 февраля Иванов назначается главнокомандующим Петроградским военным округом с чрезвычайными полномочиями и подчинением ему всех министров. Он мог и собирался принять решительные меры по наведению порядка в столице. В распоряжении генерала был батальон из 700 Георгиевских кавалеров. Он отбыл из Могилева 28 февраля, но задержался в пути и прибыл в Царское Село только вечером 1 марта. По дороге отряд Иванова пытались задержать "революционные" солдаты. Генерал арестовал их, поставил на колени и... отпустил. В тот час, когда отряд Иванова подходил к Царскому Селу, большевики принимали печально известный "приказ № I", окончательно разрушивший армию.  
 В ночь с 1-го на 2 марта Иванов получил телеграмму от Николая II с приказом до его приезда в Петроград никаких мер не принимать, а части, выдвинутые в Петроград для подавления восстания, вернуть на фронт. Но 2 марта император Николай II отрекся от престола, и тут уж Н. И. Иванов поделать ничего не мог, начался развал империи. Николай Иудович и другие крупнейшие военачальники (командующие фронтами, начальник штаба Ставки М. В. Алексеев, Верховный главнокомандующий Л. Г. Корнилов и др.), собрались на Дону для того, чтобы бороться с большевиками. Не в пример Алексееву, Корнилову, Деникину и другим генералам, Иванов не предал своего государя и стоял за восстановление монархии.  
 При формировании Добровольческой армии планировалось создание одной из них на Дону, а другой в Харькове. Большинство кадровых офицеров, выброшенных из армии и из жизни, больше тяготели к монархическим взглядам, чем к революционным лозунгам Временного правительства. В Киеве и Харькове стала организовываться монархически настроенная Южная армия, которую согласился возглавить Иванов. Но она создавалась с помощью немцев, а офицеры не хотели с ними сотрудничать. Записавшиеся в Южную армию офицеры стали перебираться в Добровольческую армию М. В. Алексеева и Л. Г. Корнилова. В конце концов и сам Н. И. Иванов пришел к ним и вошел со своим особым отрядом в состав Добровольческой армии. Однако деятельность Н. И. Иванова в Гражданской войне была, к сожалению, непродолжительной. В начале 1919 года Николай Иудович умирает от тифа.


ЗНАК ОТЛИЧИЯ ВОЕННОГО ОРДЕНА


 В 1807 году "для поощрения храбрости и мужества" солдат и унтер-офицеров был учрежден Знак отличия Военного ордена - серебряный крест на Георгиевской ленте. На лицевой стороне креста изображен Георгий Победоносец, а на обороте - инициалы "СГ". В отличие от подавляющего большинства существовавших в России солдатских медалей, выдаваемых всем участникам какого-либо сражения или кампании, Знак отличия в виде серебряного креста мог получить солдат или матрос только за конкретный подвиг "на поле сражения, при обороне крепостей и на водах".  
 Награжденные нижние чины армии и флота никогда не рассматривались как кавалеры ордена Святого Георгия, они лишь числились при ордене, хотя после 1813 года их было принято называть Георгиевскими кавалерами (после того как Знак отличия был официально переименован в Георгиевский крест). Награждение крестом влекло за собой ряд льгот: освобождение от телесных наказаний, повышение жалования на одну треть, исключение из податного сословия.  
 Если солдат, уже награжденный крестом, совершал еще один подвиг, подходящий под статут, то ему полагалась лишь новая прибавка к жалованью, за новые же подвиги его ждала прибавка полного оклада, а с 1833 года - и право носить свой крест на ленте с бантом.  
 Сначала Знаки отличия Военного ордена не нумеровались, но в 1809 году Александр I приказал составить список награжденных и проставить на их крестах номера. Было выбито и вырезано 9937 номеров. Самый ранний из известных знаков имеет номер 1716. Он принадлежал рядовому Павлеского гренадерского полка Ефиму Данилову. Крест этот теперь хранится в Государственном Историческом музее. По номеру Знака отличия Военного ордена можно установить имя его владельца и узнать о подвиге, за который он был награжден. Номе крестов могут не соответствовать хронологии событий, возможно, это объясняется те что награждения производились не сразу, а по прошествии некоторого времени. Он также иметь в виду, что сюда не входят солдаты нехристианской веры, для которого Николай I заменил крест медалью "За храбрость" на Георгиевской ленте.  
 За взятие крепости Базарджик 22 июня 1810 года выданы знаки с номерами 0886 - 10 001; за военные действия против французов под местечком Остроленка (11 февр ля 1807 г.) - знаки 10 002-10 039; осада Браиловской крепости (1809 г.) дала знаки 10 045-10 085; штурм укреплений Разграда (1 июля 1810 г.) - 10 086-10 1; военные действия против шведов в августе 1809 года отмечены знаками 10 589-10 849. 1812 году Знаками отличия Военного ордена было награждено 14 800 солдат и унте офицеров, а за 1812 год серебряный крест получили 6783 человека.  Во время войны 1812 года среди награжденных Знаком отличия были и крестьяне, 
состоявшие на военной службе, но участвовавшие в партизанских действиях, например, крестьянин села Павлова Богородского уезда Герасим Курин.  
 За кампанию 1813-1814 годов получили кресты на Георгиевской ленте и солдат союзных войск. Однако произошло это только в 1839 году. Для ветеранов прусской армии было отчеканено 4500 знаков с вензелем Александра I на обороте (номера на них не было).
 По дальнейшим событиям русской истории мы располагаем такими сведениями о числе награжденных:  
за все наполеоновские войны (до 1814 г.) пожаловано 41 722 знака;
за персидскую и турецкую войны (1826-1829) - 11 993;
за Польский поход 1831 года - 5888;
за Венгерский поход 1849 года - 3222;
за Кавказскую войну (до 1856 г.) - 2700;
за Восточную (Крымскую) войну (1853-1856) - 24 150.

Вскоре после учреждения Знака отличия Военного ордена им была отмечена xpaбрость улана Надежды Дуровой. Эта женщина пришла в армию под именем дворянского сына Александра Соколова и была зачислена рядовым в Коннопольский полк. В отставку же она вышла штаб-ротмистром. "Улан Александр Соколов" принимала участие в ожесточенных и кровопролитных боях двух войн, участвовала в Бородинском сражении и во многих других, а солдатского Георгия заслужила в первом же своем бою кампании 1807 года. Вот как рассказывает Надежда Дурова об этом эпизоде своей военной жизни в книге "Записки кавалерист-девицы", так высоко оцененной А. С. Пушкиным и В. Г. Белинским: "...увидела я несколько неприятельских драгун, которые, обнаружив одного русского офицера, сбили его выстрелом из пистолета с лошади. Он упал, и они хотели его рубить лежащего. В ту же минуту я понеслась к ним, держа пику наперевес. Надобно думать, что эта сумасбродная смелость испугала их, потому что они в то же мгновение оставили офицера и рассыпались врозь. Я прискакала к раненому остановилась над ним; минуты две я смотрела на него молча; он лежал с закрытыми глазами, не подавая знака жизни, видно, думал, что над ним стоит неприятель. Наконец он решился взглянуть, и я тотчас спросила, не хочет ли он сесть на мою лошадь: "Ах, сделайте милость, друг мой!" - сказал он едва слышным голосом. 
Я тотчас сошла с лошади и с трудом подняла раненого..." Офицер оказался поручиком Финляндского драгунского полка Паниным. Знак отличия Военного ордена по статуту полагался и за спасение в бою офицера. Надежда Дурова получает крест за номером 5723 и становится единственной в то время женщиной - кавалером солдатского Георгия.  
 До окончания Крымской войны (1853 -1856) Знак отличия Военного ордена не имел степеней. Эти серебряные солдатские кресты теперь очень редки, до наших дней сохранились буквально единицы.  
 В 1856 году по новому статуту было учреждено четыре степени Знака отличия Военного ордена: 1-я и 2-я - золотые кресты, 3-я и 4-я - серебряные. Первая и третья степени дополнялись бантом из Георгиевской ленты. Награждение производилось постепенно: 3-ю степень мог получить только тот, кто уже был ранее награжден 4-й и т. Степень награды стала выбиваться на обратной стороне вместе с ее номером. Нумерация крестов с 1856 года стала новой, отдельно для каждой степени. Нижние чины - солдаты, матросы, унтер-офицеры, - имевшие Знаки отличия Военного ордена, носили их и после производства в офицеры, и в случае награждения 
орденом Георгия.
 Был установлен и специальный знак для награждения иноверцев: он отличался от обычного тем, что вместо святого Георгия на лицевой стороне был изображен герб Российской империи - двуглавый орел.  
 Только по уставу 1913 года Знак отличия Военного ордена стал официально называться Георгиевским крестом, нумерация знаков началась заново. Первые степени были уже не золотыми, а позолоченными. А с сентября 1916 года кресты стали изготавливать из простых, не драгоценных металлов.  
Различными степенями Знака отличия Военного ордена были награждены:
за Кавказскую войну (1856-1864) - 25 372 человека;
за русско-турецкую войну (1877-1878) - 46 000 человек;
за походы в Средней Азии (1868-1883) - 23 000 человек;
за русско-японскую войну (1904-1905) - 87 000 человек.
 Знак отличия Военного ордена давался унтер-офицерам, солдатам и матросам, "кои в сухопутных и морских войсках наших действительно служа, отличатся противу неприятеля отменною храбростью", - говорилось в указе Александра I от 13 февраля 1807 года о его учреждении. Вот несколько примеров героических подвигов, отмеченных наградой.  
 В 1808 году, во время осады крепости Свеаборг, в ходе русско-шведской войны в связку пакли, лежавшую рядом во снарядами, попало шведское каленое ядро. Артиллеристы кинулись в траншею, ожидая каждую секунду огромной силы взрыва. Однако бомбардир Иван Федоров схватил паклю и, обернув ею руки, достал и выбросил раскаленный снаряд в земляной ров. 
Произведен в фейерверкеры и награжден Знаком отличия Военного ордена.

Рядовой Орехов в персидскую войну (1826 г.) был в наряде со своими восемью товарищами. 
Они ехали шагом по горной дороге и неожиданно столкнулись с кавалерийской сотней противника. Не дав персам опомниться и понять, что происходит, Орехов выхватил шашку и с криком "ура!" бросился навстречу врагам. Товарищи последовали за ним. Растерявшиеся персы обратились в бегство. За храбрость и находчивость награжден Знаком отличия Военного ордена и произведен в унтер-офицеры.  
 Барабанщик Степан Реутович 4 августа 1855 года, будучи несколько раз ранен, истекая кровью, вынес с поля боя знамя 35-го Азовского полка. Награжден Знаком отличия Военного ордена 4-й степени.  
 Рядовой Авчинников в русско-турецкую войну (1877 г.), ворвавшись в турецкое укрепление, захватил знамя противника. Знак отличия Военного ордена 4-й степени.  
 Фельдшер Глах Махвеладзе в 1877 году в бою с турками под Кизил-Тапу, будучи ранен, продолжал оказывать помощь раненым под сильным огнем противника. Знак отличия Военного ордена 4-й степени.  
 Рядовой Дудкин в русско-японскую войну в бою под Чайчжоу вынес с поля боя своего командира, будучи сам ранен. Знак отличия Военного ордена 4-й степени.  
 Наводчик Коваль 13 мая 1904 года в бою под Дзиньчжоу был ранен. Когда была перебита вся орудийная прислуга, он нашел в себе силы подняться и стрелять до тех пор, пока не потерял сознания. Подвиг его отмечен Знаком отличия Военного ордена 3-й степени.  
 Здесь мы не можем не вспомнить о человеке, который так и не получил серебряного креста Военного ордена, хотя имел на это полное право. Это Лев Николаевич Толстой. Целых два года, служа юнкером на Кавказе, он носил солдатскую шинель. Толстой несколько раз участвовал в схватках с горцами и походах, дважды был представлен к солдатскому Георгиевскому кресту, но один раз уступил его солдату, а в другой - заигрался в шахматы, опоздал на караул и вместо награждения попал под арест. В письме Т. А. Ергольской он сожалел: "Откровенно сознаюсь, что из всех военных отличий этот крестик мне больше всего хотелось получить и что эта неудача вызвала во мне сильную досаду".  
 Разновидностей Знаков отличия Военного ордена и Георгиевских крестов было довольно много. В этом поможет разобраться приложение "Георгиевский крест".  
 В первую мировую войну (1914-1918) награждение солдатским Георгиевским крестом стало массовым. В 1915 году один из полков в районе Бауры под Варшавой дважды атаковал немцев, не сделав ни единого выстрела. Немцы не выдерживали штыковых атак, к тому же натиск русских был столь неожиданным и стремительным, что около тысячи врагов побросали оружие и сдались. В этих двух штыковых атаках неприятель потерял к тому же до 2000 убитыми. 
Командиру полка для раздачи нижним чина - ми было вручено сразу 500 Георгиевских крестов.  
 В 1916 году было опубликовано постановление о пенсиях Георгиевским кавалерам. В нем говорилось: "От Главного штаба объявляется нижним чинам, награжденным в настоящую войну Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями:  
 1. Согласно Высочайше утвержденного 10-го августа 1913 года Георгиевского статута, каждому удостоенному награждения Георгиевским крестом и Георгиевской медалью положена особая ежегодная денежная выдача из казны в следующих размерах:  
 По Георгиевскому кресту: 4-й степени - 36 руб., 3-й степени - 60 руб., 2-й степени - 96 руб.,1-й степени - 120 руб.  
 По Георгиевским медалям: 4-й степени - 12 руб., 3-й степени - 18 руб., 2-й степени - 24 руб.,1-й степени - 36 руб.  
 2. Означенная денежная выдача производится нижним чинам действительной службы в виде прибавочного жалования, а по увольнении в отставку или в запас - в виде пенсии из государственного казначейства".

Вдовы за высшую степень креста и медали получали только в течение одного года.  
 Но, увы, ничего этого состояться не могло... В смутное время 1917 года Георгиевскими крестами награждали даже за революционную деятельность. Так, Тимофей Иванович Кирпичников, старший унтер-офицер Волынского полка, за организацию восстания среди солдат самим Корниловым был произведен в подпрапорщики и награжден Георгиевским крестом 4-й степени. Он стал первым героем, "поднявшим оружие против старого строя".  
 В журнале "Нива" № 17 за 1917 год можно увидеть фотографию - груды Георгиевских крестов и Георгиевских медалей с надписью: "На нужды Родины". Они присылались в финансовую комиссию исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов воинскими частями с фронта. Последним кавалером Георгиевского креста можно считать вахмистра Уланского полка армии П. Н. Врангеля Павла Жадана. Он награжден в 1920 году за отражение атаки красных, приведшей к разгрому командира Жлобы. После этого в Белой армии, именуемой тогда Вооруженными силами Юга России, Георгиевскими крестами не награждали, так как П. Н. Врангелем был учрежден орден Святителя Николая Чудотворца, которым жаловались за военные подвиги не только офицеры, но и нижние чины.



Добавь ссылку в БЛОГ или отправь другу:  добавить ссылку в блог
 




Последние сообщения с форума

Название темы Автор Статистика Последнее сообщение
Танки второй мировой

Тема в разделе: СССР

Algol

Просмотров: 7963

Ответов: 1

Автор: vazonov11

16-06-2014, 14:55

Навигация
 
Опрос
 
Необходимо ли России совместное ПРО с НАТО?

Да, сама Россия создать ПРО не может
Да, это повысит доверие между нами
Нет, любые альянсы с потенциальным врагом опасны
Нет, мы сами в состоянии создать ПРО

Информер
 
Сейчас на сайте: 3
Гостей: 3
Пользователи: 
- отсутствуют
Роботы: 
- отсутствуют

 Последние посетители: 

Популярное
 
Помощь
 

Яндекс.Деньги

Картой

Поделиться
 
Главная страница   |   Регистрация   |   Добавить новость   |   Новое на сайте   |   Статистика   |   Поддержка

WEB студия Site Master | All Rights Reserved. © History-of-Wars.ru 2009-2015