История создания ГУЛАГа — РИА Новости, 15.04.2014

Первенцами в этой системе стали Соловецкий лагерь и комплекс Усть-Сысольских лагерей особого назначения, где в 1930 году находилось около 100 тысяч человек.

В числе первых крупных исправительно-трудовых лагерей, созданных вскоре после выхода постановления, был Сибирский лагерь особого назначения ОГПУ СССР — СИБЛОН, образованный осенью 1929 года на территории Западной Сибири. В 1935 году СИБЛОН был переименован в Сиблаг.

В 1934 году ГУЛАГ вошел в структуру объединенного НКВД, подчиняясь непосредственно главе данного ведомства.
По состоянию на 1 марта 1940 году в систему ГУЛАГа входили 53 ИТЛ (включая лагеря, занятые железнодорожным строительством), 425 исправительно-трудовых колоний (ИТК), а также тюрьмы, 50 колоний для несовершеннолетних, 90 «домов младенца».

В 1943 году при Воркутинском и Северо-Восточном лагерях были организованы каторжные отделения с установлением наиболее строгого режима изоляции: каторжане трудились удлиненный рабочий день и использовались на тяжелых подземных работах в угольных шахтах, на добыче олова и золота.

Заключенные также работали на строительстве каналов, дорог, промышленных и других объектов на Крайнем Севере, Дальнем Востоке и в других регионах. В лагерях применялись суровые наказания за малейшие нарушения режима.

Заключенные ГУЛАГа, в число которых входили как уголовники, так и лица, осужденные по статье 58 Уголовного кодекса РСФСР «за контрреволюционные преступления», а также члены их семей, были обязаны работать безвозмездно. Не работали больные и арестанты, признанные непригодными к труду. В колонии для несовершеннолетних попадали подростки в возрасте от 12 до 18 лет. В «домах младенца» размещались дети заключенных женщин.

Общая численность охраны в лагерях и колониях ГУЛАГа в 1954 году составляла свыше 148 тысяч человек.

Возникнув как инструмент и место изоляции контрреволюционных и уголовных элементов в интересах защиты и укрепления «диктатуры пролетариата», ГУЛАГ благодаря системе «исправления принудительным трудом» быстро превратился в фактически самостоятельную отрасль народного хозяйства. Обеспеченная дешевой рабочей силой эта «отрасль» эффективно решала задачи индустриализации восточных и северных регионов.

В 1937-1950 годах в лагерях побывало около 8,8 миллиона человек. Лица, осужденные «за контрреволюционную деятельность», в 1953 году составляли 26,9% от общего количества заключенных. Всего же по политическим мотивам за годы сталинских репрессий через лагеря, колонии и тюрьмы прошло 3,4-3,7 миллиона человек.

Постановлением Совета Министров СССР от 25 марта 1953 года было прекращено проводившееся при участии заключенных строительство ряда крупных объектов, как не вызванное «неотложными нуждами народного хозяйства». В число ликвидируемых строек попали Главный Туркменский канал, железные дороги на севере Западной Сибири, на Кольском полуострове, тоннель под Татарским проливом, заводы искусственного жидкого топлива и др. По указу Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 об амнистии из лагерей были освобождены около 1,2 миллиона заключенных.

Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР от 25 октября 1956 года признало «нецелесообразным дальнейшее существование исправительно-трудовых лагерей МВД СССР как не обеспечивающих выполнения важнейшей государственной задачи – перевоспитания заключенных в труде». Система ГУЛАГА просуществовала еще несколько лет и была упразднена указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1960 года.

После выхода в свет книги Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» (1973), где писатель показал систему массовых репрессий и произвола, термин «ГУЛАГ» стал синонимом лагерей и тюрем НКВД и тоталитарного режима в целом.
В 2001 году в Москве на улице Петровка был основан Государственный музей истории ГУЛАГа.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников.

ria.ru

Сталинские лагеря

Соответствуют ли истине расхожие ныне представления о сталинских лагерях?

Одной из первых публикаций, вышедших на Западе на эту тему, стала книга бывшего сотрудника газеты «Известия» И. Солоневича, сидевшего в лагерях и бежавшего в 1934 году за границу. Солоневич писал: «Я не думаю, чтобы общее число всех заключённых в этих лагерях было меньше пяти миллионов человек. Вероятно, несколько больше. Но, конечно, ни о какой точности подсчёта не может быть и речи».

Изобилует цифрами и книга эмигрировавших из Советского Союза видных деятелей партии меньшевиков Д. Далина и Б. Николаевского, которые утверждали, что в 1930 году общее число заключённых составляло 622 257 человек, в 1931 году – около 2 миллионов, в 1933 – 1935 годах – около 5 миллионов. В 1942 году в местах лишения свободы, по их утверждениям, находилось от 8 до 16 миллионов человек.

Аналогичные многомиллионные цифры приводят и другие авторы. С. Коэн, например, в своей работе, посвящённой Н. Бухарину, ссылаясь на труды Р. Конквеста, отмечает, что к концу 1939 года число заключённых в тюрьмах и лагерях выросло до 9 миллионов человек по сравнению с 5 миллионами в 1933 – 1935 годах.

Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ» оперирует цифрами в десятки миллионов заключённых. Такой же позиции придерживается и Рой Медведев. Ещё больший размах в своих подсчётах проявила В.А. Чаликова, утверждавшая, что с 1937 до 1950 года в лагерях побывало более 100 миллионов человек, из которых каждый десятый погиб. А. Антонов-Овсеенко считает, что с января 1935-го по июнь 1941 года было репрессировано 19 миллионов 840 тысяч человек, из которых 7 миллионов расстреляно.

Завершая беглый обзор литературы по этой проблематике, необходимо назвать ещё одного автора – О.А. Платонова, который убеждён, что в результате репрессий 1918 – 1955 годов в местах заключения погибло 48 миллионов человек.

Это не полный список публикаций по истории уголовно-правовой политики в СССР, но вместе с тем содержание подавляющего большинства публикаций других авторов почти полностью совпадает с взглядами многих нынешних публицистов.

Попытаемся ответить на простой и естественный вопрос: на чём основаны подсчёты этих авторов?

О достоверности исторической публицистики

Нет историков старорежимных и нет историков либеральных. Есть профессиональные историки, стремящиеся познакомиться с максимальным количеством доступных источников, выявить степень их надёжности (внутренняя и внешняя критика источников, как говорят профессиональные историки) и поделиться полученными выводами с читателями, зрителями и слушателями. А есть историки, которые в угоду политической, экономической или ещё какой-либо конъюнктуре выдают на-гора свои собственные догадки и предположения как реальные факты реальной истории.

И если этот пунктир домыслов, как справедливо отмечал Солженицын, долбит нас постоянно и не ослабевая, то уже кажется, что именно так и было и иначе быть просто не могло.

Так были ли в действительности многие десятки миллионов репрессированных, о которых говорят и пишут многие современные авторы?

В данной статье используются лишь подлинные архивные документы, которые хранятся в ведущих российских архивах, прежде всего – в Государственном архиве Российской Федерации (бывший ЦГАОР СССР) и Российском государственном архиве социально-политической истории (бывший ЦПА ИМЛ).

Попробуем, опираясь на документы, определить реальную картину уголовно-правовой политики СССР в 30 – 50-е годы XX века.

Сравним архивные данные с теми публикациями, которые появлялись в России и за рубежом. Например, Р.А. Медведев писал, что «в 1937 – 1938 гг., по моим подсчётам, было репрессировано от 5 до 7 миллионов человек: около миллиона членов партии и около миллиона бывших членов партии в результате партийных чисток конца 20-х и первой половины 30-х годов; остальные 3 – 5 миллионов человек – беспартийные, принадлежавшие ко всем слоям населения. Большинство арестованных в 1937 – 1938 гг. оказались в исправительно-трудовых лагерях, густая сеть которых покрыла всю страну».

Предположив, что Р.А. Медведеву известно о существовании в системе ГУЛАГа не только исправительно-трудовых лагерей, но и исправительно-трудовых колоний, остановимся сначала более подробно именно на исправительно-трудовых лагерях, о которых он пишет.

Из его архивных данных следует, что на 1 января 1937 года в исправительно-трудовых лагерях находился 820 881 человек, на 1 января 1938 года – 996 367 человек, на 1 января 1939 года – 1 317 195 человек. Но нельзя, автоматически складывая эти цифры, получить общее количество арестованных в 1937 – 1938 годы.

Одна из причин этого состоит в том, что ежегодно определённое число заключённых после отбытия срока заключения или по другим причинам освобождалось из лагерей.

Приведём и эти данные: в 1937 году из лагерей было освобождено 364 437 человек, в 1938 году – 279 966 человек. Путём несложных подсчётов получим, что в 1937 году в исправительно-трудовые лагеря поступило 539 923 человека, а в 1938 году – 600 724 человека.

Таким образом, по архивным данным, в 1937 – 1938 годах общее количество заключённых, вновь поступивших в исправительно-трудовые лагеря ГУЛАГа, составило 1 140 647 человек, а не 5 – 7 миллионов.

Но и эта цифра мало что говорит о мотивах репрессий, то есть о том, кем были репрессированные.

Следует отметить очевидный факт, что среди заключён­ных были арестованные как по политическим, так и по уго­ловным делам. В числе арестованных в 1937 – 1938 годах бы­ли, разумеется, и «обычные» уголовники, и арестованные по статье 58 УК РСФСР. Думается, что прежде всего именно этих людей, арестованных по 58-й статье, и следует считать жертвами политических репрес­сий 1937 – 1938 годов. Сколько же их было?

В архивных документах имеется ответ и на этот вопрос. В 1937 году по статье 58 – за контррево­люционные преступления – в лагерях ГУЛАГа находилось 104 826 человек, или 12,8% от общего числа заключённых, в 1938 году – 185 324 чело­века (18,6%), в 1939 году – 454 432 человека (34,5%).

Таким образом, общее чис­ло репрессированных в 1937 – 1938 годах по политическим мотивам и находящихся в ис­правительно-трудовых лагерях, как видно из приведённых выше документов, следует умень­шить с 5 – 7 миллионов по край­ней мере в десять раз.

Обратимся к ещё од­ной публикации уже упо­мянутой В. Чаликовой, которая приводит такие цифры: «Основанные на различных данных под­счёты показывают, что в 1937 – 1950 годы в ла­герях, занимавших ог­ромные пространства, находилось 8 – 12 мил­лионов человек. Если мы из осторожности при­мем меньшую цифру, то при норме лагерной смертности 10 процентов… это будет означать двенадцать миллионов погибших за четырнадцать лет, с миллионом расстре­лянных «кулаков», с жертвами коллективизации, голода и послевоенных репрессий это составит не менее двадца­ти миллионов».

Вновь обратимся к архивным данным и посмотрим, насколько правдоподобна данная версия. Вычитая из об­щего количества заключённых число освобождавшихся ежегодно по окончании срока наказания или по другим причинам, можно сделать вывод: в 1937 – 1950 годах в ис­правительно-трудовых лагерях побывало около 8 миллио­нов человек.

Представляется целесообразным ещё раз напомнить, что далеко не все заключённые были репрессированы по по­литическим мотивам. Если мы вычтем из их общего числа убийц, грабителей, насильников и других представителей уголовного мира, станет ясно, что через исправительно-тру­довые лагеря за 1937 – 1950 годы по «политическим» статьям прошло около двух миллионов человек.

О раскулачивании

Перейдём теперь к рассмотрению второй крупной части ГУЛАГа – к исправительно-трудовым колониям. Во вто­рой половине 20-х годов в нашей стране сложилась систе­ма отбывания наказаний, предусматривающая несколько видов лишения свободы: исправительно-трудовые лагеря (о которых было сказано выше) и общие места заключения – колонии. В основу такого деле­ния был положен срок наказания, к которому приговаривался тот или иной заключённый. При осуждении на малые сроки – до 3 лет – наказание отбывалось в общих местах лише­ния свободы – колониях. А при осуждении на срок свыше 3 лет – в исправительно-трудовых лагерях, к которым в 1948 году добавилось не­сколько особых лагерей.

Вернувшись к официальным данным и имея в виду, что в среднем в исправительно-трудовых ко­лониях находилось 10,1% осуждённых по по­литическим мотивам, можно получить предва­рительную цифру по колониям за весь период 30-х – начала 50-х годов. Получается, за 1930 – 1953 годы в исправительно-трудо­вых колониях побывало 6,5 миллиона человек, из них по «политическим» статьям – около 1,3 миллиона человек.

Когда называют цифру 16 миллионов раску­лаченных, судя по всему, пользуются «Архи­пелагом ГУЛАГ»: «Был поток 29-30-х годов, в добрую Обь, протолкнувший в тундру и тайгу миллионов пятнадцать мужиков, а как-то и не поболе».

Обратимся вновь к архивным докумен­там. История спецпереселения начинается в 1929 – 1930 годах. 18 января 1930 года Г. Яго­да направил постоянным представителям ОГПУ на Украине, в Белоруссии, на Север­ном Кавказе, в Центрально-Чернозёмной области, Нижне-Волжском крае директи­ву, в которой предписывал «точно учесть и телеграфно донести, из каких районов и какое количество кулацко-белогвардейского элемента полагается к выселению».

По результатам этой «работы» была составлена справка Отдела спецпоселений ГУЛАГа ОГПУ, в которой указыва­лось количество выселенных в 1930 – 1931 годах: 381 026 се­мей, или 1 803 392 человека.

Таким образом, опираясь на приведённые архивные данные ОГПУ-НКВД-МВД СССР, можно сделать про­межуточный, но, как представляется, весьма достоверный вывод: в 30 – 50-е годы по «политическим» статьям было на­правлено в лагеря и колонии 3,4 – 3,7 миллиона человек.

Причём эти цифры вовсе не означают, что среди этих людей не было реальных террористов, диверсантов, измен­ников Родины и других вражеских элементов. Однако для решения такой проблемы необходимо изучать другие архивные документы.

Подводя итоги изучения архивных документов, приходишь к неожиданному выводу: масштабы уголов­но-правовой политики, связанной с сталин­ским периодом нашей истории, не слишком отличаются от аналогичных показателей сов­ременной России.

В начале 90-х годов в сис­теме Главного управления исправительных дел СССР находилось 765 тысяч заключён­ных, в СИЗО – 200 тысяч. Почти такие же показатели существуют и в наши дни.

Источники

  • Александр Николаевич Дугин. http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/fantazii_na_temu_gulaga_2011-05-12.htm

stalin.red

Большой террор. Сталинские политические репрессии. ГУЛАГ.

Большевики, утвердившиеся у власти в результате революции и гражданской войны, с самого начала широко использовали террор. Особый размах он приобрел в период правления И.В. Сталина, с конца 1920-х до начала 1953 г. Жертвами террора в этот период были миллионы человек, расстрелянных, заключенных в лагеря и тюрьмы и отправленных в ссылку в так называемые спецпоселения в отдаленных районах страны, плохо приспособленные для жизни.

Несмотря на то, что среди заключенных было немало уголовников, значительную часть жертв карательной системы составляли либо вообще невиновные люди, которых обвиняли в сфабрикованных политических преступлениях, либо обычные граждане СССР, которые попадали под каток жестоких репрессий, несоразмерных тяжести совершенных ими правонарушений.

Если представить данные о массовых арестах и расстрелах в виде графика, то получится кривая линия, которая в отдельные периоды образовывала высокую волну. Иначе говоря, если в целом государственный террор был большим во все годы правления Сталина, то в отдельные периоды он был огромным и чрезвычайно жестоким. К числу таких периодов относится «большой террор» 1937-1938 гг.

Как показали современные исследования, только в 1937-1938 гг. было арестовано около 1,6 млн человек, из них более 680 тыс. расстреляно. Лишь несколько десятков тысяч человек из них составляли разного рода руководители и чиновники. В подавляющем большинстве жертвами террора были простые люди, не занимавшие должностей и не состоявшие в партии. Операции НКВД СССР, в результате которых были арестованы и расстреляны эти многие сотни тысяч человек, проводились на основании решений Политбюро, подписанных Сталиным или личных указаний Сталина. К такому выводу историки пришли в результате изучения многочисленных архивных документов, которые стали доступными в последние два десятилетия. Особое значение имел приказ НКВД № 00447, утвержденный Политбюро 30 июля 1937 г. Он инициировал самую значительную репрессивную акцию 1937-1938 гг., операцию против так называемых «антисоветских элементов».

Согласно приказу № 00447 все «антисоветские элементы» разбивались на две категории: первая – подлежащие немедленному аресту и расстрелу, вторая – подлежащие заключению в лагерь или в тюрьму на срок от 8 до 10 лет. Каждой области, краю и республике в приказе давались планы на репрессии по этим двум категориям. Всего на первом этапе было предписано арестовать около 260 тыс. человек, из них более 70 тыс. расстрелять (в том числе 10 тыс. заключенных в лагерях). Кроме того, заключению в лагеря или высылке могли подвергаться семьи «врагов народа». Для решения судьбы арестованных в республиках, краях и областях создавались внесудебные органы – «тройки».

Важно подчеркнуть, что приказ № 00447, на основе которого в последующие полтора года проводилась значительная часть арестов и расстрелов, содержал в себе положения, которые фактически нацеливали местных руководителей и работников НКВД на эскалацию террора. Он давал им право запрашивать у центра дополнительные лимиты на аресты и расстрелы. На практике это происходило так. После проведения первых арестов при помощи жестоких пыток у арестованных выбивали показания об их участии в «антисоветских организациях». Несколько документов, опубликованных далее, показывают ужасные детали этого конвейера допросов. Полученные при помощи пыток «признания» давали адреса для новых арестов. Новые арестованные под пытками называли новые фамилии. Такой механизм действовал до тех пор, пока Сталин в ноябре 1938 г. не отдал приказ о прекращении массовых операций НКВД.

Опираясь на рассекреченные документы из архивов, большинство историков считают причиной «большого террора» нарастание угрозы войны и стремление партийно-государственного руководства в этих условиях уничтожить воображаемую «пятую колонну». Слово «воображаемую» необходимо подчеркнуть, потому что жертв террора обвиняли в преступлениях, которые они никогда не совершали. 

Цель уничтожения «пятой колонны» проявилась не только в операции против «антисоветских элементов» по приказу № 00447, но также в операциях против так называемых «контрреволюционных национальных контингентов». Более десятка таких «национальных операций» в 1937-1938 гг. обрушились на советских граждан разных национальностей – поляков, немцев,  румын, латышей, эстонцев, финнов, греков, афганцев, иранцев, китайцев, болгар, македонцев. Всех их Сталин считал потенциальными пособниками врага в будущей войне. Важно подчеркнуть, что подавляющее большинство жертв массовых операций 1937-1938 гг. были на самом деле невиновны. После смерти Сталина их реабилитировали.

«Большой террор» 1937-1938 гг. был важным, но не единственным этапом массовых репрессий. Расстрелы и заключения в лагеря проводились постоянно. Для того чтобы обеспечивать работу этой машины террора в стране, была создана большая сеть лагерей. Для управления ими в 1930 г. было создано Главное управление лагерей (ГУЛАГ). Хотя в последующие годы возникали новые структуры, руководившие лагерной системой, именно Главное управление лагерей оставалось ее символом, а бюрократическая аббревиатура ГУЛАГ стала политическим, нравственным и научным понятием, характеризующим многие стороны советской жизни, прежде всего, репрессии и репрессивный аппарат сталинского периода.

С самого начала важнейшим принципом строительства лагерной системы было широкое использование труда заключенных для достижения экономических целей. Заключенные должны были приносить прибыль государству. Наиболее значительные лагерные комплексы строились в отдаленных районах страны, богатых природными ресурсами, но малодоступных в силу тяжелых климатических условий. Одним из первых объектов, на котором широко использовали труд заключенных, был Беломорско-Балтийский канал, соединяющий Белое море с Онежским озером. Затем при помощи заключенных начались разработки месторождений золота на реке Колыме на Дальнем Востоке страны, строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, добыча угля в Воркуте и никеля в Норильске, заготовка леса и т.д. К началу Великой Отечественной войны НКВД был одним из важнейших хозяйственных наркоматов страны.

После завершения войны сеть лагерей еще больше увеличилась. Силами заключенных возводились  многочисленные гидротехнические сооружения, названные официальной пропагандой «сталинскими стройками коммунизма», — Волго-Донской, Волго-Балтийский, Туркменский каналы, Куйбышевская и Сталинградская гидроэлектростанции. Особое место занимали военно-промышленные объекты, прежде всего стройки атомной промышленности. Ко времени смерти Сталина, в начале 1953 г. руками заключенных выполнялась значительная часть строительных работ в стране. Одновременно лагеря обеспечивали добычу всего золота и значительную часть добычи цветных металлов (олова, никеля). Мощной была лесная промышленность лагерей. Кроме того, они занимались добычей угля, нефти, выпуском разного рода машин и оборудования, даже производством товаров широкого потребления. Многие заключенные-инженеры и ученые работали за колючей проволокой в специальных конструкторских бюро, которые занимались в основном проектированием военной продукции. Некоторые документы о лагерной экономике представлены в данной публикации.

Условия труда в лагерях были всегда чрезвычайно тяжелыми. Не хватало продовольствия, одежды, непосильным был физический труд, часто в экстремальных северных условиях. Это определяло высокий уровень смертности заключенных, наличие в лагерях большого количества инвалидов и нетрудоспособных людей. Производительность труда в лагерях была низкой. Планы выполнялись за счет усиления эксплуатации заключенных, что вело к еще большему росту смертности. Стремясь как-то улучшить ситуацию и повысить производительность труда в лагерной экономике,  руководство страны и лагерной системы периодически предпринимали различные меры. Например, было принято решение платить заключенным заработную плату в зависимости от выполнения производственных норм, уменьшать сроки заключения в случае ударного труда и т.д. Однако все эти стимулы в условиях неэффективной лагерной экономики действовали плохо. Кроме того, в лагерях нарастали протестные настроения, нередко заключенные отказывались подчиняться охране, организовывали бунты и восстания, которые сопровождались многочисленными жертвами.

Сразу же после смерти Сталина, в связи с прекращением массовых репрессий начался постепенный демонтаж лагерной системы, сложившейся в 1930–1950-е годы. Многие заключенные были выпущены на свободу. Прекратилось проведение массовых репрессий. Труд заключенных перестал широко использоваться в народном хозяйстве страны. На многих стройках и предприятиях заключенных заменили вольнонаемные рабочие. Сами лагеря были постепенно ликвидированы и вместо них созданы исправительно-трудовые колонии. Все это означало, что сталинский Гулаг был ликвидирован. На смену ему пришла более мягкая советская пенитенциарная система 1960-1980-х годов.

О.В. Хлевнюк

school.rusarchives.ru

ГУЛАГ: Правда, о сталинских лагерях. Что ждало советских людей

ГУЛАГ (1930–1960) — основанное в системе НКВД Главное управление исправительно-трудовых лагерей. Считается символом бесправия, рабского труда и произвола советского государства времен сталинизма. В настоящее время многое про ГУЛАГ можно узнать, если посетить музей истории ГУЛАГа.

Советскую тюремно-лагерную систему начали формировать почти сразу после революции. С самого начала образования этой системы ее особенностью было то, что для уголовников имелись одни места заключения, а для политических противников большевизма – иные. Была создана система так называемых «политизоляторов», а также образованное в 1920-х годах Управление СЛОН (Соловецкие лагеря особого назначения).

В обстановке индустриализации и коллективизации уровень репрессий в стране резко возрастал. Появилась надобность в увеличении числа узников для привлечения их труда на промышленных стройках, а также для заселения почти безлюдных, не очень развитых в экономическом плане районов СССР. После принятия постановления, регламентирующего труд «зеков», содержать всех осужденных со сроками от 3-х лет и более стало Объединённое государственное политическое управление, в своей системе ГУЛАГ.

Было решено все новые лагеря создавать лишь в удаленных безлюдных районах. В лагерях занимались эксплуатацией природных богатств с применением труда осужденных. Освободившиеся заключенные не отпускались, а закреплялись к прилегающим к лагерям территориям. Был организован перевод «на вольные поселения» тех, кто заслуживал этого. Разделялись «зеки», выселявшиеся за пределы обжитой местности, на особо опасных (всех политзаключенных) и малоопасных. При этом была экономия на охране (побеги в тех местах были меньшей угрозой, чем в центре страны). Кроме того, создавались запасы бесплатной рабсилы.

Общая численность осужденных в ГУЛАГе быстро росла. В 1929 году их было около 23 тыс., через год – 95 тыс., еще через год – 155 тыс. чел., в 1934 было уже 510 тыс. чел., не считая этапируемых, а в 1938 году свыше двух миллионов и это только официально.

Для лесных лагерей не требовалось больших затрат по обустройству. Однако то, что творилось в них, у любого нормального человека просто не укладывается в голове. Многое можно узнать, если посетить музей истории ГУЛАГа, многое со слов, выживших очевидцев, из книг и документальных или художественных фильмов. Много имеется рассекреченной информации об этой системе, особенно в бывших советских республиках, но в России еще имеется множество сведений о ГУЛАГе с грифом «секретно».

Множество материалов можно найти в самой известной книге Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» или в книге «ГУЛАГ» Данцига Балдаева. Так, например Д. Балдаев получил материалы от одного из бывших надзирателей, который продолжительное время прослужил в системе ГУЛАГа. Тогдашняя система ГУЛАГ и до сей поры не вызывает у адекватных людей ничего, кроме изумления.

Женщины в ГУЛАГе: для усиления «психического давления» их допрашивали обнаженными

Для выбивания из арестованных необходимых для следователей показаний у ГУЛАГовских «знатоков» имелось множество «наработанных» методов. Так, например, для тех, кто не желал «чистосердечно во всем признаваться», перед следствием сначала «втыкали мордой в угол». Это означало, что людей ставили лицом к стенке в положении «смирно», при котором отсутствовала точка опоры. В такой стойке людей держали круглыми сутками не давая, есть, пить и спать.

Тех, кто терял сознание от бессилия, продолжали избивать, обливать водой и водворять на прежние места. С более крепкими и «несговорчивыми» «врагами народа» кроме банального в ГУЛАГе зверского избиения пользовались куда более изощренными «методами дознания». Таких «врагов народа», например, подвешивали на дыбу с гирями или другими грузами, привязанными к ногам.

Женщины и девушки для «психологического давления» часто присутствовали на допросах совершенно нагими, подвергаясь насмешкам и оскорблениям. Если они не признавались, то подвергались изнасилованию «хором» в самом кабинете дознавателя.

Изобретательность и предусмотрительность ГУЛАГовских «работников» поистине изумляла. Для обеспечения себе «анонимности» и лишения осужденных возможностей для уклонения от ударов, жертвы перед допросами запихивались в узкие и длинные мешки, которые завязывались и опрокидывались на пол. Вслед за этим находящиеся в мешках люди до полусмерти избивались с помощью палок и сыромятных ремней. Именовалось это в кругу своих «забиванием кота в мешке».

Широкой популярностью пользовалась практика избиения «членов семьи врагов народа». Для этого выбивались показания у отцов, мужей, сыновей или братьев арестованных. К тому же они часто находились во время издевательств над своими родными в одном помещении. Делалось это для «усиления воспитательных воздействий».

Зажатые в тесных камерах, осужденные стоя умирали

Отвратительнейшей пыткой в ГУЛАГовских СИЗО было применение к задержанным так называемых «отстойников» и «стаканов». Для этой цели в тесной камере, без окон и вентиляции, набивали по 40-45 человек на десяти квадратных метрах. Вслед за тем камеру плотно «запечатывали» на сутки и более. Притиснутым в душной камере, людям приходилось испытывать невероятные страдания. Многим из них приходилось погибать, так и оставшись в стоячем положении, поддерживаемыми живыми.

О выводе в туалет, при содержании в «отстойниках» конечно же, не могло быть и речи. Отчего естественные потребности людям приходилось отправлять прямо на месте, на себя. В результате «врагам народа» приходилось стоя задыхаться в условиях ужасного зловония, поддерживая мертвых, которые скалились последней «улыбкой» прямо в лица живым.

Не лучше обстояли дела и с выдерживанием «до кондиции» заключенных в так называемых «стаканах». «Стаканами» называли узкие, как гробы, железные пеналы или ниши в стенах. Втиснутые в «стаканы» заключенные не могли ни сесть, а тем более лечь. В основном «стаканы» были настолько узкими, что в них нельзя было и шевельнуться. Особо «упорствующие» помещались на сутки и более в «стаканы», в которых нормальным людям не возможно было выпрямляться в полный рост. Из-за этого они неизменно находились в скрюченных, полусогнутых положениях.

«Стаканы» с «отстойниками» подразделялись на «холодные» (которые находились в не отапливаемых помещениях) и «горячие», на стенах которых были специально размещены батареи отопления, дымоходы печей, трубы теплоцентралей и пр.

Для «повышения трудовой дисциплины» охрана расстреливала каждого замыкающего строй осужденного

Прибывающие осужденные из-за нехватки бараков находились на ночное время в глубоких котлованах. Утром они поднимались по лестнице и приступали к постройке для себя новых бараков. Учитывая 40-50 градусные морозы в северных регионах страны, временные «волчьи ямы» могли делаться чем-то вроде братских могил для вновь прибывших осужденных.

Не прибавлялось здоровья замученным на этапах зекам и от ГУЛАГовских «шуток», именуемых охраной «подданием пара». Для «усмирения» вновь прибывшего и возмущенного длительным ожиданием в локальной зоне перед приемом в лагере нового пополнения проводили следующий «ритуал». При 30-40 градусных морозах они внезапно обливались пожарными шлангами, после этого их еще 4-6 часов «додерживали» на улице.

С нарушителями дисциплины в процессе работы тоже «шутили». В северных лагерях это называлось «голосованием на солнце» или «сушкой лапок». Осужденным, угрожая немедленным расстрелом при «попытке к бегству», приказывали стоять в лютые морозы с поднятыми вверх руками. Они так стояли в течение всего рабочего дня. Порой «голосовавших» заставляли стоять «крестом». При этом заставляли руки расставлять в стороны, и даже стоять на одной ноге, как «цапля».

Еще один яркий пример изощренного садизма, о котором честно расскажет не каждый музей истории ГУЛАГа, это существование одного зверского правила. О нем уже упоминалось и гласило оно так: «без последнего». Его вводили и рекомендовали к исполнению в отдельных лагерях сталинского ГУЛАГа.

Так, для «уменьшения количества зеков» и «повышения трудовой дисциплины» охрана имела приказ по расстрелу всех осужденных, которые становились последними в строй рабочих бригад. Последнего, замешкавшегося зека, в таком случае тут же расстреливали при попытке к бегству, а остальные продолжали «играть» в эту смертельную игру с каждым новым днем.

Наличие «сексуальных» пыток и убийств в ГУЛАГе

Вряд ли женщинам или девушкам, в разные времена и по разным причинам, попавшим в лагеря в качестве «врагов народа», в самых страшных кошмарах могло привидеться то, что их ждало. Прошедшие круги изнасилований и позора в ходе «допросов с пристрастием», прибыв в лагеря, к самым привлекательным из них применялось «распределение» по начсоставу, а прочие поступали в почти беспредельное использование охраной и блатными.

В ходе этапирования молодых женщин-осужденных, главным образом, уроженок западных и только что присоединенных балтийских республик, целенаправленно заталкивали в вагоны с отпетыми урками. Там на протяжении всего продолжительного маршрута следования их подвергали многочисленным изощренным групповым изнасилованиям. Доходило до того, что они не доживали до конечного пункта прибытия.

«Пристраивание» несговорчивых арестанток в камеры к блатным на сутки и более практиковалось и в ходе проведения «следственных действий» для «побуждения у арестованных дачи правдивых показаний». В женских зонах вновь прибывших арестанток «нежного» возраста часто делали добычей мужеобразных зечек, у которых наблюдались ярко выраженные лесбийские и иные сексуальные отклонения.

Для того чтобы «усмирять» и «приводить к надлежащему страху» при этапировании, на суднах, транспортировавших женщин в районы Колымы и иных дальних пунктов ГУЛАГа, на пересылках конвой преднамеренно допускал «смешивание» женщин с урками, следовавшими с новой «ходкой» в места «не столь отдаленные». После массовых изнасилований и резни трупы женщин, не перенесших всех ужасов общего этапирования, выбрасывали за борт судна. При этом их списывали как погибших от болезней или убитых при попытке к бегству.

В некоторых лагерях как наказание практиковали «случайно совпавшие» общие «помывки» в бане. На несколько моющихся в бане женщин внезапно набрасывался ворвавшийся в банное помещение озверевший отряд из 100-150 зеков. Практиковали и открытую «торговлю» «живым товаром». Женщин продавали на разное «время пользования». После чего заранее «списанных» зечек, ожидала неизбежная и ужасная смерть.

warways.ru

от СЛОНа до ГУЛага: antisovetsky

Слово «концлагерь» неизменно ассоциируется у нас с нацистскими «фабриками уничтожения». Их названия известны всему миру: Освенцим, Майданек, Треблинка… Однако, начиналось все намного раньше, с «фабрик перековки» людей, возникших в Советской России в эпоху «военного коммунизма».
Своим появлением в СССР концлагеря принудительных работ обязаны политике «красного террора». Первые советские концлагеря возникли в начале гражданской войны (с лета 1918 г.), и туда попадали те, кого миновала участь быть расстрелянными в качестве заложника, или те, кого пролетарская власть предлагала обменять на своих преданных сторонников. В 1917 г. функция подавления у Советского государства была основной, а в условиях гражданской войны, безусловно, ведущей. Она объяснялась не только сопротивлением свергнутых классов, но и являлась главным «стимулом» к труду в условиях «военного коммунизма». Уже в декрете СНК от 14 марта 1919 г. «О рабочих дисциплинарных товарищеских судах» для нарушителей трудовой дисциплины и лиц, не выполнявших норм выработки без уважительных причин, предусматривались наказания до 6 месяцев заключения в лагере принудительных работ.

Сначала советская власть верила, что лагеря — временная необходимость. Она их откровенно называла концентрационными или лагерями принудительных работ. Их временно устраивали близ городов, часто в монастырях, откуда изгоняли их обитателей. Идея создания лагерей была реализована в постановлении Президиума ВЦИК от 11 апреля 1919 г. «О лагерях принудительных работ», впервые законодательно закрепившем существование концлагерей. «Во всех губернских городах должны быть открыты лагеря принудительных работ, рассчитанные не менее, чем на 300 человек каждый…». Этот весенний день с полным основанием можно считать днем рождения ГУЛАГа.

Согласно инструкциям, в концлагеря должны были помещаться: тунеядцы, шулера, гадалки, проститутки, кокаинисты, дезертиры, контрреволюционеры, шпионы, спекулянты, заложники, военнопленные, активные белогвардейцы. Однако, основным контингентом, населившим первые маленькие острова будущего громадного архипелага, стали вовсе не перечисленные категории людей. Большинство лагерных жителей составляли рабочие, «мелкая» интеллигенция, городские обыватели и подавляющую часть — крестьянство. Полистав пожелтевшие страницы журнала «Власть Советов» (орган ОГПУ РСФСР) за апрель-июнь 1922 г., найдем статью «Опыт статистической обработки некоторых данных о содержащихся в концентрационных лагерях».

Цифры бесстрастны, недаром на обложке одного статистического сборника, вышедшего еще до Октябрьского переворота, было написано: «Цифры не знают партий, однако все партии должны знать цифры». Наиболее многочисленными преступлениями, совершенными заключенными, являлись: контрреволюция (или, как квалифицировались эти преступления до середины 1922 г., — «преступления против Советской власти») — 16 %, дезертирство — 15 %, кража — 14 %, спекуляция — 8 %.

Наибольший процент осужденных, находившихся в концлагерях, падал на органы ВЧК — 43 %, народный суд — 16 %, губернские трибуналы — 12 %, революционные трибуналы — 12 % и на другие органы — 17 %. Приблизительно такая же картина наблюдалась и в сибирских лагерях. Например, заключенные Мариинского концлагеря отбывали наказание за контрреволюцию (56 %), уголовные преступления (23 %), невыполнение разверстки (4,4 %), антисоветскую агитацию (8 %), труддезертирство (4 %), должностные преступления (4,5 %), спекуляцию (0,1 %).

Соловецкий архипелаг

Первыми политическими концлагерями, которые возникли на основании предложения Ф. Дзержинского, стали Северные лагеря особого назначения (СЛОН), которые потом стали называться Соловецкими лагерями особого назначения. В 1922 г. правительство передало в распоряжение ГПУ Соловецкие острова вместе с монастырем для размещения там заключенных из концлагерей в Холмогорах и Пертаминске. СЛОН действовал с 1923 по 1939 гг. В постановлении СНК СССР от 10 марта 1925 г. (о переводе политзаключенных в политизоляторы на материке) Соловецкие лагеря были названы «Соловецкими концентрационными лагерями ОГПУ».

Соловецкие лагеря прославились дичайшим произволом местного начальства, как из числа заключенных, так и работников ОГПУ. Нормальными явлениями были: избиение, иногда до смерти, часто без повода; морение голодом и холодом; индивидуальное и групповое изнасилование заключенных женщин и девушек; «выставление на комары» летом, а зимою — обливание водой под открытым небом и забивание насмерть пойманных беглецов и выставление трупов на несколько дней у ворот лагеря в назидание их товарищам.

Ряд соловецких «достижений» прочно вошел в репрессивную систему тоталитарного государства: определение политзаключенного ниже уголовника-рецидивиста, обеспечение подневольной рабочей силой путем продления сроков приговора, по истечении срока политзаключенных и некоторых уголовников-рецидивистов не отпускали на свободу, а направляли в ссылку.

Первым объектом будущего ГУЛАГа было управление северных лагерей особого назначения ОГПУ. Официальная дата рождения — 5 августа 1929 г., место рождения — город Сольвычегодск. В северную группу входили 5 лагерей с общей численностью заключенных 33 511 человек, у трети из них приговоры даже не вступили в законную силу. Задачи перед лагерями стояли следующие: освоение силами заключенных природных богатств северного края (добыча угля в бассейне рек Печоры и Воркуты, нефти в Ухте), строительство железных и грунтовых дорог, разработка лесных массивов. Созданное управление возглавил Август Шийрон.

В 1930 г. было сформировано 6 управлений исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) ОГПУ СССР: Северного Кавказа, района Белого моря и Карелии, Вышнего Волочка, Сибири, Дальнего Востока и Казахстана. В ИТЛ пяти управлений (без Казахстана) находилось 166 тысяч человек.

Лагеря и трудовые колонии начинали играть все более заметную роль в экономике страны. Труд заключенных стал применяться в реализации крупномасштабных хозяйственно-экономических проектов, а хозяйственные органы планировали свою деятельность с учетом возможности использования их рабочей силы.

Заключенные на Строительстве Беломорканала

Например, на совещании в СНК СССР 18 июня 1930 г. представитель ОГПУ Толмачев упомянул о системе заявок на трудовые ресурсы заключенных, требующихся для осуществления тех или иных экономических проектов.

Если в СССР в 1928 г. за различные преступления было осуждено около 1,5 миллиона человек, то в 1930 г. — более 2,2 миллиона. Удельный вес осужденных к лишению свободы сроком до 1 года сократился с 30,2 % до 3,5 %, а приговоренных к принудительным работам вырос с 15,3 % до 50,8 %. Система исправительно-трудовых колоний на 1 мая 1930 г. включала 57 колоний (полгода назад их было 27), в том числе 12 сельскохозяйственного профиля, 19 лесозаготовительного, 26 промышленного.

Значительный контингент дешевой рабочей силы, занятой принудительным трудом, формировался на основе раскулачивания сельского населения. С февраля 1931 г. по стране покатилась новая волна раскулачивания. Для руководства и контроля за ее осуществлением 11 марта 1931 г. была образована очередная специальная комиссия, которую возглавил заместитель председателя СНК СССР А. А. Андреев. Эта комиссия стала заниматься не только раскулачиванием, но и рациональным размещением и использованием труда спецпереселенцев.

В связи с резким увеличением количества осужденных, организация высылки и размещения прибывавшего из центра страны контингента спецпереселенцев была возложена на органы ОГПУ-НКВД. В связи с «ликвидацией кулачества как класса» в 1932 г. ОГПУ СССР разработало положение «Об управлении кулацкими поселками», утвердило соответствующие инструкции.

Репрессивные акции продолжались и после завершения основной коллективизации. 20 апреля 1933 г. СНК СССР принял постановление «Об организации трудовых поселений». Кого же нужно было выселять в 1933 г., когда кулачество было уже ликвидировано? Предполагалось переселять городских жителей, отказавшихся в связи с паспортизацией 1932–1933 гг. выезжать из крупных городов, бежавших из деревень кулаков, а также высланных в 1933 г. в порядке «очистки» государственных границ, осужденных органами ОГПУ и судами на срок от 3 до 5 лет включительно. Для размещения прибывшего контингента по территории восточных и северных районов страны была развернута огромная сеть специальных комендатур.


Лагерные комплексы (территориальные управления) были разбросаны по всей стране и не только в глуши, но и в столицах республик. К концу 1930-х гг. их насчитывалось более 100. В каждом от нескольких тысяч до миллиона и более заключенных. Нередко в отдаленных районах страны количество заключенных лагерного комплекса значительно превышало по числу местное вольное население. А бюджет иного лагерного комплекса во многом превосходил бюджет края, области или нескольких областей, на чьей территории он был расположен (лагерный комплекс включал от 3 — ВладимирЛАГ, до 45 — СибЛАГ — лагерей).

Территория СССР условно была разбита на 8 зон дислокации территориальных управлений с подчиненными им исправительно-трудовыми лагерями, тюрьмами, этапами, пересыльными пунктами.

На сегодняшний день выявлено свыше 2000 объектов ГУЛАГа (лагеря, тюрьмы, комендатуры). В состав ГУЛАГа входили следующие типы лагерей: принудительных работ, исправительно-трудовые, особого назначения, каторжные, специальные, лагерные научно-исследовательские институты. Кроме того, в состав «системы перевоспитания» входили исправительно-трудовые, воспитательно-трудовые и детские колонии.

Вся страна была покрыта густой сетью тюрем и следственных изоляторов НКВД. Как правило, они дислоцировались во всех областных центрах и столицах союзных и автономных республик. В Москве, Ленинграде и Минске находилось свыше десятка тюрем и изоляторов специального назначения. В целом по стране этих карательных учреждений насчитывалось не менее 800.

Перевозка заключенных осуществлялась в товарных вагонах, которые были оборудованы сплошными двухярусными нарами. Под самым потолком — два густо зарешеченных окошка. В полу было прорезано узкое отверстие — параша. Окно было обито железом, чтобы заключенные не могли расширить его и выброситься на путь, а чтобы исключить и это, под полом укреплялись специальные железные штыри. В вагонах не предусматривалось ни освещения, ни умывальников. Вагон был рассчитан на 46 человек, но обычно в него заталкивали по 60 человек и больше. Во время массовых акций эшелоны формировались до 20 вагонов, вмещавших более тысячи заключенных, они следовали по указанным маршрутам вне графика, а путь из центральных районов СССР на Дальний Восток длился до двух месяцев. На протяжении всего пути заключенных не выпускали из вагонов. Пищу выдавали, как правило, раз в сутки или реже сухим пайком, хотя по правилам полагалась горячая пища. Особенно часто уходили на Восток эшелоны после «освободительного похода» частей Красной Армии в западные области Украины и Беларуси.

Встречали «контрреволюционеров» многочисленные лагеря ГУЛАГа. Как правило, они были одного типа. Территория, огражденная тремя рядами колючей проволоки. Первый ряд — высотой около метра. Основной, средний ряд, — высотой 3–4 м. Между рядами колючей проволоки находились контрольные полосы, по углам — четыре вышки. В центре находились медсанчасть и штрафной изолятор, обнесенный частоколом. Изолятор представлял собой капитальное помещение, разгороженное на одиночные и общую камеры. Вокруг располагались бараки для заключенных. В зимнее время, да еще в условиях Урала, Сибири бараки отапливались не всегда. В таких нечеловеческих условиях мало кто из заключенных доживал до долгожданной свободы.


С принятием 15 июня 1939 г. Указа Президиума Верховного Совета СССР «О лагерях НКВД» количество лиц, отбывших наказание, увеличилось, так как предусматривалось «…отказаться от системы условно-досрочного освобождения лагерных контингентов. Осужденный, отбывающий наказание в лагерях НКВД СССР, должен отбыть установленный судом срок полностью».

По официальной статистике, на 1 марта 1940 г. ГУЛАГ состоял из 53 лагерей, 425 исправительно-трудовых колоний (в том числе 170 промышленных, 83 сельскохозяйственных и 172 «контрагентских», то есть работавших на стройках и хозяйствах других ведомств), объединенных областными, краевыми, республиканскими отделами исправител

antisovetsky.livejournal.com

Сталинские лагеря в воспоминаниях очевидцев: historical_fact


Студенты Школы гражданской журналистики Роман Дорофеев, Андрей Ковалев, Анастасия Лотарева и Анастасия Платонова изучили сайты региональных управлений Федеральной службы исполнения наказаний — то есть бывших сталинских лагерей. Как выяснилось, профессионалы смотрят на прошлое своих организаций с гордостью.

Уже почти 30 лет официальное отношение высших властей к сталинским репрессиям остается неизменным. Не было ни одного президента страны, который их публично не осудил бы. Вот лишь одно из высказываний В.В.Путина на эту тему:
«…Уничтожены были, сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотни тысяч, миллионы человек. Причем это, как правило, люди со своим собственным мнением. Это люди, которые не боялись его высказывать. Это наиболее эффективные люди. Это цвет нации. И, конечно, мы долгие годы до сих пор ощущаем эту трагедию на себе. Многое нужно сделать для того, чтобы это никогда не забывалось. Для того, чтобы мы всегда помнили об этой трагедии».

Однако сами репрессивные ведомства, обычно столь чуткие к мнению высокого начальства, в вопросах истории проявляют удивительную несгибаемость.

Каждое региональное управление Федеральной службы исполнения наказаний имеет официальный сайт. На каждом сайте есть историческая страница. Каждая такая страница отражает современный взгляд тюремщиков на историю ГУЛАГа. На сайте УФСИН по Архангельской области можно прочесть, что «в 30-е годы политика страны носила однонаправленный характер», что заключенные Соловецкого лагеря были «жертвами политики государства», что людей «высылали целыми семьями, включая стариков и малолетних детей». Но это редкий случай. На других сайтах история ГУЛАГа либо подается в нейтральных выражениях, либо предстает в том наклонении, которое ей придали большевики.

УФСИН России по Республике Мордовия:
«С начала 20-х годов в глухих лесах Мордовии началось активное строительство железнодорожной ветки для обеспечения Москвы и Московской области лесоматериалом и топливом. <…> Старожилы поселков вспоминают, что еще до начала тридцатых годов отдельные партии заключенных, не представляющих особой опасности, уже были в некоторых поселках и, находясь под чисто символической охраной, работали на лесоповале, в лесхозах, созданных вблизи железной дороги, и ряде деревообрабатывающих предприятий. Необходимо было все эти команды заключенных объединить под единым руководством. Тем более что уже обозначилась государственная доктрина использования относительно дешевого труда заключенных на наиболее важных направлениях гигантских новостроек. <…> Стали стремительно развиваться поселки, в которых дислоцировались лагерные отделения. Они приобрели статус градообразующих. С начала Великой Отечественной войны все подразделения Темлага работали в соответствии с известным призывом: “Все для фронта, все для Победы!” <…> Известно, что накануне амнистии 1953 года в Дубравлаге содержалось 14 225 осужденных. Подавляющее большинство были осуждены за измену Родине».

В 1938 году в Темлаге находилось 20 774 заключенных, из них 6996 были осуждены за контрреволюционные преступления. Максимальное число заключенных — 30 978 человек — находилось в Темлаге в 1933 году. Обстановку в лагере можно представить по мемуарам Людмилы Грановской («Все здесь было как в XVII веке — топорно, неуклюже, грубо и очень тяжело. <…> Нам разрешили в пустующем бараке организовать медсанчасть. <…> И когда от однообразной пищи многие заболели цингой, по просьбе наших врачей небольшой группе женщин разрешили под конвоем, конечно, выходить за ворота и собирать хвою сосны. Ее настаивали и перед обедом давали по столовой ложке. В столовую ходили в несколько смен <…>, кормили нас по нескольку месяцев одним и тем же. Продукты в лагерь завозились не чаще двух раз в год. После того как мы полгода ели ячневую кашу, потом нас стали кормить соей». Грановская Л. Арест. — СПб., 1991) и врача Веры Недовесовой («Окружал Темлаг со всех сторон густой лес. Даже вышек других отделений не было видно. Когда мы приехали в Темлаг, кроме бараков и кухни, здесь не было еще ничего выстроено. Кухню обслуживали наши женщины. Уже при нас построили баню и прачечную, этим комплексом заведовала Ядвига Пауль, жена бывшего начальника личной охраны Сталина. <…> На носилках из зоны по графику женщины носили землю и сваливали ее за забором. Работали часа два в день. Через несколько дней выяснилось, что носили мы одну и ту же землю туда и сюда. Женщины сообразили, что они фактически “решетом воду носят”, и сказали об этом охране. “Земляные работы» прекратились. <…> По обе стены барака громоздились двухэтажные нары. Каждая на четыре человека. Поперек они делились подголовниками на две нары. <…> Ноги упирались в оконную раму. Зимой по утрам в ногах постели лежал снег. Жило в бараке около трехсот женщин». Недовесова В. Записки врача. — Алма-Ата, 1990).

УФСИН России по Забайкальскому краю.

«С первых дней советской власти начала складываться новая система мест лишения свободы: исправительно-трудовые дома, концентрационные лагеря, лагеря принудительных работ, куда заключались не только уголовные преступники, но и противники советской власти. В 30-х гг. сложилась система Главного управления лагерей — ГУЛАГ. Целью создания ГУЛАГа было создание мощной производительной базы для проведения форсированной индустриализации страны. В годы войны и послевоенные годы вплоть до середины 50-х. гг., т.е. до момента его ликвидации, на ГУЛАГ возлагались конкретные производственно-хозяйственные задачи. <…> В эти годы на севере области был добыт первый уран, использованный для создания советского ядерного оружия».

Радиоактивные ископаемые добывались в Борлаге, который напрямую подчинялся Главному управлению исправительно-трудовых лагерей и колоний. В высокогорном Мраморном ущелье на хребте Кодар работали до 2150 человек. Лагерь начал свою работу в 1949 году, а в 1951 году был закрыт, оставшиеся 752 человека были вывезены в Иркутскую область.

Вольнонаемная работница лагеря Е. Малкова оставила подробное описание начала работы лагеря: «Четыреста заключенных, как бурлаки, везли на эвенкийских санях брезентовые палатки, лопаты, спальники, продукты… Одеты они были не по сезону. Некоторые без рукавиц… Шли медленно, ноги тонули в снегу, холод был хуже всякого врага… На третью ночь где-то в районе Среднего Калдра молодой заключенный, сидевший у костра, закричал, поднял вверх руки и… умер. Пальцы у него были белые… Из-за недоедания заключенные ослабли, и до конца не дошли еще семь человек. Замерзли. Все они остались лежать, прикрытые только снегом. На восьмые сутки из дошедших до брошенного прииска половина была с обморожениями, остальные — с простудными заболеваниями».

УФСИН по Республике Коми.

«В конце 30-х годов происходит реорганизация мест лишения свободы. Они перестраивались с таким расчетом, что большинство осужденных содержалось в колониях различных видов. В аппарате ОМЗ было 16 человек. Постановлением ЦИК и СНК РСФСР от 27 октября 1934 года ИТУ наркомата юстиции РСФСР (дома заключения, изоляторы, ИТК и бюро принудительных работ) были переданы в состав ГУЛАГа НКВД и образован отдел мест заключения при нем. Когда грянула Великая Отечественная война, многие сотрудники УИС стали проситься на фронт. В своем докладе заместитель наркома республики Корнилов 2 апреля 1942 г. отмечал, что защищать Родину добровольно ушли 129 работников ОИТК».

Лагеря в Республике Коми были одними из самых крупных в стране. В 1938 году в Ухтпечлаге содержалось 54 792 заключенных. Лагерь занимался добычей нефти, газа, угля и радия. В Коми был расположен санлагерь Адак, в который направляли тех, кто уже не мог работать в лагерях или даже доехать до них.

О строительстве санлагеря оставил воспоминания Александр Боярчиков: «Осенью 1937 года из перевалочного лагерного пункта Адьзва-Вом в Адак была этапирована бригада заключенных для строительства инвалидного лагпункта из временных палаток. < … > Не успели еще построить каркасы для натягивания палаток, как из Воркуты нагрянули баржи с травмированными заключенными, инвалидами, стариками, преимущественно старыми большевиками, непригодными для работы на шахтах Воркуты. Была уже поздняя осень. На реке Уса плавала первая шуга, когда баржи причалили к берегам в устье реки. Заключенных инвалидов выбросили из барж на берег под сосенки, сменившие здесь тундровый пейзаж Воркуты на мелколесье. Вдали от лагпункта маячил более крупный и густой лес. <…> Я не буду пересказывать всего того, что слышал, но не видел сам. Расскажу, как на моих глазах люди гибли ежедневно десятками, отправляясь “на горку”, умирали в палатках, замерзая и околевая у железных печурок, падали от голода и холода, от дизентерии и дистрофии. <…> От голода люди набрасывались на мерзлую картошку, разложившуюся под открытым небом и своей гнилью вызывавшую поголовную дизентерию и поносы, вслед за которыми ослабленные люди умирали как мухи. В подвешенных под открытым небом котлах варили вонючую, не раз уже перемерзшую и не раз уже оттаявшую треску, которую раздавали в разваренном виде прямо в грязные руки. Хлеба не было. Вместо него в этих же подвешенных котлах пекли лепешки. Полусырыми и горячими их выдавали по одной на человека. Голодные люди их проглатывали с жадностью и тут же хватались за животы» (Боярчиков А. Воспоминания. — М., 2003).

УФСИН по Кировской области

«5 февраля 1938 года приказом НКВД СССР № 020 предписывалось создать на северо-востоке Кировской области Управление Вятского исправительно-трудового лагеря. <…> В январе 1938 года вятский ИТЛ принял специальный учет — первый этап с заключенными. Учреждению была отведена необходимая лесосырьевая база площадью 552 тысячи гектаров с ликвидным запасом древесины около 50 миллионов кубических метров».

С 1938 по 1956 год в Вятлаге отбывало наказание больше 100 тысяч человек. По оценке историка Владимира Веремьева, за все время существования лагеря погибли примерно 18 тысяч человек. Большинство из них умирали от последствий тяжелого труда на лесозаготовках.

В начале 1940-х годов в Вятлаге отбывал наказание политический заключенный Степан Рацевич. В своих воспоминаниях он делится некоторыми подробностями работы осужденных:
«Во время утреннего развода начальник подкомандировки предупредил бригадиров, чтобы они по возвращении из леса сразу же докладывали, до прохода в зону, кто плохо работал <…>. Первоначально мы думали, что это угроза, стремление подтянуть людей <…>. Но вечером убедились, что эти слова были горькой истиной. Бригадиры один за другим подходили к начальнику лагеря и рапортовали о дневной выработке, о тех, кто норму не выполнил и является отказчиком. Их сразу же <…> вели под конвоем в карцер <…>. Находились и такие “сильные духом”, которые придумали “простой” способ вообще не работать: в лесу, на пне, топором отрубали себе пальцы, а то и вообще руки. Вначале к подобным полусамоубийцам, их в лагере называли “мастырщиками”, лагерное руководство относилось безразлично, мол, покалечил себя и ладно, сам в ответе за увечье. Но когда случаи “мастырки” приняли массовый характер, вмешался “кум”. Безруких и беспалых стали судить лагерным судом, и к их срокам добавлялось по десять лет нового срока» (Рацевич С. Глазами журналиста и актера: из виденного и пережитого. — Нарва, 2005).

На территории Пермского края насчитывалось 17 исправительно-трудовых лагерей. Число заключенных, по данным «Мемориала», достигало 185 600 человек, из них политических заключенных — более 36 000 человек. Нынешние сотрудники УФСИН Пермского края, как можно судить по сайту ведомства, вспоминают о временах ГУЛАГа с теплотой.

В воспоминаниях политзаключенного Виталия Макаренко нарисована не такая радужная картина:
«В конце лета 1944 года я вместе с другими заключенными был направлен в Соликамск Пермской области, а оттуда — в Сумский отдельный лагерный пункт Усольлага. На этот Сумский ОЛП нас, заключенных, прибыло около 450 человек, и все мы занимались заготовкой, вывозкой и сплавом леса по малым рекам бассейна Волги. Порядок здесь был такой же, как и везде. От непосильной работы и разных болезней, от холода и голода люди гибли как мухи. После двухлетнего пребывания в этих лагерях осталось в живых не более полусотни. Такие потери регулярно пополнялись новыми партиями заключенных — в основном, как и я, из числа бывших военнопленных, освободившихся из гитлеровских лагерей и тут же осужденных советскими органами. <…>

Когда меня вместе с другими заключенными начали водить на работу, я постепенно познакомился с окружавшими и стал втягиваться в свое нелегкое лагерное житье на новом месте. Здесь в основном находились люди, которые были осуждены за поступки в военное время по статье 58 УК РСФСР и соответствующим статьям союзных республик на срок до 15 лет каторжных работ. Это были в большинстве случайные жертвы войны, и многие считали себя обреченными на верную смерть. Об этом нам иногда напоминало и лагерное начальство, и я тоже был близок к этой мысли» (Макаренко В. Плен, лагерь, восстание. — Одесса, 2000).

Источник: Сталинские лагеря глазами охранников и заключенных
http://www.colta.ru/articles/society/7919

historical-fact.livejournal.com

Дорога в один конец… Лагерь ГУЛАГа на Колыме.: alexcheban

Это «Днепровский» рудник — один из сталинских лагерей на Колыме. 11 июля 1929 было принято постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных» для осужденных на срок от 3-х лет, это постановление стало отправной точкой для создания исправительно трудовых лагерей по всему Советскому Союзу. Во время поездки в Магадан я побывал в одном из наиболее доступных и хорошо сохранившихся лагере ГУЛАГа «Днепровский» в шести часах езды от Магадана. Очень тежелое место, особенно слушая рассказы о быте заключенных и представляя их работу в условиях непростого климата здесь.

В 1928 году на Колыме  нашли богатейшие месторождения золота. К 1931 году власти приняли решение осваивать эти месторождения силами заключенных. Осенью 1931 года, первую группу заключенных, около 200 человек, отправили на Колыму. Наверное неправильным будет считать, что здесь были только политические заключенные, здесь были и осужденные по дргим статьям уголовного кодекса. В этом репортаже я хочу показать фотографии лагеря и дополнить их цитатами из мемуаров бывших заключенных, находившихся здесь.

2.


Название свое «Днепровский» получил по имени ключа — одного из притоков Нереги. Официально «Днепровский» назывался прииском, хотя основной процент его продукции давали рудные участки, где добывали олово. Большая зона лагеря раскинулась у подножия очень высокой сопки.

Из Магадана к Днепровскому 6 часов езды, причем по прекрасной дороге, последние 30-40 км которой выглядят примерно так:

3.

4.

5.

6.

7.

Я впервые ехал на Камазе-вахтовке, остался в абсолютнейшем восторге. Об этой машине будет отдельная статья, у нее даже есть функция подкачки колес прямо из кабины, в общем крутяк.

8.

9.

10.

Впрочем до «Камазов» в начале 20го века сюда добирались примерно вот так:

Рудник и обогатительная фабрика «Днепровский» был подчинен Береговому Лагерю (Берлаг, Особый лагерь № 5, Особлаг № 5, Особлаг Дальстроя) Упр. ИТЛ Дальстроя и ГУЛАГ

Рудник Днепровский был организован летом 1941 г., работал с перерывом до 1955 г и добывал олово. Основной рабочей силой Днепровского являлись заключенные. Осужденные по различным статьям уголовного кодекса РСФСР и других республик Советского Союза.
В числе их находились также незаконно репрессированные по так называемым политическим статьям, которые к настоящему времени реабилитированы или реабилитируются

Все годы деятельности «Днепровского» основными орудиями труда здесь являлись кирка, лопата, лом и тачка. Однако часть наиболее тяжелых производственных процессов была механизирована, в том числе и американским оборудованием фирмы «Дэнвер», поставляемым из США в годы Великой Отечественной войны по ленд лизу. Позднее его демонтировали и вывезли на другие производственные объекты, так что на «Днепровском» это не сохранилось.

» «Студебеккер» въезжает в глубокую и узкую, стиснутую очень крутыми сопками долину. У подножия одной из них мы замечаем старую штольню с надстройками, рельсами и большой насыпью — отвалом. Внизу бульдозер уже начал уродовать землю, переворачивая всю зелень, корни, каменные глыбы и оставляя за собой широкую черную полосу. Вскоре перед нами возникает городок из палаток и нескольких больших деревянных домов, но туда мы не едем, а сворачиваем вправо и поднимаемся к вахте лагеря.
Вахта старенькая, ворота открыты настежь, заграждение из жидкой колючей проволоки на шатких покосившихся обветренных столбах. Только вышка с пулеметом выглядит новой — столбы белые и пахнут хвоей. Мы высаживаемся и без всяких церемоний заходим в лагерь.» (П. Демант)

11.

Обратите внимание на сопку — вся ее поверхность исчерчена геологоразведочными бороздами, откуда заключенные катили тачки с породой. Норма — 80 тачек в день. Вверх и вниз. В любую погоду — и жарким летом и в -50 зимой.

12.

13.

14.

Это парогенератор, который использовали для разморозки грунта, ведь тут вечная мерзлота и ниже уровня земли на несколько метров просто так уже копать не получится. Это 30е годы, никакой механизации тогда еще не было, все работы выполнялись вручную.

15.

Все предметы мебели и быта, все изделия из металла производились на месте руками заключенных:

16.

17.

Плотники делали бункер, эстакаду, лотки, а наша бригада устанавливала моторы, механизмы, транспортеры. Всего мы запустили шесть таких промприборов. По мере пуска каждого на нем оставались работать наши слесари — на главном моторе, на насосе. Я был оставлен на последнем приборе мотористом.  (В. Пепеляев)

18.

Работали в две смены, по 12 часов без выходных. Обед приносили на работу. Обед — это 0,5 литров супа (воды с черной капустой), 200 граммов каши-овсянки и 300 граммов хлеба. Моя работа — включи барабан, ленту и сиди смотри, чтобы все крутилось да по ленте шла порода, и все. Но, бывает, что-то ломается — может порваться лента, застрять камень в бункере, отказать насос или еще что. Тогда давай, давай! 10 дней днем, десять — ночью. Днем, конечно же, легче. С ночной смены пока дойдешь в зону, пока позавтракаешь, и только уснешь — уже обед, ляжешь — проверка, а тут и ужин, и — на работу.   (В. Пепеляев)

19.

20.

21.

Во втором периоде работы лагеря в послевоенное время здесь было электричество:

22.

23.

24.

«Название свое «Днепровский» получил по имени ключа — одного из притоков Нереги. Официально «Днепровский» называется прииском, хотя основной процент его продукции дают рудные участки, где добывают олово. Большая зона лагеря раскинулась у подножия очень высокой сопки. Между немногими старыми бараками стоят длинные зеленые палатки, чуть повыше белеют срубы новых строений. За санчастью несколько зеков в синих спецовках копают внушительные ямы под изолятор. Столовая же разместилась в полусгнившем, ушедшем в землю бараке. Нас поселили во втором бараке, расположенном над другими, недалеко от старой вышки. Я устраиваюсь на сквозных верхних нарах, против окна. За вид отсюда на горы со скалистыми вершинами, зеленую долину и речку с водопадиком пришлось бы втридорога платить где-нибудь в Швейцарии. Но здесь мы получаем это удовольствие бесплатно, так нам, по крайней мере, представляется. Мы еще не ведаем, что, вопреки общепринятому лагерному правилу, вознаграждением за наш труд будут баланда да черпак каши — все заработанное нами отберет управление Береговых лагерей» (П. Демант)

25.

В зоне все бараки старые, чуть-чуть подремонтированы, но уже есть санчасть, БУР. Бригада плотников строит новый большой барак, столовую и новые вышки вокруг зоны. На второй день меня уже вывели на работу. Нас, трех человек, бригадир поставил на шурф. Это яма, над ней ворот как на колодцах. Двое работают на вороте, вытаскивают и разгружают бадью — большое ведро из толстого железа (она весит килограммов 60), третий внизу грузит то, что взорвали. До обеда я работал на вороте, и мы полностью зачистили дно шурфа. Пришли с обеда, а тут уже произвели взрыв — надо опять вытаскивать. Я сам вызвался грузить, сел на бадью и меня ребята потихоньку спустили вниз метров на 6—8. Нагрузил камнями бадью, ребята ее подняли, а мне вдруг стало плохо, голова закружилась, слабость, лопата падает из рук. И я сел в бадью и кое-как крикнул: «Давай!» К счастью, вовремя понял, что отравился газами, оставшимися после взрыва в грунте, под камнями. Отдохнув на чистом колымском воздухе, сказал себе: «Больше не полезу!» Начал думать, как в условиях Крайнего Севера, при резко ограниченном питании и полном отсутствии свободы выжить и остаться человеком? Даже в это самое трудное для меня голодное время (уже прошло больше года постоянного недоедания) я был уверен, что выживу, только надо хорошо изучить обстановку, взвесить свои возможности, продумать действия. Вспомнились слова Конфуция: «У человека есть три пути: размышление, подражание и опыт. Первый — самый благородный, но и трудный. Второй — легкий, а третий — горький».

Мне подражать некому, опыта — нет, значит, надо размышлять, надеясь при этом только на себя. Решил тут же начать искать людей, у которых можно получить умный совет. Вечером встретил молодого японца, знакомого по магаданской пересылке. Он мне сказал, что работает слесарем в бригаде механизаторов (в мехцехе), и что там набирают слесарей — предстоит много работы по постройке промприборов. Обещал поговорить обо мне с бригадиром. (В. Пепеляев)

26.

Ночи здесь почти нет. Солнце только зайдет и через несколько минут уже вылезет почти рядом, а комары и мошка — что-то ужасное. Пока пьешь чай или суп, в миску обязательно залетит несколько штук. Выдали накомарники — это мешки с сеткой спереди, натягиваемые на голову. Но они мало помогают.  (В. Пепеляев)

27.

Вы только представьте себе — все эти холмы породы в центре кадра образованы заключенными в процессе работы. Почти все делалось вручную!

Вся сопка напротив конторы была покрыта извлеченной из недр пустой породой. Гору будто вывернули наизнанку, изнутри она была бурой, из острого щебня, отвалы никак не вписывались в окружающую зелень стланика, которая тысячелетиями покрывала склоны и была уничтожена одним махом ради добычи серого, тяжелого металла, без которого не крутится ни одно колесо, — олова. Повсюду на отвалах, возле рельс, протянутых вдоль склона, у компрессорной копошились маленькие фигурки в синих рабочих спецовках с номерами на спине, над правым коленом и на фуражке. Все, кто мог, старались выбраться из холодной штольни, солнце грело сегодня особенно хорошо — было начало июня, самое светлое лето. (П. Демант)

28.

В 50е годы механизация труда уже была на достаточно высоком уровне. Это остатки железной дороги, по которой руда на вагонетках опускалась вниз с сопки. Конструкция называется «Бремсберг»:

29.

30.

31.

А эта конструкция — «лифт» для спуска-подъема руды, которая впоследствии выгружалась на самосвалы и отвозилась на перерабатывающие фабрики:

32.

33.

В долине работало восемь промывочных приборов. Смонтировали их быстро, только последний, восьмой, стал действовать лишь перед концом сезона. На вскрытом полигоне бульдозер толкал «пески» в глубокий бункер, оттуда по транспортерной ленте они поднимались к скрубберу — большой железной вращающейся бочке со множеством дыр и толстыми штырями внутри для измельчения поступающей смеси из камней, грязи, воды и металла. Крупные камни вылетали в отвал — нарастающую горку отмытой гальки, а мелкие частицы с потоком воды, которую подавал насос, попадали в длинную наклонную колодку, мощенную колосниками, под которыми лежали полосы сукна. Оловянный камень и песок оседали на сукне, а земля и камушки вылетали сзади из колодки. Потом осевшие шлихи собирали и снова промывали — добыча касситерита происходила по схеме золотодобычи, но, естественно, по количеству олова попадалось несоизмеримо больше. (П. Демант)

34.

35.

Вышки охраны располагались на вершинах сопок. Каково там было персоналу, охранявшему лагерь в пятидесятиградусный мороз и пронизывающий ветер?!

36.

Здесь работали легендарные «Полуторки» (ГАЗ-АА). Ну а это кабина 2-тонной 3-осной машины ГАЗ-ААА.

37.

38.

39.

40.

41.

Пришел март 1953 года. Траурный всесоюзный гудок застал меня на работе. Я вышел из помещения, снял шапку и молился Богу, благодарил за избавление Родины от тирана. Говорят, что кто-то переживал, плакал. У нас такого не было, я не видел. Если до смерти Сталина наказывали тех, у кого оторвался номер, то теперь стало наоборот — у кого не сняты номера, тех не пускали в лагерь с работы.

Начались перемены. Сняли решетки с окон, ночью не стали запирать бараки: ходи по зоне куда хочешь. В столовой хлеб стали давать без нормы, сколько на столах нарезано — столько бери. Там же поставили большую бочку с красной рыбой — кетой, кухня начала выпекать пончики (за деньги), в ларьке появились сливочное масло, сахар.

Пошел слух, что наш лагерь будут консервировать, закрывать. И, действительно, вскоре началось сокращение производства, а потом — по небольшим спискам — этапы. Много наших, и я в том числе, попали в Челбанью. Это совсем близко от большого центра — Сусумана. (В. Пепеляев)

…и чтобы представить масштабы все этого — видео Димы dimabalakirev, снятое с коптера и пара кадров с моей гоупро:

Интересно!? Обязательно поделитесь!

Все мои репортажи из Магадана смотрите по тегу Колыма.

Узнать больше о Колыме: блогерский историко-этнографического проект Александра Крылова alkrylov «Призрачная Колыма». Рекомендую!

Мой профиль на Facebook. Каждый день об интересном и насущном, и мои путешествия онлайн.
И прекрасный Instagram! Квадратиш. Практиш. Гут!

а также:

| Добавить в ЖЖ | Twitter | ВКонтакте | Google+ | RSS-лента |

alexcheban.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о