Содержание

Забытые герои Первой мировой войны

Кем гордились в России в годы Великой войны? Козьма Крючков, Римма Иванова, Александр Казаков — 100 лет назад их знала почти вся страна. О подвигах этих простых людей на Великой войне писали газеты и журналы, о них рассказывали детям в школах и ставили за них свечи в церквях.

Нельзя сказать, что их слава совсем обошлась без пропагандистской составляющей — на каждой войне есть место подвигу, но чаще всего большинство из них остаются безвестными. Тем не менее, тогда никому в голову не приходило что-либо выдумывать, как это всего спустя несколько лет активно станет делать советская пропагандистская машина. Новой власти потребуются не столько герои, сколько мифы, и реальные герои Великой войны будут несправедливо преданы забвению почти на век.

Лихой казак Козьма Крючков

В годы Первой мировой войны имя молодого казака Козьмы Крючкова было известно, без преувеличения, всей России, включая безграмотных и равнодушных к происходящему в мире и стране. Портрет статного молодца с лихими усами и фуражкой набекрень красовался на плакатах и листовках, лубочных картинках, почтовых открытках и даже папиросных пачках и коробках шоколадных конфет «Геройские». Крючков эпизодически присутствует даже в романе Шолохова «Тихий Дон».

Столь громкая слава рядового воина была следствием не только одной его доблести, которая, кстати, никакому сомнению не подлежит. Крючкова, выражаясь современным языком, «распиарили» еще и потому, что свой первый (но далеко не единственный) подвиг он совершил в первые дни войны, когда всю страну переполнял ура-патриотический подъем и ощущение скорой победы над тевтонскими полчищами. И именно он получил в Первую мировую первый Георгиевский крест.

Козьма Крючков

К началу войны уроженцу Усть-Хоперской станицы Войска Донского (ныне территория Волгоградской области) Крючкову исполнилось 24 года. На фронт он угодил уже опытным бойцом. Полк, в котором служил Козьма, был расквартирован в литовском городке Калвария. Немцы стояли неподалеку, назревало большое сражение в Восточной Пруссии, и противники наблюдали друг за другом.

12 августа 1914 года во время сторожевого рейда Крючков и трое его однополчан — Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков — внезапно столкнулись с разъездом немецких улан численностью 27 человек. Немцы увидели, что русских всего четверо и бросились в атаку. Казаки пытались уйти врассыпную, но вражеские кавалеристы оказались проворнее и окружили их. Крючков пытался отстреливаться, но патрон заклинило. Тогда с одной шашкой он вступил в бой с окружившими его 11 врагами.

Через минуту боя Козьма, по его собственным воспоминаниям, был уже весь в крови, но раны к счастью оказались неглубокими — ему удавалось уворачиваться, в то время как сам бил врагов смертельно. Последние удары по немцам он наносил их же пикой, выхваченной у одного из убитых. А товарищи Крючкова расправились с остальными германцами. К концу боя на земле лежали 22 трупа, еще двое немцев были ранены и попали в плен, а трое бежали прочь.

В лазарете на теле Крючкова насчитали 16 ран. Там его навестил командующий армией генерал Павел Ренненкампф, поблагодарил за доблесть и мужество, а затем снял георгиевскую ленточку со своего мундира и приколол на грудь героя-казака. Козьма был награжден Георгиевским крестом 4-й степени и стал первым русским воином, получившим боевую награду в начавшейся Мировой войне. Троих других казаков наградили георгиевскими медалями.

О доблестном казаке доложили Николаю II, а затем историю его подвига изложили на своих страницах почти все крупнейшие газеты России. Крючков получил должность начальника казачьего конвоя при штабе дивизии, его популярность к тому времени достигла апогея. По рассказам сослуживцев, весь конвой не успевал прочитывать писем, приходивших на имя героя со всей России, и не мог съесть всех посылок со сладостями, которые присылали ему поклонницы. Петроградцы прислали герою шашку в золотой оправе, москвичи — серебряное оружие.

Когда дивизия, где служил Крючков, отводилась с фронта на отдых, в тыловых городах ее встречали с оркестром, тысячи любопытных зевак выходили поглазеть на народного героя.

Козьма при этом не «забронзовел» и испытание медными трубами выдержал — вновь просился на самые опасные задания, рисковал жизнью, получал новые раны. К концу войны он заслужил еще два георгиевских креста, две георгиевских медали «За храбрость» и звание вахмистра. Но после революции его судьба сложилась трагически.

Вначале он был избран председателем полкового комитета, после развала фронта вместе с полком вернулся на Дон. Но там началась другая братоубийственная война, в которой Козьма сражался за белых. Однополчане вспоминают, что он терпеть не мог мародерства, и даже редкие попытки подчиненных разжиться за счет «трофеев от красных» или «подарков» от местного населения пресекал плетью. Он знал, что само его имя привлекало новых добровольцев и не хотел, чтобы это имя было замарано.

Легендарный казак воевал еще полтора года и получил последнее, смертельное ранение в августе 1919 года. Сегодня его именем назван переулок в Ростове-на-Дону, по его образу вылеплен казак в ансамбле памятника героям Первой мировой войны в Москве.

Сестра милосердия Римма Иванова

Еще одно имя, известное 100 лет назад всей России и почти забытое сегодня — героиня Первой мировой Римма Иванова, сестра милосердия и единственная женщина, награжденная орденом святого Георгия 4-й степени

. Она погибла, будучи 21-летней девушкой.

Дочь ставропольского чиновника выбрала стезю народной учительницы, но занималась этим всего год. С началом войны Иванова окончила курсы сестер милосердия, работала в ставропольском госпитале, а в январе 1915 года добровольно направилась на фронт в полк, где уже служил врачом ее брат. Первую георгиевскую медаль получила за мужество при спасении раненых на поле боя — она делала перевязки под пулеметным огнем.

Римма Иванова

Родители волновались за девушку и просили вернуться домой. Римма писала в ответ: «Господи, как хотелось бы, чтобы вы поуспокоились. Да пора бы уже. Вы должны радоваться, если любите меня, что мне удалось устроиться и работать там, где я хотела. Ведь не для шутки это я сделала и не для собственного удовольствия, а чтобы помочь. Да дайте же мне быть истинной сестрой милосердия. Дайте мне делать то, что хорошо и что нужно делать. Думайте, как хотите, но даю вам честное слово, что многое-многое отдала бы для того, чтобы облегчить страдания тех, которые проливают кровь.

Но вы не беспокойтесь: наш перевязочный пункт не подвергается обстрелу. Мои хорошие, не беспокойтесь ради Бога. Если любите меня, то старайтесь делать так, как мне лучше. Вот это и будет тогда истинная любовь ко мне. Жизнь вообще коротка, и надо прожить ее как можно полнее и лучше. Помоги, Господи! Молитесь за Россию и человечество».

Во время сражения у деревни Мокрая Дуброва (Брестская область сегодняшней Беларуси) 9 сентября 1915 года погибли оба офицера роты, и тогда Иванова сама подняла роту в атаку и бросилась на вражеские окопы. Позиция была взята, но героиня получила смертельное ранение разрывной пулей в бедро.

Узнав о подвиге сестры милосердия, Николай II в виде исключения посмертно наградил ее офицерским орденом Святого Георгия 4-й степени. На похороны героини собрались представители власти и сотни простых жителей Ставрополя, в прощальном слове протоиерей Симеон Никольский назвал Римму «Ставропольской девой», проведя параллель с Жанной д’Арк. Гроб в землю опускали под звуки оружейного салюта.

Однако вскоре в германских газетах был опубликован «решительный протест» председателя кайзеровского Красного Креста генерала Пфюля. Ссылаясь на Конвенцию о нейтралитете медицинского персонала, он решительно заявлял, что «сестрам милосердия не подобает на поле боя совершать подвиги». Эту нелепую ноту даже рассматривали в штаб-квартире Международного комитета Красного Креста в Женеве.

А в России по заказу военного ведомства был снят фильм «Героический подвиг сестры милосердия Риммы Михайловны Ивановой». Фильм получился карикатурным: сестра милосердия на экране, размахивая саблей, семенила по полю в туфлях на высоком каблуке и при этом пыталась не растрепать прическу. Офицеры полка, в котором служила Иванова, посмотрев фильм, пообещали «отловить антрепренера и заставить его съесть пленку». В столицу посыпались письма и телеграммы протеста возмущённых фронтовиков. В итоге по просьбе сослуживцев и родителей Риммы фильм был снят с проката. Сегодня именем Риммы Ивановой названа одна из улиц Ставрополя.

Первый русский воздушный ас

Летчикам Первой мировой войны повезло чуть больше других — спустя 100 лет помнят и про передовой для своего времени самолет Сикорского «Илья Муромец» и про «петлю Нестерова» и самого Петра Нестерова. Наверное, так произошло потому, что в авиации России всегда было чем похвастаться, а в первые советские десятилетия был настоящий культ покорителей небес.

Но когда говорят о самом знаменитом русском летчике-асе Великой войны — разговор не о Нестерове (он погиб через месяц после начала войны), а о еще одном забытом герое — Александре Казакове.

Казаков, как и Нестеров, был молод — в 1914 году ему едва исполнилось 25 лет. За полгода до начала войны он приступил к учебе в первой в России офицерской летной школе в Гатчине, в сентябре уже стал военным летчиком. 1 апреля 1915 года он повторил последний подвиг Нестерова — пошел на таран немецкого самолета. Но, в отличие от того, сбил вражеский «Альбатрос», а сам благополучно приземлился. За этот подвиг летчик был награжден Георгиевским оружием.

Александр Казаков

Казаков, судя по всему, тогда сумел первым выполнить маневр, задуманный Нестеровым, который на самом деле в своем последнем бою вовсе не собирался идти на верную смерть. Он рассчитывал ударить колесами шасси по плоскости крыла вражеского самолета, о чем заранее докладывал начальству, как о возможном и безопасном способе атаки. Но Нестерову, по заключению комиссии, выполнить такой маневр не получилось, и его самолет просто столкнулся с вражеским.

Другой выдающийся воздушный подвиг Казаков совершил 21 декабря 1916 года близ Луцка — он в одиночку атаковал два вражеских самолета «Бранденбург Ц1», сбив один из бомбардировщиков. Русский летчик за эту победу получил орден Святого Георгия 4-го класса. Всего за три года войны Казаков сбил лично 17, а в групповых боях — еще 15 самолетов противника и был признан самым результативным российским летчиком-истребителем Первой мировой.

В августе 1915 года Казаков становится штабс-ротмистром и начальником корпусного авиационного отряда, к февралю 1917 года — он уже командир 1-й боевой авиационной группы Юго-западного фронта. Эта группа стала первым специальным истребительным соединением в русской авиации, но даже став большим начальником, Казаков продолжал лично летать на боевые задания, в июне был в воздушном бою ранен в руку четырьмя пулями, но снова сумел благополучно приземлиться. В сентябре 1917 года он был произведен в подполковники, в декабре того же года на общем солдатском собрании избран командиром 19-го корпусного авиационного отряда.

Большевистский переворот Казаков так и не признал, за что вскоре был отстранен от командования. Не желая служить красным, в июне 1918 года он тайно уехал на белогвардейский русский Север, где стал командиром Славяно-Британского авиационного отряда. Англичане присвоили ему британский офицерский чин, что тоже делалось только в исключительных случаях — десятки других русских пилотов были приняты на службу в звании рядовых. К весне 1919 года Казаков уже майор британских ВВС, причем в боях получил еще одно ранение — в грудь, но опять выжил.

К концу лета 1919 положение белогвардейских частей на русском Севере становилось все тяжелее, и командование британского экспедиционного корпуса начало готовиться к эвакуации, согласившись при этом взять с собой русских летчиков. Но Казаков не пожелал покидать родину и, как считают, покончил жизнь самоубийством — 1 августа во время очередного вылета он направил свой самолет в отвесное пике на собственный аэродром. На его могиле поставили надгробие из двух перекрещенных пропеллеров, а на белой доске вывели надпись: «Летчик Казаков. Сбил 17 немецких самолетов. Мир праху твоему, герой России».

Школа маршалов и атаманов

Это лишь три судьбы забытых русских героев Первой мировой войны. Но некоторым участникам безумной бойни повезло больше — они прожили долгую жизнь, а война стала лишь первой ступенькой карьеры. Многие будущие советские знаменитые военачальники первые подвиги совершили именно на фронтах «империалистической». Причем, подвиги настоящие — ведь будущие маршалы еще были в небольших чинах.

Строка в биографии Семена Буденного: «Участник Первой мировой войны. Отличался большой личной храбростью, стал кавалером четырех Георгиевских крестов, старший унтер-офицер». В биографии Георгия Жукова значилось: «Во время Первой мировой войны был призван в армию, попал на фронт в кавалерию, дослужился до звания унтер-офицера. Воевал храбро и был награжден двумя Георгиевскими крестами».

Семен Буденный. 1912 год.

В самом начале войны, прибавив себе два года, на службу в русскую армию попросился и 17-летний Константин Рокоссовский. Уже через несколько дней будущий маршал отличился — переодевшись в гражданское, сходил в село, куда вошли немцы, и провел разведку их численности и вооружения. Когда немцы двинулись вперед, подготовившиеся русские их встретили огнем, обратили в бегство и разгромили, а Рокоссовского наградили Георгием IV степени.

В Литве, когда германская конница с пехотным полком с налета захватили станцию Трошкунай, Рокоссовский с четырьмя однополчанами уничтожил всех немецких корректировщиков огня. Храбрецы весь день просидели во вражеском окопе, отстреливаясь из оружия убитых немцев, и лишь под покровом темноты без потерь отошли к своим. За этот подвиг Рокоссовский был награжден второй Георгиевской медалью IV степени, и это далеко не все «георгиевские» награды будущего маршала.

А вот подвиг будущего белогвардейского атамана, а в ноябре 1914 года — хорунжего Григория Семенова. В ноябре 1914 года германская кавалерийская бригада неожиданно атаковала шедшие без охранения обозы казачьей бригады, захватила пленных и массу трофеев, в том числе знамя 1-го Нерчинского полка. Но в это время из разведки возвращался хорунжий Семенов с 10 казаками. Узнав, что произошло, будущий атаман со своим маленьким отрядом стремительно атаковал германский арьергард, порубил и обратил в бегство заставу противника.

Немцы были так шокированы, что не разобравшись в силах русских, бросились бежать, заразили паникой своих товарищей, и вскоре весь полк, бросив добычу, устремился прочь. В результате было отбито знамя, 150 повозок, артиллерийский парк, освобождено 400 пленных. Семенов был награжден орденом Святого Георгия IV степени, все его казаки — Георгиевскими крестами.

Позже Семенов отличился в еще одной сходной ситуации. Снова с разъездом из 10 казаков он был отправлен в сторону вражеских позиций на шоссе в сторону города Млава. Заметив, что германская пехотная застава ночью потеряла бдительность и греется у костров, казаки открыли по ней огонь с нескольких сторон. Разогнав и перебив заставу, казаки начали демонстративно разбирать проволочные заграждения. И снова случилась «цепная паника» — немцы приняли налет за крупное наступление, бегущие пехотинцы напугали роту, отступающая рота — городской гарнизон Млавы.

Семенов скрытно продвигался следом, периодически посылая казаков с донесением командованию, и в сам город вошел лишь с одним бойцом. Из единственной имевшийся винтовки они подбили и захватили две машины, ранили нескольких немцев. Подоспевшие подкрепления застали двух героев, взявших город, ужинающими в ресторане на главной улице. Семенова за этот подвиг наградили Георгиевским оружием.

Марсель Пля. Фото: Журнал «Огонёк» от 23 октября 1916 года

Одним из немногих, если не единственным темнокожим кавалером георгиевских крестов III и IVстепеней стал Марсель Пля, полинезиец по происхождению. В Россию он попал в 17 лет, с началом войны пошел на фронт добровольцем и сначала был шофером, а затем попал в экипаж одного из бомбардировщиков «Илья Муромец», где служил мотористом и пулеметчиком.

В апреле 1916 года он принял участие в воздушном налете на укрепленную зенитными орудиями станцию Даудзевас. Немцы обстреляли и подбили русский самолет, но Марсель сумел вылезти на крыло и долгое время оставался там, ремонтируя поврежденные двигатели.

Благодаря темнокожему русскому солдату самолет, получивший около 70 пробоин, сумел совершить посадку. Все члены экипажа за этот бой были отмечены воинскими наградами и повышены в звании, а Марселю Пля было присвоено звание старшего унтер-офицера, о нем активно писала пресса тех лет.

Марсель Пля принял участие и в доработке самолетов «Илья Муромец», предложив его создателю авиаконструктору Игорю Сикорскому ряд усовершенствований. В частности, он отмечал, что на борту бомбардировщика «в воздухе хорошо, хотя и сильно обдувает», однако «на взлете и посадке нестерпимо трясет, и потому приходится вставать», а сиденье мешает при стрельбе и должно быть складным. Все эти замечания были впоследствии учтены Сикорским.

Не пионеры, но герои

Особая история — судьбы малолетних героев войны, тогда еще не пионеров, хотя их подвиги также для поднятия боевого духа использовала пропаганда. Правда, надо признать, и власти, и пресса к таким историям относились осторожно — как и на всякую войну, на Первую мировую мальчишки (а иногда даже девочки) массово убегали из дома. Для родителей и станционных жандармов это стало настоящей проблемой. Только в сентябре 1914 года и в одном только Пскове жандармы сняли с поездов более 100 детей, ехавших на фронт. Но некоторым удавалось добраться и тем или иным способом действительно попасть в части.

12-летний георгиевский кавалер Владимир Владимиров, например, попал на фронт со своим отцом, хорунжим казачьего полка. После гибели отца был взят в команду разведчиков. Во время одного из походов по вражеским тылам попал в плен, но сумел бежать, добыв при этом ценные сведения.

13-летний Василий Правдин неоднократно отличался в сражениях, вынес из боя раненого командира полка. Всего за войну мальчик был награжден тремя георгиевскими крестами.

12-летний сын крестьянина Василий Наумов сбежал на фронт из далекой деревни, был «усыновлен» полком, стал разведчиком, был награжден двумя солдатскими георгиевскими крестами и георгиевской медалью.

14-летний доброволец из Москвы, воспитанник Строгановского училища Владимир Соколов был дважды ранен, дослужился до унтер-офицера и награжден Георгиевским Крестом 4-й степени «за захват неприятельского пулемета во время атаки на австро-германском фронте».

И в завершение — о девочке, ученице 6-го класса Мариинского училища Кире Башкировой. Выдавая себя за «добровольца Николая Попова», она тоже сумела прибиться к воюющему полку и уже через неделю отличилась в ночной разведке, была удостоена георгиевского креста. После того, как однополчане раскрыли тайну «Николая», Киру отправили домой, но вскоре неугомонная девушка вновь очутилась на фронте в другой части.

/Сергей Петрунин, rusplt.ru/

army-news.ru

Герои и забытые подвиги Первой мировой войны

  • Помни своих
  • Герои и их подвиги
    • Герои России
    • Герои Советского Союза — СССР
    • Дети герои
    • Женщины герои
    • Лётчики герои
    • Неизвестные герои
    • Подвиги Афганской войны
    • Подвиги в мирное время
    • Подвиги в наши дни
    • Подвиги Великой Отечественной
    • Подвиги Чеченской войны
    • Танкисты герои
    • Трудовые подвиги
  • Великие люди России
    • Космонавты
    • Писатели
    • Поэты
    • Путешественники
    • Спортсмены
    • Ученые
  • Интересные факты
  • Достижения
  • Кинохроника
  • Как это было
  • Интересно

Поиск

Помни своих героев
  • Помни своих
  • Герои и их подвиги
    • ВсеГерои РоссииГерои Советского Союза — СССРДети героиЖенщины героиЛётчики героиНеизвестные героиПодвиги Афганской войныПодвиги в мирное времяПодвиги в наши дниПодвиги Великой ОтечественнойПодвиги Чеченской войныТанкисты героиТрудовые подвиги

      Лиза Чайкина и её подвиг

      Александр Иванович Покрышкин — первый трижды герой СССР. Лично сбил 59…

      Герои и забытые подвиги Первой мировой войны

      Алексей Маресьев и его подвиг. Лётчик, который летал и воевал без…

  • Великие люди России
    • ВсеКосмонавтыПисателиПоэтыПутешественникиСпортсменыУченые

      Краткая биография Петра 1

      Лариса Семеновна Латынина – великая гимнастка СССР, самая титулованная спортсменка в…

      Космонавт Алексей Леонов — первый человек в космосе. Биография и интересные…

      Мосин Сергей Иванович, выдающийся конструктор оружия. Биография и интересные факты из…

  • Интересные факты

pomnisvoih.ru

Забытые герои Первой мировой войны

Кем гордились в России в годы Великой войны? Козьма Крючков, Римма Иванова, Александр Казаков — 100 лет назад их знала почти вся страна. О подвигах этих простых людей на Великой войне писали газеты и журналы, о них рассказывали детям в школах и ставили за них свечи в церквях.
Нельзя сказать, что их слава совсем обошлась без пропагандистской составляющей — на каждой войне есть место подвигу, но чаще всего большинство из них остаются безвестными. Тем не менее, тогда никому в голову не приходило что-либо выдумывать, как это всего спустя несколько лет активно станет делать советская пропагандистская машина. Новой власти потребуются не столько герои, сколько мифы, и реальные герои Великой войны будут несправедливо преданы забвению почти на век.
Лихой казак Козьма Крючков
В годы Первой мировой войны имя молодого казака Козьмы Крючкова было известно, без преувеличения, всей России, включая безграмотных и равнодушных к происходящему в мире и стране. Портрет статного молодца с лихими усами и фуражкой набекрень красовался на плакатах и листовках, лубочных картинках, почтовых открытках и даже папиросных пачках и коробках шоколадных конфет «Геройские». Крючков эпизодически присутствует даже в романе Шолохова «Тихий Дон».
Столь громкая слава рядового воина была следствием не только одной его доблести, которая, кстати, никакому сомнению не подлежит. Крючкова, выражаясь современным языком, «распиарили» еще и потому, что свой первый (но далеко не единственный) подвиг он совершил в первые дни войны, когда всю страну переполнял ура-патриотический подъем и ощущение скорой победы над тевтонскими полчищами. И именно он получил в Первую мировую первый Георгиевский крест.
К началу войны уроженцу Усть-Хоперской станицы Войска Донского (ныне территория Волгоградской области) Крючкову исполнилось 24 года. На фронт он угодил уже опытным бойцом. Полк, в котором служил Козьма, был расквартирован в литовском городке Калвария. Немцы стояли неподалеку, назревало большое сражение в Восточной Пруссии, и противники наблюдали друг за другом.
12 августа 1914 года во время сторожевого рейда Крючков и трое его однополчан — Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков — внезапно столкнулись с разъездом немецких улан численностью 27 человек. Немцы увидели, что русских всего четверо и бросились в атаку. Казаки пытались уйти врассыпную, но вражеские кавалеристы оказались проворнее и окружили их. Крючков пытался отстреливаться, но патрон заклинило. Тогда с одной шашкой он вступил в бой с окружившими его 11 врагами.
Через минуту боя Козьма, по его собственным воспоминаниям, был уже весь в крови, но раны к счастью оказались неглубокими — ему удавалось уворачиваться, в то время как сам бил врагов смертельно. Последние удары по немцам он наносил их же пикой, выхваченной у одного из убитых. А товарищи Крючкова расправились с остальными германцами. К концу боя на земле лежали 22 трупа, еще двое немцев были ранены и попали в плен, а трое бежали прочь.
В лазарете на теле Крючкова насчитали 16 ран. Там его навестил командующий армией генерал Павел Ренненкампф, поблагодарил за доблесть и мужество, а затем снял георгиевскую ленточку со своего мундира и приколол на грудь героя-казака. Козьма был награжден Георгиевским крестом 4-й степени и стал первым русским воином, получившим боевую награду в начавшейся Мировой войне. Троих других казаков наградили георгиевскими медалями.
О доблестном казаке доложили Николаю II, а затем историю его подвига изложили на своих страницах почти все крупнейшие газеты России. Крючков получил должность начальника казачьего конвоя при штабе дивизии, его популярность к тому времени достигла апогея. По рассказам сослуживцев, весь конвой не успевал прочитывать писем, приходивших на имя героя со всей России, и не мог съесть всех посылок со сладостями, которые присылали ему поклонницы. Петроградцы прислали герою шашку в золотой оправе, москвичи — серебряное оружие.
Когда дивизия, где служил Крючков, отводилась с фронта на отдых, в тыловых городах ее встречали с оркестром, тысячи любопытных зевак выходили поглазеть на народного героя.
Козьма при этом не «забронзовел» и испытание медными трубами выдержал — вновь просился на самые опасные задания, рисковал жизнью, получал новые раны. К концу войны он заслужил еще два георгиевских креста, две георгиевских медали «За храбрость» и звание вахмистра. Но после революции его судьба сложилась трагически.
Вначале он был избран председателем полкового комитета, после развала фронта вместе с полком вернулся на Дон. Но там началась другая братоубийственная война, в которой Козьма сражался за белых. Однополчане вспоминают, что он терпеть не мог мародерства, и даже редкие попытки подчиненных разжиться за счет «трофеев от красных» или «подарков» от местного населения пресекал плетью. Он знал, что само его имя привлекало новых добровольцев и не хотел, чтобы это имя было замарано.
Легендарный казак воевал еще полтора года и получил последнее, смертельное ранение в августе 1919 года. Сегодня его именем назван переулок в Ростове-на-Дону, по его образу вылеплен казак в ансамбле памятника героям Первой мировой войны в Москве.
Сестра милосердия Римма Иванова
Еще одно имя, известное 100 лет назад всей России и почти забытое сегодня — героиня Первой мировой Римма Иванова, сестра милосердия и единственная женщина, награжденная орденом святого Георгия 4-й степени. Она погибла, будучи 21-летней девушкой.
Дочь ставропольского чиновника выбрала стезю народной учительницы, но занималась этим всего год. С началом войны Иванова окончила курсы сестер милосердия, работала в ставропольском госпитале, а в январе 1915 года добровольно направилась на фронт в полк, где уже служил врачом ее брат. Первую георгиевскую медаль получила за мужество при спасении раненых на поле боя — она делала перевязки под пулеметным огнем.
Родители волновались за девушку и просили вернуться домой. Римма писала в ответ: «Господи, как хотелось бы, чтобы вы поуспокоились. Да пора бы уже. Вы должны радоваться, если любите меня, что мне удалось устроиться и работать там, где я хотела. Ведь не для шутки это я сделала и не для собственного удовольствия, а чтобы помочь. Да дайте же мне быть истинной сестрой милосердия. Дайте мне делать то, что хорошо и что нужно делать. Думайте, как хотите, но даю вам честное слово, что многое-многое отдала бы для того, чтобы облегчить страдания тех, которые проливают кровь.
Но вы не беспокойтесь: наш перевязочный пункт не подвергается обстрелу. Мои хорошие, не беспокойтесь ради Бога. Если любите меня, то старайтесь делать так, как мне лучше. Вот это и будет тогда истинная любовь ко мне. Жизнь вообще коротка, и надо прожить ее как можно полнее и лучше. Помоги, Господи! Молитесь за Россию и человечество».
Во время сражения у деревни Мокрая Дуброва (Брестская область сегодняшней Беларуси) 9 сентября 1915 года погибли оба офицера роты, и тогда Иванова сама подняла роту в атаку и бросилась на вражеские окопы. Позиция была взята, но героиня получила смертельное ранение разрывной пулей в бедро.
Узнав о подвиге сестры милосердия, Николай II в виде исключения посмертно наградил ее офицерским орденом Святого Георгия 4-й степени. На похороны героини собрались представители власти и сотни простых жителей Ставрополя, в прощальном слове протоиерей Симеон Никольский назвал Римму «Ставропольской девой», проведя параллель с Жанной д’Арк. Гроб в землю опускали под звуки оружейного салюта.
Однако вскоре в германских газетах был опубликован «решительный протест» председателя кайзеровского Красного Креста генерала Пфюля. Ссылаясь на Конвенцию о нейтралитете медицинского персонала, он решительно заявлял, что «сестрам милосердия не подобает на поле боя совершать подвиги». Эту нелепую ноту даже рассматривали в штаб-квартире Международного комитета Красного Креста в Женеве.
А в России по заказу военного ведомства был снят фильм «Героический подвиг сестры милосердия Риммы Михайловны Ивановой». Фильм получился карикатурным: сестра милосердия на экране, размахивая саблей, семенила по полю в туфлях на высоком каблуке и при этом пыталась не растрепать прическу. Офицеры полка, в котором служила Иванова, посмотрев фильм, пообещали «отловить антрепренера и заставить его съесть пленку». В столицу посыпались письма и телеграммы протеста возмущённых фронтовиков. В итоге по просьбе сослуживцев и родителей Риммы фильм был снят с проката. Сегодня именем Риммы Ивановой названа одна из улиц Ставрополя.
Первый русский воздушный ас
Летчикам Первой мировой войны повезло чуть больше других — спустя 100 лет помнят и про передовой для своего времени самолет Сикорского «Илья Муромец» и про «петлю Нестерова» и самого Петра Нестерова. Наверное, так произошло потому, что в авиации России всегда было чем похвастаться, а в первые советские десятилетия был настоящий культ покорителей небес.
Но когда говорят о самом знаменитом русском летчике-асе Великой войны — разговор не о Нестерове (он погиб через месяц после начала войны), а о еще одном забытом герое — Александре Казакове.
Казаков, как и Нестеров, был молод — в 1914 году ему едва исполнилось 25 лет. За полгода до начала войны он приступил к учебе в первой в России офицерской летной школе в Гатчине, в сентябре уже стал военным летчиком. 1 апреля 1915 года он повторил последний подвиг Нестерова — пошел на таран немецкого самолета. Но, в отличие от того, сбил вражеский «Альбатрос», а сам благополучно приземлился. За этот подвиг летчик был награжден Георгиевским оружием.
Первый русский воздушный ас
Летчикам Первой мировой войны повезло чуть больше других — спустя 100 лет помнят и про передовой для своего времени самолет Сикорского «Илья Муромец» и про «петлю Нестерова» и самого Петра Нестерова. Наверное, так произошло потому, что в авиации России всегда было чем похвастаться, а в первые советские десятилетия был настоящий культ покорителей небес.
Но когда говорят о самом знаменитом русском летчике-асе Великой войны — разговор не о Нестерове (он погиб через месяц после начала войны), а о еще одном забытом герое — Александре Казакове.
Казаков, как и Нестеров, был молод — в 1914 году ему едва исполнилось 25 лет. За полгода до начала войны он приступил к учебе в первой в России офицерской летной школе в Гатчине, в сентябре уже стал военным летчиком. 1 апреля 1915 года он повторил последний подвиг Нестерова — пошел на таран немецкого самолета. Но, в отличие от того, сбил вражеский «Альбатрос», а сам благополучно приземлился. За этот подвиг летчик был награжден Георгиевским оружием.
Казаков, судя по всему, тогда сумел первым выполнить маневр, задуманный Нестеровым, который на самом деле в своем последнем бою вовсе не собирался идти на верную смерть. Он рассчитывал ударить колесами шасси по плоскости крыла вражеского самолета, о чем заранее докладывал начальству, как о возможном и безопасном способе атаки. Но Нестерову, по заключению комиссии, выполнить такой маневр не получилось, и его самолет просто столкнулся с вражеским.
Другой выдающийся воздушный подвиг Казаков совершил 21 декабря 1916 года близ Луцка — он в одиночку атаковал два вражеских самолета «Бранденбург Ц1», сбив один из бомбардировщиков. Русский летчик за эту победу получил орден Святого Георгия 4-го класса. Всего за три года войны Казаков сбил лично 17, а в групповых боях — еще 15 самолетов противника и был признан самым результативным российским летчиком-истребителем Первой мировой.
В августе 1915 года Казаков становится штабс-ротмистром и начальником корпусного авиационного отряда, к февралю 1917 года — он уже командир 1-й боевой авиационной группы Юго-западного фронта. Эта группа стала первым специальным истребительным соединением в русской авиации, но даже став большим начальником, Казаков продолжал лично летать на боевые задания, в июне был в воздушном бою ранен в руку четырьмя пулями, но снова сумел благополучно приземлиться. В сентябре 1917 года он был произведен в подполковники, в декабре того же года на общем солдатском собрании избран командиром 19-го корпусного авиационного отряда.
Большевистский переворот Казаков так и не признал, за что вскоре был отстранен от командования. Не желая служить красным, в июне 1918 года он тайно уехал на белогвардейский русский Север, где стал командиром Славяно-Британского авиационного отряда. Англичане присвоили ему британский офицерский чин, что тоже делалось только в исключительных случаях — десятки других русских пилотов были приняты на службу в звании рядовых. К весне 1919 года Казаков уже майор британских ВВС, причем в боях получил еще одно ранение — в грудь, но опять выжил.
К концу лета 1919 положение белогвардейских частей на русском Севере становилось все тяжелее, и командование британского экспедиционного корпуса начало готовиться к эвакуации, согласившись при этом взять с собой русских летчиков. Но Казаков не пожелал покидать родину и, как считают, покончил жизнь самоубийством — 1 августа во время очередного вылета он направил свой самолет в отвесное пике на собственный аэродром. На его могиле поставили надгробие из двух перекрещенных пропеллеров, а на белой доске вывели надпись: «Летчик Казаков. Сбил 17 немецких самолетов. Мир праху твоему, герой России».

fishki.net

Герои Первой мировой войны | Семицвет

В рамках Международного выставочного проекта, посвященного 100-летию Первой мировой войны, — «ВЕЛИКАЯ и ЗАБЫТАЯ», прошедшего в г.Екатеринбурге в 2014 году отдельным направлением были представлены 25 картин историко-художественного проекта уральского художника Алексея Лопато «1914 год. Герои Отечественной войны. Забытые имена».

Этот проект являет собой серию из 55 портретов героев Первой мировой войны, которая ранее называлась как «Великая война», «Большая война», «Вторая Отечественная», «Великая Отечественная», «Германская», «Империалистическая».

Частично портреты проекта «1914 год. Герои Отечественной войны. Забытые имена» были представлены и на выставке «За Веру, Царя и Отечество!», также посвященной 100-летию Первой мировой войны и прошедшей в Духовно-просветительском центре «Патриаршее подворье», г.Екатеринбург.

Экспонаты проекта на выставке «За Веру, Царя и Отечество!» г.ЕкатеринбургЭкспонаты проекта «1914 год. Герои Отечественной войны. Забытые имена»В Духовно-просветительском центре «Патриаршее подворье» г.Екатеринбург

Серия портретов Алексея Лопато объединяет героев той войны, совершавших ратные подвиги во имя своего Отечества, бивших неприятеля на суше и в воздухе, на воде и под водой. Среди них – солдаты и генералы, казаки и священнослужители, сестры милосердия. Это русские и украинцы, чехи и татары, немцы и англичане.

О художнике – Алексее Лопато

Живописец и график, Алексей Борисович Лопато, является членом Свердловского регионального отделения ВТОО «Союз художников России». Четверть века преподает академический рисунок в Уральской государственной архитектурно-художественной академии, профессор.

Алексей Лопато – дипломант российских, региональных и городских выставок. Его работы находятся не только в Екатеринбургском музее изобразительных искусств. Их можно найти в Пизанской академии искусств, Нижнетагильском музее изобразительных искусств, Томском областном художественном музее, Тобольском государственном историко-архитектурном музее, Орском краеведческом музее, а также в частных собраниях в России и на Украине, в Швеции, Италии и Судане.

Человек не может жить без памяти

Алексей Лопато

Художник Алексей Лопато посвящает свой проект «1914 год. Герои Отечественной войны. Забытые имена» памяти своих дедов по линии отца и матери, участников Второй Отечественной. Вот что он пишет:

«…Человек не может жить без памяти. Перестает быть Человеком. Его индивидуальная память запечатлевает все жизненные вехи, печали, радости и не только формирует мироощущение, но и является опорой в трудный час. Коллективная память, содержа в себе сконцентрированную информацию о всевозможных катаклизмах, войнах, научных открытиях не только способствует развитию и движению цивилизации вперед, но и представляет человечеству охранительный опыт, напоминает ему об ошибках ушедших поколений, заплативших за этот опыт многими миллионами своих жизней. Именно коллективная память делает народ народом.

Память сердца, разума и крови сплачивает людей, делает их сильней в способности противостоять тяжким испытаниям. Отними у народа память, искуси ложными целями и ценностями, и это будет не народ вовсе, а сброд, которым можно манипулировать и управлять как угодно.

Наше Отечество в многовековой истории своей пережило тяжелейшие испытания смут, войн, революций. История дает нам всем удивительную возможность не повторять уже не раз совершенные ошибки. Минувший век был воистину урожайным на потрясения, страдания, перенесенные нашими прадедами, дедами и отцами. Земли Евразии обильно политы кровью и удобрены костями наших предков. Давайте вспомним о них, расскажем детям своим и внукам. Пусть они будут сильнее. Будут готовы, если потребуется, принять, выдержать и отразить возможный удар врага.

Исполнилось сто лет со дня вступления России в войну с Германией и Австро-Венгрией. Войну, которая, унеся более тридцати миллионов человеческих жизней, перекроила карту мира, породив великие потрясения революций и не менее кровопролитных войн. Россия выдержала всё. Но заплатила страшную цену. Выстояла благодаря массовому героизму и мужеству русского солдата. К великому стыду, мы знаем в массе своей о том времени ничтожно мало, почти ничего. К счастью, архивы государства российского и личные архивы граждан ещё сохранили в себе фотографии, изображения, описания героев тех огненных лет. Давайте же вспомним их имена и вглядимся в их лица. Представим их живыми. И будем стараться быть достойными их светлой памяти».

Проект «1914 год. Герои Отечественной войны. Забытые имена»

Алексей Лопато в краеведческом музее на выставке «ВЕЛИКАЯ и ЗАБЫТАЯ»

Портреты героев Первой мировой войны, выполненные А.Лопато, с текстовым сопровождением автора, представлены на двух Екатеринбургских выставках, посвященных 100-летию Первой мировой войны. Экспозиция картин историко-художественного проекта «1914 год. Герои Отечественной войны. Забытые имена», выполненных как рисунок сепией на тонированной бумаге, передают нам более полное представление о том героическом времени и о людях, проявивших мужество в защите нашего Отечества. Поэтому хочется, чтобы и читатели сайта Семицвет познакомились с этим проектом. К большому сожалению, на фотографиях картин остались световые блики от освещения залов. Полное текстовое сопровождение к портретам героев можно найти в видео к этой статье.

Пётр Ефимович Щетинкин (1885-1927)
Пётр Щетинкин

Полный Георгиевский кавалер, также кавалер орденов Святого Станислава II и III степеней, Святой Анны III степени, двух французских орденов.

Во время Первой мировой войны был произведён в офицеры и к 1917 году дослужился до чина штабс-капитана.
После Октябрьской революции участвовал в установлении Советской власти в Ачинске, был начальником угрозыска.
С марта 1921г. – командир эскадрона в составе экспедиционного корпуса Красной Армии, направленного по просьбе Сухэ-Батора на помощь революционерам Монголии, участвовал в борьбе с атаковавшей Забайкалье Азиатской дивизией генерал-лейтенанта Р.Ф.Унгер-Штернберга.
Убит в 1927г. в Улан-Баторе.

В 1972г. на Свердловской киностудии режиссером Барасм Халзановым был снят фильм «Кочующий фронт», одним из героев которого был Пётр Щетинкин.

Александр Александрович Казаков (Козаков) (1889-1919)
Александр Казаков

Русский ас-истребитель Императорского военно-воздушного флота.

В период Первой мировой войны второй лётчик в истории (после Петра Нестерова), применивший воздушный таран, в котором сбил германский аппарат типа «Альбатрос», сам же благополучно приземлился. За этот подвиг 27 июля 1915г. был удостоен Георгиевского оружия.
21 декабря 1916г. у Луцка в одиночку атаковал двух вражеских «Бранденбург Ц1» и сумел сбить один из этих бомбардировщиков. За эту победу Казаков получил орден Святого Георгия IV класса.
В декабре 1917г. на общем собрании солдат избран командиром 19-го корпусного авиационного отряда.
За три года войны Казаков сбил лично 17 и в групповых боях ещё 15 самолётов противника и был признан самым результативным российским лётчиком-истребителем периода Первой мировой войны.

Родион Яковлевич Малиновский (1898-1967)
Родион Малиновский

Участник Первой мировой, Гражданской, Второй мировой войн, Гражданской войны в ИспанииМинистр обороны СССР, Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза.

Родился в Одессе. В 1914г. уговорил солдат, отправляющихся на фронт, взять его с собой в воинский эшелон, после чего был зачислен добровольцем в пулемётную команду 256-го Елисаветградского пехотного полка.
За бой у Кавальвари получил первую боевую награду – Георгиевский крест IV степени и звание ефрейтора.
После ранения и лечения в январе 1916г. зачислен в состав русского экспедиционного корпуса во Франции, куда прибыл через Китай, Тихий и Индийский океаны, Суэцкий канал.
С января 1918г. – в иностранном легионе 1-й Мароканской дивизии французской армии. Воевал до капитуляции Германии.

Иван Васильевич Тюленев (1892-1978)
Иван Тюленев

Участник Первой мировой, Гражданской и Второй мировой войн. Полный Георгиевский кавалер. Советский военачальник, генерал армии. Герой Советского Союза.

В Первой мировой войне воевал на Западном, Юго-Западном и Северном фронтах. Отличился в боях в Польше и под Двинском в Прибалтике. Вахмистр Тюленев за храбрость и мужество награжден шестью(!) Георгиевскими крестами (III степени – 1915г.; III степени – 1915г.; IV степени – 1916г.; III степени – 1916г.; II степени – 1916г.; I степени – 1917г.)
В Великую Отечественную войну (1941-1945) командовал войсками Южного фронта, резервной и 28-й армии, Закавказского военного округа, Закавказского фронта.

Пётр Александрович Сухачёв (1890-1937)
Пётр Сухачёв

Прапорщик русской армии. Награждён золотым и двумя серебряными Георгиевскими крестами. Пережил русскую революцию, коллективизацию, репрессирован в 1937г.

Приказом по войскам 4-ой армии (Западного фронта) от 16 июля 1916г. №3040 фельдфебель 432-го Сибирского стрелкового полка Пётр Александрович Сухачёв награждён Георгиевским крестом II степени за № 21981 за то, что «12 сентября 1915г., в бою у местечка Любча, за убылью всех офицеров из роты, принял командование под таковой и удержал наступающего противника, чем дал возможность нашей батарее и обозам переправиться через реку Неман».
В 1937г. арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности, был осуждён «тройкой» как враг народа и расстрелян в г.Томске. Реабилитирован в 1957г.

Константин Иосифович Недорубов (1889-1978)
Константин Недорубов

Полный Георгиевский кавалер, командир эскадрона, гвардии капитан, Герой Советского Союза.

Первым Георгиевским крестом IV степени награжден за проявленное геройство в ходе одного из тяжелейших боёв под Томашевым. В августе 1914г. преследуя отступавших австрийцев, несмотря на ураганный артиллерийский обстрел, группа донских казаков во главе с урядником Недорубовым ворвалась в расположение неприятельской батареи и захватила её вместе с прислугой и боекомплектом.
Второй Георгиевский крест Константин Иосифович получил в феврале 1915г. за подвиг во время боев за г.Перемышль. Награжден за находчивость и геройство, проявленные им во время разведки, за то, что в одиночку взял в плен 52 австрийца.
Третий Георгиевский крест Недорубов получил за отличие в боях в июне 1916г. в период знаменитого Брусиловского прорыва, где он проявил храбрость и отвагу.
Четвертого – золотого «Георгия» I степени он получил за пленение с группой казаков штаба немецкой дивизии вместе с генералом и оперативными документами.
Константин Недорубов был награждён ещё и двумя Георгиевскими медалями за боевую отвагу.

Василий Иванович Чапаев (1887-1919)
Василий Чапаев

Участник Первой мировой и Гражданской войн. Кавалер трех Георгиевских крестов и одной медали. Комдив Красной Армии.

На фронт Чапаев попал в январе 1915г. Воевал в 326-м Белгорайском пехотном полку 82-й пехотной дивизии в 9-й армии Юго-Западного фронта на Волыни и в Галиции. Был ранен. В июле 1915г. получил звание младшего унтер-офицера, а в октябре – старшего. Войну закончил в чине фельдфебеля. Участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве, был несколько раз ранен и контужен.
28 сентября 1917г. вступил в большевистскую партию, и уже в октябре стал военным руководителем Николаевского красногвардейского отряда, затем занял пост уездного военного комиссара. В начале 1918г. Чапаев сформировал и возглавил 1-й и 2-й Николаевские полки, вошедшие в состав Красной Армии Саратовского Совета. В июне оба полка были сведены в Николаевскую бригаду, которую и возглавил Чапаев.

Мария Леонтьевна Бочкарёва (1889-1920)
Мария Бочкарёва

Одна из первых русских женщин-офицеров (произведена во время революции 1917г.), поручик. Создала первый в истории русской армии женский батальон. Участница Первой мировой и Гражданской войн. Кавалер Георгиевского креста.

В ноябре 1914г. Мария решила отправиться солдатом в действующую армию. Обратилась с этой просьбой к командиру 25-го резервного батальона в г.Томске. Тот предложил ей отправиться на фронт в качестве сестры милосердия, но Мария настаивала на своём. Тогда ей дали иронический совет – обратиться к императору, чему она и последовала, отправив телеграмму на высочайшее имя. И, к большому удивлению командования, получает разрешение Николая II. Её зачислили в вольнонаемные солдаты. Поначалу женщина в погонах вызывала насмешки, однако, её храбрость в бою принесла ей всеобщее уважение, Георгиевский крест и три медали. После бесчисленных боёв и двух ранений Бочкарёва произведена в старшие унтер-офицеры.
В 1917г. Керенский обратился к Бочкарёвой с просьбой об организации «женского батальона смерти»; к участию в патриотическом проекте были привлечены его супруга и петербургские институтки. Этот особый батальон численностью в 300 женщин защищал Зимний дворец во время Октябрьского переворота.
16 мая 1920г. Мария Бочкарёва была расстреляна в Красноярске на основании резолюции начальника Особого отдела ВЧК.

Николай Степанович Гумилёв (1886-1921)
Николай Гумилёв

Русский поэт Серебряного века, создатель школы акмеизма, переводчик, литературный критик, путешественник, офицер.

В начале августа 1914г. Гумилёв записался добровольцем в армию. Он был зачислен вольноопределяющимся в Лейб-гвардии Уланский Её Величества полк, который был переброшен в Южную Польшу. За ночную разведку, которая состоялась перед первым сражением, 19 ноября, Приказом по Гвардейскому кавалерийскому корпусу от 24 декабря 1914г. за №30 Н.Гумилёв был награжден Георгиевским крестом IV степени и в январе 1915г. произведён в унтер-офицеры.
С апреля по июнь 1915г. Н.Гумилёв почти ежедневно участвовал в разведывательных разъездах.
В 1915г. Николай Гумилёв воевал на Западной Украине (Волынь). 6 июля началась масштабная атака противника. Была поставлена задача удерживать противника до подхода пехоты. И эта операция была проведена успешно, причём было спасено несколько пулемётов, один из которых нёс Гумилёв. За это Приказом по Гвардейскому кавалерийскому корпусу от 5 декабря 1915г. он награжден знаком отличия военного ордена Георгиевского креста III степени.
В 1916г. вышел сборник стихов Николая Гумилёва на военную тему «Колчан».

Карл Иванович Вашатко (чеш. Karel Vašátko) (1872-1919)
Карл Вашатко

Подполковник Русской армии. Награждён орденом Святого Георгия IV степени, Георгиевским оружием, Георгиевским крестом с лавровой ветвью, установленным летом 1917г. для офицеров «за подвиги личной храбрости и доблести», Георгиевскими крестами I, II, III, IV степеней, и Георгиевской медалью II, III, IV степеней.

Весной 1912г. Карл Вашатко приехал в Россию и стал управляющим имения своего дяди. Первая мировая война изменила его мирные планы. 3 сентября 1914г. Вашатко вступил добровольцем в Чешскую дружину. Карл Вашатко в обычной жизни тихий и несмелый, очутившись на фронте, оказался блестящим солдатом, проявившим храбрость и находчивость уже во время первых разведок и стычек с неприятелем.

Павел Петрович Скоропадский (1873-1945)
Павел Скоропадский

Русский генерал, гетман Украины. Участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн.

За мужество и героизм, проявленные в боевых операциях во время Русско-японской войны (1904-1905) был награждён Золотым Георгиевским оружием и четырьмя орденами.
В декабре 1905г. император Николай II назначил П.Скоропадского своим флигель-адъютантом. С 15 апреля 1911г. командовал лейб-гвардии Конным полком, во главе которого в чине генерал-майора выступил на фронт Первой мировой войны. И уже 6 августа 1914г. отличился в бою под Краупишкеном. За этот бой он был награждён высшей наградой за храбрость и героизм — орденом Святого Георгия IV степени. Вскоре П.Скоропадского назначают командующим 1-й Гвардейской кавалерийской дивизии. В 1915г. эта дивизия остановила наступление войск фельдмаршала Гинденбурга у Западной Двины. Летом 1916г. Скоропадскому было присвоено звание генерал-лейтенанта. Генерал-адъютант Николая II.
В 1918г. был провозглашен гетманом Украины, принял официальный титул «Его Светлость Ясновельможный Пан Гетман Всея Украины», но, в декабре 1918г., когда германские войска покинули Украину, отрекся от престола и тайно уехал в Берлин.
Жил в Германии как частное лицо. Во время Второй мировой войны был смертельно контужен в результате бомбардировки англо-американской авиацией станции Платлинг близ Регенсбурга.

Лев Константинович Феншоу (1880-1958)
Лев Феншоу

Участник Русско-японской и Первой мировой войн. Капитан 1-го ранга, кавалер ордена Святого Георгия IV степени, один из первых русских офицеров подводного плавания. Происходит из английских аристократов, принявших российское подданство.

Служил на крейсере I разряда «Паллада» и судах эскадры Тихого океана (1902-1904). Командир десантной роты «Полтава». Лейтенант, командир подводной лодки «Карась» (1909-1911).
В 1915г. в состав Черноморского флота вошёл первый в мире подводный минный заградитель «Краб». В первый боевой поход минзаг вышел на блокаду Босфора с командиром бригады капитаном 1 ранга В.Е.Клочковским на борту. 27 июня 1915г. ПЛМЗ «Краб» выставил 58 мин. На этой минной банке подорвался и затонул пароход «Угурола» (Ugurola, 964т). За первую в войне на море минную поставку с подводной лодки командир корабля старший лейтенант Л.К.Феншоу и минный офицер мичман Н.А.Монастырёв были пожалованы Георгиевским оружием. Весь экипаж получил Георгиевские кресты и Георгиевские медали. На скрытые минные поставки минзаг выходил в море пять раз и выставил в трёх районах Чёрного моря 130 мин. Походы проходили в сложных погодных условиях, подводила несовершенная техника. Моряки проявили исключительное упорство и стойкость в выполнении поставленных задач. 28 февраля 1918г. адмирал Немитц в Яссах вручил капитану 2 ранга Л.К.Феншоу орден Святого Георгия IV степени «за деяния при Босфоре и Самсуне».
Л.К.Феншоу – один из авторов «Правил торпедной стрельбы» (ПМС-13).

Михаил Александрович Китицын (1885-1960)
Михаил Китицын

Выдающийся русский подводник, капитан 1-го ранга. Участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн.

В начале Первой мировой войны Китицын служил на сухопутном фронте. Принимал участие в обороне Ивангородской крепости, за что был награждён орденом Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость». Вернувшись на Черноморский флот, Китицын был назначен старшим флаг-офицером начальника штаба Бригады подводных лодок, а затем – командиром подводной лодки «Тюлень» и вскоре произведен в капитаны 2-го ранга. На подводной лодке провёл ряд успешных операций, за бой с пароходом «Радосто» и его захват награждён в 1916 году Георгиевским оружием.
Признан одним из самых результативных подводников Российского Императорского флота: одержал 36 побед, потопив суда общей валовой вместимостью 8973 брутто-регистровых тонны. По этому показателю находится на втором месте в русском флоте. За отличную службу Китицын был отмечен мечами и бантом к ордену Святой Анны III степени; орденом Святого Станислава II степени с мечами; орденом Святого Георгия IV степени; ордена Святого Владимира IV степени, а также досрочным производством в чины старшего лейтенанта и капитана 2-го ранга «за отличие в делах против неприятеля».

Анна Ревельская (Клара Изельгоф)
Николай Сергеевич Бартенев (1887-1963)
Анна Ревельская и Николай Бартенев

Анну Ревельскую описывают как обворожительную женщину, грациозную и привлекательную, знающую несколько языков. В годы Первой мировой войны Анна Ревельская была агентом российской военно-морской разведки в Либаве (ныне Лиепая). Через неё немцам была передана важная дезинформация о наших минных полях. Немецкая эскадра 10 ноября 1916г. вышла на эти поля и «заблудилась» в них. В результате за одну ночь германский флот потерял восьмую часть всех эсминцев, погибших за время войны.
После февраля 1917г. связь с Анной была утеряна. Но 6 октября 1917г. она пришла в российское посольство в Стокгольме и сообщила о готовящейся операции немцев в районе архипелага Моонзундских островов. Эта информация была немедленно передана в Адмиралтейство.

Николай Сергеевич Бартенев декабре 1914г. назначен в морскую крепость Императора Петра Великого на остров Вормс помощником командира артиллерийской батареи №30. В марте 1915г. – командир батареи №33 на полуострове Вердер. Здесь Бартенев получил свою первую боевую награду – орден Святого Станислава III степени. В июне 1916г. назначен вторым артиллерийским офицером на линкор «Слава», где получил орден Святой Анны III степени и орден Святого Станислава II степени с мечами и бантами.
В октябре 1917г. батарея под командованием Бартенева на Моонзундских островах приняла неравный бой с кораблями противника.

На основе мемуаров Николая Бартенева в 1970г. Валентином Пикулем был написан роман «Моозунд», а в 1987г. снят одноименный фильм с Олегом Меньшиковым и Людмилой Нильской в главных ролях. «…Он любит и любим, но его любимая, Клара, работает на контрразведку и быть вместе они не могут…»

Василий Александрович Меркушов (1862-1949)
Василий Меркушов

Потомственный военный, выпускник Морского кадетского корпуса. Участник Первой мировой войны. Награждён орденом Святого Георгия IV степени и Кавалерским крестом французского ордена Почетного Легиона.

Меркушов был направлен в Сибирскую флотилию, где 20 октября 1906г. во Владивостокском отряде вступил в командование подводной лодкой «Кефаль». В декабре 1908г. во Владивостоке В.А.Меркушов участвовал в уникальном эксперименте – погружении подводной лодки «Кефаль» под лёд Амурского залива.
Первую мировую войну Меркушов начал на подводной лодке «Окунь» и стал одним из самых известных командиров подводников Балтийского флота. 21 мая 1915г. подводная лодка «Окунь» под командованием лейтенанта Меркушова, находясь в Балтийском море, обнаружила отряд из пяти германских линкоров, шедших в охранении миноносцев. Преодолев охранение, «Окунь» атаковал головной вражеский корабль, который, обнаружив лодку, пытался её таранить. «Окунь» успел дать торпедный залп и погрузиться. За эту атаку, вынудившую неприятельскую эскадру к отходу, командир лодки В.А.Меркушов был удостоен ордена Святого Георгия IV степени.

В.А.Меркушов оставил обширное литературное наследие, посвященное Российскому Императорскому флоту. Издатель журнала «Часовой» В.В.Орехов так отзывался о Василии Александровиче: «Вся его жизнь была посвящена России, её флоту, а годы подводного плавания поставили его имя на одно из самых уважаемых мест среди наших моряков».

Пётр Николаевич Врангель (1878-1928)
Пётр Врангель

Русский военачальник, участник Русско-японской и Первой мировой войн, один из главных руководителей Белого движения в годы Гражданской войны. Получил прозвище «чёрный барон» за свою традиционную (с сентября 1918г.) повседневную форму одежды – черную казачью черкеску с газырями.

Происходил из дома Тольсбург-Эллистфер рода Врангель – старинной дворянской семьи, которая ведёт свою родословную с начала ХIII века. Девиз рода Врангелей был: «Frangas, non fleetes» («Сломишь, но не согнёшь»).
В 1901г. окончил Горный институт в Санкт-Петербурге, в 1910г. – Николаевскую военную академию, в 1911г. – курс Офицерской кавалерийской школы.
13 октября 1914г. был награждён орденом Святого Георгия IV степени за конную атаку под Каушеном, в ходе которой была захвачена неприятельская батарея (23 августа 1914г.). 10 июня 1915г. был награждён Георгиевским оружием.
В октябре 1915г. был переведён на Юго-Западный фронт командиром 1-го Нерчинского полка Забайкальского казачьего войска с такой характеристикой его бывшего командира: «Выдающейся храбрости. Разбирается в обстановке прекрасно и быстро, очень находчив». Командуя указанным полком, барон Врангель сражался против австрийцев в Галиции, участвовал в знаменитом Луцком (Брусиловском) прорыве 1916г.
Новым шагом в военной карьере Петра Николаевича стал чин генерал-майора «за боевое отличие» в январе 1917г. А летом 1917г. за успешно проведенную операцию на реке Збруч генерал Врангель был награждён солдатским Георгиевским крестом IV степени с лавровой ветвью.
Февральскую революцию П.Н.Врангель переносил очень тяжело. Он был истинным монархистом, одним из ярких руководителей Белого движения.

Антон Иванович Деникин (1872-1947)
Антон Деникин

Русский военачальник, политический деятель, писатель, мемуарист, публицист и военный документалист.

Мечтая идти по стопам отца, быть военным, окончил Киевское юнкерское училище. Служил в штабе 8-й армии Брусилова, где и встретил начало Первой мировой войны. Брусилов

semiczvet.ru

Забытый герой Первой мировой войны |

Забытый герой Первой мировой войны. Генерал от кавалерии Петр Петрович Калитин. 

В Челябинске есть частный музей, посвященный генералу П.П.Калитину. Создал музей праправнук генерала Дмитрий Логунов, который также написал и издал небольшим тиражом две книги: «Генерал Калитин» и «Калитины: страницы жизни».

Что же это был за человек? Он родился  в 1853 году в Новгородской губернии, умер в 1927 году в Париже, похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Чудом сохранились рукописи генерала и его дочери Натальи Петровны, написанные во Франции. Долгими путями часть рукописей оказались в Челябинске и стали отправной точкой для исследований. Внук генерала Николай Андреевич Краузе (дед Д.Логинова) жил во Франции и в Харбине, а в 1947 году вернулся в Россию. Он в своих мемуарах описал жизнь русской эмиграции в Харбине.

В 1871 году Петр Калитин поступил в Первый Туркестанский линейный батальон и простым солдатом (точнее вольноопределяющим) прошел весь Хивинский поход. В 1873 году русская армия взяла Хиву. В музее есть уникальный фотоальбом «Виды и типы Хивинского ханства».  Альбом был издан в 1873 году по горячим следам тиражом всего 100 экземпляров. По одному получили генералы, старшие офицеры, члены царской семьи, дипломаты.

Будущий генерал, а тогда 19-летний поручик Калитин за тот поход получил солдатский георгиевский крест IV степени. Он был добровольным участником дерзкой операции,  когда наши солдаты вброд перешли Аму-Дарью для захвата плоскодонных лодок-каюков на которых потом переправилась русская армия.

Штурм крепости Геок-Тепе

Далее была Ахалкетинская экспедиция, в результате которой к России была присоединена Туркмения.  У Д.Логинова имеются уникальные материалы, связанные с этой компанией. Это 4-х томник генерала Градекова. Петр Калитин в той компании отличился дважды. Он присутствовал при штурме крепости Геок-Тепе в 1881 году. Интересно, что командовал тогда полковник Алексей Николаевич Куропаткин (будущий военный министр  и главнокомандующий русской армии в русско-японской войне) — дядя Калитина. Второй раз Петр Петрович выполнял миссию, когда надо было пересечь пустыню Кара-Кумы с юга на север. Он был чуть ли не первым русским путешественником на этом сложном маршруте, и сделал его подробное описание. Калитин был за это награжден серебряной медалью Русского географического общества. А также был отмечен Лондонским географическим обществом. По возвращении он был награжден орденом Святого Георгия IV степени.  Причем Скобелев этот орден снял непосредственно со своей груди.

У Калитина был еще  внебрачный сын, который очевидно не уехал в эмиграцию, а  во время Великой Отечественной храбро сражался и прошел путь от сержанта до адмирал-полковника.

Николай Кожухаров Бой у Старо-Загоры

У Петра был старший брат Павел и ему в музее посвящен самый большой экспонат. Это копия картины Николая Кожухарова «Бой у Старо-Загоры», подаренная Логунову болгарами. Бой был 31 июля 1871 года. На картине запечатлен подвиг подполковника Павла Калитина. Этот бой был первой неудачной попыткой овладения Шипкинским перевалом. В результате наш небольшой отряд оказался один на один против 15-тысячного турецкого корпуса. в составе отряда были в основном болгарские ополченцы и среди них Павел Калитин — командир третьей дружины болгарского ополчения. На картине Калитин выхватывает у раненого знаменосца знамя. Далее в последней отчаянной атаке он, как все время считалось, погибает. Болгары считают Павла Калитина своим национальным героем и все эти годы уже более ста лет его имя звучит первым при перекличке президентского полка. Но вот совсем недавно удалось узнать, что Павел Калитин в том бою был не убит, а только ранен. Это открытие сделал Логунов. В Старой Загоре построен мемориальный комплекс, который называется «Самарское знамя». Там же  находится братская могила тех самых ополченцев в которой считалось, что покоится Павел Калитин. Но удалось найти документ, что казаки вынесли его раненого в ущелье. Но он все же скончался от ран и его похоронили в 30 километрах от Старой Загоры на Шипкинском перевале под православным монастырем.

Вершиной карьеры Петра Петровича была Первая мировая война. Он воевал на Кавказском фронте. О тех боях мало что известно. Информация куцая. Самая громкая победа на Кавказе  — это взятие турецкой крепости Эрзерум. К началу Первой мировой эта крепость уже более ста лет закрывала южный турецкий выход из Пасинской долины. В этом месте сама природа создала естественные укрепления. Крепость стояла на пересекавшем всю долину 30-километровом хребте Деве-Бойна (по-турецки «шея верблюда»). На этой шее силами немецких и турецких инженеров было возведено 12 фортов в две линии обороны. Они имели бетонные противоснарядные укрепления. Оружейный арсенал насчитывал 700 орудий и более 1000 пулеметов. Северне и южнее высились неприступные горы. Гарнизоном крепости являлась вся третья турецкая армия — около 100 тысяч солдат. То есть турки считали, что крепость неприступна. Но в 1829 году русская армия Эрзерум уже брала и в 1877 году удачно штурмовала. И в феврале 1916 года тоже все получилась. На высоте 2000 метров в жутких условиях при 20 градусов ниже нуля, снега по пояс — за неполные 6 дней крепость пала. Сейчас там горнолыжный курорт у них.

Фото Пластуны (казачий спецназ) у захваченных турецких орудий в Эрзуруме. 1916 год

Один из двух русских корпусов — Кавказский, которым командовал Петр Калитин, занял один форт из 12 и получил удобную позицию и оттянул на себя основные силы турок. Второй корпус — Туркестанский, им командовал Пржевальский,  начал наступление в обход, взял два форта. П.Калитин в это время взял еще два форта и турки побежали, испугавшись, что русские их окружат. При этом турки сами взорвали оставшиеся укрепления. 16 февраля через Карские ворота в Эрзерум как какой-нибудь античный герой въезжал генерал Калитин. За эту операцию Калитин был награжден Георгиевским золотым оружием с бриллиантами. Подобным оружием за всю Первую мировую были удостоены всего восемь генералов.

Это был настолько оглушительный успех русской армии, что, уставшие от поражений французы, посвящали этой победе русских войск множество номеров газет. Например на первой странице LE MIROIR во всю страницу стоит генерал Калитин и его начальник штаба. Такое было отношение союзников к нашей победе. Все годы советской власти история Первой мировой войны замалчивалась, все герои были вычеркнуты из нашей истории. Генерал Калитин после революции участвовал в белом движении. Он был уже в преклонном возрасте и в боях с Красной армией участия не принимал, но состоял в резерве Белой армии. Он был комендантом лагеря русских беженцев на острове Ленос. Ну, а потом была эмиграция. Болгария, Франция. Председательствование в Союзе русских офицеров и нищенская эмигрантская старость.  В 1927 году он умер в русском доме для престарелых. Могила его стала одной из первых на том знаменитом кладбище.

Праправнук в Челябинске собрал все возможные материалы о своем предке. В год 100 летия начала Первой мировой войны на родине Петра Петровича Калитина в городе Холм Новгородской области открыли памятник. Памятник Павлу Калитину был там установлен в 2007 году. Так два брата встретились.

Советую посмотреть

perevalnext.ru

Герои Первой Мировой — Армейский сайт «Почта полевая»

В биографии страны – немало ярких страниц, связанных с воинскими подвигами на полях сражений, великими деяниями во славу Отчизны. Герои этих событий отмечены орденами и медалями Российской империи. Во время Первой мировой войны орден Святого Георгия сохранил свой высокий статус. Он по-прежнему вручался только за блистательные подвиги на поле боя и за руководство выдающимися военными операциями.

Наиболее заслуженным георгиевским кавалером среди всего русского офицерства Первой мировой войны по праву считается выходец из крестьян села Павловского Барнаульского уезда Томской губернии, штабс-капитан, воевавший в 23 Сибирском стрелковом и 504 пехотном Верхнеуральском полках, Александр Алябьев. Он был награжден Георгиевскими медалями четырех степеней, Георгиевским крестом 2-й и 1-й степеней. Георгиевским крестом 4-й степени с лавровой ветвью и орденом Святого Георгия 4-й степени. 

Будет  интересным описание его подвига, за который он получил этот орден: «За то, что, будучи в чине Прапорщика, в бою 13 и 14 июля 1916 года близ линии д.д. Клекотув – Опарипсы командуя 6-й ротой, находящей в составе 2-го батальона, когда названный батальон, двинувшись в атаку и будучи встречен у проволочных заграждений убийственным огнем, не выдержал и отхлынул обратно на свои позиции, то Поручик Алябьев с винтовкой в руках бросился с криком «ура» на проволочные заграждения со своей 6-й ротой; рота, увлекаемая доблестным командиром, разметала проволоку и ворвалась в окопы, австрийцы же бежали, но оправившись, перешли в контратаку, охватывая 6-ю роту справа; в роте оставалось около 30-35 человек и поручик Алябьев взятые окопы уступил, но расположился с остатками роты (10-15человек), перед проволочными заграждениями, окапался, отбивая огнем пытавшихся его окружить. 

Поручик Алябьев посылал стрелков с донесениями, но посланные стрелки погибли под огнем противника. На другой день артиллерия противника открыла огонь по 6-й роте, наша же артиллерия, не зная о судьбе остатков 6-й роты, открыла огонь по месту ее расположения, имея целью разрушить проволочные заграждения. На неоднократные предложения сдаться, поручик Алябьев, оставшись всего лишь с тремя стрелками, отвечал молчанием, а пытавшихся приблизиться встречал огнем. В такой положении пробыл до 22-х часов 14 июля, пока 22-й и 23-й Сибирские стрелковые полки не бросились в атаку и не освободили эту горсть доблестных героев».

pochta-polevaya.ru

Забытые герои Первой мировой войны

Красная Армия

Кем гордились в России в годы Великой войны? Козьма Крючков, Римма Иванова, Александр Казаков — 100 лет назад их знала почти вся страна. О подвигах этих простых людей на Великой войне писали газеты и журналы, о них рассказывали детям в школах и ставили за них свечи в церквях.
Нельзя сказать, что их слава совсем обошлась без пропагандистской составляющей — на каждой войне есть место подвигу, но чаще всего большинство из них остаются безвестными. Тем не менее, тогда никому в голову не приходило что-либо выдумывать, как это всего спустя несколько лет активно станет делать советская пропагандистская машина. Новой власти потребуются не столько герои, сколько мифы, и реальные герои Великой войны будут несправедливо преданы забвению почти на век.
Лихой казак Козьма Крючков
В годы Первой мировой войны имя молодого казака Козьмы Крючкова было известно, без преувеличения, всей России, включая безграмотных и равнодушных к происходящему в мире и стране. Портрет статного молодца с лихими усами и фуражкой набекрень красовался на плакатах и листовках, лубочных картинках, почтовых открытках и даже папиросных пачках и коробках шоколадных конфет «Геройские». Крючков эпизодически присутствует даже в романе Шолохова «Тихий Дон».
Столь громкая слава рядового воина была следствием не только одной его доблести, которая, кстати, никакому сомнению не подлежит. Крючкова, выражаясь современным языком, «распиарили» еще и потому, что свой первый (но далеко не единственный) подвиг он совершил в первые дни войны, когда всю страну переполнял ура-патриотический подъем и ощущение скорой победы над тевтонскими полчищами. И именно он получил в Первую мировую первый Георгиевский крест.
К началу войны уроженцу Усть-Хоперской станицы Войска Донского (ныне территория Волгоградской области) Крючкову исполнилось 24 года. На фронт он угодил уже опытным бойцом. Полк, в котором служил Козьма, был расквартирован в литовском городке Калвария. Немцы стояли неподалеку, назревало большое сражение в Восточной Пруссии, и противники наблюдали друг за другом.
12 августа 1914 года во время сторожевого рейда Крючков и трое его однополчан — Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков — внезапно столкнулись с разъездом немецких улан численностью 27 человек. Немцы увидели, что русских всего четверо и бросились в атаку. Казаки пытались уйти врассыпную, но вражеские кавалеристы оказались проворнее и окружили их. Крючков пытался отстреливаться, но патрон заклинило. Тогда с одной шашкой он вступил в бой с окружившими его 11 врагами.
Через минуту боя Козьма, по его собственным воспоминаниям, был уже весь в крови, но раны к счастью оказались неглубокими — ему удавалось уворачиваться, в то время как сам бил врагов смертельно. Последние удары по немцам он наносил их же пикой, выхваченной у одного из убитых. А товарищи Крючкова расправились с остальными германцами. К концу боя на земле лежали 22 трупа, еще двое немцев были ранены и попали в плен, а трое бежали прочь.
В лазарете на теле Крючкова насчитали 16 ран. Там его навестил командующий армией генерал Павел Ренненкампф, поблагодарил за доблесть и мужество, а затем снял георгиевскую ленточку со своего мундира и приколол на грудь героя-казака. Козьма был награжден Георгиевским крестом 4-й степени и стал первым русским воином, получившим боевую награду в начавшейся Мировой войне. Троих других казаков наградили георгиевскими медалями.
О доблестном казаке доложили Николаю II, а затем историю его подвига изложили на своих страницах почти все крупнейшие газеты России. Крючков получил должность начальника казачьего конвоя при штабе дивизии, его популярность к тому времени достигла апогея. По рассказам сослуживцев, весь конвой не успевал прочитывать писем, приходивших на имя героя со всей России, и не мог съесть всех посылок со сладостями, которые присылали ему поклонницы. Петроградцы прислали герою шашку в золотой оправе, москвичи — серебряное оружие.
Когда дивизия, где служил Крючков, отводилась с фронта на отдых, в тыловых городах ее встречали с оркестром, тысячи любопытных зевак выходили поглазеть на народного героя.
Козьма при этом не «забронзовел» и испытание медными трубами выдержал — вновь просился на самые опасные задания, рисковал жизнью, получал новые раны. К концу войны он заслужил еще два георгиевских креста, две георгиевских медали «За храбрость» и звание вахмистра. Но после революции его судьба сложилась трагически.
Вначале он был избран председателем полкового комитета, после развала фронта вместе с полком вернулся на Дон. Но там началась другая братоубийственная война, в которой Козьма сражался за белых. Однополчане вспоминают, что он терпеть не мог мародерства, и даже редкие попытки подчиненных разжиться за счет «трофеев от красных» или «подарков» от местного населения пресекал плетью. Он знал, что само его имя привлекало новых добровольцев и не хотел, чтобы это имя было замарано.
Легендарный казак воевал еще полтора года и получил последнее, смертельное ранение в августе 1919 года. Сегодня его именем назван переулок в Ростове-на-Дону, по его образу вылеплен казак в ансамбле памятника героям Первой мировой войны в Москве.
Сестра милосердия Римма Иванова
Еще одно имя, известное 100 лет назад всей России и почти забытое сегодня — героиня Первой мировой Римма Иванова, сестра милосердия и единственная женщина, награжденная орденом святого Георгия 4-й степени. Она погибла, будучи 21-летней девушкой.
Дочь ставропольского чиновника выбрала стезю народной учительницы, но занималась этим всего год. С началом войны Иванова окончила курсы сестер милосердия, работала в ставропольском госпитале, а в январе 1915 года добровольно направилась на фронт в полк, где уже служил врачом ее брат. Первую георгиевскую медаль получила за мужество при спасении раненых на поле боя — она делала перевязки под пулеметным огнем.
Родители волновались за девушку и просили вернуться домой. Римма писала в ответ: «Господи, как хотелось бы, чтобы вы поуспокоились. Да пора бы уже. Вы должны радоваться, если любите меня, что мне удалось устроиться и работать там, где я хотела. Ведь не для шутки это я сделала и не для собственного удовольствия, а чтобы помочь. Да дайте же мне быть истинной сестрой милосердия. Дайте мне делать то, что хорошо и что нужно делать. Думайте, как хотите, но даю вам честное слово, что многое-многое отдала бы для того, чтобы облегчить страдания тех, которые проливают кровь.Но вы не беспокойтесь: наш перевязочный пункт не подвергается обстрелу. Мои хорошие, не беспокойтесь ради Бога. Если любите меня, то старайтесь делать так, как мне лучше. Вот это и будет тогда истинная любовь ко мне. Жизнь вообще коротка, и надо прожить ее как можно полнее и лучше. Помоги, Господи! Молитесь за Россию и человечество».
Во время сражения у деревни Мокрая Дуброва (Брестская область сегодняшней Беларуси) 9 сентября 1915 года погибли оба офицера роты, и тогда Иванова сама подняла роту в атаку и бросилась на вражеские окопы. Позиция была взята, но героиня получила смертельное ранение разрывной пулей в бедро.
Узнав о подвиге сестры милосердия, Николай II в виде исключения посмертно наградил ее офицерским орденом Святого Георгия 4-й степени. На похороны героини собрались представители власти и сотни простых жителей Ставрополя, в прощальном слове протоиерей Симеон Никольский назвал Римму «Ставропольской девой», проведя параллель с Жанной д’Арк. Гроб в землю опускали под звуки оружейного салюта.
Однако вскоре в германских газетах был опубликован «решительный протест» председателя кайзеровского Красного Креста генерала Пфюля. Ссылаясь на Конвенцию о нейтралитете медицинского персонала, он решительно заявлял, что «сестрам милосердия не подобает на поле боя совершать подвиги». Эту нелепую ноту даже рассматривали в штаб-квартире Международного комитета Красного Креста в Женеве.
А в России по заказу военного ведомства был снят фильм «Героический подвиг сестры милосердия Риммы Михайловны Ивановой». Фильм получился карикатурным: сестра милосердия на экране, размахивая саблей, семенила по полю в туфлях на высоком каблуке и при этом пыталась не растрепать прическу. Офицеры полка, в котором служила Иванова, посмотрев фильм, пообещали «отловить антрепренера и заставить его съесть пленку». В столицу посыпались письма и телеграммы протеста возмущённых фронтовиков. В итоге по просьбе сослуживцев и родителей Риммы фильм был снят с проката. Сегодня именем Риммы Ивановой названа одна из улиц Ставрополя.
Первый русский воздушный ас
Летчикам Первой мировой войны повезло чуть больше других — спустя 100 лет помнят и про передовой для своего времени самолет Сикорского «Илья Муромец» и про «петлю Нестерова» и самого Петра Нестерова. Наверное, так произошло потому, что в авиации России всегда было чем похвастаться, а в первые советские десятилетия был настоящий культ покорителей небес.
Но когда говорят о самом знаменитом русском летчике-асе Великой войны — разговор не о Нестерове (он погиб через месяц после начала войны), а о еще одном забытом герое — Александре Казакове.
Казаков, как и Нестеров, был молод — в 1914 году ему едва исполнилось 25 лет. За полгода до начала войны он приступил к учебе в первой в России офицерской летной школе в Гатчине, в сентябре уже стал военным летчиком. 1 апреля 1915 года он повторил последний подвиг Нестерова — пошел на таран немецкого самолета. Но, в отличие от того, сбил вражеский «Альбатрос», а сам благополучно приземлился. За этот подвиг летчик был награжден Георгиевским оружием.
Первый русский воздушный ас
Летчикам Первой мировой войны повезло чуть больше других — спустя 100 лет помнят и про передовой для своего времени самолет Сикорского «Илья Муромец» и про «петлю Нестерова» и самого Петра Нестерова. Наверное, так произошло потому, что в авиации России всегда было чем похвастаться, а в первые советские десятилетия был настоящий культ покорителей небес.
Но когда говорят о самом знаменитом русском летчике-асе Великой войны — разговор не о Нестерове (он погиб через месяц после начала войны), а о еще одном забытом герое — Александре Казакове.
Казаков, как и Нестеров, был молод — в 1914 году ему едва исполнилось 25 лет. За полгода до начала войны он приступил к учебе в первой в России офицерской летной школе в Гатчине, в сентябре уже стал военным летчиком. 1 апреля 1915 года он повторил последний подвиг Нестерова — пошел на таран немецкого самолета. Но, в отличие от того, сбил вражеский «Альбатрос», а сам благополучно приземлился. За этот подвиг летчик был награжден Георгиевским оружием.
Казаков, судя по всему, тогда сумел первым выполнить маневр, задуманный Нестеровым, который на самом деле в своем последнем бою вовсе не собирался идти на верную смерть. Он рассчитывал ударить колесами шасси по плоскости крыла вражеского самолета, о чем заранее докладывал начальству, как о возможном и безопасном способе атаки. Но Нестерову, по заключению комиссии, выполнить такой маневр не получилось, и его самолет просто столкнулся с вражеским.
Другой выдающийся воздушный подвиг Казаков совершил 21 декабря 1916 года близ Луцка — он в одиночку атаковал два вражеских самолета «Бранденбург Ц1», сбив один из бомбардировщиков. Русский летчик за эту победу получил орден Святого Георгия 4-го класса. Всего за три года войны Казаков сбил лично 17, а в групповых боях — еще 15 самолетов противника и был признан самым результативным российским летчиком-истребителем Первой мировой.
В августе 1915 года Казаков становится штабс-ротмистром и начальником корпусного авиационного отряда, к февралю 1917 года — он уже командир 1-й боевой авиационной группы Юго-западного фронта. Эта группа стала первым специальным истребительным соединением в русской авиации, но даже став большим начальником, Казаков продолжал лично летать на боевые задания, в июне был в воздушном бою ранен в руку четырьмя пулями, но снова сумел благополучно приземлиться. В сентябре 1917 года он был произведен в подполковники, в декабре того же года на общем солдатском собрании избран командиром 19-го корпусного авиационного отряда.
Большевистский переворот Казаков так и не признал, за что вскоре был отстранен от командования. Не желая служить красным, в июне 1918 года он тайно уехал на белогвардейский русский Север, где стал командиром Славяно-Британского авиационного отряда. Англичане присвоили ему британский офицерский чин, что тоже делалось только в исключительных случаях — десятки других русских пилотов были приняты на службу в звании рядовых. К весне 1919 года Казаков уже майор британских ВВС, причем в боях получил еще одно ранение — в грудь, но опять выжил.
К концу лета 1919 положение белогвардейских частей на русском Севере становилось все тяжелее, и командование британского экспедиционного корпуса начало готовиться к эвакуации, согласившись при этом взять с собой русских летчиков. Но Казаков не пожелал покидать родину и, как считают, покончил жизнь самоубийством — 1 августа во время очередного вылета он направил свой самолет в отвесное пике на собственный аэродром. На его могиле поставили надгробие из двух перекрещенных пропеллеров, а на белой доске вывели надпись: «Летчик Казаков. Сбил 17 немецких самолетов. Мир праху твоему, герой России».

http://fishki.net/1321180-zabytye-geroi-pervoj-mirovoj-vojny…

Красная Армия

Друзья , поддержите наш патриотический проект

topnewsrussia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о