Т-34 и немцы

  Т-34 в начале войны повергал немцев в шок. Толстая броня,
удачная форма корпуса, мощное 76-мм орудие – в этом танке практически не было
слабых мест. Сопоставимого по мощи оружия, способного противостоять этому танку, у немецкой
армии практически не было.

Как доказательство несокрушимости нашего Т-34 (считавшегося по немецкой классификации тяжелым), весьма показателен следующий документ-памятка по борьбе с советскими танками (в переводе на русский):

Основным немецким противотанковым орудием  — 37-мм пушкой – можно было при
удачном попадании в лоб лишь расклинить погон и затруднить поворот башни. Единственным
спасением для немцев стала 88-мм зенитная пушка, способная эффективно пробивать
лобовую броню Т-34.
  

По иронии судьбы, передовые формы танка Т-34 получали свое
очертания на мощном гидравлическом прессе германского производства,
поставленном в СССР незадолго до начала войны.  Установлен пресс был на Мариупольском заводе имени Ильича.
Этот уникальный пятнадцатитысячетонный пресс германской фирмы «Шлеман» был одним из немногих в Европе. Вот как описывают его современники (6):

 «О
грандиозности этого агрегата говорят некоторые подробности работы… Слитки
прочной стали весом в 160 тонн выхватывал из нагревательной печи огромный
кран грузоподъемностью в 300 тонн. Один патрон для «схватывания»
слитка и цепи у крана весили 100 тонн. Выхватывал и подносил к прессу.
Следовало гигантское усилие, обжатие, появлялась некая огнедышащая
«лепешка», которая шла затем на стан. До установки этого пресса
слитки возили ради этого обжатия, ради предварительной «проковки»
в Новокраматорск
. До войны пресс монтировали около четырех месяцев! «

Его значение для военной промышленности СССР сложно было переоценить: немцы это прекрасно понимали и стремились в Мариуполь во что бы то ни стало. Об этом прессе упоминает и танковый снайпер Отто Кариус в своих мемуарах (2), сетуя на недальновидность германского руководства, позволившего Советам купить такое уникальное оборудование.

Целым событием была эвакуация пресса в на Урал. Для перевозки по железной дороге пришлось усиливать платформы установкой дополнительной, третьей тележки. Но, несмотря на трудности, 8 октября 1941 года эвакуация была закончена, и пресс отправился на Уралвагонзавод, где и после войны трудился на благо партии и Советского Союза.

Броневые элементы для танка Т-34, а затем и полностью танк выпускали и на Уралмаше. С октября 1941 по март 1942-й здесь делали раскрой корпусов, поставляемый в «Красное Сормово» и Нижний Тагил. С апреля 1942-го — начата полная сборка корпусов и башен для завода №183. А в июле 1942-го Уралмаш получает приказ на освоение уже полного цикла производства Т-34 из-за остановки завода №264. Уже к сентябрю было налажено серийное производство. При производстве башен был задействован пресс «Шлеман», правда, как сообщается, не 15-ти тысячный, а 10-ти тысячный.

Тот ли это был «Шлеман», который вывезли из Мариуполя, или другой, непонятно. Может и тот же, ведь при спешном демонтаже, перевозке по военным дорогам под бомбежкой и при монтаже легко могла потеряться мощность.

Дизель для Т-34

Ресурс нового дизельного двигателя В-2 в начале войны составлял не более 100 моточасов. Позже, с поставкой по ленд-лизу американского оборудования ситуация все же улучшилась, хотя и не в разы. Но и этого было вполне достаточно: все равно танк столько не жил на поле боя. Как правило, его хватало максимум на 2-3 боя (1).

К лету 1943 года дизель В-2 был доработан, и новая модификация В-2-520 получилась значительно надежнее своего предшественника.

История с этим дизелем вообще очень интересная. Еще в 1932 году определились с техзаданием: нужен был 12-цилиндровый дизель мощностью 400 л.с. при 1700 об./мин.

В мае 1933-го на Харьковском Паровозостроительном начались стендовые испытания опытного образца БД-2 (позже — В2). В конце 1934 года опытный танк, оснащенный этим двигателем, направляется на полигон для испытаний.

Но неудачи только начинались. Двигатель не хотел работать больше 10 часов — появлялись задиры в цилиндрах, трещины в корпусе. Налицо были просчеты конструирования и требовалась серьезная доработка.

В апреле 1937 года москвичи из ЦИАМ (Центрального института авиационного моторостроения) внесли в конструкцию харьковского мотора более 2000 исправлений. Шефство специалистов из авиаинститута говорит о том, что изначально авиационная принадлежность дизеля была основной.

Наконец, в апреле 1938 -го начались государственные испытания В-2. Гарантийный ресурс в 100 моточасов не выдержал ни один мотор. Тем не менее, по результатам испытаний заказали партию из 40 двигателей, видимо, надеясь повысить  качество деталей и сборки по мере производства. Специально для линии по производству В-2 было закуплено новейшее американское и немецкое оборудование. Иностранных специалистов на наладку производства не приглашали.

К феврале 1939 года вновь были проведены испытания В-2, в этот раз на танках. Опять ни один из моторов не отработал положенных 100 часов.

И, наконец, только в мае 1939 года В-2 был принят комиссией, хорошо показав себя на танке БТ-7М.

К началу 1940 -го все еще не удавалось наладить выпуск запланированного объема двигателей. Топливную арматуру покупали в Германии у фирмы «Бош»,  некоторые материалы — в Италии и Швеции. Выпуску дизеля была придана первостепенная важность, было увеличено и без того щедрое финансирование, урезан план выпуска других двигателей и мобилизованы сотни специалистов со смежных предприятий. Только к 1941 году Харьковский завод вышел на запланированную мощность. (3)

Таким образом, двигатель В-2, изначально задумывавшийся для применения в авиации, разрабатывали и запускали в серию с 1932 по 1940-й годы. Низкая надежность и малый ресурс не позволили применить этот дизель на самолетах, в то время как своего рода побочный продукт данной разработки — танковый дизель — весьма удачно нашел свое применение. За это время было расстреляно и посажено несколько директоров заводов, КБ и конструкторов.

Преимущество дизеля перед бензиновым двигателем на войне кажется несомненным, но практика показала, что это преимущество — сомнительно. Танки с дизельным двигателем горели так же часто, как и с бензиновым. Преимущества дизеля в экономичности сводились на нет низкой жизнеспособностью танка на поле боя. Единственное объяснение перевода танкового парка СССР на дизельное топливо — политическое решение руководства страны, каким-то образом учитывающее распределение ресурсов в планируемой наступательной войне на территории Европы.

Недостатки Т-34

Применение танков в реальных, не полигонных, условиях показало полную неспособность воздушного фильтра двигателя улавливать песок, из-за чего зеркало цилиндров быстро изнашивалось и расход масла неимоверно увеличивался до 30 л/ч. Этот недостаток подчеркивался и в отчете об американских испытаниях Т-34.

Новая трансмиссия была готова уже к концу 1942-го. Это было очень кстати, т.к. старая коробка передач была чрезвычайно неудобной и ненадежной.

Еще одной особенностью тридцатьчетверок была плохая обзорность. В бою с закупоренными
люками танк становился слепым, что часто делало его удобной дезориентированной
мишенью даже днем. Лишь в 1943 году у Т-34-85 появилась командирская башенка для кругового обзора. 

Итак, в 1941, к началу войны, выпуск Т-34 был вполне налажен и танк представлял из себя, пожалуй, наиболее грозную машину из всех имеющихся танков на вооружении армий всего мира. Сильнее был, разве что, КВ. Но из-за небольшого количества последних и из-за массовости Т-34, именно тридцатьчетверка обусловила перевес СССР в бронетехнике в первые годы войны.

Немецкие танки

Немецкие танки в 41-м представляли из себя устаревшие машины
с тонкой броней и слабым вооружением. В большом количестве использовались также
чешские трофейные танки, тоже не отличавшиеся защищенностью. Наши противотанковые
ружья легко взламывали немецкую и чешскую броню.  

Самым легким из немецких танков был Т-I с пулеметным вооружением, «спортивный
автомобиль Круппа», как его прозвали в войсках. В России его даже не
использовали.  

Следующим танком был Т-II, легкий танк с 20-мм пушкой, пригодный разве что для разведки.


Т-III с массой 20 тонн, 5 человеками экипажа и 50-мм пушкой считался
средним танком и по силе примерно был равен чешским 38t. Чехов не любили за броню низкого
качества и за то, что командир танка являлся по совместительству еще и
стрелком. 

www.leanok.ru

Т-34-76 — как жертва белого пиара

Летом 1941г. у Красной Армии был самалучший танк 2-й Мировой Войны, но по очкам она все равно проиграла Вермахту. 

 

Почему? Тому есть множество причин, одной из которых является тот факт, что в 1941г. Т-34-76 не был такой выдающейся машинкой, как о ней принято писать. 

Для наглядности будем оценивать Т-34-76 начала войны сравнивая его с PZ-3
Итак..

ПЕРВОЕ — ЧИСЛЕННОСТЬ на 22.06.41г.
-Т-34 — 76 — 1066 шт
-PZ-3 — 1774 шт, из них моделей H, J и J1 (броня 50 мм и более + 50 мм пушка) — более 1000 шт.

ВТОРОЕ, мелочь вроде бы, — ТИШИНА ХОДА
Представьте себе: туманное утро, или ночь, или вечер, ненастная погода, или лесистая местнось и т.п. бойцы на позициях. И тут в тумане послышался шум приближающихся вражеских танков. Стоп! А с какого расстояния танки демаскируют себя шумом?

Т-34 – услышат за полкилометра, и успеют приготовиться к бою.

PZ-3 – за 150 метров. А что можно успеть за то время, пока танк преодолеет это расстояние — мне трудно представить. 
Но это несущественные мелочи, ведь, правда?)))

ТРЕТЬЕ — ПРЕОДОЛЕНИЕ ВОДНЫХ ПРЕГРАД
Т-34 – отлично нырял – в реки, в болта и другие водные преграды. Ему до сих пор поисковики помогают вынырнуть.
А вот некоторое количество танков PZ-3 — были переоборудованы для движения под водой. Глубина погружения составляла 15 м; свежий воздух подавался шлангом длиной 18 м и диаметром 20 см. Весной 1941 года опыты были продолжены уже с 3,5-м трубой — «шнорхелем». 

 

 

ТРЕТЬЕ — ЧИСЛО ЧЛЕНОВ ЭКИПАЖА
PZ-3 – 5 чел
Т-34-76 — 4 чел.
В результате командиру приходилось исполнять обязанности наводчика, так как место для последнего не имелось. Из-за этого наблюдение за полем боя прерывалось на время прицеливания, а на обнаружение новой цели уходило больше времени. 
В башне Т-34 с трудом размещались два танкиста, имевшие один башенный люк на двоих, в это же время в башне немецкого танка без проблем размещались три члена экипажа, и каждый из них имел свой отдельный люк для выхода и входа. — А для танкиста возможность быстро покинуть горящий танк, это, знаете ли вещь не менее важная, чем миллиметры брони.

ЧЕТВЕРТОЕ — МОТОРЕСУРС
Новые же машины, Т-34 и KB, были далеки от идеала. Проблема в том, что в 1941 г. дизельный В-2 новых танков был еще несовершенен. В 1941 году паспортный ресурс всех В-2 не превышал 100 моточасов на стенде и в среднем 45—70 часов в танке. Для сравненеия моторесурс Т-26 и БТ-7 был до 250 часов.
Моторесурс PZ-3 составлялпорядка 400-500 моточасов.

Для непонятливых объясняю на пальцах: если в июле 1941г. 20 танков Т-34 совершают 10-часовой переход, то они, еще не вступив в бой с противником, сжигают 20-25% своего моторесурса. 

 

 

ПЯТОЕ —  СРЕДСТВА СВЯЗИ
Все члены экипажа PZ-3 имели приборы внутренней связи, тогда как на танке Т-34 такой связью объединялись лишь два члена экипажа из пяти.

Все танки PzKpfw III оснащались радиостанцией FuG 5, размещенной над коробкой передач, слева от стрелка-радиста. Дальность действия — 6,4 км телефоном и 9,4 км телеграфом. Внутренняя связь между членами экипажа осуществлялась с помощью ТПУ и светосигнального прибора.
На танках Т-34 ранних выпусков, из-за дефицита радиостанций, ими оснащались только машины командиров подразделений, и лишь небольшая часть линейных танков. В дальнейшем, ситуация с выпуском радиостанций постепенно улучшилась, но окончательно к полной радиофикации танков смогли перейти только во время выпуска Т-34-85,т.е. к 1944г. 
Поэтому часто в 1941г. у танкистов были следующие виды передачи команд:
— ФЛАЖКАМИ. Но кому их видно во время боя, и что будет с тем, кто будет ими махать. 
— ЛОПАТОЙ! – Не верите?
Цитирую: @ …. сражении под Прохоровкой…. их рота … открыла огонь по тем танкам…Вскоре вышестоящий штаб выяснил, что они стреляют по своим. Но радиостанция во всей роте была только в танке этого ветерана. Он вынужден был вылезти из танка и под огнем бегать с лопатой от машины к машине, стучать ею по броне, передавая выглядывающим танкистам приказ прекратить огонь. Такая была связь, такое было управление[email protected] — Мухин Юрий Игнатьевич Олег » Военная мысль в СССР и в Германии » 

 

 

ШЕСТОЕ — — БРОНЯ
— Т-34 – 45 мм. — стальная катанная
— PZ-3 – 30 мм. — стальная хромоникелевая катаная, эквивалентная по прочности 40- 42 мм. обычной брони.
КАЗАЛОСЬ БЫ ПАРИТЕТ? – НО!
Махонькое уточнение: 
На в 1940г. начала выпускаться самая массовая модификация этого танка — H, J и J1, с толщиной лобовой хромоникелевой брони 50 мм. и более (т.е. эквивалент 65-70 мм. обычной).

СЕДЬМОЕ — НАКЛОН БРОНИ
Обычно преподносится как неоспоримое преимущество Т-34?
Увы – это не совсем так. С одной стороны он «съедал» рабочую зону внутри танка, но при этом давал преимущество только и только против снарядов, чей калибр был меньше, либо равен толщине бронелиста. Следовательно, наклонное бронирование Т-34-76 было эффективным в достаточной мере лишь против снарядов калибра 37- 45-мм (хотя, обилие ослабленных зон в ВЛД, и применение немцами снарядов с локализаторами, нивелировало это преимущество).
У PZ-3 на 22.06.41г. уже была пушка 50 мм.

ВОСЬМОЕ — ПУШКА
На PZ-3 в начале выпуска стояла не самая мощная 37-мм танковая пушка. Однако бронебойным подкалиберный она могла со 100 метров пробить 64 мм. брони.
На 22.06.41г.большнство PZ-3 были уже вооружены — 50-мм KwK 38. Подкалиберная граната выпущенная из нее пробивала уже 94 мм брони со 100 метров.

На Т-34 стояла куда как более мощная 76-мм танковая пушка.
Казалось бы можно говорить — БИНГО! Т-34 побеждает в данной категории. 

 

Вспоминается тут анекдот: «Стоит мальчик с мамой у вольера со слонами. Мама ему читает дневной рацион этого животного: слон в сутки съедает столько-то килограммов апельсинов, столько-то бананов, яблок…

Мальчик маме: «Неужели он все это съест?» Возле вольера подметает дворник и говорит: «Съесть то он съест, дакто же ему даст?».

Т-34 имел преимущество в артиллерии перед PZ-3 в танковом бою…если бы экипаж PZ-3 соизволил этот самый бой дать, а не отгородится от назойливого оппонента противотанковой пушкой или зениткой.
Но даже если бы такой бой в 1941г. состоялся, скорее всего бы танки начали бы стрелять с примерно с одинаковой дистанции, т.к. в 1941г. у Т-34 часто банально не было бронебойных снарядов и танкисты стреляли шрапнелью поставленной на удар.

Длинноствольная 76-мм пушка поражала любой вражеский танк на запредельных дистанциях. Спорить с этим фактом сложно, да мы и не собираемся этого делать. Потому что проблема была в другом. Танки противника не разбегаются в панике от испуга при виде калибра и длины ствола наших пушек, их приходится поражать снарядами. Вот тут-то и начинаются проблемы.
Cамый мощный 6-й мехкорпус Западного особого военного округа и один из самых укомплектованных в РККА. 22 июня он имел 238 танков Т-34 и 114 КВ и НЕ ИМЕЛ БРОНЕБОЙНЫХ СНАРЯДОВ для 76-мм пушки ВООБЩЕ.
Отчитывается об обеспеченности вооружением и боеприпасами по состоянию на 25 апреля 1941 г. 3-й мехкорпус Прибалтийского особого военного округа: танков KB — 79, танков Т-34 — 50, положено по табелю 17 948 бронебойных 76-мм снарядов, имеется налицо ноль.
4-й мехкорпус генерал-майора Андрея Андреевича Власова (того самого): танков KB корпус имеет 72, танков Т-34 — 242, положено иметь к 76-мм танковым пушкам 66 964 артвыстрела, из них имеется в наличии ноль. 
Не стоит думать, что подкачало снабжение. Промышленность тупо не успевала наращивать производство ББ снарялов для 76-мм пушки.

Приведу маленькую цитату из 1942-го года: — «Шрапнель ПО ПРЕЖНЕМУ (!!!!!!) является одним из основных бронебойных снарядов, так как на дистанции стрельбы до 300 метров способна пробить до 35 мм брони, что позволяет ее успешно применять против легких танков, а на ближней дистанции (до 200 м) и против бортовой брони средних танков…» — Из отчета «Поражение брони немецких танков». Июль 1942 г. НИИ-48….

Это все по пушке? Не-а…т.к. если танки в силу недостатка ББ снарядов у одного, и относительной слабости пушки у другого начинают стрелять метров с 300 друг по другу возникает вопрос касаемо СКОРОСТРЕЛЬНОСТИ.

Итак, ДЕВЯТОЕ — СКОРОСТРЕЛЬНОСТЬ
К 1941г. она:
-у Т-34-76 ПОДНЯЛАСЬ до 5 выстрелов в минуту
— у PZ-3 ОПУСТИЛАСЬ до 15 выстрелов в минуту

ВОСЬМОЕ — ПРОТИВОТАНКОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ
Главный противник танка — противотанковая пушка. 
У нас была 45-мм орудие «Прощай Родина» 

 

 

У немцев — Pak 35/36 «колотушка

 

Приведу только два отчета, которые оставили советские военные и ученые по результатам 41-го года:

@Результаты обстрела немецкого танка Т-III из 45-мм пушки обр. 1934 г. бронебойным снарядом… 45-мм бронебойный снаряд 60 мм лобовой брони не пробивает на любой дистанции[email protected]— Из отчета тестового обстрела немецких танков на полигоне Кубинка в 1942-м году.

— @По танку «Т-34»
а) Броня машин и корпуса с дистанции 300—400 м пробивается 37-мм бронебойным снарядом. Отвесные листы бортов пробиваются 20-мм бронебойным снарядом. При преодолении рвов вследствие низкой установки машины зарываются носом, сцепление с грунтом недостаточное из-за относительной гладкости траков.
б) При прямом попадании снаряда проваливается передний люк водителя.
в) Гусеница машины слабая — берёт любой снаряд.
г) Главный и бортовые фрикционы выходят из строя.
— Отчёт командира 10-й танковой дивизии 15-го механизированного корпуса Киевского особого военного округа генерал-майора танковых войск С. Я. Огурцова по итогам боёв июня — июля 1941 г.»@

 

Можно еще много говорить, но завершим все на командирской башенке, которая была у «немца», и появилась у Т-34 только в 1944г.
Что она давала? Я отвечу стихотворением Твардовского. Те, кто успел не стать жертвой ЕГЭ должны его помнить:

«Рассказ танкиста» Александр Твардовский- отрывок

«..Шёл бой за улицу. Огонь врага был страшен,
Мы прорывались к площади вперёд.
А он гвоздит — не выглянуть из башен, —
И чёрт его поймёт, откуда бьёт.»

 

Выводы — на ЛЕТО 1941Г. Т-34 был еще откровенно сырым танком, по многим жизненно важным параметрам уступавшим оппоненту, и предъявлять претензии почему в 1941-м году имея «самалучший танк» проигрывали по-очкам — несколько неразумно.

maxpark.com

Лучший ли танк Т34 | Военная история

Танк Т-34 — лучший танк Второй мировой войны. Так ли это?

 

 

 

Говоря о достоинствах и недостатках советского танка Т-34 необходимо сразу внести некоторое пояснение. В большинстве художественных фильмах о войне нам попадается на глаза танк Т-34-85, который начал выпускаться серийно лишь в 1944 году. Этот же танк большей частью находится и на постаментах, в виде мемориала, во многих городах и поселках нашей страны. Но основную тяжесть жестоких боев, в том числе и Курской битвы, принял на себя танк Т-34-76, который отличался от Т-34-85 меньшей башней и менее мощным вооружением. Поэтому рассуждая о достоинствах и недостатках Т-34 в определенные периоды Великой Отечественной, нужно об этом не забывать.

Советской пропагандой и литературой, фильмами о войне населению СССР было внушено, что танк Т-34 – лучший танк второй мировой войны. Действительно ли это так мы попробуем сейчас разобраться.

———————-<cut>———————-

Говоря о танках вообще, эффективности их применения нужно помнить, что танк оружие коллективное и успех применения танка слагается из нескольких факторов, таких как:

1 — тактика применения; 2 — взаимодействие танков на поле боя; 3 — мастерство экипажа; 4 — надежность техники; 5 — эффективность вооружения и защиты.

Рассмотрим эти факторы последовательно, сравнивая с таковыми с наиболее близким к Т-34 массовым немецким танком Т-4 (Pz-IV) (сравнение с «Тигром» и «Пантерой» на наш взгляд не совсем корректно, ибо это танки, несомненно, более мощные, чем Т-34, как по защите, так и по вооружению).

Успех наступления немцев 1941 года обеспечивала не в последнюю очередь тактика применениятанковых сил. Массирование большого количества танков на главных направлениях явилось залогом успеха. Не имея в 1941 году сопоставимого по огневой мощи и защите с Т-34 танка (а вначале войны Т-34 имел преимущество перед любым танком противника в дистанции огневого боя, позволяя поражать немецкие танки на дальности до 1000 метров, оставаясь неуязвимыми для них до расстоянии не более 300 метров), тем не менее в подавляющем большинстве случаев немцы выходили победителями. Тактика «латания дыр» одиночными танками или небольшими группами, применявшаяся в 1941 году Красной Армией приводила только к росту потерь своей техники.

Помимо того немецкие ударные танковые силы всегда поддерживались следующими с ними артиллеристами ( САУ — это тоже артиллерия) и борьба с танками противника часто ложилась на них. Содействие артиллерии с наступающими танками явилось еще одним залогом успеха в наступлении и борьбе с противостоящими танками противника. Кроме того, успеху способствовало и тесное взаимодействие подвижных танковых соединений с воздушными силами «Люфтваффе».

Напротив, тактика применения советских танков (а скорее ее отсутствие) в начальном периоде ВОВ, слабое взаимодействие родов войск и общий хаос отступления способствовала большим потерям нового для того времени танка Т-34. Говоря о тактике применения танка на более поздних сроках войны, надо принимать во внимание и концепцию применения танка. Ибо к 1943 году большинство немецких танков использовались именно как «противотанки», т.е. предназначались для борьбы с танками противника. Не обладая численным превосходством, но имея дальнобойные орудия и хорошие прицелы, немецкие «Панцерваффе» наносили большой урон наступающим танкам Красной Армии. Даже массированное применение советских танков в Курской битве (а это были в основном Т-34) не принесло успеха. Немецкая тактика истребления наступающих советских танков стрельбой с места и из засад полностью себя оправдала. 5-я Гвардейская танковая армия Ротмистрова за день боев в районе Прохоровки потеряла более половины своих машин. И потеряла именно от огня танков и САУ противника. Ощутимых потерь своих танков немцы не понесли. Таким образом, используя неподходящую тактику на каждом этапе войны, эффективность использования танка Т-34 приносила скромные результаты.

 

 

Немаловажным составляющим успеха танка в бою является взаимодействие танков на поле боя. Из–за отсутствия радиосвязи между отдельными машинами общая эффективность применения танковых сил не может не снижается. Так как ни наблюдающий со стороны командующий, ни товарищ с соседнего танка не может предупредить о появившейся опасности. Не говоря уже об изменении боевой задачи в ходе боя или координации усилий группы танков на выполнении конкретной задачи. К началу войны все немецкие танки были радиофицированы. И большинство из них имело приемо-передатчики т.е. двустороннюю связь. Советские же машины либо имели приемники (передатчик был лишь на командирском танке, он выделялся от других танков наличием антенны) либо не имели радиосвязи вовсе. Поэтому обычно в бою каждый танк вел бой сам по себе или действовал по морскому принципу «делай как я» повторяя маневр танка командира. Связь между танками с помощью сигнальных флажков себя не оправдывала. Следить во время боя за флажками просто не удавалось. Положение несколько улучшилось только в 1943 году, когда на 100% танков стали устанавливать достаточно современные радиостанции 9Р и переговорные устройства ТПУ-3бис. Таким образом, отсутствие полноценной связи между советскими машинами в итоге так же приводило к росту собственных потерь и уменьшению эффективности применения танка.

Для 1941 года танк Т-34 был новым. Ничего подобного в немецких «Панцерваффе» того периода по толщине брони и вооружению не имелось. Первые встречи с ним произвели на немцев неизгладимое впечатление.

Вот как писал об этом один из лучших немецких асов-танкистов Отто Кариус в своей книге «Тигры в грязи» : «Еще одно событие ударило по нам, как тонна кирпичей: впервые появились русские танки «Т-34»! Изумление было полным. Как могло получиться, что там, наверху, не знали о существовании этого превосходного танка?. «Т-34» с его хорошей броней, идеальной формой и великолепным 76,2-мм длинноствольным орудием всех приводил в трепет, и его побаивались все немецкие танки вплоть до конца войны. Что нам было делать с этими чудовищами, во множестве брошенными против нас? В то время 37-мм пушка все еще была нашим сильнейшим противотанковым оружием. Если повезет, мы могли попасть в погон башни «Т-34» и заклинить его. Если еще больше повезет, танк после этого не сможет эффективно действовать в бою. Конечно, не очень-то обнадеживающая ситуация! Единственный выход оставляло 88-мм зенитное орудие. С его помощью можно было эффективно действовать даже против этого нового русского танка. Поэтому мы стали с высочайшим уважением относиться к зенитчикам, которым до этого от нас доставались лишь снисходительные улыбки».

А вот выдержка из книги Пауля Кареля «Гитлер идет на Восток»: «Но самым грозным противником стал советский Т-34 — бронированный гигант длинной 5,92 м, шириной 3 м и высотой 2,44 м, обладавший высокой скоростью и маневренностью. Весил он 26 тонн, вооружен 76-мм пушкой, имел большую башню, широкие траки гусениц и наклонную броню. Именно недалеко от реки Стырь стрелковая бригада16-й танковой дивизии впервые столкнулась с ним. Истребительно-противотанковая часть 16-й танковой дивизии быстро выдвинула на позиции свои 37-мм противотанковые пушки. По танку противника! Дальность 100 метров. Русский танк продолжал приближаться. Огонь! Попадание. Еще одно и еще одно пропадание. Прислуга продолжала отсчет: 21, 22, 23-й 37-мм снаряд ударил в броню стального колосса, отскочив от нее, как горох от стенки. Артиллеристы громко ругались. Их командир побелел от напряжения. Дистанция сократилась до 20 метров. — Целься в опору башни, — приказал лейтенант. Наконец то они достали его. Танк развернулся и начал откатываться. Шариковая опора башни была поражена, башню заклинило, но в остальном танк оставался неповрежденным. Расчет противотанкового орудия вздохнул с облегчением. — Ты это видел? — спрашивали артиллеристы один другого. С того моментаТ-34 стал для них жупелом, а 37-мм пушка, так хорошо зарекомендовавшая себя в прежних кампаниях, получила презрительное прозвище «армейского дверного молоточка » ».

Комментируя этот отрывок , можно обратить внимание на то , что Т-34 получив столько попаданий , сам не ответил ни разу. Это свидетельствует либо о том , что командир танка так и не сумел обнаружить немецкую пушку, либо не имел снарядов и патронов к пулемету вовсе. Так вот танк Т-34 был в 1941 году крепким орешком.

 

 

Но воюет, как известно, не сам танк, а его экипаж. И от его выучки, степени профессионализма экипажа напрямую зависит и эффективность танка в бою. И хотя их к тому времени самих Т-34 было выпущено уже немало, порядка 1200 штук, а в западных военных округах их имелось уже 832, подготовленных экипажей для Т-34 не было. К началу войны было подготовлено не более 150 экипажей для танков Т-34. Стараясь сохранить ресурс, танки Т-34 ставили в консервацию, а экипажи обучались на БТ-7 или даже на устаревшем Т-26. Естественно, обучиться в короткий срок, в боевых условиях, на новую машину не предоставлялось возможным. Динамика немецкого наступления не позволила этого сделать. А ведь только от механика-водителя, по воспоминаниям фронтовиков-танкистов, зависело очень многое.

Недостаточная выучка экипажей Т-34 в начальный период войны (да и впоследствии, из-за высоких потерь экипажи менялись часто, а времени на обучение танкистов отводилось недостаточно) обуславливала низкую эффективность этой грозной машины. Хотя те экипажи, которые хорошо освоили машину, а также применяли нужную тактику ведения боя добивались впечатляющих результатов. Лейтенант Д. Ф. Лавриненко учавствовал в 28 боях, сам потерял за эти бои три танка Т-34 и в день своей гибели, 17 декабря 1941 года, подбил 52-й по счету танк противника, став самым результативным советским танкистом периода Второй мировой войны.

Напротив же немецкие экипажи были хорошо подготовлены. Выпустив танков и САУ в пять раз меньше, чем их основные союзники, Германия смогла создать такие танковые войска, которые на протяжении всех лет войны, вплоть до ее последних дней, были в состоянии наносить мощные удары. Экипажи их как правило были сколочены и не менялись так быстро как в Красной Армии, а многие танковые асы сумели дожить до окончания войны.

Серьезным недостатком Т-34-76 являлось отсутствие третьего члена экипажа в башне танка и отсутствие командирской башенки. Из-за тесноты башни в Т-34-76 командир танка исполнял обязанности наводчика. Из-за этого наблюдение за полем боя прерывалось на время прицеливания, а на обнаружение новой цели уходило больше времени. И это при том что обзорность Т-34 и без того была не на высоте.

В воспоминаниях немецких танкистов этот недостаток Т-34 упоминается достаточно часто, а к чему он приводит на поле боя, можно понять из воспоминаний Р.Риббентропа ( сына того самого Риббентропа немецкого министра ) воевавшего на Т-4 под Прохоровкой: «…мы заметили первые русские Т-34. Они, судя по всему, пытались обойти нас слева. Мы остановились и открыли огонь, подбив несколько вражеских машин. Несколько русских танков остались догорать. Для хорошего наводчика дистанция 800 метров была идеальной. Пока мы ждали, не появятся ли еще танки, я по привычке осмотрелся. То, что я увидел, лишило меня дара речи. Из-за невысокого пригорка шириной метров 150-200 появилось пятнадцать, потом тридцать, потом сорок танков. Наконец я сбился со счета. Т-34 двигались к нам на большой скорости с пехотинцами на броне. Мой механик-водитель Шюле сообщил по внутренней связи : «Командир, справа! Справа! Вы их видите?» Я их видел очень даже хорошо. В этолт момент мелькнула мысль: «Вот теперь- крышка!». Механику–водителю показалось, что я сказал: « Покинуть танк!», и он начал открывать люк. Я довольно грубо схватил его и втащил обратно в танк. Одновременно я ткнул наводчика ногой в правый бок – это был сигнал развернуть башню вправо. Вскоре первый снаряд отправился к цели, и после попадания Т-34 вспыхнул. Он был от нас всего в 50-70 метрах. В тот же миг соседний с моим танк получил попадание и загорелся. Я видел как унтер-шарфюрер Парке покинул машину, но больше мы его так никогда и не увидели. Его сосед справа также был подбит и вскоре тоже был объят пламенем. Лавина вражеских танков катилась прямо на нас. Танк за танком! Волна за волной!

 

 

Такое их количество было просто невероятным, и все они двигались на большой скорости. Времени занять позицию для обороны у нас не было.Все, что мы могли – это стрелять. С такой дистанциикаждый выстрел попадал в цель. Когда же нам суждено получить прямое попадание? Где-то в подсознании я понимал, что шансов на спасение нет. Как всегда в подобных сетуациях, мы могли лишь позаботиться о самом неотложном. И вот мы подбили третий, потом четвертый Т-34 с дистанций меньше тридцати метров. В наших PzIV под рукой у заряжающего было примерно 18-20 снарядов, из которых большинстов были осколочно-фугасными и лишь часть – бронебойных. Вскоре мой заряжающий крикнул: «Бронебойные кончились!» Весь наш боезапас, готовый к немедленному использованию, был израсходован. Дальше снаряды заряжающему должны были подавать наводчик, радист и механик-водитель. Остаться без движения в этот момент наверняка означало обноружение и уничтожение русскими танками. Единственная надежда для нас – перебраться через гребень, хотя русские его преодолели. Там наши шансы на спасение были повыше, чем здесь, где мы были как на ладони. Мы развернулись посреди массы русских танков и отъехали назад метров на пятьдесят, на обратной скат первого гребня. Здесь, оказавшись в чуть более надежном укрытии, мы снова развернулись лицом к вражеским танкам. И в этот миг метах в тридцати справа от нас остановился Т-34. Я видел, как танк слегка качнулся на подвеске и развернул башню в нашем направлении. Я смотрел прямо в ствол его орудия. Выстрелить немедленно мы не могли, потому что наводчик только что передал заряжающему новый снаряд. «Жми! Давай!» — крикнул я в микрофон . Мой механик-водитель Шюле был лучшим в батальоне. Он тут же включил передачу, и неуклюжий тронулся с места. Мы прошли мимо Т-34 в каких-то пяти метрах. Русский пытался развернуть башню следом за нами, но у него не получилось. Мы остановились в деесяти метрах позади неподвижного Т-34 и развернулись. Мой наводчик попал прямо в башню русского танка. Т-34 взорвался, а его башня подлетела в воздух метра на три, едва не ударившись о ствол моего орудия. Все это время вокруг нас один за другим проносились новые Т-34 с десантом на броне. Я тем временем пытался затащить внутрь флаг со свастикой, закрепленный сверху в кромовой части танка. Флаг нужен был для того, чтобы наши летчики видели, где мы. Мне удалось сделать это только наполовину, и теперь полотнище флага развевалось на ветру. Кто-то из русских командиров или наводчиков рано или поздно должен был обратить на него внимание. Смертельное попадание оставалось для нас лишь вопросом времени. У нас был только один шанс: нужно было постоянно двигаться. Неподвижный танк немедленно опознавался противником как вражеский, поскольку все русские танки двигались на большой скорости. Вдобавок ко всему нас еще могли подбить и собственные танки, рассредоточенные по широкому фронту внизу, вдоль противотанкового рва у железнодорожной насыпи.Они открыли огонь по наступавшим вражеским танкам. На окутанном дымом и пылью поле боя, гладя против солнца, наш танк невозможно было отличить от русских. Я постоянно передавал в эфир наш позывной: «Внимание всем! Это Куниберт! Мы посреди русских танков! Не стреляйте по нам!» Ответа не было. Тем временем русские подожгли несколько машин, пройдя сквозь батальон Пайпера и наш артиллерийский дивизион. Но к этому времени уже начал сказыватьс огонь наших двух оставшихся танковых рот. Дивизион самоходных орудий и мотопехота Пайпера (последние – оружием ближнего боя) тоже наносили урон танкам и прижимали к земле русских пехотинцев, спрыгнувших с Т-34 и попытавшихся наступать в пешем строю. Над полем боя висела густая пелена дыма и пыли. Из этого ада продолжали выкатываться все новые и новые группы русских танков. На широком склоне их расстреливали наши танки. Все поле представляло собой мешанину разбитых танков и машин. Вне всякого сомнения, отчасти мы обязаны нашим спасением именно этому обстоятельству – русские нас так и не заметили. Вдруг впереди я увидел плотную плотную массу русской пехоты и приказал механику-водителю: «Чуть-чуть доверни влево!» Через несколько секунд он тоже их заметил.Стреляя из племетов, мы врезались в массу пехоты с тыла. Они даже не поняли, что их догоняет немецкий танк. Наше спасение лежало в движении влево, в направлении дороги. Там мы должны были встретить свою пехоту и оторваться от русских танков. Тем временем остальной экипаж – механик-водитель, радист и наводчик – собирал по всему танку бронебойные снаряды. Как только такой снаряд находился, мы тут же подбивали еще один из Т-34, нагнавших нас на после того, как мы остановились. Невероятно, но по нам до сих пор не стреляли. Все специалисты уверены, что это произошло из-за отсутсвия у русских отдельного командира танка – танками командовали наводчики, которые могли смотреть только в том направлении, куда было развернуто их орудие. Если бы не это, мы были обречены. К нашему неудовольствию, русские тоже двинулись влево к дороге, чтобы там переправиться через противотанковый ров. Мы так и не поняли, почему русские направили свою атаку через район, перекрытый противонтаковым рвом, о существовании которого им наверняка было известно. Из-за этого препятствия они должны были неминуемо потерять темп в наступлении, пройдя всего лишь какой-то километр. Поэтому русские повернули налево, чтобы выйти к дороге и переправиться через ров по мосту. Однако там разыгралась просто невероятная сцена. У отремонтированного моста через противотанковый ров наступающего противника встретил огонь наших танковых и противонтаковых орудий. Мне удалось укрыть свой танк за подбитым Т-34. Оттуда мы вступили в бой с вражескими танками. Они двигались к мосту со всех направлений. Так нашему батальону и нам было даже легче выбирать цели. Горящие Т-34 сталкивались друг с другом. Повсюду были огонь и дым, удары снаряды и взрывы. Т-34 пылали, а раньше пытались отползти в сторону. Вскоре весь склон был усеян горящими вражескими танками. Мы остановились за дымящимся остовом вражеской машины. И тут я услышал голос своего заряжающего: «Бронебойных больше нет!» Мы израсходовали весь боекомплект бронебойных снарядов. Теперь у нас оставались только осколочно-фугасные снаряды, бесполезные против хорошо бронированных Т-34.

 

 

Теперь мы занялись уничтожением советской пехоты. Это было непросто, поскольку русская пехота добралась до наших позиций, и мы могли случайно попасть в одну из нашиз собственных самоходок или в бронетранспортер из батальона Пайпера. Поначалу я не стрелял. Потом я услышал вскрик наводчика. Он простонал: «Мой глаз! Мой глаз!» Шальной снаряд попал в башню точнехонько в небольшое отверстие для прицела наводчика. Снаряд не пробил броню, но все же вошел достаточно глубоко, чтобы со страшной силой вогнать прицел внутрь. Мой наводчик, смотревший в этот момент в прицел, получил тяжелое ранение в голову. Наш танк больше не мог вести бой. Я решил выйти из боя и , переправившись по мосту через противотанковый ров, уйти в тыл.Там я мог попытаться собрать те танкироты, которым удалось выйти из этого хаоса…….. …Потери моей роты оказались на удивление невысокими. Полностью были потеряны лишь те две машины, гибель которыхя видел в самом начале боя. В двух остальных ротах полностью потерянных машин не было. Артиллерийскому дивизиону и батальону Пайпера также удалось обойтись минимальными потерями… … В нашей полосе обороны было больше сотни подбитых русских танков. ( Из них 14 пришлось на долю экипажа фон Риббентропа)… ».

Вот так наличие командирской башенки у Т-4 и ее отсутствие на Т-34, вкупе с отсутствием третьего члена экипажа в башне танка, позволило выйти немецкому танку победителем из казалось бы безисходной для него ситуации. Немецкий танк так и остался не обнаруженным нашими танкистами, хотя находился в самой гуще советских танков. Можно добавить к этому, что многие немецкие командиры танков высовывались из люка во время боя, чтобы осмотреться, и это несмотря на наличие командирской башенки и более совершенным приборам наблюдения!

Таким образом, профессиональные и слаженные действия экипажа танка могли значительно повысить его эффективность. Сравнение же башни Т-4 и Т-34 однозначно говорит о преимуществе немецкого танка. Говоря о технической стороне Т-34 нельзя не отметить множества недостатков этого танка. От компоновочных, до технических. Допустим отсутствие продувки ствола после выстрела и недостаточная вентиляция боевого отделения приводила после нескольких выстрелов к заполнению башни пороховыми газами, от которых заряжающий, иногда, терял сознание.

Одним из существенных недостатков Т-34 являлась плохая обзорность. Из приведенной выше цитаты мы увидели что значит хорошая обзорность. Хорошая обзорность – залог победы. Раньше увидел — раньше неприятеля можешь поразить цель. Если сравнивать таковую у Т-34 и немецкого Т-4, то преимущества немецкого танка налицо. Наличие командирской башенки (на Т-34 она появилась летом 1943 года) с круговым обзором и качественной «цейсовской» оптики не шло ни в какое сравнение с приборами наблюдения Т-34. А просторная башня и наличие полноценного командира танка дают в этой категории немецкому Т-4 безоговорочное преимущество.

 

 

В отчете об испытаниях Т-34 в конце 1940 года отмечены такие недостатки танка «… отсутствие зрительной связи между танками при решении огневой задачи, в следствии того, что единственный прибор, допускающий круговой обзор – ПТ-6, — используется только для прицеливания… Поворот башни в любую сторону возможен лишь при условии отклонения головы от налобника прибора ПТ-6, то есть вращение башни фактически производится вслепую…» В этом же отчете о приборе кругового обзора делается заключение, что конструктивные недостатки « делают смотровой прибор непригодным к работе». Боковые смотровые приборы Т-34 имели значительное мертвое пространство и небольшой угол обзора. К тому же их было невозможно очистить не покидая танк. Вот еще из отчета«..Все установленные на танке прицельные приборы ПТ-6, ТОД-6 и приборы наблюдения в боевом отделении и отделении управления не имеют защиты от атмосферных осадков, дорожной пыли и грязи. В каждом отдельном случае потери видимости, очистку приборов можно произвести только с внешней стороны танка. В условиях пониженной видимости ( туман) головка прицела ПТ-6 запотевает через 4-5 минут до полной потери видимости..»

Обзорность с места механика-водителя у Т-34 также не сильная сторона Т-34. Полированные стальные призмы, впоследствии замененные на призмы из оргстекла, давали искаженную мутную картинку. К тому же приборы наблюдения быстро загрязнялись снаружи и протереть их, не покидая машину, не было возможности. Снаружи приборы наблюдения механика водителя защищались от грязи специальными «ресничками», опуская одну из которых какое то время удавалось сохранять приборы наблюдения в чистоте. В целом же видимость через приборы была явно недостаточная и большинство механиков–водителей Т-34 приоткрывало люк «на ладонь» для улучшения обзора. Видимость с места стрелка радиста была вообще никакой, поэтому он в основном бездействовал в бою или помогал механику водителю переключать передачи. Стрелять из пулемета установленного в шаровой установке можно было по сути только наобум, так ни обзор ни сектор обстрела не способствовали прицельной стрельбе. Вообще в воспоминаниях наших танкистов редко можно услышать упоминание о стрельбе из пулемета, чего не скажешь о воспоминаниях немецких танкистов. Немцы использовали пулемет достаточно интенсивно, не говоря уже о том, что иногда командир открывал люк и стрелял из автомата или раскидывал гранаты. Очевидно что по части обзорности Т-34 уступал немецкому танку.

Подвижность. Т-34 имел достаточно надежный дизельный двигатель. Особых нареканий к нему не было. Подводили воздушные фильтры низкого качества существенно снижавшие ресурс двигателя. Впоследствии удалось решить и эту проблему. Коробка передач поначалу не имела синхронизаторов и была настолько тугая при смене передач, что часто для переключения передачи приходилось использовать кувалду, которая постоянно находилась под рукой механика – водителя. Или прибегать к помощи стрелка-радиста. Иногда в бою передачи вообще не переключали, а набирали скорость повышением оборотов двигателя. Немецкий Т-4 (да и другие немецкие танки) имел бензиновый двигатель. Долгое время было принято считать это недостатком. На самом деле особых неудобств это не доставляло. Двигатели были в целом надежны и не приносили особых хлопот. Более того бензиновые двигатели какое то время устанавливались на танки и в послевоенное время. Что касается рассуждений о высокой пожароопасности или взрывоопасности паров бензина, то, как показали боевые действия, пары солярки взрываются и горят не хуже под воздействием высоких температур возникающих при попадании снаряда.

Если сравнивать мощность двигателей Т-34 и Т-4, то тут преимущество у советского танка. Благодаря более мощному двигателю Т-34 имел и большую скорость. Именно скорость и маневр в руках опытного механика – водителя становились козырем Т-34 на поле боя. Непрерывно и умело маневрируя, удавалось избегать прямых попаданий вражеских снарядов. Благодаря широким гусеницам у Т-34 лучше была и проходимость. Там где Т-4 безнадежно застревал, Т-34 мог продолжить движение. В условиях русского бездорожья это несомненный плюс советской машины. Таким образом, Т-34 превосходил Т-4, да и все остальные немецкие танки по проходимости.

Превосходил он их и по скорости хода, возможно уступая в этом только Т-3, но это при условии движения по хорошему шоссе. Конечно несовершенство трансмиссии в начальный период войны, часто нивелировало это достоинство.

Вооружение Т-34 для начального периода войны было вполне достаточное. Установленная на танке Т-34 пушка Ф-34 (около 450 танков Т-34 вооружались вначале пушкой Л-11, но из-за ее сложности и дороговизны предпочтение было отдано пушке Ф-34) на дальности до 1500м гарантированно поражала броню всех без исключения немецких танков 1941-1942 года, включая и Т-4. Против брони «Тигра», «Пантеры» пушка Ф-34 была слаба, ибо дальность эффективного огня уменьшалась до 200 метров и то не гарантировала надежного поражения танка противника. Однако уже к середине 1942 года огневое преимущество Т-34 было потеряно. Ведь даже его основной соперник весной 1942 года получил весьма приличную 75-мм длинноствольную пушку надежно поражавшей Т-34 на дистанции 1000 м, при том, что Т-4 получил еще и улучшенное бронирование, о котором по проведении испытаний обстрелом на полигоне отмечалось «… толщина лобовой брони танков Т-4 и Армштурм-75 (САУ) составляет в настоящее время 82-85 мм и фактически неуязвима для наиболее массовых в Красной Армии бронебойных снарядов калибра 45 мм и 76 мм…» И даже появление в 1944 году Т-34-85, с мощной пушкой , поражавшей и «Тигр», Т-4 остался серьезным противником нашему танку.

Таким образом начиная с середины 1942 года Т-34 утратил огневое превосходство и превосходство в бронировании перед Т-4. Излишне говорить, что пушка «Пантеры» поражала Т-34 на дистанции до 2000 м, а « Тигра» -1500 м. Из всего вышесказанного понятно , что «лучшим» танком Второй мировой Т-34 уж точно не являлся. И наклонная броня Т-34 , о которой столько разговоров, пробивалась всеми пушками Вермахта, за исключением 37-мм противотанковой и 50 мм танковой пушкой в 42 калибра. И даже восхваляемый дизель не развивал полной мощности и не отрабатывал и половины и без того небольшого моторесурса.

Но все таки Т-34 был прост. Прост в обслуживании. Не требовал большой квалификации обслуживающего персонала. Был весьма ремонтопригоден. Ведь от поломок и неисправностей вначале войны выходило из строя больше танков, чем от воздействия противника. Лишь с появлением Т-34-85 качество танка как то улучшилось. По-видимому, именно в предельной простоте конструкции и кроется популярность этой боевой машины и у танкистов, и у производственников.

Это был русский танк, для русской армии и русской промышленности, максимально приспособленный к нашим условиям производства и эксплуатации. И воевать на нем могли только русские! Недаром же говорится: «Что русскому хорошо, то немцу – смерть».

maxpark.com

СУРОВАЯ ПРАВДА О Т-34 (ГАВНО-ТАНК)

Плохие технико-тактические характеристики Т-34 заставили советское руководство ещё в начале войны обратиться за помощью к США. В декабре 1941 г. танки Т-34 и КВ-1 были переданы американцам для всестороннего анализа и разработки рекомендаций и технологий устранения в них брака.

Отчёт американцев был таков:

«Советские танки показали на испытаниях крайне низкую надёжность ходовой части и двигателя. Т-34 вышел из строя и не подлежал ремонту после 343 км пробега.

Вследствие чрезвычайно плохого воздухоочистителя на дизеле в мотор набилось очень много грязи. В результате поршни и цилиндры разрушились до такой степени, что их невозможно отремонтировать. Танк с испытаний снят и намечено прострелять его пушкой КВ и своей «3» – с танка М-10, после чего он будет направлен в Абердин (Великобритания), где его разберут и оставят как экспонат.

Химический анализ брони показал, что на обоих танках броневые пластины имеют неглубокую закалку, а остальная часть брони представляет собой мягкую сталь. В связи с этим мы считаем, что изменив технологию закалки, можно уменьшить толщину её, оставив ту же стойкость на пробивание. Это позволит облегчить вес Т-34 на 8-10%.

Качество сварки оказалось никуда не годным. У Т-34 повышенная водопроницаемость как нижней части при преодолении водных преград, так и верхней во время дождя. В щели натекает много воды, что ведёт к выходу из строя электрооборудования и боеприпасов.

Пушка Ф-34 имеет маленькую начальную скорость – 385 м/c по сравнению с 75-мм пушкой М-3 нашего «Шермана» (560 м/с).

Очень неудачная конструкция башни. Основной недостаток – очень тесная. Мы не можем понять, каким образом танкисты могут поместиться в ней зимой, когда носят полушубки. Очень плохой электромеханизм поворота башни. Мотор слаб, перегружен и сильно искрит, в результате выгорают сопротивления и регулировки скоростей поворота, крошатся зубья шестерёнок.

Проверка гусениц. Идея стального трака очень понравилась. Но мы считаем, что пока не будут получены отзывы о сравнительных результатах применения стальных и резиновых гусениц на американских танках в Тунисе, нет оснований отказываться от нашей идеи – резиновых.

Пальцы на гусеницах Т-34 оказались плохо калены и сделаны из плохой стали, в результате чего быстро срабатываются и гусеница часто рвётся. Мы считаем, что следует утяжелить гусеницы.

Подвеска Т-34 заимствована у американского танка «Кристи». На нашем танке она, из-за плохой стали на пружинах, очень быстро проседает и оттого уменьшается клиренс.

Проверили воздухоочиститель. Только саботажник мог сконструировать подобное устройство. Фильтр с механической точки зрения изготовлен крайне примитивно: в местах точечной электросварки металл прожжён, что ведет к вытеканию масла.

Низкое качество стартёров – маломощные и ненадёжной конструкции.

Трансмиссия. Техник, работавший с ней, был поражён тем, что она очень похожа на те, с которым она работал 12-15 лет назад. Была запрошена фирма, которая прислала чертежи своей трансмиссии А-23. Ко всеобщему удивлению, чертежи трансмиссии оказались точной копией присланных. Поразило нас не то, что она была скопирована с наших конструкций, а то, что мы отказались от неё 15 лет назад как устаревшей.

Мы считаем, что со стороны русского конструктора, поставившего её в танк, была проявлена нечеловеческая жестокость по отношению к водителям (трудно работать).

Во время эксплуатации на ней полностью выкрошились зубья на шестернях. Их химический анализ показал, что термическая обработка очень плохая и не отвечает никаким американским стандартам.

Машины оказались очень тихоходными. И Т-34, и КВ-1 хуже преодолевали склоны, чем любой американский танк.

Очень возмущает плохая работа коробки передач. Её можно переключать только 2 людям. Мы отправим русским конструкторам нашу коробкеу передач, на замену штатным на Т-34».

В результате американцы отправили в СССР множество собственных технологий, которые заменили прежние, советские, на Т-34.

Неудивительно, что немецкие лёгкие танки PZ.II проходили в среднем 11.500, а средние Pz.IV – 11.000 км. Средний же пробег Т-34 до полного выхода из строя составлял не более 1.000 км.

Т-34 представлял собой «сборную солянку» из узлов и агрегатов, собранных по всему миру: ходовая часть от американского танка «Кристи», мотор от немецких самолётов, многие агрегаты от австрийцев и итальянцев, и т.д. Более того, практически все эти узлы и агрегаты были от прототипов, конца 20-х – начала 30-х, как например двигатель BMW-VI, который немцы ставили на бипланы ещё в середине 20-х».

В общем, выручил в Великой Отечественной, как во всех наших войнах, только русский солдат, 80% состава которых были крестьяне. Только русский крестьянин в войне оказался годным, всё остальное – нет.

vasilii-ch.livejournal.com

Развенчание мифа о Т-34: 4epexa

Сказка о «Микки-Маусе» (развенчание мифа о Т-34)

Так называется глава о танке Т-34 в книге Зефирова и Дёгтева «Всё для фронта».
В ней исследователи рассказывают, как на самом деле создавался и что из себя представлял «легендарный Т-34».

Как и практически всё в СССР в первой половине 20 века, этот танк состоял из «усовершенствованных» западных технологий и деталей.

«Происходило так: сначала промышленность заполучала какой-нибудь немецкий или американский двигатель, потом его с трудом осваивали в производстве, как могли «модернизировали» и «совершенствовали».
Для новых танков Т-34 и КВ-1 был разработан дизельный двигатель В-2. Он был создан на основе австрийского двигателя фирмы «Майбах» и американского тракторного мотора.
В свою очередь советские трактора на Сталинградсколм и Челябинском заводах, построенных американцами, многое заимствовали от американских танков. Не случайно, например, подвеска советского трактора СТЗ-5 была сделана на основе американского танка «Шерман» М4А3Е8″.

Однако с серийным дизелем для Т-34 не заладилось, и было принято решение применять на танке авиационный мотор М-17. Но у него был существенный «недостаток». «Он был присоблен работать в условиях сильного обдува холодным и чистым воздухом, чего в танке нет. Здесь, наоборот, жара и пыль, что вызывает перегрев масла, повышенный износ» (из записки начальника 3-го отдела бронетанкового управления ГАБТУ РККА военинженера 1-го ранга Афонина).
Кроме того, этот двигатель работал на высокооктановом бензине Аи-92, а его катастрофически не хватало. Поэтому в бензобаки лили даже керосин и технический спирт.

В конце концов конструкторы Т-34 остановились на «переделанном» немецком двигателе BMW-VI.

Как обычно, при производстве было много брака. Например, в письме от ноября 1942-го БТУ ГАБТУ РККА на завод №112 говорилось, что в 39% случаях броня была бракованной («не попадала в анализ»). Возможно, именно высоким процекнтом брака объясняется то, что немецкие подкалиберные снаряды легко прошивали броню Т-34 с 400-500 метров под углом 20 градусов, а 75-мм кумулятивные снаряды, начавшие поступать в вермахт в начале 1942 г. — проходили насквозь 120-мм броню Т-34 с 1000 метров.

По данным ремонтных служб РККА на лето 1943 г., 76% боевых потерь Т-34 вообще были от 50-мм противотанковых орудий Pak38 и аналогичных пушек танков Pz.III. «Это ещё раз развенчивает миф, что немецким танкистам было трудно бороться с тридцатьчетвёрками».

Бракованными и никуда не годными на Т-34 были также коробки передач, оптика, и т.п.

Плохие технико-тактические характеристики Т-34 заставили советское руководство обратиться за помощью к американцам. В декабре 1941 г. танки Т-34 и КВ-1 были переданы американцам для всестороннего анализа и разработки рекомендаций и технологий устранения в них брака.

  Далее Зефиров и Дёгтев приводят сухие выдержки из анализа американцев. 
«Советские танки показали на испытаниях крайне низкую надёжность ходовой части и двигателя. Т-34 вышел из строя и не подлежал ремонту после 343 км пробега.

Вследствие чрезвычайно плохого воздухоочистителя на дизеле в мотор набилось очень много грязи. В результате поршни и цилиндры разрушились до такой степени, что их невозможно отремонтировать. Танк с испытаний снят и намечено прострелять его пушкой КВ и своей «3» — с танка М-10, после чего он будет направлен в Абердин (Великобритания), где его разберут и оставят как экспонат.

Химический анализ брони показал, что на обоих танках броневые пластины имеют неглубокую закалку, а остальная часть брони представляет собой мягкую сталь. В связи с эиим мы считаем, что изменив технологию закалки, можно уменьшить толщину её, оставив ту же стойкость на пробивание. Это позволит облегчить вес Т-34 на 8-10%.

Качество сварки оказалось никуда не годным. У Т-34 повышенная водопроницаемость как нижней части при преодолении водных преград, так и верхней во время дождя. В щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования и боеприпасов.

Пушка Ф-34 имеет маленькую начальную скорость — 385 м/c по сравнению с 75-мм пушкой М-3 нашего «Шермана» (560 м/с).

Очннь неудачная конструкция башни. Основной недостаток — очень тесная. Мы не можем понять, каким образом танкисты могут поместиться в ней зимой, когда носят полушубки. Очень плохой электромеханизм поворота башни. Мотор слаб, перегружен и сильно искрит, в результате выгорают сопротивления и регулировки скоростей поворота, крошатся зубья шестерёнок.

Проверка гусениц. Идея стального трака очень понравилась. Но мы считаем, что пока не будут получены отзывы о сравнительных результатах применения стальных и резиновых гусениц на американских танках в Тунисе, нет оснований отказываться от нашей идеи — резиновых.

Пальцы на гусеницах Т-34 оказались плохо калены и сделаны из плохой стали, в результате чего быстро срабатываются и гусеница часто рвётся. Мы считаем, что следует утяжелить гусеницы.

Подвеска Т-34 заимствована у американского танка «Кристи». На нашем танке она, из-за плохой стали на пружинах, очень быстро проседает и оттого уменьшается клиренс.

Проверили воздухоочистстель. Только саботажник мог сконструировать подобное устройство.
Фильтр с механической точки зрения изготовлен крайне примитивно: в местах точесной электросварки металл прожжён, что ведет к вытеканию масла.

Низкое качество стартёров — маломощные и наненадёжной конструкции.

Трнасмиссия.Техник, работавший с ней, был поражён тем, что она очень похожа на те, с которым она работал 12-15 лет назад. Была запрошена фирма, которая прислала чертежи своей трансмиссии А-23. Ко всеобщему удивлению, чертежи трансмиссии оказались точной копией присланных. Поразило нас не то, что она была скопирована с наших конструкций, а то, что мы отказались от неё 15 лет назад как устаревшей.

Мы считаем, что со стороны русского конструктора, поставившего её в танк, была проявлена нечеловеческая жестокость по отношанию к водителям (трудно работать).
Во время эксплуатации на ней полностью выкрошились щубья на шестернях. Их химический анализ показал, что териическая обработка очень плохая и не отвечает никаким американским стандартам.

Машины оказались очень тихоходными. И Т-34, и КВ-1 хуже преодолевали склоны, чем любой американский танк.

Очень возмущает плохая работа коробки передач. Её можно переключать только 2 людям. Мы отправим русаким конструкторам нашу коробкеу передач, на замену штатным на Т-34″.

В результате американцы отправили в СССР множество собственных технологий, которые заменили русские.

«Неудивительно, что немецкие лёгкие танки PZ.II проходили в среднем 11.500, а средние Pz.IV — 11.000 км. Средний же пробег Т-34 до полного выхода из строя составлял не более 1.000 км.

Т-34 представлял собой «сборную солянку» из узлов и агрегатов, собранных по всему миру: ходовая часть от американского танка «Кристи», мотор от немецких самолётов, многие агрегаты от австрийцев и итальянцев, и т.д. Более того, практически все эти узлы и агрегаты были от прототипов, конца 20-х — начала 30-х, как например двигатель BMW-VI, который ставили на бипланы ещё в середине 20-х.

* Т-34 немцы прозвали «Микки-Маусом» за то, что верхние башенные люки, имевшие круглую форму, в боевых условиях советские транкисты не закрывали — в целях улучшения вентиляции и боязни их заклинивания.

( Прочитать целиком)

Взято у hasid        

4epexa.livejournal.com

Т-34. Машина по советским правилам » Военное обозрение


Каждый хочет, чтобы правда была на его стороне, но не все хотят быть на стороне правды.
— Ричард Уотли



Вопреки устоявшейся поговорке, истина никогда не лежит посередине. Под давлением неопровержимых свидетельств она смещается в пользу той или иной точки зрения, зачастую растворяясь где-то в четвертом измерении, вне пределов нашего понимания. Путь к истине тернист и витиеват, а достигнутый результат бывает далек от сложившихся представлений о «добрых» и «злых» началах этого мира.

Всякий, кто берется разгадать феномен советской «тридцатьчетверки», намертво увязает в таблицах бронепробиваемости для снарядов Ф-34 и KwK 42, бесконечных цифрах удельного давления на грунт, углов наклона брони и максимальной высоты преодолеваемых препятствий.

После всестороннего ознакомления с характеристиками и свидетельствами боевого применения русского танка, как правило, следует вполне закономерный вывод: Т-34 – неотесанный стальной гроб, не обладающий ни одним из приписываемых ему великолепных свойств.

Будни Восточного фронта

Возникает нелепое ощущение, что Красная Армия победила немцев не благодаря, а вопреки танку Т-34.
Действительно, в начальный период войны, когда за «тридцатьчетверкой» еще сохранялось техническое преимущество, Красная Армия сдавала города один за другим. Уже 25 июня 1941 года фашисты ворвались в Минск – 250 километров от границы за три дня! Таких темпов продвижения Вермахт не знал даже во Франции.

В 1944 году, когда любой из немецких «Тигров» мог одним выстрелом прошить насквозь пару стоящих на линии огня Т-34, гусеницы «тридцатьчетверок» весело звенели по мостовым европейских столиц, закатывая в асфальт красно-коричневую мерзость.

Парадокс?

Не пытайтесь найти ответ в скупых таблицах справочников. В соответствии с известным представлением о «лучшем танке», как триединстве брони, подвижности и огня (а также средств наблюдения и связи, надежности механизмов и эргономике боевого отделения) на первое место уверенно вылезет «Шерман Файрфлай».

Вы ожидали иного? Британская 17-фунтовая пушка пробивала лоб «Тигра» с дистанции километр, а сама платформа – американский танк М4 «Шерман» — по основным ТТХ соответствовал Т-34, превосходя последний по надежности, подвижности и условиям работы экипажа.

Фрицы у подбитой «тридцатьчетверки»

Если не делать разбивку по классам «легкий/средний/тяжелый», на пьедестал «Лучшего танка Второй мировой» судорожно урча своим 700-сильным «Майбахом» въедет немецкий «Тигр». В дуэльной ситуации (Т-34, ИС-2, «Шерман» против «Тигра») немецкий зверь с вероятностью, близкой к 100%, забивал любого противника. И проходил там, где любой другой танк превращался в решето – бешеный огонь батарей «сорокопяток» был для «Тигра» как слону дробина. «Иван камнями кидается» — улыбались немецкие танкисты.

Может быть, стоит поискать ответ в честных англоязычных источниках?

Т-34 был лучшим танком не потому, что он был самым мощным или тяжелым, немецкие танки в этом смысле их опережали. Но он был очень эффективным для той войны и позволял решать тактические задачи. Маневренные советские Т-34 «охотились стаями», как волки, что не давало шансов неповоротливым немецким «Тиграм». Американские и британские танки были не столь успешны в противостоянии немецкой технике.

— Норман Дейвис, профессор Оксфордского университета

Профессору Норману Дейвесу не мешало бы напомнить, что «охота стаями на «Тигры» не была приоритетной задачей Т-34. Согласно сухой статистике 3/4 потерь бронетехники на Восточном фронте приходятся на огонь противотанковой артиллерии и подрывы на минных полях. Танки созданы для решения других задач, нежели истребление себе подобных машин.

В конце концов, с таким же успехом можно утверждать о «стайной охоте» немецких StuG III или PzKpfw IV на советские «тридцатьчетверки» — бронетехники у немцев было никак не меньше, чем у Красной Армии. Современные шутки в стиле «завалили техникой и закидали трупами» — всего-навсего предсмертный бред либерально-демократической тусовки


Каждый оставшийся за линией фронта подбитый танк превращался в потенциальное немецкое оружие

Оставим фантазии о «стайной охоте на «Тигры» на совести профессора Оксфордского университета и его сотоварищей с канала «Дискавери». Эти «эксперты» что-то бубнят о рациональных углах наклона бронелистов и меньшей пожароопасности дизельного мотора Т-34. Сказки, рассчитанные на широкую публику не имеют отношения к реальности.

Наклон броневых листов имеет смысл, пока калибр снаряда не превышает толщину брони.
Известно, что 88 мм снаряд немецкой зенитной пушки «восемь-восемь» пробивал как фольгу и 45 мм наклонную лобовую деталь Т-34, и 50 мм наклонную броню «Шермана» и вертикальный лоб британского танка «Кромвель» толщиной 64 мм.

Миф о чрезвычайной горючести бензина и плохой воспламеняемости дизельного топлива основан на бытовых заблуждениях. Но в реальном бою никто не тушит факел в топливном баке (известный фокус с ведром солярки и горящей ветошью). В реальном бою по топливному баку бьют раскаленной болванкой, летящей на двух-трех скоростях звука.

В таких условиях важность приобретают толщина брони и расположение топливных баков. Увы, бронетехника Второй мировой не отличались высоким уровнем пожарной безопасности – зачастую топливо хранилось непосредственно в боевом отделении танка.

А на войне как на войне

С «экспертами» канала «Дискавери» все понятно – их задача сделать яркое шоу, не особо вдаваясь в подробности танковых сражений. «Дискавери» не смогло указать истинную причину популярности танка Т-34, тем не менее, упрямо ставит русскую машину на первое место во всех своих танковых рейтингах. Спасибо и на этом.

Настоящие американские военные, те, кто непосредственно испытывал Т-34 на Абердинском полигоне осенью 1942 года, сделали ряд неоднозначных свидетельств, порочащих честь «самого лучшего танка» Второй мировой.

Средний танк T-34, после пробега в 343 км, полностью вышел из строя, его дальнейший ремонт невозможен…

В сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования…

Тесное боевое отделение. Электромотор поворота башни слаб, перегружен и страшно искрит.

Танк признан тихоходным. Т-34 преодолевает препятствия медленнее, чем любой из американских аналогов.
Причина – неоптимальная трансмиссия.

Сварка бронеплит корпуса Т-34 грубая и небрежная. Мехобработка деталей, за редким исключением, очень плохая. Безобразная конструкция кулисы передач – пришлось разобрать узел, заменив кулису на деталь собственной разработки.

Столь же педантично отмечались положительные моменты:

Мощная и надежная пушка Ф-34, широкие гусеницы, хорошая проходимость и даже такой редкий, почти неизвестный широкой публике, факт, как большая высота преодолеваемой стенки. В отличие от «Шермана» и немецких танков с передним расположением трансмиссии, у «тридцатьчетверки» трансмиссия и, соответственно, ведущая звездочка гусеницы, располагались в кормовой части танка. Это позволяло Т-34 взбираться передней частью гусеницы на более высокий уступ (диаметр направляющей звездочки, как правило, меньше, чем у ведущей).

Был и обратный момент, связанный с задним расположением МТО – длина тяг управления достигала 5 метров. Изматывающие нагрузки, действующие на механика водителя, низкая надежность – неслучайно наши деды шли в бой на одной, заранее выбранной, передаче и старались, по возможности, не трогать капризную трансмиссию Т-34.

Каким же предстает Т-34 в результате данного короткого исследования? Посредственный «среднячок» с набором положительных и отрицательных качеств. Не самая удачная конструкция, несовместимая с громким званием «Лучший танк Второй мировой».

Странно, очень странно. Безобразная конструкция кулисы передач… Алый флаг над Рейхстагом… Кто же ты, загадочный русский воин? Как удалось тебе пройти тяжкий путь от Москвы до Берлина, отстоять Сталинград и схлестнутся с «Тиграми» в жестокой схватке под Прохоровкой?

Каким образом была одержана Победа, если «сварка бронеплит корпуса грубая и небрежная. Мехобработка деталей, за редким исключением, очень плохая»?

Может быть, ответом станут воспоминания немецких танкистов – тех, кто на своей шкуре испытал триединство огня, подвижности и защищенности «тридцатьчетверок»?

«… советский танк «Т-34» является типичным примером отсталой большевистской технологии. Этот танк не может сравниться с лучшими образцами наших танков, изготовленных верными сынами рейха и неоднократно доказавшими своё преимущество…»

— Гейнц Гудериан, октябрь 1941 года

«Быстроходный Гейнц» дал слишком поспешную оценку Т-34, уже через пару дней ему пришлось взять свои слова обратно:

«Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков. Наши противотанковые средства того времени могли успешно действовать против танков Т-34 только при особо благоприятных условиях. Например, наш танк Т-IV со своей короткоствольной 75-мм пушкой имел возможность уничтожить танк Т-34 только с тыльной стороны, поражая его мотор через жалюзи…
Возвратившись в Орел, я встретил там полковника Эбербаха, который также доложил мне о ходе последних боев; затем я снова встретился с генералом фон Гейером и командиром 4-й танковой дивизии бароном фон Лангерманом. Впервые со времени начала этой напряженной кампании у Эбербаха был усталый вид…»

— Гейнц Гудериан, октябрь того же 1941 года

Забавно. С чего это Гудериан так радикально изменил свое мнение? И отчего у бравого полковника Эбербаха был «усталый вид»?

7 октября 1941 года под Мценском была разгромлена танковая бригада 4-ой танковой дивизии Вермахта. Обнаглев от легких побед (или надышавшись русского воздуха) полковник Эбербах понадеялся на «авось» и пренебрег тщательной разведкой и прочими мерами безопасности. За что немедленно поплатился – атака Т-34 из бригады Катукова застала немцев врасплох. «Тридцатьчетверки» перебили скученную на дороге немецкую бронетехнику и бесследно растаяли в вечерних сумерках.

Пытаясь оправдать свое позорное поражение, Эбербах затянул унылую мелодию о техническом превосходстве русских (хотя ранее немцы щелкали, как семечки, советские мехкорпуса с сотнями первоклассных «тридцатьчетверок» и КВ). Уязвленный Гудериан принял точку зрения своих подчиненных, свалив всю вину за неудачную операцию под Мценском на «супер-танки Т-34».

Гейнц Гудериан был совершенно прав! Средний танк Т-34 – один из ключевых факторов на Восточном фронте, сокрушивший немецкую военную мощь. Но битый немецкий генерал так и не смог (или не решился) назвать истинные причины, по которым неказистые Т-34 смогли стереть в порошок танковые клинья Панцерваффе.

Парадоксы квантовой механики

Ни один из немецких фельдмаршалов и лжеисториков с канала «Дискавери» не упомянул одно из важных обстоятельств, напрямую связанных с успехом Т-34:
Когда европейское небо осветил багровый закат войны, и неукротимые стальные лавины «тридцатьчетверок» хлынули на Запад, выяснилось, что тяжело поврежденный танк проще бросить на берегу Дуная и заказать новую машину с завода, чем транспортировать поврежденный Т-34 за тысячи километров в Нижний Тагил. Русская лень здесь ни при чем. Всему виной экономика – стоимость нового Т-34 окажется ниже, чем расходы на его транспортировку.

В это же время фрицы, утопая по колено в грязи, эвакуировали под обстрелом обгоревшие остовы «Тигров» и «Пантер». Согласно отчетам немецких ремонтных бригад многие «Тигры» на Восточном фронте проходили восстановительный ремонт по 10 и более раз! Говоря простым языком: десять раз «Тигр» становился жертвой советских саперов и бронебойщиков и, всякий раз, немцы восстанавливали побитую груду металла – бросать на поле боя супер-танк стоимостью 700 000 рейхсмарок считалось преступлением, даже если от супер-танка остался корпус без башни и три катка.

«Тигр» зализывает раны

Исследователи, затевающие разговор о танке Т-34 обычно упускают из виду эту важную особенность: «тридцатьчетверку» нельзя рассматривать отдельно от Красной Армии, условий Восточного фронта и состояния советской промышленности в целом.

«Тридцатьчетверка» создавалась, как лучший в мире танк. И он был несомненно лучшим в начальный период войны! Заложенные в танк конструкторские решения потрясли свой смелостью испытателей с Абердинского полигона – Т-34 обладал всем, чем должен был обладать супер-танк в представлении американцев. Высокие боевые возможности Т-34 не смогло испортить даже низкое качество исполнения – за небрежно обработанными поверхностями боевого отделения и искрящим электродвигателем поворота башни проглядывали очертания потрясающей боевой машины.

Крепкая броня, усиленная рациональным наклоном броневых листов. Длинноствольная пушка калибра 76 мм. Сверхмощный алюминиевый дизель. Широченные гусеницы. В 1942 году это казалось шедевром. Ни одна армия в мире не располагала столь мощным и совершенным танком. Увы, истинная слава Т-34 была связана с другими, более трагическими обстоятельствами.

Каждая из воюющих держав создавала технику исходя из собственных условий.

Сидящие за океаном янки наладили производство отличных танков М4 «Шерман». С началом войны, гиганты американского автопрома в мгновение ока превратились в сброчные линии по производству танков. Развитая промышленность, помноженная на квалифицированные кадры и изобилие ресурсов дала закономерный результат – 49 234 выпущенных танков «Шерман».

Третий Рейх строил великое множество конструкций, представлявших импровизации на базе танковых шасси. У немцев был свой специфический взгляд на развитие бронетанковой техники, и, несмотря на все насмешки по поводу «гигантомании» и «избыточной сложности» немецкого «зверинца», квалифицированная рабочая сила и промышленная база всей Европы позволяли фрицам создавать действительно крутые машины численностью ничуть не меньше, чем количество советских Т-34 или СУ-76.

Советский военно-промышленный комплекс изначально оказался в невыгодном положении – уже в первые месяцы войны были потеряны стратегически важные промышленные районы и ресурсные базы, огромные заводы оказались разобраны и перевезены за тысячи километров на новое место. Сказывалось отсутствие квалифицированных кадров и общее отставание ВПК от промышленности Германии.

Танк Т-34 оказался наиболее приспособлен к условиям советской промышленности военных лет. Т-34 был исключительно прост, быстр и дешев в производстве. Появись на сборочном конвейере Танкограда какой-нибудь «Шерман» или «Пантера» — и Красная Армия могла испытать серьезный дефицит бронетанковой техники.
К счастью, основным советским танком был Т-34 – несмотря на все трудности и недостаток рабочих рук, заводы гнали на фронт бесконечные потоки однотипных боевых машин.

Время текло неумолимо. К концу 1943 года танк устарел и нуждался в замене (неслучайно началась разработка Т-44), однако, ситуация не позволяла быстро заменить в производстве «тридцатьчетверку» на новую машину. До последнего дня войны конвейеры продолжали «гнать» старый добрый Т-34 с поправкой на Т-34-85. Он уже не был тем лихим парнем, превосходившим по ТТХ любой танк противника, но все еще сохранял солидный боевой потенциал при решении основных задач бронетанковых частей. Крепкий «среднячок». То, что нужно для советско-германского фронта.

В лаптях и с кувалдами

СССР не мог производить другой танк, а Красная Армия не могла воевать другим оружием. В пользу Т-34 говорили сами условия Восточного фронта – жуткая кровавая баня, где потери исчислялись цифрами со многими нулями. Сплошное побоище, в котором жизнь танка была зачастую ограничена парой атак.

И пусть Т-34 был слаб против отдельно взятой «Пантеры», но потери в технике быстро возместят поставки с уральских Танкоградов. Что касается жизней танкистов… Потери на Восточном фронте были одинаково высоки, вне зависимости от типа машин. Люди трагически сгорали и в «Пантерах», и в PzKpfw IV, и в ленд-лизовских «Шерманах» и в наших «тридцатьчетверках».

Немецкий средниц танк PzKpfw V «Пантера»
Избыточно дорогая и сложная машина, высосавшая из Рейха последние силы

Наконец, «Пантера» и Т-34 редко встречались друг с другом в бою. Танки не воюют с танками, танки давят гусеницами вражескую пехоту и огневые точки, прорывают укрепрайоны, поддерживают огнем атакующих, расстреливают скопления вражеских подвод и грузовиков. При решении подобных задач преимущество «Пантеры» перед Т-34-85 далеко не так очевидны. И это при несоизмеримой стоимости, трудоемкости производства и обслуживания!

Все это напоминает необъяснимые законы квантовой механики, где попытка рассмотреть отдельно взятый элемент системы даст заведомо абсурдный результат. Действительно, если принять во внимание только калибры пушки и миллиметры брони, на пьедестал поднимутся «Шерман Файрфлай», немецкая «четверка» и «Пантера».
Хотя первый не имеет и доли боевой славы Т-34, а две последние «вундервафли» продули войну.

Главное качество Т-34 в том, что это был наш танк. Созданный по нашим стандартам, максимально приближенным к условиям Великой Отечественной войны.

Простота и массовость победили сумрачного немецкого гения.

Фотографии предоставлены пользователем Kars

topwar.ru

Двигатель Т — 34 | Естественные Науки против глупости, невежества и лжи

Т-34 был прогрессивным не только в своей наружной конструкции, но и в конструкции двигателя.

В прошлом году из болота в придонья втащили один такой танк. Он пострадал от попадания снаряда и от пожара.

Его поставили около Панорамы в г. Волгограде. Вот он  — воин, внесший вклад с великую победу!!!

Двигатель танка весь на виду . Как будто специально для обозрения. Разрушенные крышки головки двигателя алюминиевые, как и многие детали двигателя. Двигатель двенадцати цилиндровый v-образный.

Но интересно не это.

В глаза бросается конструкция привода  клапанов.

Расположение распредвалов верхнее. Их по два на ряд цилиндров. Клапанов на каждый цилиндр по четыре. Кулачки распредвалов воздействуют непосредственно на клапана.

Провод распредвалов осуществлялся посредством системы валов/шестерен. Там не было ни цепей не ремней.

 

На сколь же это идея опережала гражданское двигателестроение. А если говорить про СССР, то минимум тридцать лет. И то эта система пришла к нам из зарубежного автостроения. В Москвичах -412, где стоял модификация двигателя BMW, затем ВАЗ -2101, где был верхний распредвал, воздействующий на клапана через коромысла. И только в восьмидесятых появился двигатель системы Порше на автомобилях кулачки распредвала воздействовал  непосредственно на клапана.

Да и за рубежом такие системы стали появляться в 60-ые прошлого столетия.

Многие другие решения расположения агрегатов двигателя так же заслуживают особого рассмотрения. многие из них применяются в современной Ф-1.

Радиаторы в количестве четыре располагаются по бокам. Обдув их осуществляется центробежной крыльчаткой, расположенной на маховике двигателя.

Многое из этого можно применять как передовое в автомобилестроении.

Вопрос — почему это не было внедрено в гражданское автомобилестроение, а тупо копировалась техника американского и европейского производства?

И так было во всем. Когда Советские ученые в 1956 году предложили форму кузова легкового автомобиля как у современной ВАЗовской восьмерке, то на политбюро сказали — не привычно как то, на западе этого нет….

maxpark.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о