Бои на Халхин-Голе в 1939 году

В мае 1939 года Япония начала провокации на границе с МНР восточнее Халхин-Гола. 11 мая 1939 года начались стычки разведывательного характера, которые продолжались около двух недель.

Боевые действия велись на небольшом плацдарме шириной в 70 километров по фронту и глубиной до 20 километров. Район боевых действий отстоял от ближайшей советской железнодорожной станции Борзя на 750 километров. Это был пустынный участок без дорог и источников воды.

28 мая японские войска (до 2,5 тысячи солдат и офицеров) нарушили границу и при поддержке артиллерии, бронемашин и авиации стали продвигаться к Халхин-Голу. Монгольские и советские войска остановили наступление захватчиков и к исходу 29 мая отбросили их за пределы монгольско-китайской границы.

В ночь на 3 июля, после многочисленных вооруженных провокаций, японские войска (38 тысяч человек, 310 орудий, 145 танков и бронемашин, 225 самолетов) вторглись на территорию МНР с целью захватить плацдарм на левом берегу Халхин-Гола для последующих операций против советско-монгольских войск.

Агрессору противостояли советско-монгольские войска 57-го особого корпуса, развернутые с 15 июля в 1-ю армейскую группу (12,5 тысяч человек, 109 орудий, 186 танков, 266 бронемашин, 82 самолета). В командование ими в июне вступил командир дивизии, с 31 июля командир корпуса Георгий Жуков. В ходе трехдневных боев они нанесли поражение японцам и отбросили их на правый берег Халхин-Гола.

8-11 июля и 24-25 июля японцы предприняли новые атаки, продолжая наращивать силы.

К 10 августа японские войска были сведены в 6-ю японскую армию (75 тысяч человек, 500 орудий, 182 танка, 300 самолетов) под командованием генерала Огису Риппо.

Советское командование усилило войска 1-й армейской группы (до 57 тысяч человек, 542 единиц орудий и минометов, около 500 танков, 385 бронемашин, 515 самолетов), которые, упредив противника, 20 августа перешли в наступление, окружили и к 31 августа разгромили 6-ю японскую армию. Монгольские войска возглавлял маршал МНР Хорлогийн Чойбалсан.

4 и 8 сентября японцы силами подошедшей 2-й пехотной дивизии вновь устремились на территорию МНР, но были отброшены за пределы границы. Потерпев неудачу на земле, японцы сделали попытку взять реванш в воздухе. В воздушных боях советские ВВС впервые в истории применили ракетное оружие. Бои в воздухе продолжались до 16 сентября.

15 сентября в Москве было подписано советско-японское соглашение, согласно которому с 14 часов 16 сентября боевые действия прекращались.

По данным советских источников, японские войска потеряли около 25 тысяч убитыми, 200 орудий, 660 самолетов. По данным японских историков, при Халхин-Голе погибло около 8 тысяч японских солдат и офицеров.

Потери советских войск: безвозвратные — около 8 тысяч человек, санитарные — около 16 тысяч человек, 207 самолетов.

За мужество и героизм в боях на Халхин-Голе более 17 тысяч человек были отмечены правительственными наградами, 70 человек удостоены звания Героя Советского Союза, а летчики Сергей Грицевец, Григорий Кравченко, Яков Смушкевич стали первыми в стране дважды Героями Советского Союза. Орденами СССР были награждены 24 соединения и части.

В память о событиях на Халхин-Голе в августе 1940 года появился нагрудный знак «Халхин-Гол. Август 1939». Его утвердил Великий народный хурал Монголии. К награде представлялись все лица, принимавшие непосредственное участие в конфликте.

В 2004 году Япония получила от Монголии разрешение на сбор и вывоз останков японских солдат, погибших в 1939 году в боях у реки Халхин-Гол.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Воениздат. Москва, 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Бои на Халхин-Голе (1939 год). Историческая справка

(Военная энциклопедия. Воениздат. Москва. в 8 томах ‑2004 г.г. ISBN 5 ‑ 203 01875 – 8)

Создав в июне ударную группировку (в нее вошли 23-я пехотная дивизия, 2 полка 7-й пехотной дивизии, Хинганская кавалеристская бригада, 2 танковых полка) общей численностью 38 тысяч человек, 310 орудий, 135 танков и 225 самолетов, японские войска 2 июля перешли в наступление.

Совестко-монгольские войска, усиленные к этому времени 8‑й монгольской кавалеристской дивизией, 7-й, 8-й и 9-й мотобронебригадами, успешно отразили все атаки японских войск и 5 июля, перейдя в наступление, окружили и уничтожили их группировку, прорвавшуюся в район горы Баин-Цаган.

Однако в начале августа квантунская армия начала новое наступление. В начале месяца была создана 6-я японская армия под командованием  генерала Огису Риппо. В состав 6-ой японской армии вошли 7-я и 23-я пехотная дивизии, 14-я пехотная бригада, маньчжурская пехотная бригада, 3 кавалеристких полка. Ее численность составляла 75 тысяч человек, вооружение – 500 орудий и 182 танка при поддержке 300-350 самолетов.

17 августа японские войска перешли в наступление, но были к 20 августа остановлены сопротивлением советско-монгольских войск. К этому времени советское командование перебросило к Халхин-Голу 82-ю и 57-ю стрелковые дивизии, 6-ю танковую и 212-ю воздушно-десантную бригады, увеличив количество самолетов до 515. Монголия выдвинула 3 кавалерийские дивизии (4,8 тысяч человек; маршал МНР Хорлогийн Чойбалсан).

Таким образом, численность советско-монгольских войск превышала численность японских: по пехоте в 1,5 раза, по танкам в 4 раза, по артиллерии в 2 раза и по самолетам в 1,6 раза.

Для руководства операцией была создана 1-я армейская группа под командованием комкора Георгия Жукова.

20 августа после ударов авиации и почти трехчасовой артподготовки советско-монгольские войска перешли в наступление. Прорвав фланги японских войск, советские войска к 23 августа окружили 6-ю японскую армию, а к исходу 28 августа окончательно ее разбили.

31 августа территория Монгольской Народной Республики была полностью освобождена от японских захватчиков.

4 и 8 сентября японцы силами подошедшей 2-й пехотной дивизии вновь устремились на территорию МНР, но были отброшены. 2,4,14 и 15 сентября японская авиация пыталась взять реванш в воздухе, однако советские летчики одержали убедительную победу. При этом советские истребители И-16 (5 самолетов) впервые в мире применили реактивное оружие (РС-82), сбив 13 японских самолетов.

15 сентября в Москве было подписано совестко-японское соглашение, согласно которому с 14:00 16 сентября боевые действия прекращались.

Японские войска потеряли около 61 тысяч человек (из них около 25 тысяч убитыми), 200 орудий, 660 самолетов.

(Военная энциклопедия. Воениздат. Москва. в 8 томах ‑2004 г.г. ISBN 5 ‑ 203 01875 – 8)

По данным японских историков, при Халхин-Голе погибло около 8 тысяч японских солдат и офицеров.

Потери советских войск: убитыми – около 8 тысяч человек, ранеными – около 16 тысяч человек. Также было уничтожено 207 советских самолетов.

За героизм и мужество, проявленные в боях на Халхин-Голе, 24 части и соединения были награждены орденами Ленина и Красного Знамени, 70 человек удостоены звания Героя Советского Союза, а комкор Яков Смушкевич, майоры Сергей Грицевец и Григорий Кравченко стали первыми дважды Героями Советского Союза.

(Военная энциклопедия. Воениздат. Москва. в 8 томах ‑2004 г.г. ISBN 5 ‑ 203 01875 – 8)

В память о событиях на Халхин-Голе был учрежден памятный знак «Халхин-Гол». Им был награжден весь личный состав советских войск, принимавший непосредственное участие в боях на реке Халхин-Гол с 19 июля по 31 августа 1939 года.

Знак изготовлялся двух типов: первый – с серебряной основой с применением эмалей и оксидирования, второй – из красного металла с применением эмалей и оксидирования.

В 2004 году Япония получила от Монголии разрешение на сбор и вывоз останков японских солдат, погибших в 1939 году в боях у реки Халхин-Гол. По данным японского министерства здравоохранения, труда и благосостояния, незахороненными считаются останки около 3,5 тысяч военнослужащих японской императорской Квантунской армии.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Поражение японских войск в сражении с советскими на реке Халхин-Гол (Монголия)

УРОК ДЛЯ САМУРАЕВ

Командир взвода разведки Николай Богданов писал в мемуарах: «Это был отличный урок для самураев. И они его усвоили. Когда фрицы стояли под Москвой, Япония так и не рискнула выдвинуться на помощь союзнику. Очевидно, свежи были воспоминания о разгроме».

В мае 1939 г. японские войска вторглись на территорию союзной СССР Монгольской Народной Республики в районе реки Халхин-Гол. Это вторжение явилось составной частью японских планов захвата советского Дальнего Востока и Сибири, Китая и владений западных стран в районе Тихого океана. Императорская ставка готовила два варианта ведения войны: северный — против СССР и южный — против США, Великобритании и их союзников.
Несмотря на предупреждение советского правительства, что СССР будет защищать МНР как свою собственную территорию, японские войска, имея трехкратное превосходство в силах (около 40 тыс. человек, 130 танков, более 200 самолетов) 2 июля форсировали р. Халхин-Гол и вторглись на территорию МНР, но после кровопролитных боев вынуждены были временно отступить. Наступление уже силами целой армии японцы готовились возобновить 24 августа, но советские войска упредили противника и сами 20 августа перешли в наступление силами созданной к тому времени 1-й армейской группы под командованием комкора Г. Жукова.

Уступая в численности войск, 1-я армейская группа превосходила противника примерно вдвое по числу танков и самолетов. Монгольские войска возглавлял Маршал МНР Х. Чойбалсан. Координация действий советских и монгольских войск возлагалась на фронтовую группу во главе с командармом 2-го ранга Г. Штерном.

Наступление было хорошо подготовлено и явилось неожиданным для противника. В результате шестидневных боев 6-я японская армия была окружена и фактически уничтожена. Ее потери составили более 60 тыс. человек убитыми, ранеными и плененными, советских войск — 18 тыс. убитыми и ранеными. Особенно напряженными были воздушные бои, самые крупные к тому времени, в которых с обеих сторон участвовало до 800 самолетов. В итоге японские командование обратилось с просьбой о прекращении военных действий, и 16 сентября 1939 г. они были приостановлены.

События на Халхин-Голе имени важные международные последствия. Приоритет в японских планах получил южный вариант войны — против Великобритании и США. Советская дипломатия, умело действуя в сложившейся обстановке, добилась заключения на взаимовыгодных условиях пакта о нейтралитете с Японией. Пакт был подписан в Москве 13 апреля 1941 г., что позволило нашей стране избежать войны на два фронта.

 

ПУ И О СОБЫТИЯХ В КИТАЕ В КОНЦЕ 1930-Х

Командующий Квантунской армией расхваливал мне могущество японской армии и ее потрясающие военные успехи… 7 июля 1937 года началась война между Японией и Китаем и японская армия захватила Пекин.

Квантунская армия была подобна сильному источнику тока высокого напряжения. Я был точным и послушным электродвигателем, а Ёсиока Ясунори — электропроводом с прекрасной проводимостью.

Это был небольшого роста японец из Кагосимы, с выступающими скулами и усиками. С 1935 года и вплоть до капитуляции Японии в 1945 году он находился рядом со мной и вместе со мной был взят в плен Красной Армией. В течение последних десяти лет он от подполковника сухопутных войск постепенно поднялся до генерал-лейтенанта. Ёсиока занимал две должности: он был старшим советником Квантунской армии и атташе при императорском доме Маньчжоу-Го. Последнее было японским названием. Собственно говоря, как переводится это название, не так уж важно, так как оно все равно не отражало самой деятельности Ёсиока. Фактически он был как бы одушевленным электропроводом. Каждая мысль Квантунской армии передавалась мне через него. Куда ехать на прием, кому отдавать честь, каких принимать гостей, как инструктировать чиновников и народ, когда поднять рюмку и предложить тост, даже как улыбаться и кивать головой — все это я делал по указанию Ёсиока. С какими людьми я мог встречаться и с какими нет, на каких собраниях присутствовать и что говорить — во всем я слушался его. Текст моего выступления он заранее писал мне на бумаге на своем японизированном китайском языке. Когда Япония начала агрессивную войну в Китае и потребовала у марионеточного правительства продовольствие, рабочую силу и материальные ресурсы, я велел премьер-министру Чжан Цзинхуэю на совещании губернаторов провинций зачитать призыв к губернаторам, написанный Ёсиока. В нем он призывал губернаторов приложить все свои усилия для поддержания священной войны…

Всякий раз, когда японская армия оккупировала в Центральном Китае какой-нибудь относительно крупный город, Ёсиока рассказывал о результатах боев, а затем велел встать вместе с ним и сделать поклон в сторону фронта, выражая тем самым соболезнование погибшим. После нескольких таких «уроков», когда пал город Ухань, я уже сам, без чьего-либо напоминания, выслушав до конца сообщение, встал, сделал поклон и почтил погибших японцев минутой молчания.

Пу И. Первая половина моей жизни: Воспоминания Пу И — последнего императора Китая. М., 1968.

 

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ЖУКОВА

20 августа 1939 года советско-монгольские войска начали генеральную наступательную операцию по окружению и уничтожению японских войск.
Был воскресный день. Стояла теплая, тихая погода. Японское командование, уверенное в том, что советско-монгольские войска не думают о наступлении и не готовятся к нему, разрешило генералам и старшим офицерам воскресные отпуска. Многие из них были в этот день далеко от своих войск: кто в Хайларе, кто в Ханчжуре, кто в Джанджин-Сумэ. Мы учли это немаловажное обстоятельство, принимая решение о начале операции именно в воскресенье.
В 6 ч. 15 м. наша артиллерия открыла внезапный и мощный огонь по зенитной артиллерии и зенитным пулеметам противника. Отдельные орудия дымовыми снарядами обстреляли цели, которые должна была бомбить наша бомбардировочная авиация.

В районе реки Халхин-Гол все больше и больше нарастал гул моторов подходившей авиации. В воздух поднялись 153 бомбардировщика и около 100 истребителей. Их удары были весьма мощными и вызвали подъем у бойцов и командиров.

В 8 ч. 45 м. артиллерия и минометы всех калибров начали огневой налет по целям противника, доведя его до пределов своих технических возможностей. В это же время наша авиация нанесла удар по тылам противника. По всем телефонным проводам и радиостанциям была передана установленным кодом команда — через 15 минут начать общую атаку.

В 9 ч. 00 м., когда наша авиация штурмовала противника, бомбила его артиллерию, в воздух взвились красные ракеты, означавшие начало движения войск в атаку. Атакующие части, прикрываемые артиллерийским огнем, стремительно ринулись вперед.

Удар нашей авиации и артиллерии был настолько мощным и удачным, что противник был морально и физически подавлен и не мог в течение первых полутора часов открыть ответный артиллерийский огонь. Наблюдательные пункты, связь и огневые позиции японской артиллерии были разбиты.
Атака проходила в точном соответствии с планом операции и планами боя, и лишь 6-я танковая бригада, не сумев полностью переправиться через реку Халхин-Гол, приняла участие в боях 20 августа только частью своих сил. Переправа и сосредоточение бригады были полностью закончены к исходу дня.
21-го и 22-го шли упорные бои, особенно в районе Больших Песков, где противник оказал более серьезное сопротивление, чем мы предполагали. Чтобы исправить допущенную ошибку, пришлось дополнительно ввести в дело из резерва 9-ю мотоброневую бригаду и усилить артиллерию.

Разгромив фланговые группировки противника, наши бронетанковые и механизированные части к исходу 26 августа завершили окружение всей 6-й японской армии, и с этого дня началось дробление на части и уничтожение окруженной группировки врага.

Борьба осложнялась из-за сыпучих песков, глубоких котлованов и барханов.
Японские части дрались до последнего человека. Однако постепенно солдатам становилась ясна несостоятельность официальной пропаганды о непобедимости императорской армии, поскольку она понесла исключительно большие потери и не выиграла за 4 месяца войны ни одного сражения».

Жуков Г.К. Воспоминания и размышления

 

ИТОГИ БОЕВ У РЕКИ ХАЛХИН-ГОЛ

(Из сообщения В. Ставского о переговорах, проводившихся между советскими и японскими военными представителями в сентябре 1939 г. — после окончания боев у реки Халхин-Гол)

ВОРОНЕЖУ. Докладываем очередную запись тов. В.Ставского о встрече делегаций 20 сентября. Особых добавлений не имеем. Считаем, что переговоры, в общем, идут нормально.
Передана в Читу для передачи в Москву по аппарату «Бодо»

НАШИ ПЕРЕГОВОРЫ С ЯПОНЦАМИ
18.09.…Группа представителей советско-монгольских войск поднимается на взгорок. У японской палатки выстроились японские офицеры. Впереди на два шага перед строем — низенький, кругленький генерал. Поодаль в ложбинке — ряд японских легковых машин, два грузовика, таращат глаза больше полсотни японских солдат. У нашей палатки — автомобили, блистающий «ЗИС-101» и три телефониста.
Мечутся японские фото-кино репортеры. Наши товарищи тоже не теряют времени даром. Один из них заметил, как немного погодя в глубь к японцам отправились два грузовика вооруженной охраны и пулемет, стоявший на треноге и направленный в сторону советско-монгольской группы. Предусмотрительно ходят на переговоры господа японские офицеры…
С этого взгорка на неровной широкой долине хорошо видны песчаные бугры, словно берега травяной реки. Там по этим буграм проходят передовые позиции сторон. Перед нашей линией еще валяются в траве зловонные трупы японцев, разбитые колеса японских противотанковых пушек, всяческое японское военное барахло. Советско-монгольскую группу провожали веселые взгляды стрелков, танкистов, артиллеристов.
Председатель советско-монгольской делегации комбриг Потапов здоровается с генералом за руку. Они заходят в палатку. За ними следом проходят все остальные. И вот, по обе стороны стола, прикрытого зелеными одеялами, расположились два мира.
Японский генерал Фудзимото возглавляет ту сторону. Широкое, упитанное, холеное лицо. Тусклые, черные глаза, мешки под ними. Изредка обязательная улыбка, — словно кто-то надевает мертвую маску. На мундире три ряда орденских нашитых ленточек. За столом полковник Кусанаки и Хамада, подполковник Танака — вчера, на первой предварительной встрече бывший старшим. Кстати вчера он просил передать привет его знакомому по Хасану — командующему Штерну.
Среди японцев еще — майоры Накамура, Симамура, Оогоси, Каимото и др. офицеры.
С нашей стороны комбриг Потапов, рослый, японцы против него просто замухрышки; бригадный комиссар Горохов и комдив монгольской народно-революционной армии, сосредоточенный и молчаливый Церен.
Переговоры начинает японская сторона.
ГЕНЕРАЛ ФУДЗИМОТО: — Мы члены комиссии японской армии, назначены главным командованием. Мы обращаем внимание, что нам будет очень неприятно, если мы не договоримся.
ПОТАПОВ: — Мы члены комиссии советско-монгольских войск. Наш список мы Вам вручим. Мы хотим достигнуть хороших результатов в переговорах на основании соглашения наркоминдела тов. Молотова и г. Того в Москве.
ФУДЗИМОТО: — Мы далеко от правительства, и очень боимся, как бы не допустить ошибок. Мы хотим действовать строго по приказу, вытекающему из соглашения…
И генерал, и его офицеры долго еще выражают пожелание, чтобы результаты работ оказались хорошими, чтобы пункты соглашения были выполнены. В их торопливой этой настойчивости, выражении их лиц — угрюмых и злобных — мне ясно видны и удрученность, и внутренняя пустота, и даже опасение, просто боязнь.
От центральной переправы через реку Халхин-Гол, недалеко от устья Хайластин-Гол, до места переговоров с японцами — около 15 километров.
Было время — это вначале июля — когда японцы нависали мрачной угрозой и над этой переправой. Сюда с лихвою хватало дальности их пушек. Да как не хватать: вон та господствующая над всей этой округой высота в двух километрах от реки была в руках японцев. Здесь вся земля исклевана снарядами, взрыта японскими авиабомбами. Машина, покачиваясь на выбоинах, идет с бугра на бугор. Чахлая растительность. Низкорослые кусты. Песчаные обрывы, ямы. Вот это и есть здешние монгольские манханы.
Уже позади веселая долина Халхин-Гола. В берегах, окаймленных кустами, стремится могучий поток, очень напоминающий Кубань или Лабу в верховьях. Сколько раз говорили мне красноармейцы: «А какие огороды здесь выйдут!»
Круче и выше гребни, обширнее высоты. Все они стали родными. На той вон высоте был штаб полка Ремизова и высота теперь носит имя славного Героя Советского Союза Ремизова. А вон высота «Сапог», «Яйцо», «Два яйца», «Песчаная». Все эти названия даны в период боев. На этих высотах и были созданы японцами отличные укрепленные районы. Эти ямы, манханы и оказались японскими могилами.
Здесь в этой округе были охвачены смертельным кольцом наших войск одиннадцать японских полков. Охвачены и уничтожены.
Здесь был осуществлен смелый и очень тонкий план разгрома японцев.
Когда утром 20 июля полторы сотни наших бомбовозов сбросили на японские головы свой груз, — над манханами, прикрытыми пеленой тумана, выросли фантастические цветы разрывов, дрогнула земля, от гула ахнула вся округа. И тотчас заработала артиллерия.
Десять суток непрерывного нашего наступления и истребления японцев! Пресловутый генерал-лейтенант Камацубара даже не понимал, что происходит, где наносится главный удар, судя по его приказам.
А вот красноречивое признание бывшего командующего 6-й японской армией Оогоси Риппу. В его обращении от 5 сентября сказано:
«…Благодаря смелым и решительным действиям всех частей, руководимых генералом-лейтенантом Камацубарой, хаос в ходе боя принял меньшие размеры». Подумать только. За такой строкой фельетонисты годами охотятся — «хаос в ходе боя принял меньшие размеры». День ото дня он принимал меньшие размеры (японский хаос), пока все они, окруженные здесь, не были уничтожены…
И вот, мы вновь в японской палатке, в нейтральной зоне. Это уже четвертый день переговоров, 20 сентября. Японцы сегодня еще более угрюмы и удрученны, чем вчера. Это видно по их лицам.
Генерал-майор Фудзимото сидит мрачный, как истукан. Зато изысканно любезен комбриг Потапов.
В дни наступления он командовал южной группой, которая нанесла главный удар японцам. И он то хорошо знает, что трупов японцев здесь не 5 тыс., как они заявили, а по самой крайней мере — вдвое больше. И сам Потапов — горячий танкист — врывался в расположение японцев на грохочущем смертоносном танке. Но откуда только у этого человека сейчас такая округлось жеста, плавность и четкость речи!
Комбриг ПОТАПОВ говорит: — Вчера я еще раз доложил главному командованию о вашем желании самим убрать и вывезти трупы. Главное командование, желая идти вам на встречу, не задевать ваших религиозных чувств и не нарушать ваши обряды, решило удовлетворить вашу просьбу — допустить японских солдат к выкапыванию и сбору трупов, на следующих условиях.
Потапов зачитывает целую инструкцию, по которой воинские команды по 20 солдат, без оружия, должны будут собирать трупы. Их будут сопровождать наши командиры.
Генерал нервно записывает в свою книжку. У остальных офицеров совершенно ошеломленные лица. Никак, видно, не ожидали японцы этого…
Наконец генерал приходит в себя. Он говорит: — Я от души, искренно благодарю Вас. Я доложу своему высокому командованию. Сейчас мы между собой посоветуемся…
Беседа дальше идет гладко. Японцы просят дать схему с указаниями могил японских солдат — они ее получат завтра. Они просят ввести десять команд — хорошо, пусть вводят десять команд. Они просят считать личными вещами — амуницию, фляжки, штыки, бинокли, офицерские револьверы. В этом им отказано. Они не настаивают, но просят разрешения: — не снимать с трупов штыков, сумок, если они находятся прямо на них, — чтобы не было плохого впечатления у солдат.

Комбриг Потапов отвечает: — С убитых снимать этих вещей не будем (…)

Вл. Ставский
РГВА. Ф.34725. Оп.1. Д.11. Л.37-48 (Ставский В.П. — автор военных очерков и рассказов. В годы Великой Отечественной войны – военкор «Правды». Погиб в боях под Невелем).

histrf.ru

Малоизвестная война 1939г. Халхин-Гол — О путешествиях по этой планете

Война на Халхин-Голе, 1939 год. Что мы знаем, что помним о ней?

В некоторых учебниках истории те события названы советско-японским конфликтом на реке Халхин-Гол, имевшем место быть в мае-августе 1939 года. В то же время японские историки, как правило, признают, что это была настоящая локальная война, даже называя ее «Второй русско-японской войной», сравнивая с Русско-Японской войной 1904-1905гг.

Корни конфликта ведут к 1927г. Тогда генерал Танака Тиити передал японскому императору меморандум с четко выраженными планами: «Дабы покорить Китай, нам следует до этого покорить Маньчжурию и Монголию. Дабы покорить мир, нам следует для начала покорить Китай».

Самурай сказал — самурай сделал. Но не все. Дело дошло только до первого пункта. Зато предельно быстро.

В сентябре 1931 начались бои с китайцами в Маньчжурии. А к марту следующего года оккупация уже и закончилась. Царь Пу И де-юре возглавил правительство Маньчжоу-го. Границы государства Маньчжоу-го были примерно такими:

Власть царя была «марионеточной», Маньчжоу-го фактически управлялось Страной Восходящего Солнца. Посол Японии, командующий Квантунской армией имел больше полномочий, чем назначенный царь Пу И. Дальше у наших восточных границ «заходили тучи хмуро», самураи то и дело пытаются «перейти границу у реки».

Июль 1938г. Японцы вручают нотки СССР, где выражают о своем желании, чтобы советская территория в районе речки Туманная и озера Хасан была мирно освобождена, для жителей Маньчжоу-го, нуждающихся в расширении территории. Такое предложение было, конечно, отвергнуто. И 29 июля 1938г. японцы нападают на советские войска. До 11 августа длился конфликт, закончившийся победой СССР. Но Страна восходящего солнца не готова принять свой разгром.

А с монголами СССР завел дружбу еще в 1924г. Тогда в Богдо-Ханской Монголии умер их религиозный лидер и монарх. После чего была провозглашена Монгольская Народная Республика. Со всеми вытекающими. Новый лидер Хорлогийн Чойбалсан вначале провел коллективизацию. А затем, уже в середине 30-х гг., рьяно принялся уничтожать буддийские монастыри, вместе с монахами, объявленными «врагами народа». Ну что ж, знакомая история…Пожалуй, только с храмами еще жестче рассправлялись чем у нас. Из 750 монастырей уцелело не больше десятка!..

А тут еще и внешний враг угрожает — Япония бряцает оружием со стороны Маньчжоу-го.

В 1936г. МНР заключает пакт о взаимопомощи с СССР. На территории Монголии базируются советские войска, 57-ый корпус РККА — 30 тыс.человек, 265 танков, 107 самолетов, артиллерийские орудия, другая военная техника… Японцам, конечно, это нравится все меньше и меньше. Да и дальнейшему захвату Китая советские войска мешают, оказывая Китаю свою дружественную военную поддержку.

Сценарий развития событий, разворачившихся у реки Халхин-Гол похож, как две капли воды, на то, что годом раньше случилось на озере Хасан. Япония показала ультимативное письмо. На этот раз не СССР, а властям МНР, в котором претендовала на этот раз не на советские, а на монгольские территории. Но добровольно так никто отдавать эти земли и в этом случае никто ни собирался. Монголы обратились за помощью к дружественному Советскому Союзу. Со стороны японцев начались многочисленные провокации.

11 мая 1939г. — первый шаг противоборства у реки Халхин-Гол. Японо-маньчжурские кавалеристы численностью 300 человек и 7 бронемашин напали на пограничный пункт и  после его разгрома вышли на берег Халхин-Гола. Затем, с 14 мая, энергично влилась в войну японска боевая авиация.

Погранзаставы и армейские аэродромы на территории Монголии были атакованы японцами. В то время, пока японцы вначале без всякого сопротивления со стороны монголов и советских войск 57-го корпуса РККА, можно сказать, атаковали сверху, они также, «под шумок», подтягивали к границам и сухопутные войска.

Японцы вообще более тщательно готовятся к боевым действиям и не случайно выбирают район у реки Халхин-Гол для ведения военных действий. А что? Удобно! Сюда со стороны Маньчжурии тянутся две ветки железной дороги, легко подвозить и боеприпасы, и продовольствие. Японцы подготовили заранее отличные карты местности, войска обучаются воевать в условиях специфики данной местности, да и маньчжурский опыт ведения боев только в помощь японцам.

Советские войска в бесскрайних степях Монголии находятся, увы, в более печальном положении. До ближайшей советской железнодорожной станции Борзя 750 километров! Командование монгольского погранкорпуса и комкор Фекленко накануне военного конфликта проявляет полную беспечность — фактически граница за реко не охраняется, лишь изредка монгольские конные дозоры фланируют туда-сюда. Район предполагаемых боевых действий совсем не изучался, хотя времени на это было предостаточно!

22 мая 1939 г. Советское командование перебрасывает на полевые аэродромы в районе Баян-Туменя из Забайкальского военного округа 22-й истребительный полк в составе 63 истребителей.

Несколько слов об условиях проживания летчиков. Комфортными, или даже вполне сносными, их трудно назвать. Монголы предоставили юрты, вмещавшие от 4-6 до 30 спальных мест. Спали на циновках и войлочных кошмах, без постельного белья. Позже были завезены из Советского Союза разборные кровати. Лица у военных были раздуты от постоянных укусов комаров. Веки заплывшие — по той же причине. Летчики даже не были обеспечены элементарными флягами с водой, которые можно было бы взять с собой в полет, ну и питание полноценным и своевременным назвать было нельзя.

27 мая произошел первый бой вновь прибывших летчиков в воздушном пространстве. Результат его был, скорее, ожидаем…

Советский самолет И-15 к концу 30-х годов уже сильно устарел и не шел ни в какое сравнение по силе, скорости и маневренности на вертикалях в бою с новейшими японскими истребителями. На наших самолетах не было бронеспинки сидений, самураям легче было расстреливать советских летчиков. И-15 имели многопулеметное вооружение. Однако случалось, что отказывали все пулеметы сразу и летчику ничего не оставалось как идти на таран. И-16 (моноплан), так называемые «Ишаки», отличались от И-15 в лучшую сторону, но их, в начале военных действий, было недостаточно, так же как бипланов И-153 («Чайка»), с убирающимися шасси.

На фото: Халкин-Гол, лето 1939 г. Подготовка истребителя И-15 к боевому вылету.

А вот японские боевые машины. Ки-27 — основные противники против наших И-15, И-16 на Халхин-Голе.

Бой, можно сказать, не задался сразу. Для нас.
Самолет командира авиабригады — Куцевалова Т.Ф. не взлетел вовсе из-за неисправности двигателя.
Четыре других самолета почему-то вынуждены были сразу выйти из боя, «сожгли мотор». Одна из возможных причин указывается как используемое некачественное топливо.

Куцевалов приказывает летчикам взлететь раньше него. Все «Ишаки» следуют по курсу по одному, самолеты-одиночки. И навстречу им вылетают японские самолеты-истребители, идущие в строю. Силы неравные, позиция заведомо проигрышная. Самолеты стали возвращаться на свой аэродром. Японцы пресследовали вплоть до посадки и расстреливали в упор.

В итоге 9 самолетов противника ушли без потерь. Погибли три советских летчика: старший лейтенант Николай Чернов, прикрывающий до последнего своих товарищей — лейтенанта Анатолия Орлова и лейтенанта Александра Мурмылова.  Погибли и капитан Савченко, и младший лейтенант Василий Паксютов. Летчик Пьянков Александр Пьянков числился вначале пропавшим без вести. По одной из версий, встреченных мной, он выбросился с парашютом из горящего самолета. По другой — до последнего пытался посадить самолет в котором выявилась неисправность. Тем не менее Александру Петровичу удалось выжить и история об этом описана в другом посте. Она основана на моих детских воспоминаниях его рассказа. Но похожа и на официальные версии. Только вот фрагменты в этой истории со змеей кроме меня, похоже, никто не помнит. Но я не могла ее придумать!..

Остальным летчикам удалось уйти на посадку. В одном из самолетов насчитали после этого боя 18 пробоин!..Цена ошибки такой стратегии — растянуться и вести бой по одному стоила очень дорого.

Анатолий Орлов, вернувшись на аэродром возмущался, восклицая в сердцах: «Да разве так воюют?! Мало того, что винт не тянет – так мы еще и сами подставляемся!…«.

Похожие воспоминания оставил летчик Григорий Приймук. Он так сказал тогда об этом бое: «…Очередной наш летчик вернулся на аэродром. С горечью замечает: «японцев много, а мы подходим к ним поодиночке, как беспомощные цыплята, вот они и клюют нас по одному!»

Александр Пьянков узнал о судьбе своих погибших друзей в госпитале через несколько дней после случившегося, когда его навестили товарищи.

На фото: Портрет Героя Советского Союза командира звена 22-го Краснознаменного истребительного авиационного полка старшего лейтенанта Александра Петровича Пьянкова (1915—1988). С 23 мая по 16 сентября 1939 года Александр Петрович Пьянков совершил 101 боевой вылет на реке Халхин-Гол, в 16 воздушных боях сбил 4 японских самолета. Звание Героя Советского Союза присвоено 17 ноября 1939г.

В романе Олега Шушакова «На сопках Маньчжурии» есть эпизод, описывающий возвращение Александра Петровича после нескольких дней скитаний по пустыни: » Это надо было видеть! Приходит, значит, Сашка Пьянков к Глазыкину и говорит: «Рано вы меня списали на свалку, товарищ майор! Докладываю: дрался, покалечил пару самураев… Летел домой, но запнулся… Пришлось присесть… Да, и хрен с ним! Прибыл для дальнейшего прохождения службы!» А командир берет блокнот и вычеркивает его из списков погибших! «-  так описывал эту сцену Толя Орлов.«

Все примерно так и было. Так как были свидетели, видевшие возгорание самолета Александра Пьянкова, то решили, что сам летчик погиб. Так и доложили. И в момент, когда делали доклад о его смерти, он как раз и заявился в часть, оборвав докладывающих: «Да жив, жив Александр Петрович«.

Александр Петрович тут же был отправлен в госпиталь. Но там он постарался не задерживаться, рвался воевать. И вскоре снова был в строю.

Нарком обороны Ворошилов был недоволен командованием 57 корпусом, потерями советской авиации. Общий счет боев в мае был 17:1, в пользу японских авиационных сил! Практически всухую.

Потом было вынужденное молчание со стороны советских самолетов. Японцы безнаказанно бомбили наши сухопутные войска с воздуха!

29 мая в район боевых действий вылетает группа настоящих асов, во главе с Яковым Смушкевичем.  Смушкевич Я.В. был к тому времени уже Герой Советского Союза, за боевые операции в Испании. Считался один из лучших летчиков СССР. В Испании он воевал под кодовым именем «генерала Дугласа». За голову Дугласа маршал Геринт обещал 1 миллион марок.

Итак,  начались три недели строгой «муштры» пилотов 57-го корпуса под руководством опытнейших летчиков Я. Смушкевича, Б. Смирнова, А. Гусева, С. Грицевец, Н. Герасимова, Л. Орлова, А. Николаева, Г. Кравченко, В. Кустова, И. Лакеева, В. Рахова. Были доставлены и новые самолеты — И-16.

В режиме цейтнота приобретение нужных навыков ведения боя этим, «мастер-классы» от асов — этим и объяснялось вынужденное молчание со стороны советских самолетов. Смушкевич —  не только занимался боевой подготовкой летного состава, но и улучшил снабжение, создал целую сеть взлетно-посадочных площадок, численность авиагруппы уже составляла 300 машин, среди них много новых И-16 и «Чаек» (И-153).

«Чайки» не были панацеей. Наоборот, новые советские И-153 явно уступали японским Ки-27. Советское командование пришло к окончательному выводу, что эра бипланов окончательно ушла в прошлое.  Была изменена тактика: советские летчики начали проводить рейды группами И-16.

Гораздо большую пользу принесли поступившие в часть новые модификации И-16, вооружённые 20-мм пушками ШВАК и оборудованные бронеспинкой кресла пилота.  К пушечному огню советских истребителей японские Ки-27, имевшие негерметизированные топливные баки, окзались более уязвимыми. Предметом зависти советских летчиков было качественное радиооборудование, которыми были оснащены японские истребители. У наших присутствовала какая-то связь, но именно что «какая-то» — через пень-колоду.

В июне происходят и перестановки в командном составе. Н.В. Фекленко отзывают в Москву, а на его место назначают тогда еще не прославленного Жукова. Назначают не сразу. Вначале у Жукова корочка «командированного», он приехал с целью провести инспекцию.

И обнаружил такие прорехи, такой бардак! После чего он просто не мог удержаться от активных действий. Да, он не отличался «добрым» стилем командования, скорее был жесток, достигал безукоризненной дисциплины самыми высокими требованиями к подчиненным и самому себе. Жуков сразу же, по прибытию, предложил свой план действий: вести активную оборону за Халхин-Голом и одновременно готовить сильный контрудар по группировке Квантунской армии.

В середине июня он был назначен командующим 57-го корпуса.

Военные историки сейчас спорят о предвоенной ситуации в СССР. Утверждаются с пылом и жаром разные позиции и высказываются разные мнения насчет Г.К.Жукова.

Но несомненно одно. С тем разгильдяйством и, возможно, даже преднамеренным саботажем Жуков справился. Он повернул ход истории в этом вооруженном конфликте в нашу пользу. Если бы продолжал у руля стоять Фекленко — был бы неизвестен исход событий.

Ну вот как? Идет война, а у комкора Фекленко даже не ведется скрытое управление войсками — стало быть все переговоры могут без труда прослушиваться японской разведкой. Да даже и разведка особоая здесь не нужна. Командирские коды забыты на московских квартирах, и их «забывают» подвезти. Обстановка, это в разгар-то уже военных действий, недостаточно изучена, т.е. Фекленко и его начальник штаба Кущев руководят военными действиями, раздают приказы, при этом не зная и не понимая, где находится и что делает противник. Вот нонсенс! Жуков, по прибытии, интересуется у Фекленко — как это можно управлять за 120 километров от поля боя войсками. Фекленко отвечает, что не подготовлен район событий в оперативном отношении, т.е. нет ни перевалочных аэродромов, ни перевалочных пунктов вообще… То есть со стороны комкора Фекленко видна полная дурость, разгильдяйство и равнодушие.. Война уже идет, люди гибнут, а эти еще почесывают репу и «думают послать за лесоматериалами» для строительства перевалочных пунктов… В общем, бардак.

Однозначно, что дисциплина была нужна.

Жуков изменил ситуацию на Халхин-Голе. Нет, не он один, конечно. Но его заслуги в этом есть. И большие.

22 июня 1939г. произошла первая решительная победа.  Бой завязался одновременно в трех местах и длился 2,5-3 часа. Из 120 самолетов, участвовавших в бою с японской стороны потери составили 30 самолетов. Из 95 советских потери оцениваются в 14 машин. Японцы вынуждены ретироваться, спасаться бегством. Для них такое поведение советской авиации — полная неожиданность!

 Работа Смушкевича и его коллег дала превосходные всходы. Поворотный момент настал!

С тех пор господство в воздухе стали удерживать все чаще и чаще советские летчики. Кстати, если вспомнить дальше судьбу Смушкевича, то нет ничего завидного. До сих пор в некоторых википедических источниках он числится как погибший в 1941 г. На самом деле «не угодил», был обвинен в каком-то заговоре, после пыток признался в нем и был расстрелян. Сидя. Не стоя. Потому что стоять он уже не мог. Он даже ко времени боев на Халхин Голе был уже очень израненный, по признанию врачей его кости превращались в «творог» и как он мог держаться на таких ногах?.. Так что расстреливали его, как «врага народа», сидящим на стуле у стенки. Но это было позже, в 1941г.

А, тем временем, наши летчики не только повышают собственное мастерство, но изучают тактику ведения боя японцами самым тщательным образом, используя потом их просчеты, вычисляя «ахиллесовы пяты» японских асов. Также специалисты отмечают взаимовыручку наших летчиков-истребителей и ее отсутствие у японских летчиков.

На фото: советские авиаторы — участники боёв на Халхин-Голе. Крайний слева — заместитель начальника ВВС РККА Я.В. Смушкевич, рядом — лётчик-истребитель И.А. Лакеев.

Я. Смушкевич демонстрирует командному составу 1-й АГ кусок обшивки сбитого японского самолета.

Сбитый японский бомбардировщик Ки-21.

24 июня 1939г., произошло три столкновения с противником.  Из них первые два раза японцы даже не принимают боя, оценивают ситуацию и после первой же атаки, возвращаются на свои аэродромы.  В тот же день впервые был взят в плен японский пилот, выпрыгнувший с парашютом из подбитого самолета над нашей территорией. Другой «самурай» в схожей ситуации предпочел выстрелить себе в висок.

Кстати, в своем докладе на заседании политбюро Жуков охарактеризовал японское командование следующим образом — «малоинициативно и склонно действовать по шаблону«, но выше оценил рядовой состав японцев —  «японский солдат хорошо подготовлен, особенно для ближнего боя, дисциплинирован, исполнителен и упорен, младший командный состав подготовлен очень хорошо и дерется с фанатическим упорством, младшие командиры в плен не сдаются и не останавливаются перед харакири«.

Через пару дней, 26 июня, нашему майору Забалуеву, командиру 70-го истребительного авиаполка, оказавшемуся на вражеской территории ввиду вынужденной посадки, повезло больше, чем некоторым «самураям», если б они оказались на его месте. То есть ему уже явно светил плен. А японцы предпочитали сделать себе харакири, чем попасть в плен. Майор же Забалуев не спешил сводить счеты с жизнью, не смотря на то, кто к его сбитому самолету уже спешили баргутские всадники.

И вот тут происходит чудо! Капитан Сергей Грисковец «присаживает» рядом свой И-16 и втискивает в свою кабину своего командира, майора Забалуева. И улетели! Были таковы! Врагам оставалось лишь «щелкать клювом».

В панике японское военное командование в августе перебрасывает лучших летчиков на Халхин Гол. Но и это не меняет курс дела. Как пример, в воздушных боях только 24 и 25 августа было сбито 70 японских самолетов.

В последние десять дней августа 1939г. шли наступательным операций под руководством комкора Г.К.Жукова всеми войсками. Японские войска были окружены, загнаны в котел двумя фронтами окружения — внешним и внутренним. Удары следовали и от танковых, и от кавалерийских, и от мотоброневых бригад и дивизий. И с неба наши войска решительно атаковали противника.

Значительно позже, спустя десятилетия, на научной конференции в Улан-Баторе, посвященной военному конфликту на Халхин Голе, японские военные историки  назовут Жукова «учеником Чингисхана» — за неординарность принимаемых боевых решений, резкий напор, организованность, умение грамотно вести бои.

А в начале сентября жители Страны восходящего солнца просят о перемирии. И его подписывают 15 сентября 1939г.

Результаты этого военного конфликта на Халхин-Голе в мае -сентябре 1939г.года?

Положительный результат победы советских войс на Халхин-Голе выражается прежде всего в том, что Япония не совершила нападение на СССР в период Второй Мировой войны.

Какой же минус? Как любая победа, а еще и в условиях тоталитарного государства, она была возвеличена, подняв так называемый патриотический дух народа, придав излишнюю уверенность и переоценку уровня готовности Советской Армии к войне, накануне 1941-го года.

Машина советской пропаганды работала на всю катушку. Военный корреспондент, Константин Симонов, побывавший на Халхин-Голе, писал: «Для меня не было секретом ни то, что наши броневики горели, как свечи, ни то, что танки БТ-5 и БТ-7 неожиданно оказались очень уязвимыми для артиллерийского огня, ни то, что наши истребители отставали в скорости от японских. Я видел собственными глазами, что японская пехота дралась отчаянно, умирала, но не сдавалась. Враг был храбр, и я допускал, что этого можно ждать и от немцев«. По радио исполнялось стихотворение Симонова со строчкой, где опять же говорилось о храбрости японцев:  «Да, враг был храбр — тем больше наша слава!«. Решено было заменить убрать эпитет храбрый, относительно к врагам, заменив на «Да, враг коварен был«.

А еще советские люди смеялись, читая в газетах бодрый стишок: «… Коккинаки долетит до Нагасаки, и покажет всем Араки, где и как зимуют раки!» или еще что-нибудь подобное. Чем больше смеешься над врагом — тем сильнее дух народа, вера в победу, и т.п. Коккинаки Владимир, упоминаемый в стишке, — прославленный советский летчик, настоящий ас, не воевавший на Халхин-Голе, но для рифмы это совсем не обязательно. Араки — военный министр в Японии.

Для монголов Япония представляла реальную угрозу, особенно после того как в 1931-1932гг. японцы так легко и без сопротивления заняли территорию Маньчжурии. Благодарность СССР за активные участия в боях на Халхин-Голе, за отражение японской агрессии, была искренней и огромной. В годы Великой Отечественной войны монголы оказывают посильную экономическую помощь СССР. В 1945г. помогают в разгроме Квантунской армии.

Недавно нашла фильм о Халхин-Голе, на сайте «Военные Хроники». Это один из первых военных документальных фильмов в Советском Союзе. Надо ли говорить, что он насквозь пропитан советской пропагандой, ура-патриотизмом, и т.д. Но он любопытен как, возможно, единственное видео, снятое в той войне в 1939г. В фильме можно увидеть сцены как летчики обсуждают воздушный бой, командование думает о тактических маневрах, солдаты на отдыхе, пленные японцы, сбитые японские самолеты.

Существует еще один документальный фильм «Халхин Гол. Неизвестная война», посвященный Халхин-Голу. Он снят уже в 2005 году. В картине рассказано вполне подробно о событиях в Монголии, некоторые эпизоды вспоминают сами ветераны, включены документальные съемки тех лет.

А благодарные монголы, в начале 80-х гг. создали тоже документальный фильм — «Звезда Победы». С участием Александра Петровича. Жаль, в фильме невозможно отключить громкую монгольскую речь, которую я нисколечки не понимаю. Но иногда там слышен голос дяди Саши. И я тоже помню этот голос. Я его слышала летом 1984-го… В фильме речь идет не только о Халхин- Голе. Александр Петрович, беседуя с монгольским товарищем, ездит по СССР, рассказывает… Жаль, что слышно и понятно мало — монгольский язык «забивает». Зато — это видео, со всеми своими преимуществами. Можно увидеть «живого» Александра Петровича. И можно, при желании, сделать стоп-кадры с экрана.

Отвлекусь от событий 1939г. Через два года. Осень 1941г.
Идут кровавые бои за Перекоп. В этом бою был смертельно ранен капитан Александр Петрович Пьянков. И сейчас в Крыму хранится память о воинах 51-ой армии, оборонявшей Крым от фашистских оккупантов.  Комиссар 217 МСБ Решетников спас летчика — Героя Советского Союза капитана А.П. Пьянкова. В музее можно увидеть летный шлем и фотографии Пьянкова и Решетникова.

Так была спасена жизнь Александра Петровича второй? Нет, конечно, даже уже и не второй раз. Эта статья не попытка полностью рассказать военную биографию Александра Петровича.

Этот пост написан в попытках напомнить, в первую очередь самой себе, хронологию военных событий 1939 года, почти что неизвестной никому войны. Сейчас ведь и Великую Отечественную начинают забывать или перевирать факты, кичась красноречием, фырканием и перетягивая одеяло в ту сторону, в какую кому кажется удобным. Так нельзя, с нашей историей. Надо стараться быть объективными. Хотя это и не всегда просто.

И еще мне это было важно написать в память о папином двоюродном брате, летчике Александре Петровиче Пьянкове.

Александр Петрович Пьянков (стоп-кадр из монгольского фильма «Звезда Победы»).

В статье использованы в той или иной степени материалы из следующих источников:
Черные мифы о нашей истории: опус «Халхин-Гол». Часть 2. Автор: Стас Осаулко
Халхин-Гол: кровавый май 1939 г. Зарема Ибрагимова. (она же является родственницей погибшего в бою 27 мая 1939г. Андрея Савченко)
Я дрался с самураями. От Халхин-Гола до Порт-Артура ( воспоминания летчика Г.Ф. Приймук, бывавшего частым гостем в доме А.П. Пьянкова в Москве)
Советская авиация в боях на реке Халхин-Гол
Е. Смушкевич. Несколько штрихов (написанный вдовой Смушкевича очерк о летчике. Заканчивается рассказ — «Яков Владимирович погиб в 1941 году, когда ему было 39 лет, в полном расцвете творческих сил.». Видимо тогда нельзя еще было писать о расстрелах.)
Пьянков Александр Петрович (здесь представлена достаточно подробная биография Александра Петровича)

travelnad.livejournal.com

Исторические битвы на Халкин- Голе

Одной из необъявленных войн, в которых воевал Советский Союз, стали бои на Халхин-Голе (11 мая – 16 сентября 1939 года). Именно на этой войне взошла звезда маршала Жукова, и он стал героем Монгольской Республики. Бои шли на территории Монголии у границы с марионеточным государством Маньчжоу-го (созданном Японской империей) в районе реки Халхин-Гол.

На первом фото танковая атака РККА. Халхин-Гол, август 1939.

Начало конфликта

С января 1939 года на границе Монголии японцы устраивали провокации, обстреливали пограничников Монгольской Народной Республики (МНР), совершали нападения на их наряды.

Ночью 8 мая отряд японцев попытался захватить островок на реке Халкин-Гол, монгольские пограничники отбили атаку. 11-го мая отряд японской кавалерии вклинился вглубь территории МНР на 15 км и атаковал пограничную заставу, после подхода подкреплений монголы оттеснили врага к границе. 14-го японский отряд, поддержанный авиацией, атаковал 7-ю пограничную заставу Монголии, японцы заняли высоту Дунгур-Обо, 15-го к занятой высоте японцы перебросили 2 роты и 8 единиц бронетехники.

Советский Союз был связан с МНР «Протоколом о взаимопомощи», наша армия отреагировала сразу: утром 17-го мая подразделения 57-го особого стрелкового корпуса Н. В. Фекленко были направлены в район конфликта, 22-го советские части отбросили противника к границе. 22-28 мая в районе конфликта стороны сосредотачивали силы: со стороны СССР и МНР было около 1000 человек, японцы сосредоточили более 1600 человек. 28 мая японцы атаковали с целью окружить советско-монгольские силы и отрезать их от переправы на западный берег реки. Наши силы отступили, план окружения был сорван. 29-го наши силы контратаковали и восстановили положение.

Москва заявила, что будет защищать границы Монголии «как свои собственные», началась переброска бронетанковых и авиационных частей. Так, на 1 мая было 84 самолёта, на 23 мая – 147, на 17 июня – 267 самолетов.

Японская пехота переправляется через р. Халхин-Гол.

Воздушная война

В июне боёв на суше не было, но шла ожесточённая битва за превосходство в воздухе. Первый самолет, машину типа Р-5, СССР потерял 22 мая. Первые же столкновения ВВС СССР с японскими вызвали беспокойство в Москве: 27-го мая была разбита 1-я эскадрильи 22 ИАП (истребительный авиационный полк), истребитель майора Т.Ф.Куцевалова не взлетел из-за неисправности двигателя, ещё 4 истребителя вышли из боя и сели по той же причине, из четырех оставшихся пилотов – двое погибли. Один был ранен.

28-го мая была почти полностью уничтожена 4-я эскадрилья 22 ИАП: из 10 лётчиков – 5 погибли или пропали без вести, трое были ранены. В начале июня начали прибывать пилоты, имевшие опыт боёв в Испании и Китае, в качестве инструкторов и организаторов. Можно отметить, что пилоты, не имевшие опыта боёв, довольно быстро переняли их опыт, что говорит об их в целом хорошей подготовке. Группа летчиков и технических специалистов из 48 человек во главе с замначальника ВВС РККА Я.В.Смушкевичем, кроме него ещё 16 пилотов имели звание Герой Советского Союза, они были распределены по частям и приступили к обучению личного состава.

Японский истребитель Ki 27.

И-153 комэска третьей эскадрильи 56 ИАП майора Черкасова. Реконструкция Владимира Загороднева.

У японских ВВС на начало войны в Манчжурии и в Корее насчитывалось 274 самолета, то есть численного превосходства у них не было. В июне у японцев в районе конфликта было 77 истребителей, 24 двухмоторных бомбардировщика, 28 одномоторных самолетов (разведчиков, легких бомбардировщиков).

Ещё одной причиной, обусловившей крупные потери советских ВВС (всего за время этой войны СССР потерял 207, а Япония — 162-164 самолёта), было массовое использование истребителей-бипланов. Так, уже 22 июня в бою с японцами было потеряно 13 из 49 участвовавших истребителей И-15 (27%) и только один из 13-ти И-16. Командир 4-й эскадрильи 22 ИАП лётчик Евгений Степанов (прошел «школу» Испании) с трудом вышел из боя и посадил И-15 с перебитой тягой управления двигателем. Бипланы хорошо показали себя в Испании и в 1939 году стали самым массовым истребителем СССР, хотя из Китая уже поступала тревожная информация. Там наши лётчики столкнулись со скоростными японскими монопланами.

22-28 июня шли ожесточённые воздушные бои, 27-го утром японским ВВС удалось нанести внезапный удар по советским аэродромам, они потеряли 5 самолетов, мы 19. За эти дни японские ВВС потеряли примерно 90 самолетов, мы 38.

Основным и самым современным монопланом советских ВВС в этих боях был моноплан И-16, во многом именно он позволил переломить ситуацию в пользу ВВС РККА.

Успешным было и стратегическое планирование в отношении авиапрома и ВВС: советская военная доктрина предполагала готовность вести одновременно две войны — на западе и востоке. И для этого была создана материальная база, советская авиационная промышленность не только создала две группировки авиации, но и могла своевременно восполнять потери. Это позволило в 1938 году ВВС поддержать наши войска во время конфликта на Хасане и одновременно на Западном стратегическом направлении держать в готовности 2000 самолётов, готовых поддержать Чехословакию. В 1939 году на Востоке ВВС воевали на Халкин-Голе и одновременно поддержали операцию по присоединению Западной Белоруссии и Западной Украины.

СССР создал на фронте с Японией количественный перевес, в первой половине августа прибыло новое пополнение — около 200 самолетов. К середине августа, вместе с монгольскими Р-5, у советских ВВС было до 558 боевых самолетов, вдвое больше чем у японцев. Из них 181 самолет – это бомбардировщики СБ, которые стали основной ударной силой ВВС при прорыве японской линии фронта во время наступления 20 августа. Япония же из-за слабой промышленной базы и одновременной войны в Китае (которая поглощала большую часть сил ВВС) не смогла увеличить свои силы. Только уже в конце конфликта, в сентябре, смогли перебросить 60 устаревших истребителей-бипланов, доведя свои силы до 295 самолетов. Кроме того, японцы не обладали значительным числом обученных пилотов, их потери были невосполнимы.

В первой половине сентября состоялось 7 воздушных боев, самый крупный 15 сентября 1939 года (за день до перемирия) — 120 японских самолетов против 207 советских.

Воздушные бои на Халкин-Голе уникальны тем, что на небольшом пространстве столкнулись значительные силы сторон. Они показали важность хорошего состояния матчасти, необходимость быстроты пополнения пилотами и техникой.

Халкин-Гол, лето 1939 г. Подготовка истребителя И-15 к боевому вылету.

Халкин-Гол. Красная звезда против Восходящего солнца. И-16 против Nakajima Ki.27.

Куцевалов Тимофей Фёдорович (1904-1975), Герой Советского Союза.

Бои на суше

Жуков был направлен на Халкин-Гол в качестве инспектора, есть мнение, что поспособствовал его отправке Будённый, старый маршал уважал Жукова как жесткого и требовательного командира дивизии. 30 мая Жуков отправил в Москву критическое донесение, в котором сообщил, что комкор «мало организован и недостаточно целеустремлён». В начале июня Н.В. Фекленко отозвали в Москву, а Жуков был назначен на его место, начальником его штаба стал комбриг М. А. Богданов. Это был пример сталинского кадрового принципа: критикуешь — покажи сам, что умеешь, Жуков получил шанс выделиться.

Вскоре новый штаб предложил план: активная оборона на плацдарме за Халхин-Голом и подготовка контрудара по японской группировке. Бог войны дал Жукову время на подготовку, весь июнь шли воздушные бои, на суше крупных столкновений не было.

Японцы тоже не сидели сложа руки и концу месяца подготовили свою операцию, её целью было окружить и уничтожить силы РККА на восточном берегу реки, форсировать реку и прорвать советский фронт. 2 июля японцы атаковали, форсировали реку и захватили гору Баян-Цаган в 40 км от границы, ситуация была сложной. Японские силы, одновременно развивая успех, спешно укрепляли плацдарм. Жуков, действуя на свой страх и риск, чтобы спасти положение, был вынужден просить в бой подвижный резерв — 11-ю танковую бригаду комбрига М. П. Яковлева с монгольским бронедивизионом, без поддержки стрелкового полка. Бригада выполнила задачу, японцы были разгромлены, правда ценой потери более половины бронетехники, но ситуация была спасена. Подошли другие части, японцы начали отходить, чтобы их остановить, японское командование взорвало единственный понтонный мост, но утром 5-го это уже было бегство. Японцы потеряли только убитыми несколько тысяч человек, почти всю бронетехнику и артиллерию.

Яковлев, Михаил Павлович (18 ноября 1903 года — 12 июля 1939 года), Герой Советского Союза посмертно.

Разбитый советский бронеавтомобиль БА-10.

На восточном берегу советские силы отошли к реке, сократив свой плацдарм, но не были разгромлены. Чтобы окончательно ликвидировать угрозу МНР, необходимо было разгромить японцев на восточном берегу, восстановить границу. Жуков начал планировать наступательную операцию. Японцы также планировали наступательную операцию, но с учётом печального опыта, уже без форсирования реки. Решили ограничиться уничтожением советского плацдарма.

Стягивались дополнительные силы: 82-я стрелковая дивизия, 37-я танковая бригада, в Забайкальском военном округе провели частичную мобилизацию и были сформированы две новые дивизии. С Забайкальского округа перебросили сводный батальон пограничников для укрепления границы МНР, они задержали десятки японских разведчиков. 57-й корпус переформировали в 1-ю армейскую (фронтовую) группу.

Численность советских сил возросла до 57 тысяч бойцов, у армейской группы было 542 орудия и миномёта, около 500 танков, 385 бронемашин и 515 боевых самолётов. У японцев, в специально созданной 6-й армии, было более 75 тысяч человек, 500 орудий, 182 танка.

8-11 июля шли бои на восточном берегу реки, советские позиции были удержаны. 13-22 июля было затишье, советская сторона укрепляла плацдарм, на него были переброшены 24-й мотострелковый полк И. И. Федюнинского и 5-я стрелково-пулеметная бригада. 23-24 июля японцы атаковали, но выбить наши силы с плацдарма не смогли.

М. А. Богданов.

Комкор Жуков и маршал Чойбалсан.

Разгром противника

Советская подготовка проходила в строжайшей тайне, все перемещения проходили только ночью, радиопереговоры велись о подготовке обороны и планах осенне-зимней кампании, ночью звуковые установки транслировали звуки передвижения танков, самолетов , чтобы японцы привыкли к ночному движению, проводились и другие мероприятия с целью ввести противника в заблуждение.

В итоге наступление, начатое 20 августа, стало неожиданным для японской армии, сами японцы планировали ударить 24 августа. Это была классическая операция с фланговыми ударами механизированных и танковых частей, с целью окружить и разгромить врага в районе между рекой Халкин-Гол и государственной границей МНР. Этот опыт Красная Армия, под командованием Жукова, осуществила раньше знаменитых ударов вермахта в Польше, Франции, в СССР. Удар наносили три группы: Южная группа наносила главный удар (полковник М. И. Потапова), Северная группа наносила вспомогательный удар (полковник И. П. Алексеенко), Центральная группа сковывала противника боем (комбриг Д. Е. Петров).

В 6.15 началась артиллерийская подготовка и авиаудар, в 9 часов пошли в атаку сухопутные силы. Самые жестокие бои шли на Центральном направлении, здесь противник имел мощные укрепления. 21-22-го Жуков ввел в бой резерв — 9-ю мотоброневую бригаду, 23-го на Центральном направлении пришлось ввести последний резерв — 212-ю авиадесантную бригаду и две роты пограничников. Активно помогали ВВС, только за 24-25 августа бомбардировщики сделали 218 боевых вылетов. Японское командование не смогло определить направление главного удара и оказать своевременную помощь своим флангам. К 26 августа окружение было завершено и значительные силы 6-й японской армии попали в «котёл».

Японские солдаты проявили себя с лучшей стороны, дрались до последнего, в плен не сдавались, попытки деблокировать окружённые силы были отбиты. К 31 августа территория МНР была очищена от японцев.

4 и 8 сентября японские силы попытались занять монгольские приграничные территории, но были отбиты, понеся тяжёлые потери (около 500 только убитыми).

15 сентября 1939 года было подписан договор между Советским Союзом, Монголией и Японией о прекращении боевых действий в районе реки Халхин-Гол, который вступил в силу 16-го сентября. Окончательно урегулирован конфликт был в мае 1942 году, было подписано окончательное соглашение об урегулировании проблемы: это было компромиссное, во многом в пользу Японии, урегулирование границ на основе старых карт. СССР был в тяжёлом положении и настаивать на своём было дипломатически неверно. Правда, соглашение просуществовало всего до 1945 года, затем МНР вернули уступленные в 1942 году участки.

Итоги:

— Демонстрация военной мощи СССР на Хасане и Халкин-Голе показала Токио всю опасность войны с Красной армией и стала главной причиной выбора японской элитой главным направление экспансии – Южное. А это в преддверии нападения Германии на СССР имело огромное военно-стратегическое значение, мы получили относительно безопасный тыл на Востоке.

— Халкин-Гол стал началом великолепной карьеры Жукова, прежде один из многочисленных командиров стал командующим одного из важнейших военных округов страны – Киевского, и начальником Генерального Штаба.

Мититаро Комацубара, руководил военной операцией Императорской армии Японии у реки Халхин-Гол, осенью 1940 года покончил с собой.

Мемориал «Зайсан», Улан-Батор.


ribalych.ru

Халхин-Гол. 1939 г. Фото. — ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА


Бои на Халхин-Голе — необъявленный локальный вооружённый конфликт, продолжавшийся с весны по осень 1939 года у реки Халхин-Гол на территории Монголии недалеко от границы с Маньчжоу-го между СССР, МНР с одной стороны и Японской империей и Маньчжоу-го с другой. Заключительное сражение произошло в последних числах августа и завершилось полным разгромом 6-й отдельной армии Японии.

Комиссар 22-го истребительного авиаполка старший политрук В.Н. Калачев у истребителя И-153 «Чайка».

Комкор Г.К. Жуков на Халхин-Голе.

Вид на командный пункт советских ВВС на горе Хамар-Даба на Халхин-Голе.

Штабная палатка передового командного пункта ВВС 1-й армейской группы РККА на Халхин-Голе.

Красноармейцы идут к полевой кухне мимо сбитого на Халхин-Голе японского истребителя Ки-27.

Советские летчики-истребители у И-16 на аэродроме у Халхин-гола.

Советские самолеты «Дуглас DC-3» на аэродроме Улан-Батор.

Штурманы советских самолетов «Дуглас DC-3» И. Душкин и И. Прянишников на аэродроме Улан-Батор.

Советские военнослужащие и медицинские работники у самолета DC-3 на Халхин-Голе.

Погрузка советских раненых в самолет на Халхин-Голе.

Японские военные осматривают фрагменты сбитого на Халхин-Голе советского самолета.

Советские авиаторы и маршал Х.Чолбайсан на приеме в советском посольстве в Улан-Баторе.

Японские солдаты позируют с трофеями, захваченными в боях на Халхин-Голе.

Японцы, попавшие в советский плен в ходе боев на Халхин-Голе.

Полковник РККА осматривает японское 20-мм противотанковое ружье, захваченное на реке Халхин-Гол.

Японские кавалеристы кормят лошадей во время боев на реке Халхин-Гол.

Японский офицер ведет наблюдение во время боев на реке Халхин-Гол.

Советские и японские офицеры на переговорах о прекращении огня на Халхин-Голе.

Пулеметчик монгольской Народно-революционной армии прикрывает свои войска.

Командарм 2-го ранга Г.М. Штерн, маршал МНР Х. Чойбалсан и комкор Г.К. Жуков на командном пункте Хамар-Даба.

Красноармейцы у бронеавтомобиля БА-20 наблюдают за воздушным боем на Халхин-Голе.

Летчик штурмовой эскадрильи 56-го истребительного авиаполка лейтенант С.Т. Матросов у самолета И-15бис.

Японские летчики 24-го сентая у аэродромного стартера во время боев на Халхин-Голе.

Советские авиаторы позируют на трофейном японском штабном автомобиле-вездеходе фирмы «Куроган» на аэродроме в Монголии.

Советские авиаторы играют в домино у истребителя И-16 на монгольском аэродроме Тамсаг-Булак.

Советские авиаторы у самолета «Дуглас DC-3» на аэродроме Улан-Батор.

Экипаж бронеавтомибиля БА-6 7-й советской мотоброневой бригады на Халхин-Голе.

Командиры 11-й советской танковой бригады на горе Баин-Цаган на Халхин-Голе перед атакой.

Танкисты 11-й советской танковой бригады у танка БТ-5 на Халхин-Голе.

Японские солдаты осматривают захваченный на Халхин-Голе советский танк БТ-5.

Советские минометчики с 82-мм минометом на Халхин-Голе.

Советские кинооператоры рассматривают захваченную на Халхин-Голе японскую танкетку Тип 94.

Капитан С.И. Грицевец и майор В.М. Забалуев на аэродроме на Халхин-Голе.

Советские танкисты осматривают захваченный на Халхин-Голе японский танк Тип 95 «Ха-Го».

Герои Советского Союза Ф.Я. Спехов, А.В. Котцов, Г.Я. Борисенко и В.А. Копцов у танка БТ-7.

Монгольские кавалеристы в ходе боев на Халхин-Голе.

aloban75.livejournal.com

Бои на Халхин-Голе — Циклопедия

Бои на Халхин-Голе

Военный конфликт

КонфликтБои на Халхин-Голе
ИтогПобеда СССР

Стороны

Командующие

Мититаро Комацубара,
Рюхэй Огису,
Кэнкити Уэда

Силы

57 000 бойцов,
542 орудия и миномёта,
2255 пулемётов,
498 танков,
385 бронемашин,
515 самолётов

75 000 бойцов,
500 орудий,
182 танка,
700 самолётов

Потери

9284−9703 погибших,
15 952 раненых,
253 танков,
207 самолётов

17−45 000 убитых,
36 000 раненых,
3 000 пленных,
162−660 самолётов,
2 аэростата

Японские солдаты. Зам. командующего ВВС РККА комкор Я.В.Смушкевич, комкор Г.К.Жуков и дивизионный комиссар М.С.Никишев. Штерн и Жуков. Командующий фронтом Г.М. Штерн.

Бои на Халхин-Голе — сражение РККА против японцев[1].

К 1932 году Япония оккупировала Маньчжурию, которая была превращена в марионеточное государство Маньчжоу-го.

Появились требования Японии к МНР о признании реки Халхин-Гол границей между Маньчжоу-го и Монголией, хотя граница проходила на 20−25 км восточнее.

12 марта 1936 года между СССР и Монголией был подписан «Протокол о взаимопомощи».

К маю 1939 года численность 57-го Особого корпуса РККА, расквартированного в МНР, составила 5 544 солдат и офицеров; командовал корпусом комдив Николай Владимирович Фекленко.

[править] Бои в мае 1939 года

Ночью 8 мая группа взвод японцев с ручным пулемётом попыталась скрытно занять принадлежавший Монголии островок посредине р. Халхин-Гол, однако после недолгой перестрелки с монгольскими пограничниками японцы с потерями отступили.

11 мая подразделение японской кавалерии численностью до 300 бойцов с несколькими пулемётами продвинулось на 15 км вглубь территории Монголии, атаковав монгольскую пограничную заставу на высоте Номон-Хан-Бурд-Обо. С подходом к границе подкрепления японцы были отброшены.

14 мая разведывательный отряд 23-й японской пехотной дивизии (300 всадников при поддержке 5 лёгких пикирующих бомбардировщиков) атаковал 7-ю пограничную заставу Монголии и занял высоту Дунгур-Обо.

15 мая к занятой высоте Дунгур-Обо японцами были переброшены до 30 грузовиков с 2 ротами пехоты, 7 бронемашин и 1 танк.

Утром 17 мая командир 57-го особого стрелкового корпуса Фекленко отправил к Халхин-Голу подразделение Красной армии — три мотострелковые роты, сапёрную роту и артиллерийские батареи. В тоже время к Халхин-Голу был отправлен монгольский дивизион бронемашин.

22 мая советские войска перешли Халхин-Гол и отбросили врага к границе.

В период с 22 мая по 28 мая к месту боя сосредотачиваются существенные силы. В составе советско-монгольских войск было 668 пехотинцев, 260 всадников, 58 пулемётов, 20 орудий и 39 бронемашин. Японские войска под командованием полковника Ямагата составляли 1680 пехотинцев, 900 всадников, 75 пулемётов, 18 орудий, до 8 бронемашин и 1 танк.

28 мая японская армия перешла в наступление с целью окружить советско-монгольские части и отрезать их от переправы на западный берег Халхин-Гола. Советско-монгольские войска отступили, однако план окружения сорвался.

29 мая советско-монгольские войска контратаковали, отбросив противника на исходные позиции.

[править] Воздушные бои в мае

С 22 мая развернулась война в воздухе. Первые столкновения выявили преимущество ВВС Японии — за 2 дня боёв советский истребительный полк потерял 15 истребителей, между тем как японцы потеряли всего 1 самолёт.

29 мая из Москвы в район боёв отправилась группа лётчиков-асов во главе с заместителем начальника ВВС РККА Яковым Владимировичем Смушкевичем. 17 из прибывших были Героями Советского Союза, многие имели опыт боевых действий в Испании и Китае. Эти асы приступили к обучению пилотов, реорганизовали и укрепили систему воздушного наблюдения, оповещения и связи.

[править] Бои в июне 1939 года

В начале июня Фекленко был смещён, командиром корпуса был назначен Георгий Жуков.

Для координации действий Красной армии на Дальнем Востоке и частей Монгольской народно-революционной армии из Читы в район реки Халхин-Гол прибыл командующий 1-й Отдельной Краснознамённой армией командарм 2-го ранга Григорий Михайлович Штерн.

Жуков находился в подчинению у Штерна (Жуков в своих воспоминаниях описывал картину так, будто бы Штерн был его «тыловиком», обеспечивал тыл, а всеми боевыми действиями командовал мол де сам Жуков, но это это не так, — командовал операцией Штерн, Жуков лишь выполнял приказы).

Весь июнь Красная армия занималась обустройством обороны на восточном берегу Халхин-Гола и планированием решающей контратаки.

К концу июня штабом Квантунской японской армии был разработан план новой пограничной операции «Второй период номонханского инцидента». План во многом был идентичен майской операции японской армии, но кроме задачи окружения и уничтожения войск Красной армии на восточном берегу р. Халхин-Гол перед японскими войсками ставилась задача форсировать р. Халхин-Гол и прорвать оборону советских войск на оперативном участке фронта.

[править] Воздушные бои в июне

К июню Яков Смушкевич переломил ситуацию в воздухе. С 20 июня воздушные бои возобновились с новой силой. В боях 22 июня, 24 июня и 26 июня японцы потеряли свыше 50 самолётов.

Ранним утром 27 июня японской авиации удалось нанести внезапный удар по советским аэродромам, в результате чего РККА потеряли 19 самолётов, японцы потеряли 2 бомбардировщика и 3 истребителя.

Для обеспечения господства РККА в воздухе к месту конфликта были переброшены новые модернизированные истребители «И-16» и «Чайка», которыми впервые в мире были применены боевые неуправляемые ракеты «воздух-воздух», позднее использованные для создания систем залпового огня.

В ходе боя 22 июня, во время которого был сбит и взят в плен японский лётчик-ас Такэо Фукуда, было обеспечено превосходство авиации РККА над японской и удалось захватить господство в воздухе.

С 22 июня по 28 июня в воздушных боях Япония потеряла 90 самолётов, в то время как СССР, авиацией которого в этом конфликте командовал Смушкевич, потерял 38 самолётов.

[править] Бои в июле 1939 года

2 июля группировка японской армии перешла в наступление. В ночь со 2 июля на 3 июля подразделения генерал-майора Кобаяси форсировали р. Халхин-Гол и после ожесточенного боя захватили на её западном берегу гору Баян-Цаган, находящуюся в 40 км от границы Маньчжурии. Затем японцы сосредоточили здесь свои основные силы и интенсивно принялись сооружать фортификационные сооружения эшелонированную оборону. Японцами планировалось, опираясь на господствовавшую над местностью гору Баян-Цаган, ударить в тыл оборонявшихся на восточном берегу р. Халхин-Гол советских войск, отрезать и уничтожить их.

На восточном берегу реки Халхин-Гол начались ожесточённые бои. Японские войска, наступая силами двух пехотных и двух танковых полков (130 танков) против 1 500 красноармейцев и 2-х монгольских кавалерийских дивизий численностью в 3 500 всадников, первоначально добились успеха. Из сложного положения обороняющиеся советские войска выручил подвижный резерв, который был оперативно введён в действие. Жуков, не дожидаясь подхода пехотного прикрытия, бросил в бой прямо с марша находившуюся в резерве 11-ю танковую бригаду комбрига Михаила Яковлева (до 150 танков «Т-37А», «БТ-5», «БТ-7» и «ОТ-26») и 8-й монгольский бронедивизион, оснащённый бронеавтомобилями «БА-6» с 45-мм пушками. Их затем поддержала 7-я мотоброневая бригада (154 бронемашин «БА-6», «БА-10», ФАИ).

Жуков действовал якобы вопреки мнению командарма Г. Штерна, который, по словам Жукова впоследствии признал, что в той ситуации принятое Жуковым решение оказалось единственно возможным.

Действия Жукова не были хорошо продуманы, и на Халхин-Гол был из Москвы прибыл начальник Главного политического управления РККА армейский комиссар 1-го ранга Лев Захарович Мехлис, которому нарком Лаврентий Берия поручил «проверить» Жукова.

Вокруг горы Баян-Цаган развернулось жестокое сражение. С обеих сторон в боях приняло участие до 400 танков и бронемашин, более 800 артиллерийских орудий и 100 самолётов. Советские артиллеристы вели огонь по противнику прямой наводкой, а в небе над горой в отдельные моменты находилось до 300 самолётов с обеих сторон.

К ночи 3 июля на восточном берегу реки Халхин-Гол войска Красной армии ввиду численного превосходства японцев отошли к реке, сократив размер своего восточного плацдарма на её берегу, но ударная группировка японцев под командованием генерал-лейтенанта Масаоми Ясуоки не выполнила поставленной перед ней задачи.

Части японской армии на горе Баян-Цаган оказались в полуокружении.

К вечеру 4 июля японская армия удерживала лишь вершину Баян-Цагана — узкую полоску местности в 5 км длиной и 2 км шириной.

5 июля была создана Фронтовая группа, командующим которой был назначен Григорий Михайлович Штерн. В Фронтовую группу входили армейские подразделения Жукова, авиация Смушкевича и монгольские войска Чойбалсана.

5 июля японская армия начала отступление в сторону реки. Чтобы заставить своих бойцов драться до последнего, по приказу японского командования был взорван единственный понтонный мост через реку Халхин-Гол, имевшийся в распоряжении у японцев. Однако, японские войска у горы Баян-Цаган начали повальное отступление с занимаемых позиций к утру 5 июля.

На склонах горы Баян-Цаган погибло более 10 тысяч японских солдат и офицеров. Японцы потеряли почти все танки и основную часть артиллерии.

Тем не менее войска Японии продолжали оставаться на территории МНР, и японское военное руководство планировало новые наступательные операции.

Со стороны РККА требовалось восстановить государственную границу МНР и кардинально разрешить этот пограничный конфликт.

57-й особый корпус был развёрнут в 1-ю армейскую (фронтовую) группу под командованием командарма Григория Штерна. Был учреждён Военный совет армейской группы в составе: командующий командарм 2-го ранга Г.М. Штерн, начальник штаба комбриг М.А. Богданов, командующий авиацией комкор Я. В. Смушкевич, комкор Г.К. Жуков, дивизионный комиссар М.С. Никишев.

К месту боёв стали перебрасываться новые советские войска, например 82-я стрелковая дивизия. Из Московского ВО была переброшена 37-я танковая бригада с танками «БТ-7» и «БТ-5», на территории Забайкальского ВО была проведена частичная мобилизация и сформирована 114-я и 93-я стрелковые дивизии.

8 июля японцы возобновили активные военные действия — ночью повели наступление крупными силами на восточном берегу Халхин-Гола против позиции советского 149-го стрелкового полка и батальона стрелково-пулемётной бригады, которые оказались не готовы к этой атаке японцев. В результате этой атаки японцев 149-му полку пришлось отойти к реке, сохраняя плацдарм всего в 3-4 км. Были брошены одна артиллерийская батарея, взвод противотанковых орудий и несколько пулемётов.

11 июля японцам удалось захватить высоту.

Однако в результате контрнаступления советских танков и пехоты 11-й танковой бригады японцы были выбиты с высоты и отброшены на исходные позиции. Линия обороны на восточном берегу реки Халхин-Гола полностью была восстановлена.

С 13 июля по 22 июля в военных действиях наступило затишье, которое обе стороны использовали для наращивания своих сил. Советская сторона укрепила плацдарм на восточном берегу реки, который требовался для проведения планируемой наступательной операции. На плацдарм были переброшены 24-й мотострелковый полк и 5-я стрелково-пулемётная бригада.

23 июля японские войска после артиллерийской подготовки начали наступление на правобережный плацдарм советско-монгольских войск. Но после двухдневных боёв, понеся большие потери, японцы отступили на исходные позиции.

[править] Воздушные бои в июле

С 21 июля по 26 июля японская сторона потеряла 67 самолётов, советская только 20 самолётов благодаря талантливому руководству Смушкевича.

[править] Бои в августе 1939 года

Наступление советско-монгольских войск началось 20 августа, таким образом РККА опередила японцев, которые планировали своё наступление начат 24 августа.

Несмотря на общее превосходство в силах японской стороны, к началу наступления Г. Штерну удалось достичь почти трехкратного превосходства в танках и в 1,7 раза в самолётах.

Для проведения наступательной операции Красной армией были созданы двухнедельные запасы боеприпасов, продовольствия и горюче-смазочных материалов. Для перевозки грузов на расстояние в 1300−1400 км было задействовано более 4 000 грузовиков и 375 автоцистерн. При этом 1 автомобильный рейс с грузом и обратно длился 5 дней.

В ходе наступательной операции Штерн, используя манёвренные механизированные и танковые части, планировал неожиданными сильными фланговыми ударами окружить и уничтожить японские войска в районе между государственной границей Монголии и рекой Халхин-Гол. На Халхин-Голе впервые в мире танковые и механизированные части использовались для решения оперативных задач в качестве главной ударной силы фланговых группировок, совершавших манёвр на окружение.

Перед началом наступления, на 20 августа, общая численность советских и монгольских войск составляла 35 пехотных батальонов, 20 кавалерийских эскадронов, 216 полевых и 286 противотанковых орудий, 40 миномётов, 2255 станковых и ручных пулемётов, 498 танков, 346 бронемашин и 581 самолёт. Им противостояли японская армия общей численностью 25 пехотных батальонов, 17 кавалерийских эскадронов, 135 полевых и 142 противотанковых орудий, 60 миномётов и бомбомётов, 1238 станковых и ручных пулемётов, 120 танков и бронемашин и 450 самолётов.

В 6:15 20 августа началась мощная артиллерийская подготовка и авиационный налёт на японские позиции. В воздух были подняты 153 бомбардировщика и около 100 истребителей. В 9 часов началось наступление сухопутных войск РККА.

В первый день наступления советские войска действовали в полном соответствии с планами, не считая заминки, происшедшей при переправе танков 6-й танковой бригады, так как при переправе через реку Халхин-Гол не выдержал тяжести танков наведённый сапёрами понтонный мост.

Самое упорное сопротивление японцы оказали на центральном участке фронта, где у самураев имелись хорошо оборудованные инженерные укрепления. В этом месте советским войскам удалось за 1 день продвинуться всего на 500 м — 1 км.

21 августа и 22 августа японские войска повели упорные оборонительные бои, поэтому Штерн ввёл в бой резервную 9-ю мотоброневую бригаду.

23 августа в результате упорного сопротивления японцев на Центральном участке фронта Штерну пришлось ввести в бой свой последний резерв: 212-ю авиадесантную бригаду и две роты пограничников. В этом был риск, так как ближайший резерв командующего — монгольская бронетанковая бригада — находилась в Тамцак-Булаке в 120 км от фронта.

24 августа японские полки 14-й пехотной бригады Квантунской армии, подошедшие из Хайлара к границе МНР, вступили в сражение с 80-м стрелковым полком, прикрывавшим границу, но ни в этот день, ни на следующий пробиться не смогли и отошли в Маньчжоу-Го.

После боёв 24 августа — 26 августа командование японской Квантунской армии до самого конца операции на Халхин-Голе не пыталось больше деблокировать свои окружённые войска, смирившись с их неминуемой гибелью.

К исходу 26 августа бронетанковые и механизированные части Южной и Северной групп советско-монгольских войск соединились и завершили полное окружение 6-й японской армии. Затем началось дробление 6-й японской армии отсекающими ударами и уничтожение её по частям.

Советские войска захватили крупные трофеи — 100 автомашин, 30 тяжёлых и 145 полевых орудий, 42 тысяч снарядов, 115 станковых и 225 ручных пулемётов, 12 тысяч винтовок и 2 миллиона патронов, много другого военного имущества.

29 августа и 30 августа продолжались бои на участке севернее реки Хайластын-Гол.

К утру 31 августа территория Монголии полностью была освобождена от японской армии.

[править] Воздушные бои в августе

24 августа и 25 августа советские бомбардировщики «АНТ-40» («СБ») под командованием Смушкевича произвели 218 боевых групповых вылетов и сбросили на японцев 96 т бомб. Советскими истребителями за эти 2 дня в воздушных сражениях было уничтожено порядка 70 японских самолётов.

[править] Бои в сентябре 1939 года

Утром 4 сентября два японских батальона пехоты попытались захватить высоту Эрис-Улын-Обо, однако были отброшены за линию государственной границы, потеряв до 350 солдат и офицеров убитыми.

Ночью 8 сентября в этом же районе японские части предприняли попытку проникновения в МНР силами до четырёх пехотных рот, но вновь были отбиты с крупными потерями.

В этих атаках японцы потеряли до 500 солдат убитыми, красноармейцами были захвачены 18 пулемётов и более 150 винтовок.

[править] Воздушные бои в сентябре

С 8 сентября японское командование не предпринимало действий наземными войсками, но воздушные сражения продолжались.

В первой половине сентября в небе над территорией Монголии произошло 7 воздушных боёв.

15 сентября состоялся крупнейший бой — 120 японских самолётов против 207 советских самолётов.

16 сентября 1939 года военные действия были прекращены.

Правительство Японии через своего посла в Москве Сигэнори Того обратилось к советскому правительству с просьбой о прекращении военных действий на монгольско-маньчжурской границе.

15 сентября 1939 года было подписано соглашение между СССР, Монгольской Народной Республикой и Японской империей о прекращении военных действий, которое вступило в силу на следующий день.

Главным итогом победы на Халхин-Голе нужно считать отказ Японии от нападения на СССР, что имело исключительное значение для исхода Великой Отечественной войны.

[править] Кто командовал, Штерн или Жуков?

Шуты в Русской Википедии описывая эту войну, почти не говорят о Штерне, а выставляют Жукова командующим советско-монгольскими войсками (умалчивают викиборзописцы и о Смушкевиче). Так, викинеучи, по принципу бумага всё стерпит пишут словно бредят:

…на Центральном участке фронта Жукову пришлось даже ввести в бой свой последний резерв…

О каком фронте идёт речь у школьников-википедистах? Фронтом Жуков командовал в Великую Отечественную войну, когда под его командованием гибли миллионы советских солдат.

На Халхин-Голе командующим фронта был Штерн, а не Жуков. Жуков командовал не фронтом, а корпусом. Штерн был выше Жукова по званию. Корпус Жукова находился в подчинении Штерна. Штерн также командовал ВВС и монгольскими войсками.

Если бы командовал Жуков, Кулик, Конев или Будёный и т. д., то долшли бы до Москвы японцы, но в 1939 году вышло не так, как в 1941 году. Причина в том, что в 1939 году во главе фронта стоял Штерн, а авиацией командовал Смушкевич.

В 1972 году генерал-майор А.Н. Первушин выпустил книгу «Памятные встречи», в которой говоря о сражении на Халхин-Голе сообщал:

Григорий Михайлович (Штерн) не знал отдыха. Он постоянно курсировал между Читой, где обосновался штаб фронтовой группы, и Хамар-Дабой, где находился командный пункт Г.К. Жукова. Надо было принять участие не только в разработке плана предстоящей операции, но и решать сложнейшие задачи срочной переброски в район боевых действий новых войск и техники, материально их обеспечить в пути и на месте.

Из этих слов следует, что Штерн «принимал участие в разработке плана предстоящей операции», осуществлял «переброски в район боевых действий новых войск и техники» и производил материальное обеспечение армии.

Очевидно, что как командующий фронтом, Штерн занимался не только обеспечением войск, логистикой, как это признавал Жуков, но и непосредственно руководил операцией, что естественно, ведь он был командующим фронтом (фронтовой группой).

Жуков так описывал роль Штерна:

Штерн… прибыл с целью оказания помощи в материально-техническом обеспечении предстоящей наступательной операции за счет средств Забайкальского военного округа.

Это смешно: Штерн командовал всем фронтом, как это ясно из приказа Народного комиссара обороны СССР от 5 июля 1939 года:

Во исполнение решения Главного Военного Совета РККА от 5 июля 1939 года для объединения и направления действий 1-й и 2-й Краснознаменных армий, Забайкальского военного округа и 57 особого корпуса образовать фронтовую группу с расквартированием в г. Чите… Командующим фронтовой группой назначаю командующего 1 ОКА командарма 2-го ранга тов. Штерна Г. М.

Жуков (комдив/комкор) же был ниже Штерна (командарм 2-го ранга) по званию и командовал 57 корпусом, как видно из приказа, входившим в подчинение Штерну. Следовательно, Штерн осуществлял общее командование военной операцией фронта, а не занимался лишь материальным обеспечением войск.

Так кто же именно предложил и разработал план по окружению японцев между реками Халхин-Гол и Хайластын-Гол — Жуков или Штерн? Ответ на этот вопрос прямо был дан 30 августа 1939 года в органе Наркомата Обороны — газете «Красная Звезда» — где было сказано, что «Штерн… Выдающийся военачальник, талантливый ученик тов. Ворошилова, руководитель боев у озера Хасан, Григорий Михайлович Штерн блестяще выполнил боевое задание», а Жуков лишь сумел осуществить проведение операции.

Нужно учесть, что Жуков слишком мало пробыл в районе боевых действий, сам театр боевых действий и противник были ему, в отличие от Штерна, не знакомы, вряд ли Жуков мог до конца вникнуть в обстановку так быстро, и вряд ли поэтому план был разработан им самостоятельно. Наконец, сомнительно, чтобы Жукову, не имевшему боевого опыта с Гражданской войны, поручили бы полное командование в такой сложной операции.

Генерал-майор Пётр Григоренко прямо пишет о том, что разработкой плана активно занимался Штерн:

Штерн сразу начал готовить наступление с целью окружения и уничтожения японских войск, вторгшихся на территорию, которую мы считали монгольской[2].

При этом, действительно, Штерн не забывал и о тыловом снабжении войск, как пишет тот же генерал Григоренко:

К моменту его (Штерна) вступления в командование фронтовой группой, снабжение войск в Монголии было полностью дезорганизовано. Штерн приказал фронтовой группе взять на себя доставку всех боевых и снабженческих грузов до армейской базы — Тамцак-Булак. Снабжение наладилось и до конца боев не нарушалось ни разу.

Маршал Александр Михайлович Василевский писал, что Штерн осуществлял координацию (то есть управление) действий войск:

Во время событий на Халхин-Голе в 1939 году, как известно, советским командованием из советских и монгольских войск была создана 1-я армейская группа под управлением комкора Г. К. Жукова, а для координации действий этих войск на базе Забайкальского округа была образована фронтовая группа под командованием командарма 2-го ранга Г. М. Штерна.

Фальсификаторы истории попытались и до сих пор пытаются скрыть выдающуюся роль Смушкевича и Штерна в разгроме японцев. Историческая справедливость требует объективного освещения их роли как главных организаторов победы при Халхин-Голе.

cyclowiki.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о