Содержание

Авианосцы СССР / Назад в СССР / Back in USSR

В современном обществе бытует заблуждение, что наличие авианосного флота – особенность исключительно США.
Там авианосец, здесь авианосец.
И складывается впечатление, что у нас нет ни опыта, ни собственной истории в данном направлении.
Новостные репортажи любят подчеркивать, что, дескать, единственный авианесущий крейсер отечественных ВМФ «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов».
И ведь возможно немногие знают, что у нашей страны есть своя история авианосного флота, и есть, чем гордиться, и что помнить.
На момент распада Союза, в строю находилось 5 тяжелых авианесущих ракетных крейсеров 2-х типов, и еще 2 находилось в постройке. Увы, до ввода в строй отечественного флота, ни один из них так и не дошел.
Проект 1143.1-4 «Кречет»: «Киев» (годы службы 1975 — 1993)

«Минск» (годы службы 1978 — 1993)
«Новороссийск» (годы службы 1982 — 1993)
«Баку» (впоследствии «Адмирал Горшков») (годы службы 1987 – 2004 (номинально), фактически 1993)
Проект 1143.5-6 «Кречет»: «Тбилиси» (впоследствии «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов») (годы службы 1991 — н.в.)


В качестве палубной авиации использовались штурмовики с вертикальным взлетом ЯК-38 и их модификации.
Несмотря на свою высокую аварийность, и общую «сырость» конструкции, самолеты данного типа (а всего было построено 231 экземпляров), за 13 лет эксплуатации выполнили 71 733 полётов, при средней исправности всего парка около 70%.
ЯК-38

На Як-38 было отработано множество вопросов, касающихся конструкции, техники пилотирования, эксплуатации, базирования на кораблях и боевого применения.
Несколько поколений советских военных летчиков получили чрезвычайно ценный опыт пилотов палубной авиации.
Судьба советского авианесущего флота крайне печальна. В годы хаоса и нестабильности 90-х, 3 корабля были одномоментно списаны и проданы в Юго-Восточную Азию для организации плавучих парков развлечений, и плавучих отелей.
«Адмирал Горшков», после почти двадцатилетнего простоя, возродился в ВМФ Индии под именем «Викрамадитья». Недостроенный «Ульяновск», должный стать первым советским атомным кораблем подобного типа, разобран.
Оставшийся на Украине, также недостроенный «Варяг», теперь головной авианосец ВМФ Китая, носящий имя «Ляонин».
А ниже подборка фото, вызывающих гордость и ностальгию.








back-in-ussr.com

Советские авианосцы: чем они отличались от американских

«Адмирал Кузнецов» vs «Джордж Вашингтон»

Анализируя свои недоработки, в СССР решили остановиться на классическом авианосце, при этом, не отказываясь от мощных противокорабельных ракетных комплексов. Первенцем среди нового поколения авианосцев стал «Адмирал Кузнецов», спущенный на воду в 1987 году. Изначально корабль задумывался как аналог американского атомного авианосца Enterprise, однако при урезанном финансировании на него установили не атомные, а обычные двигатели.

Вместо паровых катапульт на судне появился трамплин – приподнятая носовая оконечность палубы. Этого хватало для самостоятельных взлетов истребителей класса МиГ-29к и Су-33, которые по летным и боевым характеристикам превосходили американские аналоги.

Длина «Кузнецова» составила 306 метров при водоизмещении в 61 тыс. тонн, мощности в 50 тыс. л. с. Судно развивало скорость до 29 узлов. Экипаж гиганта насчитывал почти 2 тыс. человек, авиационная группа на корабле могла достигать 50 самолетов и вертолетов.

Размеры «Адмирала Кузнецова» поражали очевидцев. Он был высотой с 20-этажный дом, а его коридоры протянулись в общей сложности на 20 км. Внутренне пространство корабля было настолько большим, что некоторые из рядовых членов экипажа могли ни разу не встретиться друг с другом за время своей срочной службы.

Интересно сравнить адмирала Кузнецова с подобным ему по классу американским авианосцем типа «Нимиц» «Джорджем Вашингтоном», который был спущен на воду в 1990 году. Длина корабля составляла 332 метра, водоизмещение 97 тыс. тонн, мощность 260 тыс. л. с., скорость 30 узлов. Технические возможности судна позволяли ему нести до 90 единиц авиатехники, экипаж корабля насчитывал около 3200 человек.

По всем параметрам американский корабль превосходил советский, кроме важнейшей детали, которая отличала советские авианосцы. Если на «Джордже Вашингтоне» было только 3 пусковые ракетные установки, то на «Адмирале Кузнецове» их количество доходило до 44-х. По мнению специалистов, советские ракеты имели радиус действия до 500 км и могли нести ядерные заряды.

В другом важнейшем компоненте – возможности длительно находиться в отрыве от базы – советский авианосец уступал американскому, благодаря наличию у последнего большого количества ремонтных подразделений и мастерских, напоминавших небольшие ремонтные заводы. Но этот минус оборачивался плюсом. Стоимость постройки советского судна была заметно ниже.

russian7.ru

Авианосцы советского флота — история становления

 

Более 40 лет авианесущие корабли несли службу в составе советского флота, выполняя самые разные по сложности задачи, но путь их становления был довольно долгим и сложным.


В 1937 году в Советском Союзе набирала обороты индустриализация. В то время по количеству крупных кораблей СССР уступало государствам агрессивной оси Германия, Италия и Япония в четыре раза. Для обороны страны была подготовлена первая десятилетняя программа военного судостроения. Чтобы создать большой флот требовалось построить 1500 боевых кораблей. При этом не исключалась и иностранная помощь.


К тому времени в США вводились в строй сразу 8 авианосцев. Подобные корабли создавались в Англии и Франции, но опережала другие страны Япония. В стране Восходящего солнца строились 10 авианосцев, в том числе 6 тяжелых. Сталин понимал, чтобы защитить свои рубежи советский флот должен иметь на вооружении артиллерийские корабли. Их строительство планировалось по иностранным чертежам только на территории СССР. К сожалению, в десятилетнюю программу не были включены первые авианосцы отечественных проектов. Еще в годы первой мировой войны в водах Балтики и Черном море успешно воевали пять советских гидроавиатранспортов переделанные из крейсеров и пароходов. В ходе второй мировой войны стало ясно, что в будущих морских сражениях авиации будет отведена особая роль.
В январе 1943 года главком ВМФ Николай Кузнецов принял самостоятельное решение, он утвердил задание на проектирование классических авианосцев. Уже в ноябре 1944 года инженерами Невского ПКБ была завершена разработка первого проекта авианосца на 62 самолета. К концу войны у Николая Кузнецова были подготовлены документы на создание уже четырех типов авианесущих кораблей. Их достоинством было обеспечение соединения боевых кораблей и надежная защита от воздушных и морских атак противника. Предложение моряков легли в основу первой послевоенной программе военного судостроения, но Сталин их отклонил, отдав предпочтение линкорам и крейсерам.

 

На долгих семь лет слово «авианосец» было предано забвению, и только перед смертью генералиссимуса, адмирал Кузнецов вновь решил поднять этот вопрос. К концу 1955 года эскизный проект легкого авианосца ПВО был готов. На корабле впервые было спланировано базирование 40 истребителей МИГ-19 и двух вертолетов, но вскоре Кузнецова отстранили от руководства флотом и дальнейшие работы по

авианесущему кораблю были свернуты. Николай Герасимович так и не увидел свое детище.

 

авианосцы советского флота

 

противолодочный ракетный крейсер «Москва»

 

 

 

авианесущий крейсер «Минск»

 

 

 

авианесущий крейсер «Новороссийск»

 

 

 

 

 

авианесущий крейсер «Киев»

 

 

 

 

авианосец «Киев» в Китае

авианесущий крейсер «Баку»

 

 

 

 

 

Новый глава страны Никита Хрущев взял курс на развитие ракетной техники и сокращения вооруженных сил. Это время хорошо запомнил Главный конструктор Николаевского завода имени 61 коммунара Иван Винник. Под нож реформ попали не только специалисты, но и артиллерия, самолеты и корабли. Новым приоритетам главы страны главком Сергей Горшков противостоять не решился. Слово «авианосец» стало нарицательным.


В конце 50-х годов в рамках стратегии массированного возмездия, США увеличило количество целей для уничтожения на территории СССР в 2,5 раза. Под удары 500 авиационных носителей ядерного оружия попадали сразу все 8000 населенных пунктов Советского Союза. Главком ВМФ Сергей Горшков срочно утвердил Невскому ПКБ задание на проектирование противолодочного корабля с групповым базированием вертолетов. Планировалось, что его поисковые возможности будут в несколько раз выше, чем у других сил. Одновременно для воздушного прикрытия кораблей конструкторы разработали зенитно-ракетный комплекс.


В январе 1962 года проект вертолетоносца с шифром 1123 был утвержден. На тот момент США располагало уже двадцатью новыми авианесущими кораблями, в том числе первым атомным авианосцем «Enterprise». Они могли доставить к границам СССР 1500 авиационных носителей ядерного оружия. В условиях противостояния внутри страны советским конструкторам удалось создать первый вертолетоносец водоизмещением 15000 тонн. В отличие от американских аналогов предназначавшейся только для высадки десанта его главной задачей была борьба с ракетными подводными лодками ВМС НАТО. Для этого боевой корабль впервые обеспечил базирование специальных противолодочных вертолетов К-25, а также имел на вооружении уникальный ракетный комплекс ПВО с дальностью ракет до 150 км.


В январе 1965 года первый советский вертолетоносец названный противолодочным ракетным крейсером «Москва» был спущен на воду. В следующем году в акватории судостроительного завода в городе Николаеве появился второй противолодочный ракетный крейсер «Ленинград», а к закладке стали готовить третий — «Киев». Противолодочные крейсеры открыли первый этап создания советского авианосного флота.


Летом в США проводились испытания ракеты морского базирования «Poseidon» С-3. Десять разделяющихся боеголовок имели увеличенную дальность полета до 5000 км. Запуская их из Атлантики только один американский подводный ракетоносец типа «La-Fayette» мог уничтожить населенные пункты на площади 160000 кв. км. Такие субмарины сразу окрестили убийцами городов.


Первым из вертолетоносцев на поиск американских субмарин был направлен противолодочный крейсер «Москва». Совместно с гидросамолетами Бе-12 боевой корабль обнаружил и не упускал американскую подводную лодку более 10 часов. После этого случая стало понятно, что Средиземное море перестало принадлежать только флотам блока НАТО. Но в открытом океане ситуация складывалась иначе. Там для поиска субмарин авианесущим крейсерам типа «Москва» требовалось гораздо большее количество вертолетов, а для их размещения кораблю просто не хватало длины. Кроме того, районы патрулирования американских подводных лодок прикрывали семнадцать многоцелевых авианосцев, и приблизиться к ним не позволяла палубная авиация. Для таких целей советский флот нуждался в принципиально новом авианесущем корабле с крылатыми ракетами и самолетами.


В 1967 году конструкторское бюро имени Яковлева на авиационном шоу 9 мая предоставили самолет с вертикальным взлетом. В неформальной встрече, в санатории, министр обороны Гречко провел беседу с инженерами конструкторского бюро, на которой были подробно описаны преимущества нового истребителя. Тогда генеральному секретарю Л. И. Брежневу было направлено письмо с предложениями. И именно для штурмовиков Як-38 на Невском ПКБ был создан проект нового авианесущего крейсера. Кроме того, на борту корабля по традиции разместили два десятка боевых вертолетов. Строить крупные авианесущие корабли могли только на Черноморском заводе в городе Николаеве — там находился единственный стапель. Чтобы освободить место для нового корабля пришлось отменить закладку третьего вертолетоносца, а его название «Киев» было передано головному авианосцу проекта 1143, строительство которого началось в июле 1970 года.

 

истребитель Су-33


На вооружении неповторимого авианосца находились 8 пусковых установок противокорабельных ракет и полк летательных аппаратов, с применением которых корабль впервые мог нести успешную борьбу не только с субмаринами, но и с надводными кораблями НАТО. Командный комплекс управления авианосца обеспечивал централизованное автоматизированное управление разнородными силами корабельного соединения: авиацией, всеми видами вооружения корабля, техническими средствами и борьбой за живучесть. Кроме того боевой корабль был способен прикрывать развертывание в океане советских подводных лодок со стратегическими ракетами. Авианесущие корабли типа «Киев» позже классифицированные как тяжелые авианесущие крейсера (ТАКР) произвели революцию в советском ВМФ. Они открыли второй этап авианосного флота и проложили дорогу полноценным авианосцам.


Первенец — авианесущий крейсер «Киев» поражал своими размерами. Корабль имел высоту 27-этажного дома, в котором размещалось около 4000 помещений, включая 50 душевых кабин, нескольких кают-компаний и столовых. Для обеспечения крейсера понадобилось 12 различных трубопроводов и 138 км электрических кабелей. Кто-то подсчитал, чтобы обойти этот гигант по всем коридорам и побывать в каждом помещение хотя бы по одной минуте понадобиться более 2,5 суток. ТАКР строили 169 заводов и предприятий СССР.


После спуска на воду крейсера «Киев» были заложены второй ТАКР «Минск», третий «Новороссийск», четвертый «Баку»Адмирал Горшков») и пятый ТАКР проекта 1143.5 «Тбилиси» впоследствии переименованный — «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов», на котором было отдано предпочтение перспективным истребителям Су-27 и Миг -29 с обычным взлетом и посадкой. Для этого на авианосце «Тбилиси» был смонтирован трамплин, а также увеличено водоизмещение до 55000 тонн. Заложенный 1 сентября 1982 года корабль открыл новый третий этап создания авианосного флота. Строительство полноценного авианосца сразу заметили на западе. Перед выходом на пенсию главкому ВМФ Сергею Горшкову удалось добиться решения правительства на закладку еще одного корабля проекта 1143.5 авианесущего крейсера «Варяг». Корабль строился быстрыми темпами и спустя три года в декабре 1988 году он был спущен на воду. Седьмой ТАКР «Ульяновск» планировалось оснастить ядерной энергетической установкой. К этому времени советский флот уже получил опыт в эксплуатации атомоходов «Ленин» и «Арктика». Авианосец «Ульяновск» был заложен в Николаеве в 1988 году. Проект этого корабля отличался революционными решениями — он имел водоизмещение 75000 тонн и самую мощную энергетическую установку на 1200 МВт. Это позволило разместить на корабле две катапульты и в 1,5 раза больше летательных аппаратов 70 единиц, включая самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и наведения. Огневую мощь помимо сверхзвуковых ракет дополняла броня.


Авианесущий крейсер это универсальное и самое мощное на сегодняшний день оружие. 40 истребителей корабля могут отразить удар сразу двух авианосцев противника. Уничтожить 100 воздушных целей в радиусе 500 км.


К сожалению, все советские авианесущие корабли нашли свое пристанище в Китае в качестве туристических аттракционов. На базе ТАКР «Минск» сделан музей советского флота. На предприятиях Индии были разрезаны ТАКР «Москва» и «Ленинград».


В 2004 году ТАРК «Адмирал Горшков» был продан Индии. Его модернизация проводится по документации Невского ПКБ на заводе «Севмаш» в Северодвинске. После модернизации на корабле будет установлена сплошная полетная палуба с аэрофинишерами и трамплином для взлета истребителей МИГ-29К.


Ни одна задача в море без авиационного обеспечения не выполнима. В России на сегодняшний день нет ни одного завода с сухим доком, где можно было построить корабль водоизмещением более 50000 тонн и длиной 300 м. Нет для такой работы и соответствующего оборудования.

 

Опыт мировой истории учит, что в ближайшем будущем великой морской державой может считаться только то государство, которое будет имеет в своем составе сбалансированный современный флот. Первое место в нем по праву должно принадлежать авианосцам, ведь не случайно их сравнивают с длиной рукой, способной в любой момент покарать потенциального агрессора, но для того чтобы не повторять прошлых ошибок, необходимо чаще обращаться к истории.

korabley.net

Во что превратили советские авианосцы

Советские авианосцы, которые строились исключительно в Николаеве, должны были стать грозным оружием, но превратились в музеи, плавучие казино или груды металлолома, — пишет Дмитрий Громов в рубрике Архив в № 36 журнала Корреспондент от 14 сентября 2012 года.

Ранним утром 14 июня 2000 года из бухты Николаева в последний раз вышел советский авианосец — судно с символическим названием Варяг. По иронии судьбы этот гигант отправился в те места, где в 1904 году во время неравного боя в Желтом море с японцами русские моряки затопили его тезку — легендарный крейсер.

Авианосец распавшейся сверхдержавы продали Китаю за $ 20 млн. Для корабля такого класса сумма смехотворная — в среднем подобное судно на мировом рынке стоит от $ 2-3 млрд.


Однако другого выхода не было: Варяг был готов лишь на 70 %, и ни Украина, ни Россия не нашли денег для завершения работ. Теперь он служит в Поднебесной тренировочным кораблем.

Варяг должен был стать одним из семи авианесущих крейсеров, которые Кремль собирался противопоставить западному миру . Все эти корабли строил Черноморский судостроительный завод (ЧСЗ) в Николаеве — единственное предприятие в Союзе, которому было по силам реализовать подобный проект.

Крейсерами Кремль называл эти корабли лишь затем, чтобы они могли выходить из Черного моря через проливы Босфор и Дарданеллы, которые по международной конвенции являются закрытой зоной для авианосцев.

Кроме того, советские авианесущие суда, в отличие от западных аналогов, кроме самолетов несли еще и мощное противокорабельное ракетное вооружение, что сближало их с крейсерами.
“Варяг не просто гора железа. Это высокие технологии, относящиеся к разряду уникальных”, — рассказывает Валерий Бабич, который с 1979-го по 1990-й был на ЧСЗ начальником конструкторского бюро по авианесущим кораблям.

Всего четыре страны — США, Франция, Великобритания и СССР — могли строить корабли подобного класса. Причем если первые три государства развивали свои морские авиасилы с периода между Первой и Второй мировыми войнами, то СССР бросился вдогонку лишь в начале 1970-х.

Во время холодной войны огромные авианосцы (самый большой из них — американский Enterprise — имеет длину 342 м) стали морским символом глобального противостояния социализма и капитализма. Однако история этого типа судов в СССР оказалась короткой: сегодня службу продолжает лишь авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов, входящий в состав Северного флота России. Остальные шесть либо списали и продали, либо не достроили и тоже продали.

Авианосная история

Впервые идею строительства авианесущих крейсеров в СССР еще в 1939 году озвучил шеф ВМФ адмирал Николай Кузнецов. На 1940-1950-е запланировали построить четыре корабля, и в Ленинграде начали их проектировать.

В 1941 году, когда началась война, идею заморозили. А после 1945-го советское командование решило, что флоту нужны крейсеры и линкоры.
С приходом к власти Никиты Хрущева, нового руководителя СССР, при котором холодная война с США стала слишком показной горячей и дело едва не дошло до ядерного оружия, ситуация не изменилась. Кремль сделал ставку на баллистические ракеты и подводные лодки. И в этом Союз добился значительных успехов. Но, как оказалось, в тот момент нужно было иное оружие.

По словам Бабича, в Москве авианосцы рассматривали как средство агрессивной политики империалистов, которое из-за своей неповоротливости будет уничтожено в первые же часы глобального конфликта.

“У нас же была оборонительная доктрина. Мы не готовились к локальным революционным войнам в различных частях земного шара, а время показало, что вся вторая половина ХХ века прошла в непрерывных локальных конфликтах”, — напоминает эксперт.

В таких мини-войнах Пентагон благодаря авианосцам получил преимущество.
По словам Нормана Полмара, американского историка авиации и флота, способность ВМС США быстро доставить в любую точку мира 60-70 самолетов, для которых не надо было запрашивать разрешение на пролет над территорией других стран и не требовались наземные аэродромы (а значит, и союзники), дали Вашингтону отличное оружие.

“Мы применяли его много раз в поддержку американской внешней политики”, — говорит историк.
Ценить авианосцы американцев научила императорская Япония еще в ноябре 1941 года, когда одним мощным авиаударом японский флот разгромил базу США в Перл-Харборе.

В кильватере врага

Лишь в первой половине 1970-х Советский Союз решил пойти по пути американцев. К тому времени США имели самый сильный авианосный флот в мире — 15 мощнейших ударных авианосцев, из которых три были атомными. Все вместе они несли в своих чревах более 1 тыс. самолетов.
Концепция кораблей под звездно-полосатым флагом была классической: на них развертывались специальные палубные истребители, разведывательные противолодочные и прочие крылатые машины. Но по сути это были почти обычные самолеты, которые взлетали с разгона.

Сократить разбег им помогали специальные паровые катапульты, захватывающие переднее шасси. При посадке же их дополнительно тормозили фалы, натянутые поперек палубы, за которые самолеты цеплялись крюками-аэрофинишерами.

Советский флот поначалу пошел иным путем: роль палубной авиации отвели самолетам вертикального взлета Як-38, появившимся в СССР в 1970-х. Для них не нужна была длинная взлетно-посадочная полоса, соответственно, и само судно-носитель можно было сделать относительно компактным. Тогдашний советский генсек Леонид Брежнев считал Як-38 гордостью вооруженных сил.

И вот в 1970-1980-е годы под Яки построили четыре корабля — Киев, Минск, Новороссийск и Адмирал Горшков. Уже после их спуска на воду выяснилось, что Як-38 не может быть достойным соперником американской палубной авиации. Советская машина была менее маневренной, на ее вертикальный взлет и посадку уходило слишком много топлива, что ограничивало радиус действия и сокращало боевую нагрузку.

“Появление кораблей типа Киева американцы встретили высокомерно, считая, что это не корабль, а неизвестно что”, — рассказывает Аркадий Морин, российский историк судостроения и флота. По его словам, во время тренировочных полетов американские Фантомы — палубные истребители McDonnell FH-1 Phantom — даже имитируя атаку на советские корабли, старались не летать вблизи от неповоротливых и сложных в управлении Яков, опасаясь случайных столкновений. И страхи пилотов дядюшки Сэма были ненапрасными: 15% всех построенных Як-38, рассказывает Морин, разбились за время несения службы.

И все же авианосцы под красными флагами, выходя в Средиземное море, держали марку.

“Мы старались не быть мальчиками для битья, — рассказывает Виктор Блытов, командир боевых частей нескольких авианосцев. — И днем и ночью шли полеты вертолетов, выставляли буи, искали подводные лодки супостата, находившиеся в стартовых позициях [для ядерного удара по территории СССР]”. Как вспоминает морской офицер, каждая обнаруженная субмарина противника приводила советские экипажи в восторг.

Подобные походы, по словам очевидцев, всегда были игрой на нервах. В средиземноморских водах корабли из Союза встречал мощный Шестой флот США и суда стран — участниц НАТО. Потенциальный противник сопровождал “русских”. При этом советская, американская и французская палубная авиация подлетала к кораблям друг друга. Пилоты и моряки махали руками, писали приветственные надписи. Летчики не забывали активно фотографировать суда противника. Случалось даже, что самолеты разных держав отрабатывали атаки на вражеские авианосцы — никто этому не препятствовал.

“Над кораблями стоит сплошной рев турбин пикирующих на нас американских истребителей вперемешку с нашими Як-38, — вспоминает об этом Бабич в своей книге Город Святого Николая и его авианосцы. — Создавалось впечатление, что в воздухе разворачивается настоящее сражение. Достаточно было нажать кнопку Пуск зенитного ракетного комплекса Кинжал, и от атакующих самолетов не осталось бы следа. Хрупкое равновесие держалось на нервах и выдержке. Очень опасная ситуация».

А Блытов вспоминает остроумный способ дезинформации противника, который они придумали с сослуживцами в средиземноморском походе. “Сразу после посадки самолеты опускали в ангар, где специальная бригада тут же им маркировала новые бортовые номера, и они поднимались и взлетали вновь, — рассказывает он. — В американском журнале The Providence Journal позднее я прочитал, что наш Киев вооружен 60 самолетами [фактически их было 18]”.

Мощный ответ

Видя недостатки своих кораблей, командование советского флота задумалось об альтернативе “яконосцам”. Ею мог стать лишь классический истребитель на классическом авианосце. При этом у новых судов решили сохранить мощные противокорабельные ракетные комплексы, которые были сильной стороной первых четырех авианосцев ВМФ СССР. Их ракеты имели радиус действия до 500 км и могли, по словам Бабича, нести даже ядерные заряды.

Первенцем среди новых судов стал авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов. Его спустили на воду в 1985 году, а в состав флота он вошел шестью годами позднее.

Изначально корабль задумывали как аналог американского атомного авианосца Enterprise, но со временем финансирование строительства сократили. Поэтому на Адмирале поставили обычные (не атомные) двигатели, а водоизмещение уменьшили вдвое, до 50-60 тыс. т.

Вместо паровых катапульт, которые использовал заокеанский образец, Кузнецов получил “трамплин” — носовую оконечность палубы приподняли вверх. Этого хватило для того, чтобы с корабля самостоятельно взлетали палубные истребители класса МиГ-29к и Су-33, превосходившие американские аналоги.

Кузя, как ласково называли Кузнецова моряки, даже в уменьшенном в сравнении с первоначальным проектом виде — его длина составила “всего” 306 м — поражал воображение. Он был высотой с 22-этажный дом, а экипаж гиганта насчитывал почти 2 тыс. чел. Коридоры внутри корабля протянулись на 20 км. Из-за циклопических размеров некоторые из рядовых членов экипажа могли ни разу не встретиться друг с другом за время своей срочной службы.

Пространства и людей было так много, что самое первое построение экипажа, вспоминает Виктор Ярыгин, командовавший крейсером в начале его жизненного пути, растянулось на два часа: несколько матросов заблудились в недрах Кузи. Тогда, в январе 1991 года, мало кто мог предположить, что очень скоро судьба корабля резко изменится.

Разгром флота

31 ноября 1991-го, ровно в полночь, накануне референдума о независимости Украины Адмирал Кузнецов снялся с якоря в Севастополе и покинул украинские воды, направляясь в район базирования Северного флота.

Не дожидаясь, пока УССР станет отдельным государством, командование корабля решило присягнуть на верность России. “И когда президент Украины [Леонид Кравчук] объявил что все, что находится на территории Украины, — его [принадлежит Украине], мы уже были не его, а российские”, — рассказывает Ярыгин. Сегодня Кузнецов — единственный авианосец РФ.

На момент распада СССР на стапелях николаевского завода стояли еще два недостроенных корабля — авианесущий крейсер Варяг и первый советский атомный авианосец Ульяновск. Оба достались Украине, но войти в состав ее ВМС так и не смогли.

“Финансирование Варяга и Ульяновска на момент распада Союза было равно нулю”, — вспоминает Бабич. Чтобы достроить корабли, нужно было совершить невозможное — запустить всю остановившуюся в те годы промышленность. Официальный Киев решил продать недоделки Москве.

Как рассказал адмирал Валентин Селиванов, начальник генштаба ВМФ РФ, в 1992 году на саммите украинского и российского премьер-министров обсуждалась судьба кораблей. Тогда глава украинского правительства Леонид Кучма предложил своему российскому коллеге Виктору Черномырдину выкупить авианосцы.

“Черномырдин меня спросил, нужен ли нам Варяг, — вспоминает Селиванов. — Я говорю, конечно же, нужен. А он мне отвечает: “Да вам что ни спроси, все вам нужно. Денег нет. Обойдетесь!”.

Денег не было и у киевской власти, которая не могла оплатить не то что достройку, но даже распилку кораблей на лом. Авианосцы ржавели, а их уникальное оборудование растаскивали. “Варяг за короткое время был варварски распотрошен и превращен в груду металлолома массой около 40 тыс. т”, — рассказывает Бабич.

В итоге в 1999 году Фонд госимущества Украины продал корабль Китаю. Через год Варяг покинул николаевскую верфь и к 2002-му был доставлен буксиром к берегам Поднебесной. Сегодня бывшая гордость флота служит учебным судном и прототипом для строительства китайских авианосцев.

Похожая судьба постигла большинство прочих авианесущих детищ николаевских судостроителей. Россия не смогла содержать четыре крейсера — Киев, Минск, Новороссийск и Адмирал Горшков, которые перешли ей после распада Союза. Поэтому первые два судна Москва продала Китаю, а Новороссийск — Южной Корее. Киев и Минск переоборудовали в гостинично-развлекательные центры и музеи, рассказывающие об истории советских авианосцев. Их собрат Адмирал Горшков прослужил РФ до 2004 года, после чего его списали и продали Индии.

Самая печальная участь постигла последнего из могикан — недостроенный на 30% Ульяновск. Корабль с рекордным для советского военного флота водоизмещением 73,4 тыс. т должен был стать первым в СССР атомным авианосцем со всеми классическими атрибутами. Но оказался не нужен ни России, ни Украине.

Его пытались продать иностранным компаниям хотя бы по $ 170 за 1 т металла — чуть дороже, чем цена лома. Но покупателей не нашлось. В итоге Ульяновск распилили на части, которые долго хранились на ЧСЗ. Постепенно все эти куски растащили.

“Так гигантский корпус нашего атомного первенца, возвышавшийся на стапеле как олицетворение технологических достижений великой державы и Черноморского завода, превратился в ничто”, — заключает Бабич.

Источник

igorpmigse.livejournal.com

Гордость, ставшая позором. Как сложилась судьба советских авианосцев? | История | Общество

Первые планы постройки собственного авианосца в СССР появились ещё в тридцатых годах, однако они были отложены из-за более насущных оборонных задач.

Одним из активных сторонников появления в составе ВМС СССР авианосцев был адмирал флота Николай Кузнецов, занимавший пост наркома, а затем военно-морского министра. Благодаря ему строительство авианосцев после Великой Отечественной войны было включено в программу обновления вооружений. Но последовавшая затем опала Кузнецова, а также приход к власти Никиты Хрущёва, который выступал за масштабное сокращение обычных вооружений, снова привели к тому, что планы не были реализованы.

Первым отечественным классом кораблей, который с некоторой натяжкой можно назвать предтечей авианосцев, можно считать проект 1123 «Кондор».

Фактически речь шла о противолодочных крейсерах, предназначенных для поиска и уничтожения стратегических атомных подводных лодок противника в отдалённых районах Мирового океана в составе группы кораблей.

Авиационную группу кораблей составляли противолодочные вертолёты модификаций Ка-25ПЛ и Ка-25ПС. На борту одного крейсера-вертолётоносца могло находиться до 14 единиц авиации.

Инициатором создания кораблей проекта 1123 стал адмирал Сергей Георгиевич Горшков, главнокомандующий ВМФ. Этот человек, возглавлявший флот на протяжении трёх десятков лет, явился создателем ракетно-ядерного флота СССР, а также советских авианосцев.

Изначально в рамках проекта 1123 планировалось построить три крейсера, но в реальности было создано только два, которые три десятка лет верой и правдой служили российскому флоту.

Противолодочный крейсер «Москва»: разделан на металл в Индии

Головной корабль проекта 1123 был заложен в 1962 году на Николаевском судостроительном заводе. Корабль получил заводской номер 701. 14 января 1965 года ПКР «Москва» был спущен на воду. В боевой состав флота корабль вошёл в 1967 году.

На счету «Москвы» 11 боевых служб в составе Средиземноморской эскадры ВМФ СССР. В 1972 году впервые в истории отечественного флота на палубу «Москвы» совершил посадку самолёт Як-38 с вертикальным взлётом и посадкой. Этими самолётами впоследствии были оснащены советские авианесущие корабли следующего проекта.

26 мая 1993 года состоялся последний выход ПКР «Москва» на боевое дежурство в акваторию Чёрного моря.

В год трёхсотлетия Российского флота первый отечественный противолодочный крейсер был списан, а 7 ноября 1996 года с флагштока торжественно спущен Военно-морской флаг СССР, так и не заменённый Андреевским.

ПКР «Москва» был продан в Индию на металлолом и в мае 1997 года отправился в своё последнее плавание. Бывшую гордость советского флота утилизировали в бухте индийского городка Аланга.

Противолодочный крейсер «Москва». Фото: РИА Новости/ Михаил Кухтарев

Противолодочный крейсер «Ленинград»: разделан на металл в Индии

Второй корабль проекта 1123 был заложен на судостроительном заводе в Николаеве в январе 1965 года, и принят на вооружение 22 апреля 1969.

«Ленинград» защищал интересы СССР в водах Средиземного моря и Атлантики, участвовал в спасении экипажа подлодки К-19, в разминировании Суэцкого залива, акватории Красного моря и многих других операциях.

В 1990 году планировалось поставить «Ленинград» на капитальный ремонт, однако резкое сокращение военных расходов привело совсем к другому решению.

24 июня 1991 года корабль исключили из состава флота, а в канун Нового года окончательно расформировали экипаж. Церемония спуска флага прошла 5 декабря 1992 года, после чего разукомплектованный крейсер отбуксировали вглубь Северной бухты: к причалам Троицкой балки.

В ночь на 24 августа 1995 года корабль увели на буксире в Индию, где в бухте города Аланга его разделали на металл.

Противолодочный крейсер «Ленинград». Фото: Commons.wikimedia.org

Новое поколение

На базе проекта 1123 началась разработка нового корабля: хорошо вооружённого противолодочного крейсера, на котором в качестве авиационной группы предполагалось использовать самолёты, а не вертолёты.

Мощное вооружение является отличительной чертой всех без исключения советских авианесущих кораблей. Если во флоте США авианосец выполняет исключительно роль плавучей авиабазы, а его прикрытие осуществляет мощная группа боевых кораблей, то в ВМФ СССР предпочтение отдавали авианесущим крейсерам, способным самостоятельно за себя постоять.

В задачи кораблей проекта 1143 «Кречет» должны были входить:

  • противовоздушная оборона корабля и (или) группы кораблей, сопровождаемых им;
  • обеспечение безопасности подводных крейсеров стратегического назначения в районах боевого патрулирования;
  • поиск и уничтожение подводных лодок противника в составе противолодочной группы;
  • обнаружение, наведение и уничтожение надводных сил противника;
  • обеспечение высадки морского десанта.

Корабли проекта 1143 относили к классу тяжёлых авианесущих крейсеров (ТАВКР).

Тяжёлый авианесущий крейсер «Киев»: плавучая гостиница в Китае 

Головной корабль проекта был заложен в Николаеве летом 1970 года, спущен на воду в декабре 1972, а в боевой состав флота включён в декабре 1975.

Авиационную группу «Киева» и всех других кораблей данного типа составляли палубные штурмовики вертикального взлёта и посадки Як-38 (12 единиц), а также противолодочные вертолёты Ка-25 и Ка-27 (12 единиц). Авиационная группа «Киева», летавшая на Як-38 стал первым боевым подразделением лётчиков палубной авиации в ВМФ СССР.

«Киев» успешно выполнял боевые задачи в Средиземном море и Атлантике вплоть до 1991 года. В 1985 году за успехи в боевой подготовке крейсер был удостоен ордена Красного Знамени.

30 июня 1993 года «Киев» был выведен из состава ВМФ России в связи с недостатком средств на эксплуатацию и ремонт, значительной выработкой ресурса вооружения, механизмов и оборудования.

За 1,6 млн долларов авианесущий крейсер был продан «неустановленным лицам», которые перепродали его правительству КНР за 8,2 млн долларов.

17 мая 2000 года началась буксировка корабля из пункта базирования Видяево в порт Тяньцзинь, где позднее он был переоборудован в увеселительный аттракцион. В сентябре 2003 года корабль стал частью тематического парка «Бинхай». В 2011 году корабль полностью переоборудовали в роскошный отель на 148 номеров разной категории, в том числе и президентского класса, на что было потрачено около 15 млн долларов. В комнаты для постояльцев были переоборудованы каюты матросов.

Тяжёлый авианесущий крейсер «Киев». Фото: www.globallookpress.com

Тяжёлый авианесущий крейсер «Минск»: развлекательный аттракцион в Китае

Заложен на судостроительном заводе в Николаеве в декабре 1972 года, введён в боевой состав флота в 1978. Боевую службу нёс в составе 175 бригады ракетных кораблей Краснознамённого Тихоокеанского флота. В 1986-1988 гг. старшим помощником командира ТАВКР «Минск» служил Владимир Высоцкий, будущий адмирал и главнокомандующий ВМФ России.

С начала 1991 года началась подготовка ТАВКР «Минск» к переходу в Николаев на Черноморский судостроительный завод для проведения неотложного среднего ремонта, который так и не был проведён.

Решение о выводе «Минска» из состава флота было принято в один день с аналогичным решением по «Киеву»: 30 июня 1993 года. 

В конце 1995 года корабль был отбуксирован в Южную Корею для разделки его корпуса на металл. Позже корабль был перепродан в Шэньчжэнь китайской компании Minsk Aircraft Carrier Industry Co Ltd. В 2006 году, когда компания обанкротилась, корабль стал частью военного парка Minsk World в Шэньчжэне. 

До февраля 2016 года тематический парк Minsk World, созданный на базе корабля, находился в Шэньчжэне. Затем парк был закрыт, а корабль отбуксирован в Чжоушань для ремонта, после которого он, по словам владельцев, будет перемещён в новый тематический парк в Наньтуне.

Тяжёлый авианесущий крейсер «Минск». Фото: www.globallookpress.com

Тяжелый авианесущий крейсер «Новороссийск»: разделан на металл в Корее

«Новороссийск» был заложен на заводе в Николаеве в сентябре 1975 года. По сравнению с предыдущими проектами планировалось увеличить авиагруппу, отказаться от торпед. В результате авиационная группа «Новороссийска» составила 18 самолётов и 18 вертолётов.

В боевой состав ВМФ СССР корабль вошел в ноябре 1982 года, получил распределение на Тихоокеанский флот.

Первый боевой поход корабля состоялся в 1983 году, последний — в 1991. Всего за время службы с палубы корабля было совершено 1900 взлётов самолётов и 2300 — вертолётов. Из-за сокращения финансирования в 1991 году был поставлен на отстой в Постовой бухте близ Советской Гавани Хабаровского края.

30 июня 1993 года «Новороссийск» разделил судьбу собратьев: он был исключён из состава ВМФ России.

В 1994 году продан южнокорейской компании «Янг Дистрибьюшн Компани» за 4,314 миллиона долларов США. В 1997 году утилизирован как металлолом в южнокорейском Пхохане.

Тяжёлый авианесущий крейсер «Новороссийск». Фото: РИА Новости/ Владимир Родионов

Тяжёлый авианесущий крейсер «Баку»: авианосец ВМФ Индии

Последний из кораблей проекта 1143 несколько раз менял имена. Изначально его планировалось назвать «Харьков», но затем ему дали имя «Баку» в честь лидера эсминцев проекта 38.

«Баку» был заложен в декабре 1978 года, причём дообработка его проекта продолжалась в период строительства.

Корабль спустили на волу в 1982 году, но из-за различных изменений и задержек с поставкой оборудования он вошёл в боевой состав флота лишь в 1987. В авиагруппу «Баку» входило 20 самолётов и 16 вертолётов.

«Баку» должен был служить на Северном флоте, но командование решило совместить переход к месту приписки с боевой службой в Средиземноморье. Летом 1988 года крейсер осуществлял постоянное наблюдение за американским атомным многоцелевым авианосцем «Дуайт Эйзенхауэр». 17 декабря «Баку» прибыл в Североморск и был зачислен в состав 170 бригады противолодочных кораблей 7 оперативной эскадры.

В дальнейшем корабль больше не выходил на боевую службу, хотя занятия боевой подготовкой продолжались.

В 1990 году его переименовали в «Адмирал флота Советского Союза Горшков».

В 1994 году начались переговоры о продаже авианесущего крейсера Индии. Переговоры длились шесть лет, после чего в 2000 году были подписаны основные документы. Но это было только начало. Согласование стоимости корабля, его модернизации, оснащения российскими самолётами длилось почти десятилетие. Ещё дольше продолжалась собственно модернизация.

Лишь 3 июля 2013 года обновлённый корабль вышел на ходовые испытания в Белое море.

16 ноября 2013 года корабль передан ВМС Индии, и в 2014 году прибыл к новому месту службы. Расчётный срок службы авианосца, получившего новое имя («Викрамадитья»), составляет 30 лет.

Авианосец «Викрамадитья». Фото: Commons.wikimedia.org

Последний проект империи

В ходе эксплуатации авианесущих крейсеров проекта 1143 был сделан вывод: самолёты вертикального взлёта и посадки уступают своим «классическим» собратьям. В этой связи решено был строить новые авианосцы для базирования обычных самолётов. Это потребовало значительной модернизации проекта 1143. Было принято решение об отказе от части вооружения в пользу авиационной составляющей. Тем не менее и новые корабли, согласно классификации, являются не авианосцами, а авианесущими крейсерами.

Тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»: в боевом составе ВМФ России

Данный корабль носил следующие названия: «Советский Союз» (проект), «Рига» (закладка), «Леонид Брежнев» (спуск на воду), «Тбилиси» (испытания).

Крейсер считается кораблем проекта 1143.5. Его предшественники, соответственно, в своём коде имели цифры от 1 до 4.

«Адмирал Кузнецов» предназначается для поражения крупных надводных целей, защиты морских соединений от нападений вероятного противника с использованием авианосцев и большого количества подводных лодок. Имеет также задачу поддержки десантных операций. Строительство корабля было начато в сентябре 1982 года.

От предшественников корабль отличался впервые обеспеченной возможностью взлёта и посадки на него самолётов традиционной схемы, модифицированных вариантов сухопутных Су-27, МиГ-29 и Су-25. Для этого он имел увеличенную полётную палубу и трамплин для взлёта самолётов. Постройка впервые в СССР проводилась способом формирования корпуса из крупных блоков массой до 1400 тонн.

21 октября 1989 года недостроенный и недоукомплектованный корабль был выведен в море, чтобы дать возможность лётчикам провести цикл лётно-конструкторских испытаний самолётов, предназначенных для базирования у него на борту. В рамках этих испытаний были произведены первые взлёты и посадки самолётов. Первым лётчиком, посадившим самолёт на корабль по классической схеме, стал лётчик-испытатель Виктор Пугачёв.

Авиационная группа корабля составляет около 50 самолётов и вертолётов.

4 октября 1990 года корабль переименован в очередной раз, получив свое нынешнее название.

20 января 1991 года корабль был официально сдан и зачислен в состав Северного флота.

В период распада СССР власти Украины попытались предъявить свои права на авианосец, однако командир корабля Виктор Ярыгин принял решение следовать приказам командования Северного флота и увёл корабль из Севастополя. С 1 по 24 декабря 1991 года авианесущий крейсер совершил переход вокруг Европы к месту постоянного базирования в Видяеве Мурманской области.

Лётный состав из полка корабельной авиации № 100 под командованием Тимура Апакидзе, оставшийся на берегу, отказался принимать присягу Украине и составил ядро 279 полка корабельной авиации России. Лётный состав, принявший присягу Украине, был уволен в связи с расформированием полка № 100 из-за отсутствия у Украины авианесущих кораблей.

На сегодняшний день «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» — единственный действующий авианосец в составе ВМФ России. Это единственный в мире авианесущий корабль, который может находиться в Чёрном море, так как по Конвенции Монтрё проход «чистых» авианосцев через проливы Босфор и Дарданеллы запрещён, а обладающий ракетным вооружением «Адмирал Кузнецов», как уже неоднократно говорилось, считается авианесущим крейсером. С ноября 2016 года по 6 января 2017 «Адмирал Кузнецов» выполнял боевые задачи в составе оперативного соединения дальней морской зоны ВМФ России у берегов Сирии. Во время этого похода впервые в истории отечественный авианосец принял участие в реальных боевых действиях. 

Тяжелый авианесущий крейсер «Варяг»: авианосец ВМФ Китая

Заложен на судостроительном заводе в Николаеве в декабре 1985 года, спущен на воду в ноябре 1988. В 1993 году по договору между Украиной и РФ строящийся «Варяг» отошёл Украине. В 1992 году при 67 % технической готовности строительство было приостановлено, корабль законсервирован и в апреле 1998 года продан китайской компании Chong Lot Travel Agency Ltd за 25 млн долларов, как было объявлено, для организации плавучего центра развлечений с казино. Затем корабль был передан бизнесменом властям КНР.

В 2005 году корабль был поставлен к стенке судостроительного завода в Даляне. В течение последующих 6 лет подвергался интенсивной модернизации и достройке.

8 июня 2011 года генерал Чэнь Биндэ, начальник генерального штаба НОАК, впервые официально подтвердил, что корабль будет введён в строй как авианосец, одновременно подчеркнув, что основной задачей корабля будет служба в качестве учебной и экспериментальной платформы для будущей постройки собственных китайских авианосцев.

25 сентября 2011 года авианосец был официально принят в состав ВМФ НОАК под именем «Ляонин» и с бортовым номером 16.

Авианосец «Ляонин». Фото: www.globallookpress.com

Тяжёлый авианесущий крейсер «Ульяновск»: разделан на металл на стадии строительства

Строительство корабля на заводе в Николаеве было начато в ноябре 1988 года. К середине 1991 года его готовность составляла около 18 %. В ноябре 1991 года финансирование проекта прекратилось.

В начале 1992 года и Россия, и Украина объявили, что отказываются от планов достройки корабля. С 5 февраля 1992 года начата разделка корпусных конструкций «Ульяновска».

Послесловие

В 2015 году на Международном военно-морском салоне в Петербурге был представлен проект многоцелевого тяжёлого авианосца «Шторм».

По словам президента Академии геополитических проблем, капитана 1 ранга Константина Сивкова, исходя из приоритетов Вооружённых сил РФ, строительство авианосца начнётся не ранее 2025-2030 гг.

www.aif.ru

Советские авианосцы. Часть 1. Реализованное в металле.

02.09.2017/https://aftershock.news/?q=node/558255

Палуба советского тяжёлого авианесущего крейсера проекта 1143 «Кречет». 80-е годы XX века.

В комментариях к прошлой статье (Возможное будущее российских авианосцев,https://aftershock.news/?q=node/555790&page=1#comments. 24.08.2017) посвящённой перспективам российских авианосцев, некоторые не сильно умные товарищи доказывали ненужность авианосцев в наших текущих условиях… апеллируя у опыту ВМФ СССР!

Это настолько феерично, что требует отдельного разъяснения. Да, в воспалённом воображении некоторых упоротых персонажей, ВМФ СССР и практика использования авианосцев противопоставлены друг другу.

В реальном же мире, на момент распада СССР, советские авианесущие корабли — носители реактивных самолётов — бороздили океаны уже 16 лет.

Советская реактивная палубная авиация началась в начале 70-х, а к моменту распада СССР, его флот имел 4 авианосца в строю, 1 в завершающей фазе испытаний, и 2 в постройке (один спущенный на воду), что давало в потенциале твёрдое второе место после США.

Будет как минимум небезразлично вспомнить опыт нашей страны в авианосном деле, и то, как он нарабатывался.

Забегая вперёд хочу предостеречь любителей поистерить и побиться головой об клавиатуру — я понимаю, что в официальной советской и российской терминологии ТАВКР и авианосец это вроде как не одно и тоже, но далее будут приведены кинохроники выступлений высших офицеров ВМФ СССР, в присутствии главкома С.Г. Горшкова называющих наши корабли именно словом «авианосец», под доброжелательное молчаливое одобрение адмирала. Уж если советские адмиралы и капитаны говорили «авианосец», раз моряки и лётчики флотских ОКШАП говорили также, то значит — авианосец. С другой стороны у старых американских «Эссексов» стояло аж 12 универсальных 127-ми миллиметровок, а они ведь на кораблях поменьше главным калибром были. Это как шесть эсминцев тех времён! Как и наши ТАВКРы, старенькие «Эссексы» вполне могли топить некоторые корабли и без самолётов. И что-то никто не напрягается, называя их авианосцами. Да и вообще слабое вооружение атомных авианосцев США было по тем временам аномалией, а не нормой.

Авианосец вполне может иметь и ракеты, ничего «такого» тут нет.

Так что — наши ТАВКРы=авианосцы, как ни крути. Просто очень специфические.

Просто с ракетным оружием и расширенными противолодочными возможностями, за что их и именовали в документах авианесущими крейсерами. В остальном — плавучий аэродром и классический подпалубный ангар с подъёмниками. Всё остальное — словоблудие. Просто в документах у нас их так не называли, а вот в обиходе, в том числе на флоте — постоянно. Потому, что понимали, на чём они ходят по морям и чем командуют, намного лучше разного рода пропагандонов.

Подобное утверждение вполне соответствует мировой практике. То, чем были наши ТАВКРы до «Кузнецова» относилось к подвиду авианесущих кораблей, который во всём мире называли также как и у нас Aircraft cruiser — корабль сочетающий в себе качества авианосца и крейсера. Но все существовавшие до этого подобные корабли имели ярко выраженное доминирование артиллерийского (то есть не авиационного) вооружения, и самолётов вспомогательных классов. Наши ТАВКРы — наоборот. При наличии на борту такого корабля истребителей, при наличии на нём всего необходимого для их длительного базирования, при доминирующей роли авиационной инфраструктуры (а она на ТАВКРах привела к более чем удвоению водоизмещения, по сравнению с крейсером, который обладал бы таким же набором ракетного, зенитного, артиллерийского и противолодочного оружия и одним вертолётом), эти авианесущие крейсера вполне можно называть авианосцами — потому, что они ими и являются.

Историю советских авианосцев надо начинать с адмирала Н.Г. Кузнецова, в каком-то смысле повлиявшем на неё тем, что его идеи до поры до времени шли прахом. Адмирал Н.Г. Кузнецов был главным лоббистом создания авианосцев в РККФ ещё с 30-х годов. Он даже добился их включения в программу строительства кораблей для ВМФ.

История тех, нереализованных проектов очень интересна, но будет освещена позже. Сейчас же — то, что было воплощено в металле.

Будучи действительно талантливым, смелым и выдающимся флотским военачальником — лучшим за всю историю СССР, адмирал Кузнецов прекрасно видел, что именно авианосцы, а не линкоры или крейсера, будут доминировать в Мировом Океане. Опыт гигантских авианосных битв на Тихом Океане говорил о том же самом. Но будучи при этом прямолинейным и независимым человеком, он нажил себе очень много могущественных врагов — от Н.А. Булганина, до Г.К. Жукова.

В итоге адмиралу пришлось пережить две опалы, похоронивших его карьеру. Подробно эти неприятности описаны в его очерке «Крутые повороты», который был опубликован уже после его смерти.

Побочным эффектом этого стала прочная связка слова «авианосец» с симпатиями к опальному флотоводцу. Стараниями Н.А. Булганина, сумевшего внушить Н.С. Хрущёву неприязнь к Кузнецову, симпатии к Кузнецову, который тогда вынужден был подрабатывать переводчиком, чтобы добыть денег на пропитание, означали потерю положения в советском политикуме. На долгое время, даже само слово «авианосец» применительно к ВМФ СССР стало запретным, дошло до того, что один из советских проектов авианосца 60-х назывался «плавучая база истребительной авиации» — лишь бы не навлечь на себя гнев людей из высоких кабинетов.

Эта история была одним из краеугольных камней в неприязни советского руководства к авианесущим кораблям, и пренебрежением к их проектированию и строительству.

Вторым фактором, повлиявшим на развитие советских авианосцев, были как ни странно, американские АПЛ.

С 1960 года начинается развёртывание в Мировом Океане американских стратегических атомных подводных лодок класса «Джордж Вашингтон» с баллистическими ракетами «Поларис». Эта ракета имела очень маленькую дальность — около 1800 км, и американским АПЛ приходилось находиться очень близко к территории СССР. Одним их главных районов их развёртывания, было Средиземное море.

СССР силами своих кораблей пытался устроить постоянное наблюдение за этими АПЛ, слежение, но к сожалению, эффективность советских сторожевых кораблей и тогдашних БПК была более чем скромной.

А вот будущие, обдумываемые в ВМФ, противолодочные вертолёты, должны были искать лодки куда лучше, хотя бы по охвату акватории. Решение созрело ещё до принятия ракет «Поларис» на вооружение ВМС США, ещё при анализе данных разведки о будущем американском оружии и даже до начала работ по первому противолодочному вертолёту в СССР. Решение было таким — раз вертолёты теоретически могут охотиться за АПЛ, надо притащить их на корабле в Средиземное море, и выпустить на охоту.

В 1958 году начались работы над противолодочным вертолётоносцем проекта 1123 «Кондор». Спустя девять лет (СССР не мог быстро строить такие корабли) на первом противолодочном крейсере «Москва» был поднят военно-морской флаг. Корабль нёс до 14 противолодочных вертолётов Ка-25 и был первым специализированным авианесущим кораблём ВМФ после носителей гидросамолётов времён Первой Мировой войны.

Спустя два года на службу заступил второй такой корабль — «Ленинград».

Вертолётов, правда, по-началу там не было — «Камов» не успел с запуском в производство Ка-25, они появились уже в 70-х.

Существование этих кораблей во многом определило то, какими станут первые советские авианосцы, которым суждено было вскоре появиться.

Третьим фактором стала личность Дмитрия Фёдоровича Устинова. Устинов, человек с сильной волей, как и многие другие такие же руководители, был уверен — уж если он какое-то решение принял, то оно совершенно точно верное. Именно личные предпочтения Устинова во многом предопределили то, как пойдёт эвлоюция советских авианесущих кораблей.

Четвёртым, и последним фактором, повлиявшим на развитие советских авианесущих кораблей, были особенности личности другого государственного деятеля — адмирала С.Г. Горшкова, просидевшего на месте Главкома ВМФ СССР без малого тридцать лет. Горшков, вопреки тому, что о нём думают в народе, не был ни толковым командующим, ни военным теоретиком. Но зато он был прекрасным политиком, даже политиканом. Когда-то поднятый наверх личной волей адмирала Н.Г. Кузнецова, он присоединился к его травле сразу, как только понял, куда дует ветер. Потом он не раз демонстрировал отличное чутьё, заблаговременно угадывая, что от него хотят в Кремле — что и обусловило его рекордный срок на месте Главкома ВМФ СССР.

Сталин верил в артиллерийские корабли, и Горшков тоже верил в них вместе со Сталиным. Потом, при Хрущёве он верил в могущество ракетного оружия вместе с Хрущёвым, и в то, что американские авианосцы — орудие империализма и не более. Потом, когда уже всем будет очевидна необходимость истребительного прикрытия любой корабельной группировки, Горшков опять сманеврирует по ветру, и ВМФ по его руководством будет участвовать в определении облика будущих авианосцев ВМФ СССР. Когда же в голове Устинова будут рождаться альтернативные авианосные идеи, Горшков оперативно будет улавливать их и оформлять в виде тех.заданий для промышленности, которая затем воплощала их в металле на народные деньги. Как флюгер.

Именно Горшков стал проводником фантазий Устинова относительно того, какой должна быть советская палубная авиация.

Но вернёмся в 60-е.

В конце 60-х военные всё-таки смогли донести до политиков мысль о том, что без авиационного прикрытия корабли в современной войне не выживают. Это так и было ещё во время Второй Мировой и с появлением ядерных бомб, проблема только усугубилось. Косность советской военно-политической элиты удалось преодолеть и после соответствующего решения Совета Министров СССР, Невское ПКБ начало работы над атомным ударным авианосцем проекта 1160 «Орёл». Корабль должен был быть вооружён не только истребителями и вертолётами, но и противолодочными самолётами Бериева П-42 (советский клон американского S-3 Viking, разработка отменена). Запускаться самолёты должны были с катапульт. Военным очень нравилась идея быть на паритете с США в море, но проект подобного корабля с водоизмещением 80 000 тонн для СССР конца 60-х был очевидно неподъёмным.

Вот он, этот нерождённый краснозвёздный «Нимитц».

Тем не менее, идея получить «свои» истребители к тому времени владела очень многими умами в ВМФ.

С другой стороны, ещё в 1967 году Устинову показали экспериментальный СВВП Як-36. Этот проект, уже почти умерший, имел своей целью создать штурмовик для ВВС, способный действовать без аэродромов в разбитой прифронтовой полосе. Самолёт очевидным образом не получился.

Но Устинова невероятно завлекла идея использования таких самолётов на компактных и недорогих кораблях, по аналогии с тем, как британцы планировали использовать свой только что созданный «Харриер». Первый советский авианесущий корабль — «Москва», уже был почти готов, и идея попробовать посадить на него самолёт выглядела очень интересной. Вот только Як был мягко говоря неудачный — и дальность и боевая нагрузка — околонулевые, да и с управляемостью проблемы. Яковлевцы, однако, подтвердили, что сделают самолёт, который можно будет использовать как оружие, а не демонстрационный макет.

Уже 27 декабря 1967 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР №1166-413 о создании легкого штурмовика ВВП Як-36М. Этим же Постановлением предусматривалось создание двухместного учебно-боевого варианта и, в дальнейшем, истребителя.

Проект шёл сложно и первый самолёт Як-36М поднялся в воздух только 22 сентября 1970 года это было висение в полуметре от земли. Полностью же полноценный полёт по профилю «вертикальный взлёт-горизонтальный полёт-вертикальная посадка» 25 февраля 1972 года совершил лётчик-испытатель Михаил Дексбах, будущий герой палубной авиации СССР, будущий Герой Советского союза.

А 18 ноября 1972 года Дексбах совершил посадку на специально доработанный для приёма реактивного самолёта крейсер «Москва».

Вот эта посадка.

22 ноября, Дексбах, также впервые в СССР поднял свой Як с палубы корабля и перелетел на аэродром. Так родилась палубная авиация СССР.

Сам Як-36М являлся новой машиной, с абсолютно отличной от Як-36 конструкцией.

Историю этого самолёта можно узнать на Уголке неба. Обратите внимание, насколько сложная подготовка была произведена для казалось бы рутинной посадки.

Процитирую статью по ссылке:

Так доставался опыт, который больше негде было взять.

А ведь, победи в прошлом точка зрения адмирала Кузнецова, ВМФ СССР уже 15 -20 лет как имел бы лёгкие авианосцы проекта 69А или 85. А значит, что в 70-х новые авианесущие корабли безальтернативно бы создавались как классические авианосцы под обычные сверхзвуковые истребители. Опыт как промышленности, так и ВМФ позволял бы реализовывать такие проекты. Но этого не случилось по описанным выше причинам и спустя двадцать лет после последней серьёзной попытки создать советский авианосец, секретарь ЦК КПСС Устинов дирижировал процессом создания корабельной авиации, исходя из своих представлений о предмете, не совсем верных, и практически нулевого опыта. Таким образом, поражение Кузнецова и его идей в середине 50-х стало одной из причин того, по какому пути пошла эволюция наших авианосных кораблей.

Авторитет Устинова, его власть и заслуги перед страной были огромными, и придуманный им проект сразу же начинает воплощаться в жизнь. Изначально считалось, что Як-36М должен иметь возможность базироваться на «Кондорах» — крейсерах «Москва» и «Ленинград». Однако ещё при анализе совместимости первого ещё Як-36 с этими кораблями было ясно, что эти неудачные корабли слишком малы.

Поэтому третий корабль серии решили строить со значительными изменениями в проекте, настолько масштабными, что он получил новый шифр — 1123.3. (также известен как 1123М). Следом за «Москвой» и «Ленинградом», кораблю тоже должны были дать имя важного советского города — «Киев». По сравнению с «Кондорами», новый корабль должен был иметь большие размеры, удлиненную корму с больше по площади палубой, и маленькую полётную палубу для СВВП сбоку от корабельной надстройки.

Этот корабль даже был заложен в 1968 году, но флот его не принял и после коротких препирательств между ВМФ и промышленностью, постройка корабля была остановлена.

Поэтому 2 сентября 1968 года — ещё до появления самолёта Як-36М, и до знаменитой посадки Дексбаха на корабль, под влиянием очарованного СВВП Устинова, выходит постановление Совета Министров 685-251 об отмене строительства корабля по проекту 1123.3 и начале строительства вместо него корабля по проекту 1143 «Кречет». Этот проект существенно отличался от 1123.3, но и во многом походил на него. Главным сходством были массивная авиационная палуба позади надстройки и её продолжение — лётная палуба по левому борту. Носовая же оконечность корабля была занята ракетным оружием — как у «предков». Таким образом, облик «Москвы» и «Ленинграда» косвенно повлиял на облик будущих авианосных гигантов.

В 1970 году, опять же до первого полноценного полёта Як-36М, первый такой корабль был заложен в Николаеве. Он получил то же имя, что и отменённый 1123.3 — «Киев». Именно ему суждено было стать первым советским авианосцем.

Этот корабль был спущен на воду 26 декабря 1972 года — спустя месяц и неделю после посадки Дексбаха на «Москву».

Посадка Дексбаха и спуск на воду «Киева» окончательно убеждают Устинова в том, что комбинированные ракетные и авианесущие крейсера и есть то, что нужно советскому ВМФ. Как только стало ясно, что можно быстро начать строить палубные самолёты, и что советская промышленность может создать «под них» корабли, не втягиваясь в длительное и дорогое строительство атомного «Орла», Устинов, своим приказом, останавливает все работы по «Орлу». Теперь все работы по палубной авиации будут идти вокруг специальных кораблей для базирования СВВП, которые изначально казались более простыми и дешёвыми, чем обычные авианосцы.

Логика Устинова была такова:

СССР безнадёжно отстал от США в промышленном развитии. Это большой вопрос — сможет ли советская промышленность создать аэрофинишёр. А уж катапульту и нечего пытаться сделать. А раз так, что создание палубных самолётов с обычным горизонтальным разбегом бессмысленно. Раз так, надо сделать ставку на уже имеющиеся СВВП, накопить нужный опыт, там посмотрим. Так как Як-36М явно не дотягивает до полноценного истребителя (он таким и не задумывался, ему сразу в ТЗ указывали нанесение ударов на глубину до 150 км, что просто смешно по меркам 60- и 70-х годов), то надо на нём потренироваться, а там и новые, более эффективные самолёты подоспеют.

А через три года, в 1975 году «Киев» вступил в строй.

Начался тяжёлый процесс сколачивания экипажа и формирования первых в СССР палубных авиационных частей. СССР стал авианосной державой.

На фото — третий советский авианосец — ТАВКР «Новороссийск».

Через три года в строй вступает второй корабль серии — «Минск». У ВМФ СССР к этому моменту уже будет определённый авианосный опыт, и «Минск» достигнет оперативной готовности немногим позже «Киева» — в 1979 году.

Прервёмся ненадолго.

Корабли серии «Кречет» были очень специфическими.

У нас в стране их принято критиковать. Говорится, что авиагруппа была очень слабая. Утверждается, что ракетное и зенитное вооружение корабля соответствовало крейсеру водоизмещением примерно в 19000-20000 тонн, а не гиганту в 41500 тонн (это почти столько же сколько имеет сегодня атомный французский авианосец «Шарль де Голль»). Говорится, что те задачи по противолодочной обороне, которые с успехом решал ТАВКР 1143, намного более эффективно решили бы несколько больших БПК с парой вертолётов каждый.

Отчасти всё это так.

Но давайте взглянем правде в глаза — основной проблемой были самолёты. Решение о начале производства таких огромных и сложных кораблей под ещё несуществующий СВВП с неизвестными параметрами было предельно волюнтаристски, и повлекло за собой те проблемы, в боевом применении палубной авиации, про которые мы сейчас знаем.

Но ведь самолёты можно менять. Такой корабль, как «Кречет» мог бы служить 40-50 лет, периодически ремонтируясь и модернизируясь, получая новое оружие и новые самолёты.

Даже случись реализоваться проекту Як-39, т.е. Як-38 с БРЛС, боевая мощь корабля скачкообразно подскочила бы. Случись ВМФ получить новые Як-141, эта мощь ещё раз поднялась бы на новый, значительно более высокий уровень. Случись в конце 2000-х родиться Яку-201 — сегодня мы знаем этот самолёт, переработанный в США под свои комплектующие и программируемые блоки управления, как F-35 Lightning II, эти корабли ждал бы ещё больший скачок боевой мощи.

А если предположить, что в 2010-х их дооснастили трамплином, чтобы повысить боевой радиус самолётов, а второй ряд «Базальтов» заменили бы на УВП под «Калибры»? Включили в состав авиаполка вертолёты ДРЛО Ка-31? Обновили ПВО? Разработали бы палубный вариант вертолёта Ми-6 со складывающимися винтом, крыльями и хвостовой балкой, с дополнительными топливными баками и, как делают американцы, системой дозаправки топливом в полёте, чтобы обеспечивать срочную доставку людей и грузов на корабль и с корабля? Тогда что, тоже был бы слабый корабль?

Представьте себе боевую авиагруппу с «Минска» в 2000-х годах. Яки-141, идут в атаку следом за крылатыми ракетами, также, как делали американцы в Ираке в 1991 и 2003 годах, первые две пары — с ПРР для накрытия выживших после «Калибров» РЛС и УР для уничтожения уцелевших зениток без входа в зону дальности их действительного огня, один самолёт несёт станцию помех, они пускают ракеты и отваливает в сторону с уходом на сверхмалую высоту, за ними основная ударная группа — две пары с НАР С-13 и кассетными бомбами, натурально выжигающие всё, что уцелело, за ними ещё пара с ОФАБ — «чистильщики», идут чуть с опозданием чтобы разглядеть, кто там внизу остался живой и прицельно отправить к ним свои 4х250 кг.

Ещё пара Яков идёт с Р-27 и Р-77 подкрыльями — страхует ударников. Их БРЛС ищут вражеские воздушные цели, на них работает Ка-31, и корабельные РЛС.

А неподалёку уже высаживается спецназ с пары палубных Ка-29, чтобы провести разведку, вытащить живого офицера, документы из разбитой машины связи…

Вместе с предварительным ударом КР, при обеспечении синхронизированного удара с попаданием в цели КР, при обеспечении 15-20 секундного интервала межу волнами атакующих самолётов, при обеспечении «звездного» налёта ударная сила более чем убедительная.

Всё это в ВВС СССР вполне умели делать, и нет никаких оснований думать, что корабельный ОКШАП не смог бы проворачивать такие дела. Причём где угодно в мире, на любом удалении от советского берега.

Як-141 с БРЛС вполне мог стать носителем ракет воздушного боя средней дальности, и в связке с вертолётом ДРЛО Ка-31 стать настоящей головной болью для американцев при прорыве к нашим корабельным группам их палубников с ударным вооружением.

Но даже в своём первоначальном составе эти корабли стали шагом вперёд для ВМФ СССР — и колоссальным. Як-38 не имел БРЛС и основным средством обнаружения вражеских самолётов были глаза пилота. Против американских Фантомов и Томкэтов они были бессильны — их расстреляли бы с десятков км. Но вот испортить атаку ударников они в некоторых случаях могли бы — пусть для этого и требовалась бы совершенно экстраординарная изворотливость всей корабельной группы.

В наступлении Яки, пусть и дорогой ценой, но вполне моли оттянуть на себя американские палубные перехватчики — и в этот момент к авианосцу США проскочили бы «Туполевы» с берега.

Если бы советский ВМФ высаживал где-то десант, то Якам, даже при вертикальном взлёте, хватило бы дальности, чтобы ударить НАР С-5 по берегу и помочь морской пехоте.

Районы развёртывания советских ПЛАРБ становились неуязвимыми для вражемких противолодочных самолётов — уж как Як ни убог, а свалить «Орион» мог запросто, ничто бы его не остановило.

Но главное — Яки были носителями ядерного оружия. Все, и с самого начала.

Пропуск одного их них к кораблям передового охранения АУГ означал потерю этого охранения, провал мер по недопуску того же «Киева» или «Минска» на рубеж пуска ПКР «Базальт» и массированный удар сверхзвуковыми ПКР со спецБЧ по ордеру, при забивании РЛС основного ордера помехами. А ведь тогда не было ни AEGIS, ни крейсеров класса «Тикондерога», а был лишь первый спущенный на воду «Спрюэнс» с 24 зенитными ракетами, совсем не такой крутой, как «Берки», сырой и неосвоенный экипажем. Один.

Аналогично, Яки могли бы «добить» береговую оборону какой-нибудь страны своими ядерными бомбами. Достаточно уйти к воде, а бомбу бросить с полупетли, чтобы не попасть под свою ударную волну…

А авиаразведка? Боевой радиус Яка при вертикальном взлёте с боевой нагрузкой был меньше ста км, но он всё равно позволял слетать к отметке на экране РЛС и посмотреть что там, причём в течение минут, а не часа с лишним, как вертолёт. И не только посмотреть, но и сразу обстрелять, если оно того стоило.

Как база для операций спецназа этот корабль тоже вполне подходил. Небольшие десантные отряды там было где разместить, как и вертолёты для них.

Нет никаких сомнений, что в лице кораблей проекта 1143 ВМФ получил колоссальную ударную силу, резко, скачкообразно увеличившую возможности флота, дав ему такую гибкость в боевом применении, которую тот никогда ранее не имел. Это факт, отрицать который — безумие.

Конечно, в габаритах «Кречета» нельзя было сформировать авиагруппу, способную на равных биться с американской палубной авиацией в её «Золотой Век». Но вот на этот случай корабль и нёс свои ракеты.

Самая лучшая оценка — оценка врага. Вот кто-кто, а враг-то точно не заинтересован в твоём восхвалении. Что американцы думали про ТАВКРы?

Их оценки были сдержанны. Во-первых, они отмечали слабость авиагруппы (после того, как смогли реально выяснить её состав). Но указывали, что несмотря на это русский флот получил своё «органичное» истребительное прикрытие (it’s own organic fighter cover). Отмечалась возможность скоординированных атак силами ракет и самолётов. Отмечалось, что любой самолёт, способный нести ракеты воздух-воздух и ядерные бомбы, это потенциальная угроза, требующая контрмер.

Отмечалась угроза, которую новый корабль нёс для подводных лодок с вертолётами вместо самолётов. Его эффективность в качестве основы крупного противолодочного соединения американцы испытали на себе в ходе советских операций в Средиземном море.

Резюмировалось, что хотя этот корабль — совсем не то, что сам Запад хотел бы иметь, но он серьёзно усилил противника — ВМФ СССР, и дальнейшее совершенствование его авиагруппы содержит в себе потенциальную угрозу для США и НАТО, а имеющееся ракетное оружие уже несёт в себе значительную опасность.

В общем — вполне адекватные были оценки.

Американцы и их союзники понимали — важен потенциал. Плохие самолёты? Их можно заменить на хорошие или модернизировать. Устранить недостатки, доучить экипажи…

Косвенно эта оценка американцев подтверждается тем, как они вели себя в присутствии советских авианосных сил. А вели они себя тише воды, ниже травы. Если крейсера «Москва» и «Ленинград» постоянно были объектами американских провокаций, учебных атак с воздуха, пролётов над палубой на высокой скорости, то к ТАВКРам они просто боялись приближаться. В том числе по воздуху.

Зимой 1979 года большая группа вновь построенных боевых кораблей ВМФ СССР прошёл Босфор и вышел в Средиземное море. В его составе был и авианосец «Минск».

В Средиземке боевые корабли встретились с боевой группой Северного флота в главе с «Киевом», нёсшей там боевое дежурство.

А дальше был эпохальный учебный встречный бой двух советских АУГ друг с другом. То сражение, которое заложило основы тактики новых кораблей и сформированных вокруг них соединений в сражении с их главным противником.

6 марта корабли уже снова были в одном боевом порядке. Состоялся ритуал прощания моряков разных флотов друг с другом. В последний раз авианосцы Северного и Тихоокеанского флотов шли борт о борт.

Впереди были долгие годы боевой службы, и никто не знал, чем в итоге обернётся судьба этих кораблей…

Продолжение читать в https://aftershock.news/?q=node/558255.02.09.2017

sokura.livejournal.com

неосуществленные проекты » Военное обозрение

Первыми свой собственный авианосный флот начала создавать Великобритания. Произошло это еще в 1918 году. Тогда в авианосный корабль был переоборудован линкор «Фьюриос». Как считало руководство королевского флота, авианосцы были необходимы для решения разного рода вспомогательных задач, например, ослабление авиационными атаками линейных сил неприятельского флота перед главным артиллерийским сражением, а также для прикрытия собственных кораблей от ударов с воздуха.

В США и Японии производством авианосцев занялись позднее, но концептуальные взгляды на счет их использования совпадали с взглядами английских адмиралов (с некоторыми отличиями). Американские и японские адмиралы считали, что все авианосцы должны действовать в качестве одного оперативного соединения флота для нанесения противнику максимально чувствительного удара еще до начала линейного артиллерийского боя. Распределение авианосцев по отдельным эскадрам линейных кораблей не планировалось.


Если принять во внимание эти взгляды становится понятно, почему в так называемой «большой» программе строительства советского флота 1938 года, рассчитанной на 10 лет, значилось строительство 15 линкоров и лишь 2 авианосцев, при этом их постройка планировалась не в первую пятилетку. Тогда все считали, что авианосцы являются вспомогательными судами. Командование советского флота собиралось возложить на данные корабли задачу обеспечения ПВО линейных сил и проведение разведки. Считалось, что советский флот на тот момент должен был решать задачу обороны собственной прибрежной зоны в закрытых морях. Поэтому задачи ПВО и разведки во многом были решаемы за счет использования береговой авиации.

Для того чтобы предвидеть огромный потенциал авианосцев и строить их взамен линкоров, необходимо было быть столь же дальновидным и гениальным военно-морским деятелем, каковым, безусловно, являлся японский адмирал Ямомото. Да и сама советская морская авиация обладала в основном разведывательно-истребительной направленностью и слабыми ударными возможностями (ударных самолетов имелось 15% от всего парка). В дальнейшем предполагалось выдерживать данные пропорции. Поэтому обвинять руководителей ВМФ СССР 1930-х годов за недостаток внимания к авианосцам нет особых оснований.

Первые проекты по созданию отечественного авианосца появились еще в марте 1925 года. Тогда появилась идея по переоборудованию недостроенного линейного крейсера (ЛК) «Измаил» в авианосец. Предполагалось, что его водоизмещение составит 22 000 тонн, скорость хода 27 узлов, размер авиагруппы: 27 истребителей, 12 торпедоносцев, 6 самолетов-разведчиков и 5 самолетов-корректировщиков. Корабль планировалось вооружить 8 183-мм артиллерийскими установками, 8 102-мм артиллерийскими установками, четырьмя пятиствольными 40-мм установками. Бронирование ЛК планировалось сохранить. По аналогичному проекту собирались перестроить линкор «Полтава», пострадавший от пожара на борту. При этом «Полтаву» планировалось перевести на Черное море. Однако до начала работ так и не дошли, не было создано даже эскизных проектов.

В 1927 году появилось еще одно предложение, на это раз о перестройке учебного судна «Комсомолец» в учебный же авианосец. Водоизмещение будущего корабля должно было составить 12 000 тонн, скорость хода 15 узлов, размер авиагруппы: 26 истребителей и 16 штурмовиков. Корабль планировалось вооружить 8 двухорудийными артиллерийскими установками калибра 102 мм. и двумя пятиствольными установками калибра 40-мм. По своим характеристикам данный проект напоминал английский авианосец «Гермес», принятый в состав флота в 1924 году.

ШОН — штурмовик особого назначения со складывающимися крыльями


Без сомнения, данное предложение могло быть реализовано, был создан даже образец палубного штурмовика под названием «ШОН». Но отсутствие финансирования на разработку технического проекта и переоборудование судна, а также желания осуществлять какие-то работы в этом направлении предопределили судьбу проекта. Никаких результатов он не имел. При этом работы в рамках концепции «Малого флота» исключали любую возможность постройки авианосцев. Ровно на 10 лет такие корабли исчезают из планов судостроения.

С середины 1930-х годов в СССР начинается работа над планами постройки большого современного флота. В результате данных планов в состав флота должны были войти авианосцы. В частности Генштаб РККА предусматривал постройку 6 подобных кораблей: 4 для Тихоокеанского и 2 для Северного флотов, план Управления Военно-морских сил РККА предусматривал строительство лишь 2-х кораблей. В окончательном варианте остановились именно на 2-х авианосцах: по одному на каждый из океанских театров боевых действий.

Флоту требовался корабль, который был бы способен действовать совместно с эскадрой и обеспечивал бы ее прикрытие с воздуха. Поначалу в СССР стали думать над гибридом авианосца и линкора. Проекты подобных кораблей с 1935 г. разрабатывались в ЦКБС-1. При водоизмещении в 29 800 тонн, мощности силовой установки в 210 000 л.с., скорости хода в 35-39 узлов, вооружении 9х305-мм орудий, 16х130-мм орудий, 18х45-мм орудий, корабль должен был иметь авиагруппу в 60 самолетов. При этом планировалось, что бортовая броня будет иметь толщину в 200-мм, а палубная броня – 125 мм. Следует отметить, что данные характеристики были явно завышены, особенно по защите и скорости. Достаточно быстро стало понятно, что советская судостроительная промышленность не может построить корабль такой сложной конструкции.

Проект 10581


С 1937 года в США по советским техзаданиям начали разрабатывать проекты линейных кораблей-авианосцев. Одним из самых любопытных оказался проект линкора компании «Гиббс энд Кокс» проект 10581 (варианты: А, В, С). Данный проект создал владелец компании В. Ф. Гиббс, который до этого никогда не занимался подобным. Неудивительно, что на бумаге возник очень необычный корабль, обладавший водоизмещением в 73 003 тонны, мощностью силовой установки в 304 160 л.с. и скоростью хода 34 узла. Данный корабль планировалось вооружить 8х457-мм или 12х406-мм артиллерийскими установками(!), 28х127-мм и 32х28-мм артиллерийскими установками, а также 36 колесными и 4 гидросамолетами. На корабле планировалось установить 2 катапульты. Бронирование бортов составляло 330 мм, бронирование палубы – 197 мм.

При этом техническое обеспечение столь большого и грандиозного судна просто отсутствовало: не было доков и стапелей, машинно-котельной установки, орудий и башни главного калибра. При этом мало внимания было уделено аэродинамике судна, орудийные башни и надстройки в сочетании с угловатыми очертаниями полетной палубы должны были быть причиной возникновения мощных завихрений воздуха, которые бы препятствовали взлетно-посадочным операциям.

При этом даже попытки разработки корабля приемлемого водоизмещения (вариант «С») не привели к положительным результатам, в итоге в СССР окончательно разочаровались в гибридных судах. Такие проекты хорошо смотрелись лишь на бумаге, в то время как для реального строительства подобного рода линкоров-авианосцев требовались затраты, как на 2 отдельных судна, а боевая устойчивость такого корабля представлялась очень сомнительной. Во время боя артиллерийских кораблей была велика вероятность выхода из строя полетной палубы, а также возгорания хранящихся на корабле запасов авиационного топлива, да и при атаке с воздуха такой корабль был крупной и уязвимой целью.

Проект 71


Одновременно с зарубежными конструкторами, наши трудились над проектом авианосца обычной схемы. К середине 1939 года был готов предэскизный проект малого авианосца, получившего обозначение №71. Данный проект наиболее соответствовал представлениям ВМФ об авианосце, а также возможностям советской судостроительной отрасли. Водоизмещение авианосца по проекту должно было составить 11 300 тонн, мощность силовой установки 126 500 л.с., скорость 33 узла, вооружение 8х100-мм универсальных артиллерийских установок, 16х37-мм артиллерийских установок и 20х12,7-мм пулеметов. На авианосце должна была размещаться авиагруппа из 20 самолетов, планировалась установка 2-х катапульт.

В качестве базового планировалось использовать корпус легкого крейсера проекта 68 с машинно-котельной установкой, что облегчало освоение нового типа кораблей советской промышленностью. При этом шли работы по формированию наиболее выгодного с аэродинамической точки зрения внешнего вида корабля. Большая часть артиллерийских установок и приборов управления огнем, корабельных агрегатов и систем, за исключением авиационного снаряжения, уже была освоена промышленностью. Местом строительства авианосца был определен завод №199, расположенный в Комсомольске-на-Амуре. Первый корабль планировалось заложить в 1942 году.

Однако вступление СССР во Вторую мировую войну не позволило осуществить задуманное. При этом в 1944 году в ЦНИИ-45 закончили разработку нового авианосца проект №72. Стандартное водоизмещение должно было составить 23 700 тонн, полное – 28 800 тонн. Длина авианосца по ватерлинии составляла 224 метра, ширина – 27,9 метра, высота борта 20,9 метра. Осадка при полном водоизмещении 8,45 метра, при стандартном – 7,23 метра. Корабль планировалось оснастить 4-мя турбозубчатыми агрегатами мощностью по 36 000 л.с. каждый. Скорость хода – 30 узлов, дальность плавания должна была составить 10 000 миль при экономичном ходе на 18 узлах. На корабле предусматривалось бронирование: ангарная палуба – 55 мм, полетная – 30 мм, борта – 90 мм. Вооружить авианосец планировалось только зенитными орудиями. Основу вооружения должны были составить 8 спаренных 130-мм башенных артиллерийских установок Б-2-У, которые были универсальными и оснащались двумя комплектами приборов управления стрельбой «Смена». Данные артустановки проектировались еще до войны для эсминцев проекта 35 и лидеров проекта 40. Однако работа над ними не вышла из стадии проектирования и в итоге от них отказались.

Проект 72


Гораздо лучше дело обстояло с 8 спаренными 85-мм башенными артиллерийскими установками 92-К, также универсальными. При этом сами орудия и приборы управления стрельбой «Смена» уже производились серийно, а двухорудийная башня готовилась к проведению испытаний. Помимо этого авианосец должен был получить мощную малокалиберную артиллерию: 12 спаренных 37-мм зенитных автоматов В-11 и 24 новых спаренных 23-мм зенитных автомата, позднее предпочтение было отдано 25-мм артсистем 84-КМ.

Корабль должен был нести на борту 30 самолетов, для обеспечения их полетов предполагалось использовать аэрофинишеры, катапульты, специальные посадочные огни, успокоители качки и т.д. Вопросы хранения на корабле авиационного топлива и его подачи к самолетам прорабатывались особо. К примеру, бензохранилище предлагалось отделить от смежных с ним помещений с помощью специальных затапливаемых коффердам. Авиатопливо и в цистернах, и в бензопроводе находилось под давлением в среде инертного газа. Экипаж корабля должен был составить 2000 человек.

Однако ни один советский авианосец в те годы построен не был. 27 ноября 1945 года в новой кораблестроительной программе страны на 1946-1955 годы авианосцам места не нашлось. Принято считать, что Сталин недооценивал данный вид кораблей, но это не совсем так. Строительство ВМФ не могло остаться в стороне от внимания главы государства. При этом Сталин не принимал решений без предварительного выяснения всех имеющих отношение к делу обстоятельств. Вместе с тем в руководстве ВМФ СССР не было единого взгляда на авианосцы как до войны, так и после ее завершения. В то же время судостроительная промышленность имела задержку в развитии в 5-10 лет, в то время как авианосцы за время Второй мировой уже претерпели ряд изменений. У них увеличилось водоизмещение, усложнилось радиоэлектронное и артиллерийское вооружение, появились первые палубные реактивные самолеты. Поэтому понятно, что перед тем, как тратить средства на постройку нового класса кораблей, необходимо было устранить свое отставание. К тому же в СССР не было специализированной проектной организации по разработке авианосцев. Таким образом, решение Сталина опиралось на знание реальных возможностей флота и промышленности.

Источники информации:
-http://vpk-news.ru/articles/9320
-http://alternathistory.org.ua/sovetskie-avianostsy-proekty-letuchie-golandtsy-okeanov-sssr
-http://k0rablik.ru/flot/635-dovoennyeavianoscysssr.html

topwar.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о