Основной боевой танк «Каррар» (Иран) » Военное обозрение

Несмотря на все сложности и ограниченные возможности промышленности, Иран продолжает обновлять свой парк боевых бронированных машин. Буквально на днях состоялась первая официальная демонстрация новейшего иранского основного боевого танка «Каррар». Машину впервые показали широкой общественности, а кроме того, раскрыли некоторые подробности текущих работ.

Первый официальный показ перспективного танка состоялся в минувшее воскресенье 12 марта. Площадкой для этого мероприятия стал один из объектов Организации оборонной промышленности, находящийся в Тегеране. Танк новой модели показали представителям прессы и военным специалистам. Кроме того, на церемонии представления присутствовал глава иранского военного ведомства Хоссейн Дехкан. Представители оборонной промышленности Ирана огласили некоторую информацию о новом проекте, затронув его основные преимущества.



«Премьера» танка

Также в прошлое воскресенье прозвучали немаловажные заявления относительно будущего танков «Каррар». Как оказалось, к настоящему времени иранская промышленность успела подготовиться к серийному производству такой техники. Строить новые танки будет промышленный комплекс Бани Хашем, расположенный вблизи города Доруд (провинция Лурестан). Более того, производство уже начато. Были опубликованы кадры из цехов предприятия, показывающие множество перспективных машин на разных стадиях сборки.

В соответствии со своими «традициями», иранское командование не спешит оглашать планы, касающиеся темпов и объемов производства перспективной техники. Опубликованные сведения и кадры позволяют утверждать, что в цехах Бани-Хашем присутствует не менее полудюжины танков. Когда эти машины покинут сборочный цех и сколько единиц техники последуют за ними в будущем – неизвестно.


Представленный в Тегеране ОБТ «Каррар»

Необходимо отметить, что 12 марта состоялась лишь официальная «премьера» новейшего иранского танка. О существовании этой машины стало известно достаточно давно – еще в августе прошлого года. В видеоролике, посвященном дню оборонной промышленности, была замечена ранее неизвестная боевая машина. Вскоре достоянием общественности стали несколько новых фотографий и название разработки. Согласно полученным данным, новый проект получил имя «Каррар» («Атакующий»). Известные фотографии позволили специалистам и общественности поупражняться в определении реальных характеристик техники и прогнозировании ее перспектив.

Характерный внешний вид перспективного иранского танка сразу стал поводом для подозрений. Согласно первым предположениям, машина «Каррар» на самом деле являлась лицензионной копией российского основного танка Т-90МС. Тем не менее, новые данные о проекте показали, что иранский танк не является точной копией российской машины, хотя и похож на нее. В связи с этим появились основания полагать, что проект «Каррар» основывается на некоторых советских/российских наработках, которые тем или иным образом стали достоянием промышленности Ирана.


Танк и представители военного ведомства

Еще одним косвенным доказательством присутствия «российского следа» может быть история комплекса Бани Хашем. Предприятие возле г. Доруд было построено в начале девяностых годов при активном участии российской промышленности. Завод должен был получать из России некоторые агрегаты и с их помощью собирать танки Т-72 для иранской армии. Такая работа предприятия продолжалась не слишком долго. В 1995 году Россия свернула совместный проект, после чего иранское предприятие стало работать, в первую очередь, как ремонтный завод. Тем не менее, иранские специалисты смогли получить определенные знания и технологии, связанные с производством танков российской разработки.

Так или иначе, новейший иранский танк «Каррар» действительно имеет значительное сходство – как минимум, внешнее – с российской бронетехникой последних моделей. Тем не менее, проект позиционируется именно как собственная иранская разработка. Вряд ли имеет смысл спорить с этим утверждением, не имея серьезных доказательств обратного. В такой ситуации следует просто учитывать некоторые возможности, касающиеся использования чужого опыта.


Вид на корму


С точки зрения общей архитектуры новейший иранский танк представляет собой машину традиционной компоновки. Использовано гусеничное шасси с собственным бронированием и навесной дополнительной защитой. Все вооружение располагается в башне, причем используются некоторые специфические устройства, характерные для современных боевых машин. Утверждается, что танк «Каррар» имеет самое современное бортовое оборудование, способен преодолевать различные препятствия и атаковать разнообразные цели в различных условиях. Точные характеристики, однако, пока не оглашались.

Конструкция и форма корпуса «Каррара» заставляют вспомнить о советском танке Т-72 и его многочисленных модификациях. Иранская машина получила корпус с дифференцированным бронированием, построенный по классической компоновке с центральным боевым отделением и кормовым моторным отсеком. По всей видимости, лобовые детали корпуса представляют собой комбинированную броню с относительно высоким уровнем защиты.

С учетом современных тенденций развития бронетехники иранские конструкторы создали комплекс дополнительного навесного оборудования, предназначенного для усиления собственной брони машины. Лобовая проекция корпуса, за исключением надгусеничных полок, покрыта блоками динамической защиты. Несколько боковых блоков отличаются меньшими размерами и выполняют функции основания фар. Блоки динамической защиты меньших размеров в несколько рядов помещены на бортовых экранах. При помощи таких блоков обеспечивается защита отделения управления и боевого отделения. Борта моторного отсека прикрываются решетчатыми экранами. Корма дополнительной защиты не имеет.

Иранский танк получил сварную башню многоугольной формы, так же похожую на некоторые российские разработки. Она имеет небольшие по площади центральные лобовые листы с амбразурой, по бокам от которых находятся более крупные боковые, помещенные под углом к продольной оси. Борта тоже монтируются под углом, образуя сужающуюся структуру. Также имеется прямоугольная кормовая ниша, значительно вынесенная за пределы погона. Вся лобовая проекция башни оснащается блоками динамической защиты, образующими структуру клиновидного профиля. На крыше и бортах такая защита отсутствует. Кормовая ниша сбоку и сзади прикрыта решетчатыми экранами.


Предположительно, один из опытных танков

Особенности силовой установки перспективного образца, к сожалению, неизвестны. Можно предположить, что в кормовом отсеке корпуса помещается дизельный двигатель сравнительно большой мощности, но тип и характеристики этого изделия пока официально не уточнялись. При этом вряд ли стоит удивляться, если вскоре выяснится, что танк «Каррар» получил мотор и трансмиссию российской разработки.

Ходовая часть танка основывается на зарубежных наработках. На каждом борту корпуса помещено по шесть опорных катков среднего диаметра. Катки, по-видимому, получают индивидуальную торсионную подвеску. Над ними располагаются несколько поддерживающих роликов. В передней части корпуса находятся направляющие колеса с устройствами натяжения гусениц, в корме – ведущие. Характерный вид гусеницы позволяет предполагать использование готовых изделий.


Башня «Каррара»: видны динамическая защита и головки прицелов

Вскоре после появления первых фотографий «Каррара» появилось правдоподобное предположение, согласно которому этот танк оснащается 125-мм гладкоствольным орудием российской разработки 2А46 или некой системой, являющейся прямым ее развитием. Поводом для подобных подозрений стал узнаваемый внешний вид пушки: танк несет длинноствольное орудие с эжектором и теплозащитным кожухом. Интересным нововведением орудийной установки иранской разработки стал дополнительный кожух, являющийся частью маски. Почти весь участок ствола от казенника до эжектора закрывается кожухом квадратного сечения, придающим танку необычный внешний вид. Основное оружие танка оснащается автоматом заряжания. Наличие развитой кормовой ниши башни позволяет считать, что там располагается некоторая часть боекомплекта. В боекомплект могут входить как выстрелы раздельного заряжания различных типов, так и управляемые ракеты, запускаемые через ствол орудия.

Танк, как утверждается, получил самое современное оборудование для управления огнем. Состав использованной СУО не уточнялся. При этом опубликованные фото и видео показывают, что машина имеет два перископических прицела на крыше башни. Видеосигнал с обоих прицелов выводится на экраны рабочих мест командира и наводчика. Бронемашина оснащается набором датчиков метеорологических условий. Штанга с подобными приборами находится на крыше башни, перед кормовой нишей.


Пулеметный боевой модуль

Состав вспомогательного вооружения стандартен для бронетехники этого класса. На одной установке с пушкой монтируется спаренный пулемет винтовочного калибра. Второе аналогичное оружие располагается на крыше башни. В соответствии с современными требованиями к основным танкам, проект «Каррар» предусматривает использование дистанционно управляемого боевого модуля. В задней части крыши башни помещается платформа, на которой находится поворотная U-образная конструкция с креплениями для качающегося блока с пулеметом. Контроль за работой модуля осуществляется с рабочих мест экипажа без необходимости выхода за пределы защищенного объема. На бортах башни предусматриваются места для установки двух групп дымовых гранатометов по семь изделий в каждой.

Экипаж иранского танка состоит из трех человек: механика-водителя, командира и наводчика. Водитель помещается в передней части корпуса и попадает на свое место через люк в крыше. Двое других танкистов находятся в башне. Слева от пушки помещается наводчик, справа – командир. Над их местами в крыше башни имеются люки. При этом правый люк находится на командирской башенке с перископическими приборами, обеспечивающими круговой обзор. Рабочие места танкистов, находящихся в башне, оснащены современной аппаратурой для контроля и управления бортовыми системами. Основная информация и видеосигнал с прицела выводятся на цветные жидкокристаллические экраны. Прочие элементы оборудования боевого отделения тоже основаны на современных комплектующих.


Экипаж занимает свои места, можно рассмотреть форму башни

Есть определенные основания полагать, что по размерам и весовым характеристикам новый иранский основной боевой танк «Каррар» почти не отличается от российского Т-90МС, с которым имеет достаточное внешнее сходство. В таком случае боевая масса бронемашины должна достигать 46-48 т. Оценка характеристик подвижности не представляется возможной ввиду отсутствия точных данных о типе и параметрах силовой установки. Можно только предположить, что по своим ходовым качествам иранская машина не уступает технике на базе Т-72.

12 марта было официально объявлено о старте серийного производства новейших иранских танков. При этом, что важно, речь шла не о запуске массового строительства техники, но о подтверждении начала таких работ. Один из иранских телевизионных каналов в своем репортаже, посвященном танку «Каррар», показал кадры из цехов предприятия Бани Хашем. На момент съемки на заводе уже имелось несколько строящихся танков. Таким образом, реальный старт серийного производства произошел намного раньше официального объявления о нем.


«Каррар» на полигоне

Темпы производства, по понятным причинам, неизвестны. В одном кадре одновременно присутствует не более 5-6 танковых корпусов или башен, что может считаться минимальным количеством техники, собираемой на момент съемки. О верхней границе численности танков, одновременно собираемых в Доруде, остается только догадываться. По разным данным, завод мог строить до нескольких десятков бронемашин ежемесячно. Таким образом, при соответствующем финансировании и напряжении всех сил промышленный комплекс в теории способен выйти на высокие темпы производства.

Тем не менее, подобные оценки потенциала иранского танкостроения могут отличаться чрезмерным оптимизмом. Из-за ограниченных финансовых и производственных возможностей реальные темпы производства бронетехники должны быть заметно меньше максимально возможных расчетных. Так, самым массовым танком иранской разработки является машина «Зульфикар». С середины девяностых годов промышленность страны смогла построить менее трех сотен таких машин в нескольких модификациях. Иные танки собственной разработки тоже не строились большими сериями. Как следствие, есть повод опасаться, что и новый «Каррар» не сможет стать по-настоящему массовым танком.

В контексте массового серийного производства можно вспомнить версию о российском «происхождении» новейшего иранского танка. В свое время, сотрудничая с Россией, Иран смог построить более 400 основных танков Т-72С. Ни одна бронемашина аналогичного класса, созданная иранской промышленностью самостоятельно, не могла сравниться с лицензионными машинами с точки зрения количества. Возможно – если бы версия о незначительной переработке существующего проекта Т-90МС соответствовала действительности – российская сторона может помочь зарубежному партнеру теми или иными средствами, в результате чего Иран получил бы возможность вновь наладить массовое строительство техники. Однако уверения официальных лиц в чисто иранском происхождении проекта почти исключают возможность подобного развития событий с соответствующими последствиями для «Каррара».

Благодаря официальной презентации, прошедшей несколько дней назад в Тегеране, новейший иранский основной боевой танк «Каррар» вновь стал темой активных обсуждений и даже споров. Основным вопросом при этом является происхождение проекта: слишком много черт новой бронемашины говорит об использовании чужих наработок, тогда как официальные лица Ирана отвергают это. Одновременно с этим разработчики нового проекта не спешат раскрывать подробные данные о технических и боевых характеристиках машины, что дополнительно усложняет ситуацию с оценкой танка.


Подъем на склон

Не обращая внимания на споры, начавшиеся около полугода назад, в связи с появлением первого видео испытаний танка, иранская промышленность завершила все требуемые работы, как то проверку и доводку техники. Как показывают последние события, основной танк «Каррар» успешно справился с испытаниями и был рекомендован к принятию на вооружение. В связи с этим промышленный комплекс Бани Хашем начал подготовку к будущему выпуску техники. Из сборочного цеха в самом ближайшем будущем могут выйти первые серийные танки, о выпуске которых несколько дней назад сообщили официальные лица. Благодаря этому иранские вооруженные силы получают новый шанс обновить парк боевых бронированных машин и нарастить свой боевой потенциал. Тем не менее, невозможность крупносерийного производства техники может вновь негативным образом сказаться на ситуации и оставить Иран без желаемого количества танков.

По материалам сайтов:
http://tass.ru/
http://nationalinterest.org/
http://armyrecognition.com/
http://imp-navigator.livejournal.com/
http://bmpd.livejournal.com/
http://below-the-turret-ring.blogspot.fr/

topwar.ru

Иранский основной боевой танк «Каррар»

Несмотря на все сложности и ограниченные возможности промышленности, Иран продолжает обновлять свой парк боевых бронированных машин. Буквально на днях состоялась первая официальная демонстрация новейшего иранского основного боевого танка «Каррар». Машину впервые показали широкой общественности, а кроме того, раскрыли некоторые подробности текущих работ.

Первый официальный показ перспективного танка состоялся в воскресенье 12 марта. Площадкой для этого мероприятия стал один из объектов Организации оборонной промышленности, находящийся в Тегеране. Танк новой модели показали представителям прессы и военным специалистам. Кроме того, на церемонии представления присутствовал глава иранского военного ведомства Хоссейн Дехкан. Представители оборонной промышленности Ирана огласили некоторую информацию о новом проекте, затронув его основные преимущества.

«Премьера» танка  «Каррар»

Также, 12 марта, прозвучали немаловажные заявления относительно будущего танков «Каррар». Как оказалось, к настоящему времени иранская промышленность успела подготовиться к серийному производству такой техники. Строить новые танки будет промышленный комплекс Бани Хашем, расположенный вблизи города Доруд (провинция Лурестан). Более того, производство уже начато. Были опубликованы кадры из цехов предприятия, показывающие множество перспективных машин на разных стадиях сборки.

В соответствии со своими «традициями», иранское командование не спешит оглашать планы, касающиеся темпов и объемов производства перспективной техники. Опубликованные сведения и кадры позволяют утверждать, что в цехах Бани-Хашем присутствует не менее полудюжины танков. Когда эти машины покинут сборочный цех и сколько единиц техники последуют за ними в будущем – неизвестно.

Представленный в Тегеране ОБТ «Каррар»

Необходимо отметить, что 12 марта состоялась лишь официальная «премьера» новейшего иранского танка. О существовании этой машины стало известно достаточно давно – еще в августе прошлого года. В видеоролике, посвященном дню оборонной промышленности, была замечена ранее неизвестная боевая машина. Вскоре достоянием общественности стали несколько новых фотографий и название разработки. Согласно полученным данным, новый проект получил имя «Каррар» («Атакующий»). Известные фотографии позволили специалистам и общественности поупражняться в определении реальных характеристик техники и прогнозировании ее перспектив.

Характерный внешний вид перспективного иранского танка сразу стал поводом для подозрений. Согласно первым предположениям, машина «Каррар» на самом деле являлась лицензионной копией российского основного танка Т-90МС. Тем не менее, новые данные о проекте показали, что иранский танк не является точной копией российской машины, хотя и похож на нее. В связи с этим появились основания полагать, что проект «Каррар» основывается на некоторых советских/российских наработках, которые тем или иным образом стали достоянием промышленности Ирана.

Танк «Каррар» и представители военного ведомства

Еще одним косвенным доказательством присутствия «российского следа» может быть история комплекса Бани Хашем. Предприятие возле г. Доруд было построено в начале девяностых годов при активном участии российской промышленности. Завод должен был получать из России некоторые агрегаты и с их помощью собирать танки Т-72 для иранской армии. Такая работа предприятия продолжалась не слишком долго. В 1995 году Россия свернула совместный проект, после чего иранское предприятие стало работать, в первую очередь, как ремонтный завод. Тем не менее, иранские специалисты смогли получить определенные знания и технологии, связанные с производством танков российской разработки.

Так или иначе, новейший иранский танк «Каррар» действительно имеет значительное сходство – как минимум, внешнее – с российской бронетехникой последних моделей. Тем не менее, проект позиционируется именно как собственная иранская разработка. Вряд ли имеет смысл спорить с этим утверждением, не имея серьезных доказательств обратного. В такой ситуации следует просто учитывать некоторые возможности, касающиеся использования чужого опыта.

Вид на корму

С точки зрения общей архитектуры новейший иранский танк представляет собой машину традиционной компоновки. Использовано гусеничное шасси с собственным бронированием и навесной дополнительной защитой. Все вооружение располагается в башне, причем используются некоторые специфические устройства, характерные для современных боевых машин. Утверждается, что танк «Каррар» имеет самое современное бортовое оборудование, способен преодолевать различные препятствия и атаковать разнообразные цели в различных условиях. Точные характеристики, однако, пока не оглашались.

Конструкция и форма корпуса «Каррара» заставляют вспомнить о советском танке Т-72 и его многочисленных модификациях. Иранская машина получила корпус с дифференцированным бронированием, построенный по классической компоновке с центральным боевым отделением и кормовым моторным отсеком. По всей видимости, лобовые детали корпуса представляют собой комбинированную броню с относительно высоким уровнем защиты.

С учетом современных тенденций развития бронетехники иранские конструкторы создали комплекс дополнительного навесного оборудования, предназначенного для усиления собственной брони машины. Лобовая проекция корпуса, за исключением надгусеничных полок, покрыта блоками динамической защиты. Несколько боковых блоков отличаются меньшими размерами и выполняют функции основания фар. Блоки динамической защиты меньших размеров в несколько рядов помещены на бортовых экранах. При помощи таких блоков обеспечивается защита отделения управления и боевого отделения. Борта моторного отсека прикрываются решетчатыми экранами. Корма дополнительной защиты не имеет.

Иранский танк получил сварную башню многоугольной формы, так же похожую на некоторые российские разработки. Она имеет небольшие по площади центральные лобовые листы с амбразурой, по бокам от которых находятся более крупные боковые, помещенные под углом к продольной оси. Борта тоже монтируются под углом, образуя сужающуюся структуру. Также имеется прямоугольная кормовая ниша, значительно вынесенная за пределы погона. Вся лобовая проекция башни оснащается блоками динамической защиты, образующими структуру клиновидного профиля. На крыше и бортах такая защита отсутствует. Кормовая ниша сбоку и сзади прикрыта решетчатыми экранами.

Предположительно, один из опытных танков

Особенности силовой установки перспективного образца, к сожалению, неизвестны. Можно предположить, что в кормовом отсеке корпуса помещается дизельный двигатель сравнительно большой мощности, но тип и характеристики этого изделия пока официально не уточнялись. При этом вряд ли стоит удивляться, если вскоре выяснится, что танк «Каррар» получил мотор и трансмиссию российской разработки.

Ходовая часть танка основывается на зарубежных наработках. На каждом борту корпуса помещено по шесть опорных катков среднего диаметра. Катки, по-видимому, получают индивидуальную торсионную подвеску. Над ними располагаются несколько поддерживающих роликов. В передней части корпуса находятся направляющие колеса с устройствами натяжения гусениц, в корме – ведущие. Характерный вид гусеницы позволяет предполагать использование готовых изделий.

Башня «Каррара»: видны динамическая защита и головки прицелов

Вскоре после появления первых фотографий «Каррара» появилось правдоподобное предположение, согласно которому этот танк оснащается 125-мм гладкоствольным орудием российской разработки 2А46 или некой системой, являющейся прямым ее развитием. Поводом для подобных подозрений стал узнаваемый внешний вид пушки: танк несет длинноствольное орудие с эжектором и теплозащитным кожухом. Интересным нововведением орудийной установки иранской разработки стал дополнительный кожух, являющийся частью маски. Почти весь участок ствола от казенника до эжектора закрывается кожухом квадратного сечения, придающим танку необычный внешний вид. Основное оружие танка оснащается автоматом заряжания. Наличие развитой кормовой ниши башни позволяет считать, что там располагается некоторая часть боекомплекта. В боекомплект могут входить как выстрелы раздельного заряжания различных типов, так и управляемые ракеты, запускаемые через ствол орудия.

Танк, как утверждается, получил самое современное оборудование для управления огнем. Состав использованной СУО не уточнялся. При этом опубликованные фото и видео показывают, что машина имеет два перископических прицела на крыше башни. Видеосигнал с обоих прицелов выводится на экраны рабочих мест командира и наводчика. Бронемашина оснащается набором датчиков метеорологических условий. Штанга с подобными приборами находится на крыше башни, перед кормовой нишей.

Пулеметный боевой модуль

Состав вспомогательного вооружения стандартен для бронетехники этого класса. На одной установке с пушкой монтируется спаренный пулемет винтовочного калибра. Второе аналогичное оружие располагается на крыше башни. В соответствии с современными требованиями к основным танкам, проект «Каррар» предусматривает использование дистанционно управляемого боевого модуля. В задней части крыши башни помещается платформа, на которой находится поворотная U-образная конструкция с креплениями для качающегося блока с пулеметом. Контроль за работой модуля осуществляется с рабочих мест экипажа без необходимости выхода за пределы защищенного объема. На бортах башни предусматриваются места для установки двух групп дымовых гранатометов по семь изделий в каждой.

Экипаж иранского танка состоит из трех человек: механика-водителя, командира и наводчика. Водитель помещается в передней части корпуса и попадает на свое место через люк в крыше. Двое других танкистов находятся в башне. Слева от пушки помещается наводчик, справа – командир. Над их местами в крыше башни имеются люки. При этом правый люк находится на командирской башенке с перископическими приборами, обеспечивающими круговой обзор. Рабочие места танкистов, находящихся в башне, оснащены современной аппаратурой для контроля и управления бортовыми системами. Основная информация и видеосигнал с прицела выводятся на цветные жидкокристаллические экраны. Прочие элементы оборудования боевого отделения тоже основаны на современных комплектующих.

Экипаж занимает свои места, можно рассмотреть форму башни

Есть определенные основания полагать, что по размерам и весовым характеристикам новый иранский основной боевой танк «Каррар» почти не отличается от российского Т-90МС, с которым имеет достаточное внешнее сходство. В таком случае боевая масса бронемашины должна достигать 46-48 т. Оценка характеристик подвижности не представляется возможной ввиду отсутствия точных данных о типе и параметрах силовой установки. Можно только предположить, что по своим ходовым качествам иранская машина не уступает технике на базе Т-72.

12 марта было официально объявлено о старте серийного производства новейших иранских танков. При этом, что важно, речь шла не о запуске массового строительства техники, но о подтверждении начала таких работ. Один из иранских телевизионных каналов в своем репортаже, посвященном танку «Каррар», показал кадры из цехов предприятия Бани Хашем. На момент съемки на заводе уже имелось несколько строящихся танков. Таким образом, реальный старт серийного производства произошел намного раньше официального объявления о нем.

Танк «Каррар» на полигоне

Темпы производства, по понятным причинам, неизвестны. В одном кадре одновременно присутствует не более 5-6 танковых корпусов или башен, что может считаться минимальным количеством техники, собираемой на момент съемки. О верхней границе численности танков, одновременно собираемых в Доруде, остается только догадываться. По разным данным, завод мог строить до нескольких десятков бронемашин ежемесячно. Таким образом, при соответствующем финансировании и напряжении всех сил промышленный комплекс в теории способен выйти на высокие темпы производства.

Тем не менее, подобные оценки потенциала иранского танкостроения могут отличаться чрезмерным оптимизмом. Из-за ограниченных финансовых и производственных возможностей реальные темпы производства бронетехники должны быть заметно меньше максимально возможных расчетных. Так, самым массовым танком иранской разработки является машина «Зульфикар». С середины девяностых годов промышленность страны смогла построить менее трех сотен таких машин в нескольких модификациях. Иные танки собственной разработки тоже не строились большими сериями. Как следствие, есть повод опасаться, что и новый «Каррар» не сможет стать по-настоящему массовым танком.

В контексте массового серийного производства можно вспомнить версию о российском «происхождении» новейшего иранского танка. В свое время, сотрудничая с Россией, Иран смог построить более 400 основных танков Т-72С. Ни одна бронемашина аналогичного класса, созданная иранской промышленностью самостоятельно, не могла сравниться с лицензионными машинами с точки зрения количества. Возможно – если бы версия о незначительной переработке существующего проекта Т-90МС соответствовала действительности – российская сторона может помочь зарубежному партнеру теми или иными средствами, в результате чего Иран получил бы возможность вновь наладить массовое строительство техники. Однако уверения официальных лиц в чисто иранском происхождении проекта почти исключают возможность подобного развития событий с соответствующими последствиями для «Каррара».

Благодаря официальной презентации, прошедшей несколько дней назад в Тегеране, новейший иранский основной боевой танк «Каррар» вновь стал темой активных обсуждений и даже споров. Основным вопросом при этом является происхождение проекта: слишком много черт новой бронемашины говорит об использовании чужих наработок, тогда как официальные лица Ирана отвергают это. Одновременно с этим разработчики нового проекта не спешат раскрывать подробные данные о технических и боевых характеристиках машины, что дополнительно усложняет ситуацию с оценкой танка.

Подъем на склон

Не обращая внимания на споры, начавшиеся около полугода назад, в связи с появлением первого видео испытаний танка, иранская промышленность завершила все требуемые работы, как то проверку и доводку техники. Как показывают последние события, основной танк «Каррар» успешно справился с испытаниями и был рекомендован к принятию на вооружение. В связи с этим промышленный комплекс Бани Хашем начал подготовку к будущему выпуску техники. Из сборочного цеха в самом ближайшем будущем могут выйти первые серийные танки, о выпуске которых несколько дней назад сообщили официальные лица. Благодаря этому иранские вооруженные силы получают новый шанс обновить парк боевых бронированных машин и нарастить свой боевой потенциал. Тем не менее, невозможность крупносерийного производства техники может вновь негативным образом сказаться на ситуации и оставить Иран без желаемого количества танков.

/Кирилл Рябов, topwar.ru/

army-news.ru

Иран начал выпуск новейшего танка «Карар» — Российская газета

В Иране началось серийное производство нового танка «Карар», что в переводе с персидского значит «Атакующий». Новая бронемашина, которая внешне походит на российский Т-90, должна заменить состоящие на вооружении танки «Зульфакар». Об этом сообщают иранские информагентства Fars и Tasnim.

Производиться новые танки будут на заводе Бани Хашем в провинции Луристан.

В церемонии презентации танка «Карар» принял участие министр обороны Исламской Республики Иран, бригадный генерал Хосейн Дехган.

«Танк может конкурировать с самыми современными танками в мире по мощности, точности и мобильности, а также и по стойкости на поле боя», — заявил военачальник.

Министр обороны Ирана подчеркнул, что бронемашина создана исключительно силами иранского оборонно-промышленного комплекса и представляет собой «символ мощи» иранской армии.

По его словам, «Карар» оснащен самым современным снаряжением, включая систему управления огнем, систему защиты от противотанковых видов вооружения, средства обнаружения и прицеливания. Танк способен вести точный огонь по статичным и движущимся целям в любое время суток, может преодолевать самые разнообразные препятствия. В том числе двигаться под водой.

Бригадный генерал Ахмад-Реза Пурдастан отметил, что новый иранский танк ни в чем не уступит российскому Т-90С «Прорыв», который прекрасно показал себя во время операции в Сирии. Кстати, они внешне похожи и вооружены схожим орудием — гладкоствольной пушкой 125-мм.

Однако российские военные эксперты считают, что уровень развития оборонной промышленности Ирана не позволяет выпускать бронетехнику, сопоставимую с мировыми образцами военной техники.

В качестве примера они называют танки «Зульфакар», которые были разработаны на основе компонентов от советского Т-72С, а также американских танков M48 и M60. Экипаж «Зульфакара» состоит из трех человек. Автомат заряжания также считается заимствованным от Т-72, производство осуществляется в Иране. Танк вооружен 125-мм гладкоствольным орудием 2А46, унаследованным от Т-72. Вспомогательное вооружение состоит из 7,62-мм и 12,7-мм пулеметов. Для танков «Зульфакар» оборонно-промышленный комплекс Ирана производит 23-килограммовые снаряды с начальной скоростью 850 м/с.

rg.ru

Будет ли Иран брать Т-90: Оружие: Силовые структуры: Lenta.ru

Тегеран то демонстрирует интерес к российским танкам Т-90, то говорит, что у него свои образцы не хуже. Торговля за технологии российского танкостроения ведется активно, но есть понимание того, что иранская промышленность далеко не готова восстановить у себя производство ключевых узлов и систем танка.

Иранские военные устроили вокруг Т-90 хороводы, достойные настоящего восточного базара.

В конце 2015 года командующий сухопутными войсками Ирана Ахмад-Реза Пурдастан заявил, что армия очень положительно относится к танкам Т-90 и готовится их закупить при первой возможности. Сравнивая Т-90 с хорошо известным иранцам Т-72С, Пурдастан заметил, что «танк Т-90 обладает более высокими боевыми возможностями и отвечает всем требованиям, которые мы предъявляем к современной бронетанковой технике».

Однако в первых числах февраля 2016 года Пурдастан внезапно изменил точку зрения. Теперь, по его новому мнению, «исходя из возможностей страны, в настоящее время приобретение танков Т-90 исключено, и мы хотим производить бронетехнику сами».

Материалы по теме

10:38 — 29 сентября 2015

Тут уже не выдержал «Уралвагонзавод»: замглавы корпорации Алексей Жарич сообщил, что в случае снятия санкций (по ним Ирану до 2020 года не полагается поставок наступательных вооружений без специального разрешения Совбеза ООН) нет никаких проблем с разворачиванием лицензионного выпуска Т-90.

В ответ базар продолжился: министр обороны Ирана Хосейн Дехган рассказал о том, что в стране разрабатывается новейший танк «Карар», который «даже если по некоторым показателям не лучше» Т-90, то уж и никак не хуже его.

После этого заявления, которое, видимо, должно было поразить в пятку весь российский оборонно-промышленный комплекс, тут же прочувствовавший всю степень своей ничтожности, последовали конкретные предложения.

15 февраля 2016 года генерал Кьюмарз Хейдари, заместитель Пурдастана, заметил, что закупки Т-90 по-прежнему не сняты с повестки дня… но только в том случае, если Иран получит самые современные технологии. Хейдари сослался на распоряжение высшего политического руководства Ирана, запретившего покупать оружие без технологического трансфера.

Торговля идет настолько жесткая и неприкрытая, что вызывает даже определенное уважение, связанное в том числе и с активностью иранского оборонпрома, который за 15 лет существования в режиме сильного внешнего давления нарастил не только определенные технологические возможности, но и лоббистские ресурсы, а также аппетиты.

Материалы по теме

14:44 — 21 января 2015

При этом хорошо видно, что в тех областях, где Иран трезво оценивает возможности своей промышленности, торговли как таковой не ведется. Это касается как скоропостижного перезаключения контракта на дальнобойные зенитные системы семейства С-300П (уже в версии С-300ПМУ-2 «Фаворит», а не С-300ПМУ-1, как предполагалось в 2007 году), так и интереса иранских ВВС к самолетам типа Су-30СМ.

А вот у производителей техники для сухопутных войск собственный взгляд на то, как надлежит комплектовать иранскую армию. И их мнение генералы учитывают.

Предыдущий контракт на поставку советских основных боевых танков в Иран был заключен 13 ноября 1991 года. Предварительные переговоры начались еще в 1985 году, до окончания ирано-иракской войны, и касались танков Т-72М1.

Однако в итоге, после прорыва на переговорах 1989 года, Тегерану досталась уже более совершенная модель Т-72С, оснащенная комплексом управляемого вооружения и отличающаяся более широким применением блоков динамической защиты. Контракт предусматривал поставку 1000 танков.

Иранские танки Т-72С на параде в Тегеране

В 1993-1996 годах Иран получил 122 готовых танка из России, и до 2000 года собрал из машинокомплектов еще 300 танков. Исполнение контракта было остановлено на основании решений комиссии «Гор — Черномырдин», как и исполнение других сделок по поставкам российского оружия в Иран, в частности, аналогичного контракта на сборку 1,5 тысяч БМП-2, а также на постройку подводных лодок.

Теперь, возможно, стороны попробуют восстановить сборочное производство, но уже танка Т-90.

В рамках исполнения контракта 1991 года специалисты «Уралвагонзавода» помогли развернуть в Иране несколько специализированных производственных цехов. В том числе в 1994-1995 годах были созданы литейные, механосборочные и кузнечные производства.

Оплаченный иранской стороной контракт на проектирование технологии выпуска превысил пять миллионов долларов — отмечалась решающая роль этих небольших по нынешним временам денег для сохранения конструкторских кадров в Тагиле. Было специально разработано или поставлено из России большое количество оборудования и оснастки.

Тем не менее, как пояснил «Ленте.ру» член экспертного совета председателя Военно-промышленной комиссии Виктор Мураховский, участие иранской бронетанковой промышленности в «добавленной стоимости» Т-72С было сравнительно небольшим и в основном касалось отдельных узлов и элементов ходовой части: гусеничной ленты, катков, балансиров и механизмов натяжения. Также иранцы сами сваривали корпуса.

Все более сложные комплектующие: вооружение, элементы системы управления огнем, электрооборудование, современные боеприпасы, двигатели, бортовые коробки передач, а также башни поставлялись из России.

Т-90 технологически совершеннее Т-72С. Изменения коснулись практически всех элементов конструкции: значительно более сложный и эффективный комплекс управления огнем (для первых версий — перенесенный с Т-80У 1А45 «Иртыш», для Т-90СМ — принципиально новая разработка «Калина»), новая пушка, новые средства защиты.

Т-90СМ на демонстрационном выступлении выставки «Технологии в машиностроении — 2012» (Жуковский)

Фото: Михаил Грибовский / ТАСС

За прошедшие 20 лет иранская промышленность, отягощенная санкциями, существенно шагнула вперед, однако возможностями самостоятельно выпускать подобную сложную технику по-прежнему не располагает. Участие иранцев в танке Т-90 вряд ли сильно выйдет за пределы предыдущего проекта с Т-72С. Если ходовую часть они еще сумеют «изобразить» самостоятельно, то двигатель и коробки передач останутся российскими, не говоря уже о системе управления огнем и пушке.

То же касается и боеприпасов. «Иранцы способны производить устаревшие фугасные и бронебойные снаряды. Делать же современные фугасы с программируемым подрывом, с готовыми поражающими элементами, современные бронебойные оперенные подкалиберные снаряды, танковые управляемые ракеты они не смогут», — считает Виктор Мураховский.

Иранцам явно интересна куда большая роль в добавленной стоимости нового танка, чем в случае с Т-72С. Вопрос в том, насколько амбиции иранской «оборонки» соответствуют технологическому уровню машины.

Как ни крути, но иранские военные пока не перешли к массовым закупкам бронетехники, производимой «у себя дома». Пресловутые «Зульфикары», созданные в середине 1990-х годов во многом благодаря знакомству с советскими технологиями, до сих пор не ставятся на вооружение по-настоящему массовыми партиями: из приблизительно 1,6 тысяч танков, имеющихся в иранских вооруженных силах, их не более 150. Это притом, что параллельно в боевом составе остаются до 900 старых танков типа Т-55 (включая китайские модели на их основе), Т-62 и американских M60 и M48.

Перспективный иранский танк «Зульфикар 3»

Это иллюстрирует основную проблему так называемого нового танка «Карар». Чем бы он ни был, какие бы таинственные супертехнологии в него не заложили, но на фоне состояния бронетанкового парка сухопутных войск Ирана и темпов развертывания производства куда более простых и изученных «Зульфикаров» всерьез ожидать его появления в иранской армии в ближайшие пять-шесть лет, скажем так, несколько преждевременно — если это только не очередная модернизация Т-55, по типу «Сафиров-74», другой поделки иранской танковой промышленности. Причем чем выше коэффициент новизны танка, тем сложнее и болезненнее проходит развертывание серийного выпуска, внедрение в войска и доводка машины.

За этот же период, как показывает опыт работы «Уралвагонзавода» с Индией по Т-72М1 и Т-90С и с тем же Ираном по Т-72С, можно не только оснастить сборочное производство, но и (если бы на это было разрешение Совбеза ООН) развернуть ритмичный серийный выпуск новых танков в значительных количествах (сотнями).

Пауза, связанная с санкциями, играет на руку иранским промышленникам, которые будут до последнего утверждать, что смогут выкатить по-настоящему крутую машину в самое ближайшее время. Однако реалистичный взгляд на вещи показывает, что внятных альтернатив российской технике у Ирана нет. Тегеран и так въехал в XXI век верхом на танках технологического уровня 1960-х годов, слегка разбавленных началом 1980-х.

Региональной державе, столкнувшейся лбом с Саудовской Аравией (где в ходу американские M1A2 Abrams — другой вопрос, как их используют, скажем, в том же Йемене), такой танковый парк уже бесполезен с практической точки зрения и чем дальше, тем больше неприличен с политической.

lenta.ru

Иранский основной боевой танк Каррар

Производиться эта машина будет на специально созданной технологической линии промышленного комплекса Dorud Bani Hashem Аrmored Industry в г. Доруд (провинция Лорестан). Выбор предприятия не случаен — именно здесь осуществлялась сборка и частичная локализация ряда узлов танка T-72S «Шилдан», которая производился по российской лицензии с 1997 года. По документации Уралвагонзавода эта модификация проходила как «T-72M спецификация Э8».

Основной боевой танк Каррар

В значительной степени это обстоятельство и повлияло на облик нового иранского ОБТ, первое, что бросается в глаза при анализе изображений машины: даже прикрытое противокумулятивными экранами шасси (по фото можно оценивать лишь корпус и ходовую часть) — явно идентично шасси Т-72 или Т-90.

 

Фото и видео новой машины появились в масс-медиа задолго до официальной презентации, что в совокупности с материалами с церемонии даёт некую информацию для анализа.

Второе, что обращает на себя внимание — это башня. Башня — явно оригинальной конструкции, сварная, в её облике отчётливо прослеживается влияние как российского ОБТ Т-90МС, так и китайского Тип-99. Развитая кормовая ниша уравновешивает башню на погоне (грубо говоря — это подшипник, на котором вращается башня) и, скорее всего, служит для размещения боекомлекта (БК).

 

Подобная схема достаточно популярна в мировом танкостроении, так как позволяет изолировать БК от обитаемого боевого отделения (БО), а также — использовать в конструкции машины так называемые вышибные панели, предотвращающие взрыв снарядов при пожаре машины. Дело в том, что вопреки распространённому мнению, попадание в боеукладку кумулятивной струи либо бронебойного снаряда, в большинстве случаев приводит не к мгновенному взрыву, а к возгоранию. Во-первых — часть снарядов в боеукладке являются бронебойными, т.е. — представляют собой инертные металлические конструкции. Во-вторых, чувствительность взрывчатого вещества (ВВ) на основе гексогена, которым снаряжаются осколочно-фугасные снаряды (ОФС), и окфола которым снаряжаются кумулятивные снаряды (КС) — достаточно низкая, для их инициации требуется подрыв специального взрывателя. Таким образом — мгновенный взрыв боеукладки возможен при попадании во взрыватель ОФС или КС, а поскольку их площадь пренебрежимо мала по сравнению с площадью снарядов и пороховых зарядов, то — при попадании в последние гораздо более вероятен пожар. Следует отметить, что пожар в боеукладке радикально отличается от пожара на складе макулатуры: при горении баллистических порохов в замкнутом объёме лавинообразно растёт давление, и, с превышением некой критической отметки — дефлаграционный тип горения сменяется детонационным, т.е. — скорость горения увеличивается настолько, что происходит взрыв. Взрыв боекомплекта горящей машины — достаточно распространённый сюжет военной хроники последнего полувека.

Башня имеет развитую кормовую нишу.

Возвращаясь к конструкции башни ОБТ Каррар отметим, что расположение БК в кормовой нише башни даёт возможность разместить в её крыше так называемые вышибные панели — своего рода сдающие звенья, пластины, которые выбиваются, когда давление продуктов горения превышает допустимый предел. В этом случае детонации БК не происходит.

 

Неизвестно, реализованы ли вышибные панели в конструкции Каррар, но – их установка была бы логичным шагом.

 

Танковая пушка – явно одна из модификаций старой доброй ещё советской 2А46 калибром 125 мм, применяемой практически на всех модификациях Т-64, Т-72 и Т-80. Обращает на себя внимание квадратный в сечении кожух, прикрывающий половину пушечного ствола. Можно предположить, что данная конструкция защищает пушечный ствол от снарядных осколков, могущих оставить на нём вмятину или даже пробитие. Повреждения подобного рода при стрельбе из пушки неминуемо приводят к её разрыву, но, поскольку полностью закрыть пушку кожухом не представляется возможным (резко увеличившийся вес её качающейся части окажется непосильным для стабилизатора вооружения), то ствол прикрыли частично. Во-первых – разрыв части ствола ближе к казённику гораздо опаснее для экипажа, чем “гвоздика” (жаргонное название разорванного пушечного ствола) у дульного среза, экипаж в первом случае гарантированно получает контузию.

Типичный образец танковой “гвоздики”, в данном случае – на “Абрамсе”

Во-вторых, размещение на стволе дополнительной массы ближе к цапфам не слишком увеличивает момент инерции качающейся части пушки.

 

Выпуск боеприпасов для пушки 2А46 производит профильное отделение иранской Defence Industries Organisation (DIO), оперённый бронебойный подкалиберный снаряд (ОБПС) местного производства выглядит как “среднее арифметическое” советских ОБПС 3БМ26 «Надежда-Р» и 3БМ32 «Вант». Следует отметить, что данное предприятие также освоило выпуск танковой управляемой ракеты (ТУР), предположительно — под названием Tondar. Под этим обозначением скрывается российская ТУР 9М119М «Инвар», то ли выпускаемая по лицензии, то ли попросту скопированная иранскими оружейниками. ТУР – это фактически, разновидность ПТУР, запускаемая из канала ствола танковой пушки. Tondar имеет тандемную боевую часть, т.е. последовательно расположенные лидирующий заряд, задачей которого является нейтрализация динамической защиты цели, и основной заряд, имеющий бронепробиваемость в 700 мм гомогенной брони. Дальность действия комплекса управляемого ракетного вооружения — от 100 метров до 4 километров

 

Система управления огнём (СУО) КАТ-72 ОБТ Каррар производства фирмы Шираз электроник индастриз представляет собой клон СУО EFCS3-55 словенской фирмы Фотона. Основной прицел предположительно китайского производства, для управления ТУР на крыше башни расположен прицел-прибор наведения, внешне напоминающий российский 1К13 «Неман». Наличие на башне метеостанции/датчика ветра и лазерного дальномера предполагает наличие баллистического вычислителя (что, собственно, является основным критерием, отличающим СУО от просто набора прицелов и узлов системы наведения).

 

Копирование бронекорпуса Т-72 предполагает сопоставимый с «семьдесятдвоечным» уровень бронезащиты, хотя и здесь возможны некие отличия, обусловленные различиями в рецептуре и технологии производства применяемой броневой стали, а также материала наполнителя башни и верхней лобовой детали (ВЛД) корпуса. Определить уровень защиты башни по фото не представляется возможным, а информация подобного рода — является одной из наиболее строго охраняемой.

 

Передняя часть башни и ВЛД корпуса прикрыты элементами динамической защиты (ЭДЗ), напоминающие российские 4С20 или 4С22 (внешне неотличимые друг от друга), но — схема их монтажа на корпус копирует комплекс навесной динамической защиты (НДЗ) «Контакт-1», использующий все-таки ЭДЗ 4С20. Следует отметить, что НДЗ «Контакт-1» на сегодняшний день является весьма устаревшей, и, главным образом, может противодействовать реактивным гранатам семейства ПГ-7 ранних серий. Современные реактивные противотанковые гранаты и управляемые ракеты, а также бронебойные снаряды — достаточно эффективно преодолевают архаичную НДЗ.

 

Также обращает на себя внимание расположенный на на штанге крыше башни грибообразный индикатор лазерного излучения (ИЛИ) производства корпорации Иран электроник индастриз. Неясно, то ли просто подаётся сигнал экипажу об облучении машины вражеским дальномером или прицелом-прибором наведения ПТУР, то ли уже возможно в конструкции машины реализован комплекс оптико-электоронного подавления (КОЭП), когда сработка ИЛИ выдаёт команду на отстрел в угрожающий сектор дымовых или аэрозольных гранат, ставящих завесу, которая может дать возможность сорвать наведение сорвать ПТРК и предоставляет экипажу шанс рывком выйти из-под огня или, в случае обнаружения вражеской позиции — подавить её огнём.

 

Использование бронекорпуса Т-72/Т-90 автоматически предполагает применение в качестве силовой установки двигателя семейства В-2, вероятнее всего — какой-то из модификаций В-84, другие танковые дизеля, имеющие хождение на мировом рынке, попросту не влезут в «двухкубовое» моторно-трансмиссионное отделение. Наладить самостоятельное производство подобных двигателей Иран не мог — разработка танковых двигателей, наряду с двигателями авиационными и ракетными — является прерогативой нескольких стран «высшей лиги» мирового машиностроения. Даже стремительно прогрессирующие Южная Корея и Турция, несмотря на впечатляющие технические возможности и весьма щедрое финансирование — на сегодняшний день безуспешно бьются над проблемой создания национальных танковых двигателей.

 

Таким образом — использование в конструкции ОБТ Каррар российского дизеля даёт пищу для размышлений — в какой степени национальным проектом является новый иранский танк? Для того, чтобы ответить на этот вопрос — необходимо совершить экскурс в историю. С 1989 по 1991 годы Советский Союз заключил с Ираном ряд крупных межправительственных соглашений в области военно-технического сотрудничества (ВТС). Одно из соглашений, подписанное в ноябре 1991 года, предусматривало передачу Ирану лицензии на производство тысячи ОБТ T-72S «Шилдан» (уже упоминавшийся выше), а также, оказание технического содействия в организации производства этих танков. При этом — действие лицензии не распространялась на ряд ключевых компонентов: вооружение и снаряды, ряд компонентов СУО и электрооборудования, дизель и бортовые коробки передач, а также башня — поставлялись по отдельному контракту, срок действия которого был рассчитан до 2011 г. В рамках соглашения — российская сторона заложила в Доруде производственную линию, которая начала свою работу в 1997 году, а в 1998 первые иранские танки были поставлены в войска. Участие иранской стороны в производстве комплектующих для танка было достаточно скромным. На заводе варили бронекорпуса, причём — были серьёзные технические проблемы с изготовлением ряда корпусных деталей, таких, например, как борта. Также было освоено производство ряда узлов ходовой части: гусеничных лент, блоков подвески с опорными катками, направляющих колёс с механизмами натяжения, т.е. доля в общей стоимости машины иранских комплектующих, даже по самым оптимистичным оценкам, не могла превышать 15 %.

 

13 ноября 1991 г. было подписано соглашение «Гор-Черномырдин», предусматривающее, в частности, и разрыв соглашений по ВТС с Ираном. К этому моменту оставалось поставить Ирану еще 578 машинокомплектов, снаряды, предоставить услуги по обучению персонала — всего на сумму свыше 1,5 млрд долларов из 2,2 млрд долларов общей суммы контракта. Таким образом, контракт оказался выполненным на 30%, и, что наиболее болезненно ударило по иранской стороне — не была передана большая часть лицензионно-технической документации и технологического оборудования, что делало невозможным самостоятельное производство Т-72.

 

За прошедшее с тех пор время Иран периодически демонстрировал как глубокую модернизацию ранее стоящих на вооружении танков — проекты Sabalan, Tiam, Samsam, Safir-74/Shabdiz, Mobarez, так и штучное производство прототипов ОБТ семейства Zulfiqar, являющихся компиляцией узлов и систем танков, уже много лет стоящих на вооружении, т.е. — о самостоятельном серийном производстве танков говорить не приходится.

 

В то же время, режим санкций достаточно надёжно блокирует возможность поставки Ирану современных вооружений: в июне 2010 года Совет безопасности ООН принял резолюцию №1929, запрещающую поставку Ирану «любых танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолетов, ударных вертолетов, военных кораблей, ракет и ракетных систем, в соответствии с определениями Регистра обычных вооружений ООН». 22 сентября того же года Президент России Дмитрий Медведев подписал указ о мерах по выполнению санкционной резолюции СБ ООН в отношении Ирана, предусматривающий запрет на передачу Ирану комплексов ПВО С-300, бронетехники, боевых самолетов, вертолетов и кораблей. После достижения некоторого прогресса по проблеме ядерной программы Ирана, санкции, введенные резолюцией №1929 формально были отменены, однако, по существующему правовому режиму, ограничения будут действовать до 18 октября 2020 года.

 

В 2016 году были возобновлены российско-иранские переговоры о лицензионном производстве «несколько сотен» Т-90С на сумму порядка 1 млрд. долларов, но — для его реализации необходимо получить разрешение Совета безопасности ООН, но при этом, вероятность того, что США пересмотрят свои взгляды на поставки оружия в Иран — пренебрежимо мала. Итак, имеем, с одной стороны — острую необходимость в современных ОБТ силовых структур Ирана (основу танкового парка которого составляют разномастные машины полувековой давности, причём, из-за отсутствия запчастей, боеготовыми из них можно считать не более 30 %). С другой стороны — Россия заинтересована в проникновении на ёмкий иранский танковый рынок, который сможет стать для российского ВПК значимым источником валюты на долгие годы. Взаимную заинтересованность — намертво блокируют санкции, поставки танков невозможны. И — в том же 2016 году Иран начинает работы над проектом Каррар, который по целому ряду признаков (шасси, пушка, элементы СУО, в т.ч. его наиболее значимая составляющая — комплекс управляемого ракетного вооружения) является воплощением «русского следа».

 

Безусловно, за последние двадцать лет иранский ВПК в рамках политики «ходке-файи» («самообеспечения») сделал огромный шаг вперёд, позволив в целом обеспечить армию и «корпус стражей исламской революции» вооружением и техникой, необходимым для выполнения доктринальных задач в региональном масштабе. В области производства бронетехники — созданы производственные комплексы Шахид-Кола-Дуз, Шахид-Захран, Хадид, в рамках исполнения контракта 1991 года российские специалисты помогли в создании в составе комплекса Парчин нескольких специализированных производственных цехов, в том числе в литейного, кузнечного и ряда механосборочных. Предприятие Райян Рошд освоило производствово тепловизионных прицелов на основе китайских матриц. Но — всё это, выражаясь математическим языком, «является необходимым, но — не достаточным условием» для производства собственного танка. Использование в конструкции ОБТ Каррар ряда ключевых компонентов явно российского происхождения наводит на мысль о том, что данная машина является «серой сборкой» Т-90 с достаточно высокой степенью локализации.


Понравилась статья? Не забудьте поделиться ею:

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

naukatehnika.com

Детали современного иранского танкостроения. «Харьковский след» в разработке нашумевшего ОБТ «Каррар»

Именно в ОБТ «Karrar» впервые в иранском танкостроении отчётливо виден наиболее низкий силуэт в сочетании с высокими показателями эквивалентной стойкости башни от БОПС и КС противника в передней проекции. Бортовые бронелисты корпуса в районе МТО и механизированная кормовая ниша с боеукладкой прикрыты решётчатыми ПКЭ

Частично решив вопрос стратегической важности, связанный с парированием угрозы, исходящей со стороны ударной тактической авиации ВВС Израиля и «аравийской коалиции» путём закупки 4 дивизионов российских ЗРК С-300ПМУ-2 и запуска серийного производства современных ЗРК «Bavar-373», Иран не на шутку озаботился боевым потенциалом своих сухопутных войск, которые из-за быстрого устаревания танкового парка на протяжении десятков лет находились в сложном положении, и совершенно не соответствовали статусу региональной сверхдержавы. До 1997-го года на вооружении СВ Ирана находился весьма «разношёрстный» танковый состав, представленный такими машинами, как: британские «Chieftain Mk-2/3P/5P» в количестве 100 ед., советские Т-72С (Т-72М1М) в количестве 480 ед., 168 американских M47/48 «Patton II/III» и 150 более современных M60A1.

Стоящий в обороне ОБТ «Chieftain Mk.2» СВ Ирана в ходе ирано-иракской войны. На случай внезапного артиллерийского удара или иной боевой акции со стороны иракской армии, катки танка перекрыты мешками с песком, так называемой импровизированной бронёй, защищающей ходовую часть от осколочных повреждений и кумулятивного воздействия

Около 300 иранских Т-72С было поставлено на вооружение в результате крупноузловой сборки российских танкокомплектов Т-72С к 2000 году. Практически все вышеперечисленные машины значительно уступали по бронезащищённости и совершенности системы управления огнём танкам, состоящим на вооружение соседних Пакистана и Саудовской Аравии. Так, в первом квартале 1997-го года на вооружение пакистанских СВ поступила первая партия украинских Т-80УД в рамках контракта 96-го года на закупку 320 машин. Этот танк на голову превосходил все вышеперечисленные иранские танки. Эквивалентная бронестойкость лобовой проекции от БОПС составляла: по башне — 850-900 мм при углах безопасного маневрирования ±10º и около 680-700 мм при углах ±35º; по корпусу — порядка 600 мм при использовании ДЗ «Контакт-5».

Сварная башня танка Т-80УД («Объект 478БЭ-1») с учётом ВДЗ «Контакт-5» обладает эквивалентной стойкостью от БОПС около 960—1050 мм по фронтали, в то время как Т-72С с «Контактом-1» имеет всего 400 мм. Дело в том, что наполнитель (контейнер со спецбронированием) башни Т-72С представлен песчаными стержнями, которые больше предназначены для обеспечения защиты от кумулятивных снарядов, стойкость от КС достигает 490 мм. В башнях пакистанских Т-80УД используется наполнитель совершенно иного типа (ячеистые блоки со стальными пластинами, залитые полимером), обеспечивающий гораздо лучшую защиту от БОПС и стойкость от КС — 1100 мм с использованием динамической защиты. Даже оснащённые ДЗ «Контакт-1» иранские Т-72С имели стойкость башни от КС — 750-800 мм, из-за чего пакистанские Т-80УД продолжали превосходить иранские «Уралы». Уже тогда Тегеран в корне не устраивал такой негативный контраст в области танкостроения.

Первые партии Т-80УД «Берёза», поставленные в Пакистан, имели индекс «Объект 478Б» (на фото). Машины были собраны в конце 80-х гг. и имели литую башню старого образца с ячеистым спецбронированием или металлокерамическим пакетом. Эквивалентная стойкость этой башни от бронебойных снарядов при курсовых углах обстрела ±35 градусов составляла от 720 до 950 мм (с использованием ДЗ «Контакт-5»). В то же время, литой вариант башни имел серьёзный недостаток — стальной физический габарит в районе амбразуры едва достигал 350 мм. Пакистан получил 145 танков данной модификации и ещё 175 ед. модификации «Объект 478БЭ-1» со сварно-катаной башней

На испытаниях в жарком пустынном климате Пакистана Т-80УД, оснащённые мощным и выносливым 1000-сильным дизельным двигателем 6ТД-1, показали себя гораздо лучше, чем китайские «Тип 85-IIAP», оснащённые дизелем 12150L7BW мощностью 730 л.с. В сравнении с дизелями предыдущей модификации 5ТДФ, новый 6ТД-1 получил новые выпускные коллекторы конфигурации «труба в трубе», а также улучшенные поршни с качественными приработочными и износостойкими покрытиями

Масла в огонь подлила информация об успешном ходе пакистанско-китайского проекта ОБТ «Al-Khalid», который стартовал в августе 1991-го года. Проект проходил при полноценной поддержке китайской стороны: компания «Norinco» разработала прототип будущего «Аль-Халида», который получил индекс «Тип-90II». Машина оснащалась новой угловатой сварной башней с наклонными лобовыми бронеплитами, напоминающими лобовую проекцию M1A1 «Abrams». В центральной части этих бронеплит заметны специальные люки для контейнеров со спецбронированием (наполнителем), т.е. китайцы учли опыт как штатовской, так и советской школ танкостроения. Эквивалентная стойкость лобовой бронеплиты башни составляла от 620 до 750 мм от БОПС без ДЗ (и 700 — 850 с ДЗ).

В дальнейшем наработки по танку «Тип-90II» были использованы и в проектировании китайских ОБТ «Тип-96» и «Тип-98». В состав БРЭО «Al-Khalid» вошла передовая на то время система управления огнём, являющаяся слегка упрощённым аналогом французской ICONE TIS, установленной на ОБТ AMX-56 «Leclerc». После начала лицензионного серийного производства «Al-Khalid» мощностями компании «Heavy Industries Taxila», Пакистан временно стал одной из самых продвинутых танкостроительных держав в Южной и Передней Азии, выйдя на израильский уровень. Примерно в это же время получил развитие и первый иранский амбициозный проект ОБТ нового поколения «Zulfiqar». Танки данного семейства стали переломным этапом иранского танкостроения, которое в итоге пришло к машине «Каррар».

ОБТ «Al-Khalid» является самым подвижным основным боевым танком, состоящим на вооружении СВ Пакистана. На 48-тонной машине установлен ещё более современный дизель от «Харьковского КБ по двигателестроению» 6ТД-2, его мощность достигает 1200 л.с. Между тем, в 2016-м году, в ходе выставки IDEAS-2016, между скандально известным «Укрспецэкспортом» и пакистанской компанией «Heavy Industries Taxila» был подписан контракт на поставку для «Аль-Халидов» двигателей модификации 6ТД-3 мощностью 1500 л.с. Тяговооружённость машин достигнет 31,25 л.с., оставляя далеко позади дизельные Т-80УД, «Леопард-2А4», «Меркаву» и даже газотурбинные Т-80У

Как видно по фотографиям и техническим эскизам, «Zulfiqar-1», поступивший в серийное производство в 1996-м году, является сложным сочетанием американских танков M48 «Patton-III» и M60A1, а также российского Т-72С и китайского «Тип-90II/98». Результат первой попытки создания нового танка у иранских танкостроителей был далёк от идеального, ведь в качестве ходовой части использовалась достаточно высокая база танков M48/60, а также очень высокая (около 1 м) сварная башня почти прямоугольной формы, из-за чего общая высота танка по крыше башни достигла 2,5—2,6 м. Машина с таким огромным силуэтом является настоящей мечтой наводчика противника или оператора противотанкового ракетного комплекса.

Масса машины составляет всего 36 тонн, что при таких габаритных размерах, а также наличии 4-го члена экипажа — заряжающего, говорит о солидном забронированном объёме и недостаточном для конца XX века бронировании некоторых участков бортовых проекций. Между тем, башня имеет бронирование лобовой проекции аналогичное китайскому «Тип-98», визуально физический габарит лобовой бронеплиты можно оценить в 600 — 650 мм, что на фоне низкозащищённых литых башен с песчаным наполнителем Т-72С вполне неплохо. Эквивалентная стойкость без ДЗ может лишь немного уступать израильскому ОБТ «Merkava Mk.2D», эквивалентная стойкость от БОПС у которого достигает 740-760 мм. Некоторые источники утверждают, что АЗ у танка имеется, это вполне логично, поскольку используется российское 125-мм орудие типа 2А46М. Как следствие, бронирование «Zulfiqar-1» может и превосходить расчётные цифры. Показатель, как для первого танка иранской разработки, вполне неплохой. В то же время, ходовые возможности машины весьма посредственные: на «Зульфикар-1» установлен 12-цилиндровый 780-сильный дизель, обеспечивающий удельную мощность лишь в 21,7 л.с./т. Максимальная скорость хода по шоссе — около 65 км/ч. Гидромеханическая трансмиссия танка SPAT-1200 является аналогом применяющейся на M60.

«Zulfiqar-1»

Если сравнивать «Zulfiqar-1» по данным параметрам c тем же «Аль-Халидом», вырисовывается неприятная для иранской машины картина, в которой последний уступает пакистанскому в удельной мощности на 13%(у «Аль-Халида» она доходит до 25 л.с./т, что сравнимо с лучшими российскими и западными образцами). На «пакистанце» установлен мощный 1200-сильный украинский дизель 6ТД-2.

«Зульфикар-1» оснащён достаточно продвинутой системой управления огнём словенского производства Fontona EFCS-3, которой также оснащены иранские трофейные модернизированные Т-54/55, получившие название «Safir-74». Данная СУО снабжена лазерным дальномером с дальностью 10 км и точностью ±5 м, а также баллистическим вычислителем, в ПО которого присутствует номенклатура из нескольких типов танковых снарядов, включая БПС, ОФС, бронебойно-фугасные снаряды и т.д. СУО включает дневной и ночной прицелы с увеличением 10x и 7x соответственно, их сектор обзора — 6º. Благодаря применению EFCS-3 вероятность попадания достигает 80%. Но эта СУО значительно уступает, той которая установлена на китайско-пакистанском «Al-Khalid». Так, в состав последней входит панорамный низкоуровневый прицел командира, на который в СУО иранского «Зульфикара» нет и намёка. Это не позволяет танку успешно действовать в условиях городской инфраструктуры, а также заметно снижает боевой потенциал при боях на открытой местности.

Танковая система управления огнём EFCS-3 является базой для большинства основных боевых танков СВ Ирана. Исключением не является и средний танк «Safir-74» (на фото), который по сей день является надёжной «рабочей лошадкой» иранской армии. Данные танки в количестве 500 единиц были приобретены Ираном в КНР в середине 80-х гг. под индексом «Тип-59». Также в ходе ирано-иракской войны иранская армия получила 190 трофейных Т-54/55, которые позднее доработали до уровня «Сафиров-74» и оснастили динамической защитой 1-го поколения «Контакт-1». 80-мм габарит лобовых и бортовых бронеплит с «Контактом» может защитить лишь от лёгких ручных противотанковых средств (танки могут быть использованы лишь в качестве поддержки)

Следующей модификацией танка стал единственный «переходной» прототип «Zulfiqar-2». Это изделие оснащалось более совершенной и развитой низкопрофильной башней и отличалось более приземистым корпусом, за счёт чего высота и силуэт танка заметно уменьшились. Ходовая часть новой версии ОБТ уже семикатковая, а силовая установка более мощная.

Этот прототип стал куда подвижней своего крупносерийного предшественника и превратился в полноценную стартовую базу для производства последней версии ОБТ — «Zulfiqar-3». Облик новой машины значительно изменился по сравнению с первым вариантом. Низкопрофильная башня имеет сложную сварную конструкцию, отчётливо напоминающую башню американского «Абрамса». Лобовые бронеплиты башни имеют соответствующий наклон относительно продольной оси канала ствола, а также относительно нормали, который составил около 45 градусов. Более того, данная башня имеет очень интересную конструктивную особенность в отличие от «абрамсовской». На лобовых бронеплитах (в области маски пушки) имеются развитые броненакладки с габаритом 250 — 300 мм, что делает стойкость передней проекции танка более однородной, нежели на «Абрамсе», особенно в районе уязвимой казённой части орудия. На фотографиях из иранского интернета хорошо видна удалённость мест командира и наводчика «Зульфикар-3» от лобовых плит, что указывает на их большой габарит, превышающий 700—750 мм. По-видимому, бронезащита этого танка находится на уровне танков «Аль-Халид», «Mercava Mk.3D» и M1A1.

Что касается системы управления огнём, а также прицельного оборудования, ничем принципиально новым «Зульфикар-3» нас удивить не смог: по-прежнему отсутствуют панорамный прицел командира, а также оптико-электронный прицел кругового обзора наводчика (интегрирован в СУО «Калина» нашего ОБТ «Тагил»), нет абсолютно никаких средств учёта теплового изгиба ствола для повышения точности стрельбы в ходе боя. Сама система управления огнём — всё та же EFCS-3, что несмотря на отличное бронирование танка не даст ему значительного прироста точности ведения огня. На данный момент на вооружении сухопутных войск Ирана находится около 100—150 ОБТ «Zulfiqar-1» и до нескольких десятков «Zulfiqar-3».

В «Тройках» наблюдается весьма большой технический контраст: достойный уровень бронезащищённости перекрывается умеренными качествами устаревающей СУО, а также низкими сетецентрическими возможностями. Судя по отсутствию различных антенных мачт для радиостанций обмена тактической информацией, танки не имеют возможности вести полноценный обмен данными во время группового противостояния на ТВД. Так что «Zulfiqar-3» можно считать достаточно сырой машиной, которая нуждается в дальнейшей модернизации бортового радиоэлектронного оборудования, а также установке современной динамической защиты тандемного типа для противодействия современным противотанковым средствам.

«Zulfiqar-3»

Теперь обратимся к наиболее малоизвестным и таинственным страницам «танковой истории» Исламской Республики Иран, которые стали дополнительным толчком к проектированию совершеннейшего танка ИРИ — «Каррар».

ВЫСОКОЗАЩИЩЁННЫЕ СВАРНЫЕ БАШНИ ОТ Т-80УД «ХАРЬКОВСКОГО КОНСТРУКТОРСКОГО БЮРО ПО МАШИНОСТРОЕНИЮ» ТАКЖЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ В РАЗРАБОТКЕ MBT «KARRAR»

В данный момент все в один голос утверждают, что перспективный иранский основной боевой танк «Carrar» является практически полной копией нашего превосходного Т-90МС «Тагил», и это является истиной. Между тем, если тщательно рассмотреть давно забытые публикации на различных блогах и форумах, можно обнаружить очень интересные факты, указывающие на то, что свой след в конструкции нашумевшего «Каррара» оставил и ещё один достаточно интересный образец советской школы танкостроения — ОБТ Т-80УД «Объект 478БЭ-1». Машина представляет собой украинскую модификацию Т-80 с дизельным двигателем 6ТД, а также высокозащищённой сварной башней, которую мы рассмотрим ниже.

Так, согласно коротким публикации блогера «Andrei_bt» за 2012-й и 2014-й годы, в далёком 1998-м году в иранском Интернете «засветились» редкие фотографии, на которых в ходе одного из военных парадов в Иране был запечатлён гибрид танка Т-72АГ и Т-80УД «Объект 478БЭ-1». На ходовую часть экспортного украинского Т-72АГ с 1000-сильным дизелем 6ТД была установлена сварная башня Т-80УД. Об официальном индексе этой машины не существует данных и по сей день. Очевидно лишь то, что данная машина ещё в 90-е попала в Иран. Поставка из Украины могла пройти тайно, «в одном флаконе» с партиями Т-80УД, отправляемыми с 1996-го года в Пакистан, после чего машина или несколько её экземпляров сразу были переправлены в ИРИ. Также могли быть проданы танкокомплекты, которые уже позднее были собраны иранскими специалистами. Таким образом, одно из наиболее важных наглядных пособий для проектирования будущего «Каррара», сварная башня, оказалось в Иране около 20 лет назад. Что представляет собой данная башня?

Её конструкция аналогична сварной башне для российского ОБТ Т-90А/С: толстые лобовые бронеплиты наклонены под углом 45° относительной канала ствола орудия, что при курсовом угле обстрела 0 градусов даёт эквивалентную стойкость 900-950 мм без ДЗ «Контакт-5» и 1050 — 1120 при её использовании. Около 55% габарита лобовых бронеплит представлено полимерным ячеистым наполнителем, размещённым в нише-контейнере. Контейнер разбит на 2 части стальным бронелистом-перегородкой толщиной около 100 мм.

В технологии получения бронелистов для башни «Объекта 478БЭ-1» используется метод электрошлакового переплава (ЭШП), благодаря которому стойкость бронелистов примерно в 1,1-1,15 раза выше, нежели у листов других сварных башен. Более того, украинская башня отличается увеличенным стальным габаритом в районе амбразуры пушки. Если у сварной башни Т-90 на этом участке около 550 мм, то у башни Т-80УД — 700—720, что даже без элементов ДЗ обеспечивает защиту от американских 120-мм бронебойных оперённых подкалиберных снарядов типа M829A1. А поэтому и беспочвенные заявления некоторых наших форумчан и комментаторов в роде «Россия сдала технологию Т-90МС «Тагил» иранцам» выглядят очень смешно, ведь аналогичная башня от Т-80УД находилась в руках у иранских специалистов на протяжении двух десятилетий.

На фотографии состоящий на вооружении СВ Ирана опытный образец танка Т-72АГ с двигателем типа 6ТД-1, а также сварной башней от «Объекта 478БЭ-1» или сварно-катаной башней от «Объекта 478БК», получившего прозвище «Берёза катаная». «Ураловскую» базу легко отличить по большим 750-миллиметровым опорным каткам. Наличие харьковского двигателя 6ТД-1 очень легко определяется по развитой, выдающейся над корпусом эжекторной системе охлаждения. Последняя позволяет танку, без применения оборудования для подводного вождения, преодолевать водные преграды высотой в 1,8 м.

Данная схема чётко иллюстрирует кардинальные различия в принципах работы эжекторных систем охлаждения двигателей семейства В-46/84/92 (справа) и семейства 6ТД (слева). Недостатком МТО семейства 6ТД является чрезмерное возвышение эжекторного отсека над корпусом танка, что на 8-10% увеличивает его силуэт, а также радиолокационную сигнатуру. Более того, 6ТД относится к двухтактным дизелям, которые имеют повышенную потерю мощности в объектовых условиях (особенно в горной разреженной атмосфере). Положительный момент — более стабильная работа в жарком климате.

Единственное, что сделали иранские металлурги и танкостроители самостоятельно — уменьшили профиль башни, доведя его до уровня башни Т-90МС «Тагил», изготовили кормовую нишу башни для боекомплекта и некоторых элементов автомата заряжания, а также установили элементы ДЗ, напоминающие ЭДЗ «Реликт». Что используется в качестве спецнаполнителя в контейнерах лобовых бронеплит иранского танка «Karrar», пока неизвестно: это могут быть и «отражающие листы» и ячеистый габарит и различные полимеры.

При этом каждый из материалов имеет свои показатели сопротивления сердечникам БОПС и кумулятивным снарядам противника. Учитывая даже то, что иранские специалисты скорее всего не применяют метод ЭШП при производстве башен для своих танков, бронестойкость башни «Каррара» (учитывая ВДЗ) значительно превосходит показатели защищённости израильского «Mercava Mk.3», и достигает 900 — 950 мм при курсовом угле обстрела ±5 градусов. Башню иранцы скопировали у Т-80УД и «Тагила» просто «зачётно»! Благодаря этому и силуэт танка получился небольшой и бронезащищённость великолепная, чего никак нельзя сказать относительно защиты корпуса машины, её подвижности, а также её сетецентрических свойств и системы управления огнём. Начнём с защищённости корпуса.

Конструкция и физические габариты сварно-катаной башни ОБТ «Karrar» практически совпадают с аналогичными для башен Т-80УД, Т-84(на чертежах) и Т-90СМ

«Каррар» имеет корпус и ходовую часть Т-72С, а поэтому эквивалентная стойкость верхней лобовой детали без ДЗ составляет всего около 400 мм от БПС и 450 от КС. Такая деталь может быть пробита даже старым 105-мм бронебойным снарядом типа M833. На фото заметно, что на ВЛД размещены крупногабаритные элементы динамической защиты, которые значительно толще наших ЭДЗ «Контакт-1» и польских «ERAWA-2». Это говорит об их тандемных возможностях, а также способностях снижения пробивного действия БОПС на 30—40%, что также достигается 68-градусным углом наклона ВЛД. Таким образом реализуется уверенная защита от 120-мм БОПС M829A1, что весьма неплохо. Более современные снаряды M829A2/A3, скорее всего, пробьют ВЛД танка «Каррар» даже с динамической защитой.

Эквивалентная стойкость ВЛД корпуса танка «Каррар» от бронебойных подкалиберных снарядов соответствует цифрам 550—600 мм, в то время, как аналогичный показатель для ВЛД Т-90СМ достигает 850 мм. Становится заметным приличный контраст между защищённостью башни и корпуса «Каррара», что играет далеко не в пользу иранской машины, ведь в условиях появления на театре военных действий современных ПТУРС с тандемными кумулятивными БЧ, каждый миллиметр эквивалента защиты является жизненно важным. Уже только по этой причине «Karrar» не может быть отнесён к танкам 3-го переходного поколения, а относится машинам лишь к машинами 3-го поколения. Более того, даже для соответствия 3-му поколению иранское изделие необходимо доработать сразу по нескольким пунктам, помимо бронезащиты верхней лобовой детали корпуса.

Очевидно, что за динамические качества танка по-прежнему отвечает 39-литровый многотопливный дизельный двигатель В-46 с максимальной мощностью 780 л.с. Если учесть, что танк «Каррар» получил новую башню со значительно большей бронезащитой и кормовым модулем для боекомплекта, а также достаточно массивную встроенную ДЗ нового поколения, его масса возросла примерно до 44—46 тонн. Следовательно, удельная мощность составит 17-17,75 л.с./т с двигателем В-46 и 18,3-19,1 л.с./т с более мощным 840-сильным дизелем В-84-1, что едва достигает показателей тяжёлого британского «Challenger-2». Данные двигатели обладают достаточно низким запасом по крутящему моменту, составляющим всего 18%, у 1000-сильного дизеля В-92 (установлен на танке Т-90А/С) этот параметр достигает 25%. Именно поэтому запас тягловых возможностей на верхних передачах у «Каррара» будет куда ниже, чем у нашего «Тагила».

Следующим пунктом является танковое орудие. Иранские оружейники находятся далеко не на первом в мире месте по технологиям производства современных танковых пушек, из чего делаем вывод: пушка танка «Каррар», — не что иное, как наша пушка 2А46М модификации начала 80-х гг. Динамическая уравновешенность и жёсткость консольной части данного орудия значительно ниже, нежели у современных отечественных 2А46М-4/5. Используются стандартные геометрические допуски при изготовлении ствола (на 2А46М-5 эти допуски ужесточены). Фиксация ствола на направляющих люльки и цапф не столь сильна в сравнении версиями 2А46М-4/5. Из-за этого данная пушка имеет на 20% худшие точностные качества и на 50% меньшую дальность действительной стрельбы. Более того, на орудии «Каррара», ровно как и на пушке «Зульфикара-3», отсутствует оптико-электронное устройство учёта изгиба ствола, а непосредственно на люльке орудия так и не появилась даже точка крепления для УУИ. Всё это закрепляет наше мнение о куда более низких точностных качествах иранского «Атакующего» (именно так переводится «Karrar») в сравнении с глубоко модернизированными Т-80У, Т-72Б, Т-90А/С, а также современными китайскими и западными основными боевыми танками.


Участники западных аналитических форумов, увидев на презентационном видео «Каррара» люльку орудия с удлинённым левым ограждением и массивным грузом, предположили, что это самая современная модификация отечественных пушек Д-81ТМ — 2А46М-5. Поводом к такому решению послужила верхняя схема, получившая огромное распространение в российском Интернете. Между тем, подобное большое ограждение с грузом, ввиду особенностей автомата заряжания, используется и на более раннем варианте пушки всех нижнетагильских ОБТ семейств Т-72/90, имеющем индекс 2А46М (нижнее изображение). Именно такая пушка установлена на «Каррар». Отсутствует подобное ограждение у пушек 2А46М-1 и 2А46М-4, предназначенных для ОБТ Т-80У


Из этого следует, что единственным положительным точностным качеством нового иранского танка является использование комплекса управляемого танкового вооружения «Tondar» — копии наших 9К120 «Свирь» или 9К119 «Рефлекс». ПТУРС «Tondar» управляется по лазерному лучу, принимаемому объективом в хвостовой части противотанкового снаряда, что обеспечивает неплохую помехозащищённость на траектории (полуавтоматический режим). Дальность может достигать 4,5 км.

Далее следует система управления огнём танка. По-видимому, здесь по-прежнему применяется модернизированная словенская СУО EFCS-3. При этом, модернизация коснулась индикационного оборудования командира и наводчика, а также интеграции панорамного прицела: использованы широкоформатные ЖК МФИ для вывода боевой и навигационной информации, что указывает на появление в СУО «Каррара» новых цифровых интерфейсов, очевидно, разработанных с помощью китайских специалистов, либо приобретённых у Поднебесной. В то же время, судя по видео презентации танка, модуль панорамного прицела имеет очень хлипкую конструкцию. Наблюдается отсутствие комплексов оптико-электронного противодействия и комплекса активной защиты: уязвимая верхняя проекция танка не защищена от попадания противотанковых ракет с верхней полусферы. Единственный защитный элемент этого участка — около 25 тонких элементов динамической защиты, не обладающих противотандемным действием, что может защитить лишь от «сапог», да и то при углах обстрела не менее 70-75 градусов. На кормовой части башни, а также на тонких бортовых бронелистах ЭДЗ и вовсе отсутствуют: данные участки могут быть пробиты из РПГ, СПГ и даже современных 40-мм автоматических пушек типа CT40 (CTA International) и L-70 «Bofors» с применением БПС APFSDS Mk2 (с дистанции менее 1500 м). На крыше башни заметны стандартные метеорологические датчики параметров атмосферы и антенны радиостанций.

По совокупности позитивных и негативных качеств представленного ОБТ «Каррар» делаем вывод, что на текущий момент Иран ещё не достиг столь высокого технологического уровня танкостроительного сегмента ОПК, который наблюдается в таких государствах, как Россия, США, КНР, страны Западной Европы и Израиль, и заявления представителей Минобороны ИРИ о «прорыве танкостроения», на текущий момент громко сказанные.

Но ситуация вполне исправимая, поскольку основная доля недостатков в машине представлена отсутствующими и слабозащищёнными элементами СУО, которые интегрировать будет достаточно легко (более надёжный модуль панорамного прицела, УУИ, терминалы обмена тактической информацией и т.д.), учитывая то, что танк использует современные цифровые интерфейсы для отображения информации на МФИ командира и наводчика. Что касается уровня общей бронезащищённости танка «Каррар», то его можно смело сопоставить с защищённостью таких танков, как Leopard-2A6, М1А1 «Abrams», Т-80У, VT-4 (MBT-3000). Единственный нехороший момент, который имеет место быть — низкая стойкость ВЛД корпуса, но и его можно быстро устранить увеличением габарита и использованием слоёв со спецбронированием. Воплощение в иранском танке конструкций сварных башен Т-80УД и Т-90СМ смогло наделить «Karrar» живучестью, необходимой на современном театре военных действий; ОБТ «Зульфикар-1» подобными способностями не обладают.

Источники информации:
http://btvt.narod.ru/4/t-80ud/t-80ud.htm
http://btvt.narod.ru/4/armor.htm
http://militaryrussia.ru/blog/topic-309.html
http://www.dogswar.ru/boepripasy/snariady-rakety/6517-ypravliaemye-boeprip.html
http://www.popmech.ru/weapon/341782-iran-predstavil-novyy-tank-karrar-na-platforme-sovetskogo-t-72/

topwar.ru

Иранский «Зульфикар» – самый секретный танк мира

Экономическое развитие государства оценивается по различным показателям. И одним из таких показателей является способность страны самостоятельно вести разработку и производство основных танков. Если сосчитать все страны, которые способны решать такие задачи, то наберется едва ли два десятка таких государств. В их число входит и Иран. Инженеры этого государства смогли разработать и создать в 90-х годах прошлого столетия основной танк «Зульфикар» (Zulfiqar). Несмотря на то, что уже прошло двадцать лет, как появился первый опытный образец машины, информации об иранском танке можно найти минимум.

 

Разработка

 

Иранский основной «Зульфикар» (Zulfiqar, или Zolfaghar, или Zolfaqar) можно отнести к танкам второго послевоенного поколения. Машина разрабатывалась инженерами компании «Construction Crusade» под руководством бригадного генерала Мир-Юнуса Масум-Заде, занимавшего на тот период должность заместителя командующего сухопутными войсками по науке и исследованиям. Целью разработки и дальнейшего серийного производства танка являлось выполнение директивы руководства Иранской Национальной Гвардии обеспечить независимость национальных вооруженных сил от поставок бронетанкового вооружения и техники из-за границы. Танк получил название «Зульфикар» по имени легендарного меча первого шиитского имама Хазрата Али.

Работали иранские конструкторы не на пустом месте. Они тщательно изучали опыт танкостроения ведущих мировых держав, в первую очередь СССР (России) и Германии, а также и других стран, таких как США, Великобритания. Многие образцы бронетанкового вооружения этих стран имелись либо на вооружении Ирана, либо имелись в единичных экземплярах, попавших в страну различными путями, в том числе и в ходе ирано-иракской войны.

Немалую помощь иранским инженерам оказали российские специалисты. В начале 90-х годов Иран закупил у России партию, новеньких по тому времени, основных танков Т-72С. Вместе с танками Ирану передавались отдельные технологии по производству запасных частей и некоторых комплектующих. Планировалась также и передача лицензии по производству боевых машин в этой стране.

Не менее 200 специалистов танкистов-инженеров прошли обучение в России на курсах «Выстрел». Надо отдать должное, прибывшие в Солнечногорск иранские танкисты относились к учебе очень серьезно, пытаясь впитать даже самые незначительные мелочи.

Первый опытный образец основного танка «Зульфикар» был создан в 1993 году. В 1994 году состоялся публичный показ машины. К 1997 году были готовы уже шесть предсерийных образцов танка, которые были переданы на всесторонние испытания, в том числе и войсковые.

Многие специалисты не сомневаются в том, что окончательная сборка танка осуществляется на иранских предприятиях. Тем не менее, они высказывают сомнения в отношении того, что все системы и компоненты, используемые в конструкции танка «Зульфикар», производится в Иране. Скорее всего, некоторые ключевые подсистемы импортируются из-за рубежа.

Серийный выпуск танков «Зульфикар» налажен на производственном комплексе «Shahid Kolah Dooz», на котором в конце июля 1997 года президент Ирана Хашеми Рафсанджани официально открыл новую производственную линию основных танков и гусеничных бронетранспортеров «Boragh». До этого завод занимался лицензионным выпуском боевых машин пехоты БМП-2.

 

Конструкция

 

Компоновка основного танка «Зульфикар» выполнена по классической схеме: с отделением управления в носовой части, боевого отделения с башней в центре и моторно-трансмиссионного отделения в кормовой части машины. Экипаж машины состоит из трех человек. Рабочее место механика-водителя расположено по продольной оси корпуса машины. Для посадки и высадки он имеет собственный люк, бронированная крышка которого открывается вправо и по форме напоминает крышку люка основного американского танка М60. Впереди люка механика-водителя установлены три призменных прибора наблюдения. Центральный прибор может заменяться пассивным прибором ночного видения для вождения в ночных условиях.

Основной танк «Зульфикар» имеет сварной из листов катаной броневой стали корпус. Несмотря на использование в конструкции машины многих решений, заимствованных из конструкции советского танка Т-72, конфигурация и конструкция корпуса и башни «Зульфикара», которая также выполнена сварной, имеют собственную иранскую разработку. Лобовые броневые детали корпуса имеют большие углы наклона к нормали, что обеспечивает достаточную баллистическую защиту. На верхней лобовой детали установлены фары дневного (белого) света и инфракрасного излучения. Конструкция корпуса и башни танка «Зульфикар» позволяет устанавливать навесную динамическую защиту.

Лобовые броневые детали башни также имеют большой угол наклона для обеспечения максимально возможного уровня защиты. В крыше башни с правой стороны установлен вентилятор, закрытый бронировкой куполообразной формы, подобный тем, что установлены на американских танках М48 и М60.

В башне и корпусе под ней расположено боевое отделение танка. В нем расположены рабочие места командира и наводчика. Командир размещается справа от пушки, а наводчик – слева. На образцах танка «Зульфикар» различных годов выпуска имеются незначительные различия в конструкции командирской башенки. На одних танках она аналогична используемой на танках Т-72, а на других – командирская башенка похожа на те, что используются на израильских танках «Меркава» и имеют крепление для монтажа 12,7-мм пулемета ДШК, которые выпускаются иранской промышленностью.

Основным оружием танка «Зульфикар» является 125-мм гладкоствольная пушка с автоматическим заряжанием. Пушка является копией танкового орудия 2А46 советской разработки, которая выпускается в Иране. Автомат заряжания аналогичен тому, что используется в комплексе вооружения танка Т-72 и также выпускается иранской промышленностью по лицензии. Пушка установлена в довольно узкой амбразуре башни и не спарена с пулеметом.

Боеприпасы к пушке освоены в производстве оборонной промышленностью Ирана. Помимо использования выпускаемых местной промышленностью 125-мм выстрелов в боекомплекте танков «Зульфикар», они также используются в боекомплекте иранских танков Т-72.

В составе комплекса вооружения основного танка «Зульфикар» используется система управления огнем (СУО) EFCS-3 с комбинированным (дневным/ночным инфракрасным) прицелом наводчика, производства Словении. СУО автоматизированная с баллистическим вычислителем и комплектом датчиков условий стрельбы, в том числе и с датчиком метеоусловий, работает совместно с двухплоскостным стабилизатором оружия, обеспечивающим, по словам иранских экспертов, высокую точность стрельбы с ходу.

На лобовых броневых деталях башни установлены 8 пусковых установок дымовых гранатометов (по 4 с каждой стороны от пушки) для постановки дымовых (аэрозольных) завес. Экспертами предполагается, что на башне танка «Зульфикар» устанавливается система предупреждения о лазерном облучении.

Высокую подвижность 40-тонной машине обеспечивает силовая установка с V-образным дизельным двигателем (по другим данным используется 780-сильный двигатель В-84МС, производимый в Иране по лицензии). С двигателем соединена трансмиссия SPAT 1200, являющаяся локализованной версией трансмиссии, устанавливаемой на танке М60. Силовая установка и трансмиссия обеспечивают танку «Зульфикар» максимальную скорость по шоссе 65 км/ч.

Конструкция подвески и ходовой части танка разработана на основе конструкции ходовой части американского танка М60. Такие машины находятся в эксплуатации в иранской армии в течение многих лет.

Ходовая часть машины имеет независимую торсионную подвеску и включает с каждого борта по шесть двойных обрезиненных опорных катков, направляющее колесо в носовой части, ведущее колесо в корме и по пять поддерживающих катков. Запас хода машины по шоссе составляет не менее 450 км.

Машина оснащена системой коллективной защиты от оружия массового поражения.

 

Модернизация

 

В настоящее время известны три модификации основного танка «Зульфикар»: «Зульфикар-1», «Зульфикар-2» и «Зульфикар-3».

Танк «Зульфикар-1» стал после испытаний серийным танком и поступил на вооружение иранской армии. Было выпущено не менее 100 единиц.

Танк «Зульфикар-2» был оснащен модернизированными двигателем и ходовой частью. Был построен только один опытный образец, использовавшийся в качестве испытательной платформы. Затем его совершенствование продолжилось.

Основной танк «Зульфикар-3» стал дальнейшим развитием машины. Он отличается от предшественников новой ходовой частью, получившей седьмой опорный каток на борт, новой башней, усовершенствованной СУО с тепловизионным прицелом и лазерным дальномером, более совершенным стабилизатором оружия. На машину также был установлен более мощный дизель.

Успехи иранских конструкторов были продемонстрированы на параде в Тегеране 5 февраля 2013 года на праздновании очередной годовщины Исламской революции.


Поделиться в социальных сетях:


otvaga2004.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о