Доспехи и вооружение рыцаря

Рыцарь в полном вооружении на коне

В XI—XII вв. рыцари защищали себя кольчугами или чешуйчатыми панцирями. В XIII-XIV вв. они обзавелись бригантинами — пластинчатыми доспехами, наклёпанными под суконную основу, а также поножами и наручами, набедренниками и наколенниками, наплечниками и налокотниками. Прямо на рубаху рыцарь надевал гобиссон — нечто вроде простёганной фуфайки из тафты или кожи, а на гобиссон — кольчугу, которую со временем заменили латы — доспех из крупных металлических пластин.

Поверх кольчуги или лат рыцари носили богато расшитые безрукавки — сюрко — с гербом владельца. На рыцарских шлемах красовались плюмажи (украшения из разноцветных перьев). К шлему прикреплялись забрало и ожерелье. Металлическое ожерелье, защищавшее шею, соединяло нагрудник со шлемом. Забрало могло быть решётчатым или из отдельных пластинок и опускалось только во время боя.

Сплошной сочленённый рыцарский доспех XV в. весил 25 кг, если же под него надевалась кольчуга, то общий вес защитного снаряжения мог достигать 32 кг. Турнирные доспехи были ещё тяжелее. Рыцарские щиты изготавливались из дерева, металла, кожи и украшались гербами владельцев. У каждого рыцаря имелся рог: с его помощью можно было вызвать подмогу, если рыцарь оказывался перед лицом превосходящих сил противника. Особенно в рыцарской среде ценился олифант — рог, сделанный из слонового бивня. Дорогие олифанты украшались серебряной оправой и медальонами с изображениями зверей, птиц, сцен охоты или рыцарских турниров.

Немецкие рыцарские мечи XIV–XVI вв.

Неотъемлемой принадлежностью рыцаря был меч — наступательное оружие с обоюдоострым прямым клинком, предназначенным для нанесения рубящих и колющих ударов. Известны мечи XII — XIII вв. длиной до 120 см и весом около 2 кг. В XIV в. появился так называемый

боршверт — «меч-протыкатель». Это оружие было специально предназначено для нанесения колющих ударов в стыки между смежными пластинами доспехов. В XV в. в Западной Европе распространились огромные двуручные мечи в рост человека. Столетие спустя мечи утрачивают своё ведущее значение и постепенно уступают место шпагам и палашам.

В рукопашном бою рыцари также использовали кинжалы. Копья в XII в. стали длинными (до 5 м) и тяжёлыми, поэтому всадник брал копьё, снабжённое упорным диском из дерева или металла, «наперевес» и не ударял им, а таранил своего противника. В качестве вспомогательного оружия рыцари применяли булаву, секиру и боевой молот, а также такие «неблагородные» виды оружия, как кистень и боевой цеп.

Поделиться ссылкой

sitekid.ru

Вооружение французких и английских рыцарей XV века

Рыцарский доспех и вооружение Средневеко­вья изменялись, чуть ли не с такой же скоростью, как и современная мода. И рыцарские латы середины XV в. даже отдаленно не походили на то, чем защищали себя воины в XII или XIII вв. Эволюция стала особенно заметной в позднее Сред­невековье, когда чуть не каждый год привносил изменения в облик защитного и наступательного вооружения. В этом обзоре мы расскажем о том, какие доспехи носили английские и французские рыцари в эпоху, когда под руководством легендарной Жанны д’Арк французы разбили английские войска под Орлеаном, и наметился переломный момент в ходе Столетней войны.

К концу XIV – началу XV в. окончательно оформился облик полного латного доспеха. В 20-30-е гг. XV в. самыми лучшими считались доспехи, сделанные италь­янскими и прежде всего Миланскими оружейниками, славившимися необычайной искусностью своей рабо­ты. Наряду с итальянскими были популярны также ору­жейники юга Германии и Нидерландов.

Поддоспешник. Под доспех в обязательном порядке надевалась толстая стеганая куртка. Она шилась из кожи или прочной грубой материи на конском волосе, вате или пакле. В ХIII-ХIV вв. этот матерчатый доспех назывался «акетоном», в XV в. за ним закрепился термин «дублет». От толщины набивки и качества простежки дублета во многом зависели защитные свойства любого доспеха. Ведь сильный удар мог, не пробив лат, серьезно травмировать владельца. Дублет кроился по фасону модной в ХV в. короткой, приталенной куртки обычно с застежкой спереди и стоячим воротником. Длинные рукава дублета могли не пришиваться, а пришнуровываться к проймам. Наиболее толстая набивка прикрывала самые уязвимые места тела: шею, грудь, живот. На локтевых сгибах и под мышками набивка была совсем тонкой или вовсе отсутствовала, дабы не стеснять движений воина.

На голову под шлем также надевался стеганый подшлемник. Один подшлемник, как правило, монтировался внутри шлема, второй, более тонкий и меньшего размера, надевался непосредственно на голову наподобие чепца. Столь мощные амортизирующие подкладки обусловили чрезвычайно большой размер шлема, который значительно превосходил размер головы рыцаря.

Под ножными латами также полагалось носить стеганые подкладки.

Шлем. К первой трети XV в. рыцари использовали четыре вида шлемов: басинет, армэ, салад и шлемы с полями (шапель-де-фер).

Басинет был очень популярен уже в ХIV в. Это – шлем с полусферическим или коническим наголовьем, снабженным забралом. Басинеты конца XIV – начала XV в. имели заднюю пластину, опускавшуюся на спину воина, а также нашейник, которые надежно защищали голову и шею воина. Басинеты с удлиненным назатыльником и нашейной пластиной назывались «большими басинетами» и получили немалое распространение. Большие басинеты всегда снабжались забралом. В конце XIV в. исключительной популярностью пользовалось коническое забрало, которое из-за своей формы по-немецки называлось «хундгугелем» (собачья голова). Благодаря такой форме даже мощные удары копья соскальзывали, не нанося вреда. Для облегчения дыхания и обеспечения лучшего обзора забрала снабжались нижней прорезью на уровне рта и многочисленными круглыми отверстиями. Эти отверстия могли располагаться только на правой половине забрала, что обуславливалось условиями конного боя на копьях, при котором в первую очередь поражалась левая половина шлема воина.

Рис.2 Шлем с открытым и закрытым забралом

В начале XV в. появляется еще одна разновидность шлема, ставшая впоследствии очень популярной шлем «армэ». Основное различие между армэ и басинетом, в 30-х г. XV в., заключалось в наличии у первого двух снабженных шарнирами нащечных пластин, смыкающихся перед подбородком и запирающихся посредством накидного крюка или ремня с пряжкой.

От басинета ведет свое происхождение еще одна разновидность шлемов, а именно так называемый «салад» (по-немецки «шалер»). Термин «салад» впервые встречается в 1407 г. Ко времени осады Орлеана он стал снабжаться подвижным забралом, крепящимся на двух шарнирах.

В начале XV в. были очень популярны шлемы с полями. Эти шлемы, выполненные в форме обычной шляпы (отсюда и французское название «шапель-де-фер», дословно – «шляпа из железа»), не затрудняли дыхание и обеспечивали полный обзор. При этом нависающие поля защищали лицо от поперечных ударов. Наибольшее распространение этот шлем получил в пехоте, однако рыцари и даже коронованные особы не пренебрегали им. Не так давно при раскопках в Лувре был найден роскошный, украшенный золотом шапель-де-фер Карла VI. Тяжелая конница передних шеренг боевого построения, принимавшая на себя первый, самый страшный копейный удар, носила закрытые шлемы, бойцы же задних шеренг часто использовали шлемы с полями.

Шлемы всех рассматриваемых видов украшались в соответствии с модой, желанием владельца и особенностями того или иного региона. Так, для французских рыцарей были характерны плюмажи, закрепляемые в трубки, устанавливаемые в верхней части шлема. Английские рыцари предпочитали носить на своих шлемах вышитые «бурелеты» (набивные валики), а в большинстве случаев обходились и без них. Шлемы также могли золотиться или расписываться темперными красками.

Отметим, что английские рыцари предпочитали басинеты и лишь изредка носили шапель-де-феры. Французы же использовали все указанные виды шлемов.

Кираса. Основным элементом доспеха, защищавшим корпус, была кираса. Кирасы 20-30-х гг. XV в. были монолитными и составными. Монолитные состояли только из двух частей: нагрудника и наспинника. В составных же нагрудник и наспинник набирались из двух частей, верхней и нижней. Верх и низ классических итальянских кирас соединялись между собой ремнями с пряжками. Кирасы, производимые для продажи в другие страны, были сделаны на скользящих заклепках, заменявших ремни. Нагрудник и наспинник первого варианта соединялись на левом боку петлей и застегива­лись на правом боку пряжкой. Детали кирасы второго варианта соединялись на боках посредством ремней с пряжками. Монолитные кирасы были более характерны для английского рыцарства, а составные – для французского.

Пластинчатые подолы закрывали тело от талии до основания бедер и имели плавные очертания. Они набирались из горизонтальных стальных полос, находящих друг на друга снизу вверх. По краям они соединялись заклепками, по центру обычно пропускалась дополнительная кожаная полоса, приклепанная изнутри. Количество стальных полос подола колебалось от четырех до семи или даже восьми. Ко второй половине 1420-х гг. к низу подола стали привешивать на ремнях пластины, закрывавшие основание бедра. Эти пластины назывались «тассетами».

Бригантина. Помимо кирас рыцари обеих воюющих сторон продолжали использовать бригантины – доспехи, состоящие из мелких пластин, крепящихся к внутренней стороне матерчатых курток заклепками. Тканевая основа шилась из бархата с подкладкой из льняного, конопляного полотна или тонкой кожи. Наиболее распространенными цветами покрышки бригантины были красный и синий.

С 30-х гг. XV в. бригантины могли усиливаться цельнометаллическими элементами, а именно нижней частью составной кирасы и пластинчатым подолом.

Для удобства использования копья в конном бою с конца XIV в. правая сторона нагрудной части бригантины или кирасы стала оснащаться опорным крюком. Во время конной сшибки на него клалось древко копья.

Схема доспеха спереди и сзади

Защита рук. Руки воина защищались специальными стальными накладками: наручами, налокотниками, плечевыми щитками, наплечниками. Наручи состояли из двух створок, соединявшихся петлей и ремешками с пряжками. Налокотники – сильно выпуклые пластины полусферической, конической или куполовидной формы. Внешняя часть налокотников, как правило, снабжалась боковым щитком, имеющим форму раковины. Плечевой щиток имел форму монолитной трубы. Наплечник защищал плечевой сустав. Подмышка могла прикрываться дополнительной подвесной пластиной той или иной формы.

Интересной разновидностью прикрытия плечевого сустава были бригантинные наплечники. Они выполнялись в манере обычного бригантинного доспеха со стальными пластинками под тканью. Подобные наплечники или пристегивались (пришнуровывались) к панцирю, наподобие латного наплечника, или выкраивались с бригантиной.

Кисти рук закрывались латными перчатками или рукавицами. Они набирались из полос железа и пластин различных форм и крепились посредством шарниров. Пластинки, защищавшие пальцы, приклепывались к узким кожаным полосам, которые, в свою очередь, пришивались к пальцам обычных перчаток. В 1420-х гг. в Италии были изобретены латные рукавицы из широких полос стали на шарнирном соедине­нии. Ко времени осады Орлеана это прогрессивное нововведение только начало завоевывать популярность в Западной Европе и редко употреблялось кем-либо, кроме итальянцев.

Защита ног. Латы, закрывавшие ноги, традиционно опережали в развитии наручные латы. Набедренник через переходные пластины на шарнирах присоединялся к наколеннику. Наколенник, как и налокотник, с внешней стороны дополнялся раковинообразным боковым щитком. Нижняя часть наколенника оснащалась несколькими переходными пластинами, последняя из которых по моде XV в. имела значительную длину, примерно до трети голени (иногда и до середины голени). В 1430-х гг. или немного раньше верхняя часть набедренника стала дополняться одной переходной пластиной, для лучшего облегания ноги, а также для усиления защиты основания бедра. Задняя часть бедра закрывалась несколькими вертикальными полосами на петлях и пряжках. Под нижние переходные пластины наколенника надевался двустворчатый латный наголенник. Наголенник точно повторял особенности анатомического строения голени, что соответствовало требованиям удобства и практичности. Стопа помещалась в аркообразный вырез передней створки наголенника. Этот вырез имел отвальцовку по периметру для увеличения жесткости наголенника.

Стопа защищалась латным башмаком «сабатоном» или же «солеретом». Как и латная рукавица, сабатон набирался из поперечных полос на шарнирах. Его носок имел приостренную форму по фасону обычного кожаного башмака «пулена».

Ножные и наручные латы декорировались накладками из цветного метала, зачастую чеканными или гравированными различным геометрическим орнаментами.

Вес рассматриваемого нами рыцарского доспеха первой трети XV в. вместе со стегаными и кольчужными элементами составлял 20-25 кг, но могли встречаться и более тяжелые экземпляры. В большинстве случаев он зависел от физических данных его владельца. Толщина пластин составляла, как правило, от 1 до 3 мм. Наибольшую толщину имели защитные детали, закрывающие торс, голову и суставы воина. Поверхность латных доспехов дополнительно насыщалась углеродом и подвергалась термообработке (закаливанию), благодаря чему пластины приобретали повышенные прочностные свойства.

Первоначально надевались наголенники с сабатонами, затем на корпус воина надевался стеганый дублет, к которому пришнуровывались набедренники, соединенные с наколенниками. Потом надевались наручные латы, пришнурованные к верхней части рукава дублета. Впоследствии, на корпус воина надевалась кираса с латным подолом или бригантина. После того как закреплялись наплечники, на го­лову воина водружался стеганый подшлемник со шлемом. Латные перчатки надевались не­посредственно перед боем. Для облачения рыцаря в полный доспех требовалась помощь одного или двух опытных оруженосцев. Процесс одевания и подгонки снаряжения занимал от 10 до 30 минут.

В рассматриваемый период времени рыцарство обеих воюющих сторон по-прежнему использовало щит. Щит изготавливался из одной или нескольких досок. Он имел различную форму (треугольную, трапециевидную, прямоугольную), одну или несколько параллельных граней, проходящих через центральную часть щита, и вырез под копье, располагавшийся с правой стороны. Поверхность щита оклеивалась кожей или тканью, после чего грунтовалась и покрывалась темперной росписью. Изображения на щитах представляли собой гербы владельцев, аллегорические рисунки, «растительный» орнамент, девизы владельцев или отрядов. К внутренней стороне щита крепилась система ремней и набивная амортизационная подушка.

Оружие

Холодное оружие состояло из мечей, тесаков (фальшионов), кинжалов, боевых ножей, стилетов, секир, топоров, боевых молотов, клевцов, булав, перначей и копий.

Закованные в доспехи совершенных форм и вооруженные высококачественным холодным оружием, английские и французские рыцари еще длительное время после осады Орлеана с переменным успехом сражались на полях битв Столетней Войны.

Фальшион (фальчион) представлял собой колюще-режуще-рубящее оружие, состоящее из массивного искривленного или прямого асимметричного однолезвийного клинка, нередко сильно расширяющегося к острию, крестообразной гарды, рукояти и навершия. Это оружие, имеющее массивный клинок, позволяло пробить кольчужную защиту. В том случае, когда удар приходился в шлем воина, противник мог быть временно оглушен. Из-за сравнительно небольшой длины клинка использование фальшионов было особенно эффективно в пешем бою.

Боевой топор представлял собой металлическое железко (данная деталь соответствует наконечнику древкового оружия), снабженное клином (поражающий конструктивный элемент) и насажанное на рукоять. Очень часто железко снабжалось шипообразным, крюкообразным или выраженным молотковидным выступом со стороны обуха и пиковидным либо копеевидным пером, направленным вверх. Двуручный топор относился уже к древковому оружию и был очень популярным оружием пешего боя, так как обладал чудовищной пробивной способностью и значительным ушибающим действием.

Боевой молот, относящийся к категории древкового оружия первоначально только ударно-раздробляющего действия, представлял собой наконечник в виде металлического бойка цилиндрической или катушечной формы, насаженный на деревянное древко. Достаточно часто в XV в. подобное оружие снабжалось копьевидным или пиковидным наконечником. Древко практически всегда оковывалось металлическими по­лосами, предохраняющими его от рубящих ударов и раскалывания.

Пернач был оружием ударно-раздробляющего действия, состоящим из навершия и рукояти. Навершие представляет собой комплекс ударных поражающих элементов в виде пластин прямоугольной, треугольной, трапециевидной и иной формы, набранных в количестве от 6 до 8 штук по окружности и закрепленных на общем трубчатом основании.

Булава, так же как и пернач, являясь оружием ударно-раздробляющего действия, состояла из навершия и рукояти. Навершие изготавливалось в виде металлического шара, нередко снабженного гранями или шипами.

Боевой бич являлся оружием ударно- раздробляющего действия. Представлял собой массивный ударный груз (гирьку), соединенный с рукоятью посредством гибкого подвеса (веревки, кожаного ремня или цепи).

Копье являлось основным древковым колющим оружием рыцаря. Это оружие представляло собой стальной наконечник и деревянное древко, снабженное предохранительным щитком. Наконечник состоял из граненого пера и втулки, посредством которой наконечник крепился к древку. Древко изготавливалось из древесины твердых пород (ясень, вяз, береза) и имело вытянуто веретенообразную форму. Для удобства управления копьем во время боя древко снабжалось защитным щитком или специальным вырезом. Для улучшения баланса в заднюю часть древка заливался свинец.

Меч состоял из прямого обоюдоострого клинка с ярко выраженным острием, гарды в виде крестовины, рукояти и навершия. Особой популярностью пользовались мечи с клинком, плавно сужающимся к острию, имеющим ромбовидное сечение, значительную толщину клинка и повышенную жесткость. Подобным оружием можно было наносить эффективные колющие удары, способные поражать уязвимые места латных доспехов, нанесение рубящих ударов по которым не приносило желаемого результата.

Кинжал, в рассматриваемый период, состоял из узкого колюще-режущего обоюдоострого клинка, гарды различной формы, рукояти и в редких случаях навершия. Кинжал был практически неизменным атрибутом светского и военного костюма. Его наличие на поясе владельца позволяло ему в городских условиях избавиться от назойливого посягательства на кошелек, а в бою давало возможность поражать неприятеля в сочленения и щели доспехов.

Боевой нож по своей конструкции и внешнему виду мало чем отличался от кинжала и выполнял те же функции, что и последний. Основное различие состояло в том, что нож обладал массивным вытянуто-треугольным однолезвийным клинком.

Стилет, будучи только колющим оружием, состоял из граненого клинка, обладающего только острием, дисковидной гарды, такого же навершия и цилиндрической или бочковидной рукояти. Данное оружие в этот период еще не получило широкого распространения.

Секира состояла из конструктивных элементов, аналогичных конструктивным элементам боевого топора. Основное отличие между этими родственными группами холодного оружия заключалось в наличие у секиры клина, ширина которого была больше его длины и увеличивалась в обе стороны относительно вертикальной плоскости оружия при удержании его железком или наконечником вверх. Как и боевой топор, данное оружие, являясь оружием состоятельных воинов, могло быть богато декорировано в готическом стиле.

Следует особо отметить, что как боевые топоры, так и секиры, относящиеся к категории древкового оружия, были особенно популярны во Франции на протяжении всего XV в.

Клевец являлся оружием ударно-раздробляющего, колющего действия и существовал в нескольких вариантах. Один вариант представлял собой оружие, снабженное рукоятью, и не отличался значительными размерами, другой из-за своих размеров и рукояти большой длины может быть отнесен к древковому оружию. Общей конструктивной чертой данных разновидностей являлось наличие поражающего элемента конструкции в виде металлического клина, снабженного острием и молотовидным утолщением обуха.

Слева реконструкция вооружения французского рыцаря в 20-30 гг. XV века. В доспехе рыцаря прослеживается сильное влияние итальянских оружейников. Справа реконструкция вооружения английского рыцаря в 20-30 гг. XV века. Несмотря на сильное итальянское влияние доспех носит ярко выраженные национальные черты. Автор обоих реконструкций К.Жуков. Художник: С.Летин

Журнал “Империя Истории” №2 (2) за 2002 год
Рыцари Западной Европы
Клим Жуков и Дмитрий Коровкин
стр. 72-81

7kingdoms.ru

Средневековое оружие и броня: распространённые заблуждения

Немецкая броня XVI века для рыцаря и коня

Область оружия и брони окружена романтическими легендами, чудовищными мифами и широко распространёнными заблуждениями. Источниками их часто является недостаток знания и опыта общения с настоящими вещами и их историей. Большинство из этих представлений абсурдны и не основаны ни на чём.

Возможно, одним из самых печально известных примеров будет мнение, что «рыцарей на коней нужно было сажать краном», что является настолько абсурдным, насколько и распространённым мнением, даже среди историков. В других случаях некоторые технические детали, которые не поддаются очевидному описанию, стали объектом страстных и фантастических в своей изобретательности попыток объяснения их назначения. Среди них первое место, по-видимому, занимает упор для копья, выступающий с правой стороны нагрудника.

Следующий текст попытается исправить самые популярные заблуждения, и ответить на вопросы, часто задаваемые во время туров по музеям.


Это ошибочное, но распространённое мнение, вероятно, вытекает из романтического представления о «рыцаре в сверкающих доспехах», картине, которая сама по себе служит причиной дальнейших заблуждений. Во-первых, рыцари редко сражались поодиночке, а армии в средние века и в эпоху Возрождения не состояли полностью из конных рыцарей. Хотя рыцари и были преобладающей силой большинства этих армий, их неизменно – и с течением времени всё сильнее – поддерживали (и противостояли им) пехотинцы, такие как лучники, пикинёры, арбалетчики и солдаты с огнестрельным оружием. В походе рыцарь зависел от группы слуг, оруженосцев и солдат, осуществлявших вооружённую поддержку и следившую за его лошадьми, бронёй и другим оборудованием, не говоря уже о крестьянах и ремесленниках, делавших феодальное общество с существованием воинского класса возможным.


Броня для рыцарского поединка, конец XVI века

Во-вторых, неверно полагать, что каждый благородный человек был рыцарем. Рыцарями не рождались, рыцарей создавали другие рыцари, феодальные лорды или иногда священники. И при некоторых условиях люди неблагородного происхождения могли быть посвящены в рыцарство (хотя рыцари часто считалось низшим разрядом знати). Иногда наёмники или гражданские, воевавшие как обычные солдаты, могли быть посвящены в рыцари из-за демонстрации чрезвычайной отваги и мужества, а позднее рыцарство стало возможным приобрести за деньги.

Иными словами, возможность носить доспехи и сражаться в доспехах не была прерогативой рыцарей. Пехотинцы из наёмников, или группы солдат, состоявшие из крестьян, или бюргеры (городские жители) также принимали участие в вооруженных конфликтах и соответственно защищали себя доспехами разного качества и размера. В самом деле, бюргеры (определённого возраста и выше определённого дохода или достатка) в большинстве городов средневековья и Возрождения обязаны были – часто по закону и декретам – покупать и хранить своё собственное оружие и доспехи. Обычно это не был целиковый доспех, но, по крайней мере, в него входил шлем, защита тела в виде кольчуги, тканевые доспехи или нагрудник, а также оружие – копьё, пика, лук или арбалет.


Индийская кольчуга XVII века

В военное время это народное ополчение обязано было защищать город или исполнять военные обязанности для феодальных лордов или союзнических городов. В течение XV века, когда некоторые богатые и влиятельные города начали становиться более независимыми и самонадеянными, даже бюргеры организовывали свои собственные турниры, на которых они, разумеется, носили доспехи.

В связи с этим не каждую деталь доспеха когда-либо носил рыцарь, и не каждый человек, изображённый в доспехах, будет рыцарем. Человека в доспехах корректнее будет называть солдатом [man-at-arms] или человеком в доспехах.


В большинстве исторических периодов существуют свидетельства о женщинах, принимавших участие в вооружённых конфликтах. Есть доказательства того, как благородные леди превращались в военных командующих, например, Жанна де Пентьевр (1319–1384). Есть редкие отсылки к женщинам из низшего общества, встававших «под ружьё». Существуют записи, что женщины сражались в доспехах, но никаких иллюстраций того времени на эту тему не сохранилось. Жанна д’Арк (1412–1431), пожалуй, будет самым известным примером женщины-воительницы, и есть свидетельства, что она носила доспехи, заказанные для неё французским королём Карлом VII. Но до нас дошла лишь одна небольшая иллюстрация с её изображением, сделанная при её жизни, на которой она изображена с мечом и знаменем, но без доспехов. Тот факт, что современники воспринимали женщину, командующую армией, или даже носящую доспехи, как нечто, достойное записи, говорит о том, что это зрелище было исключением, а не правилом.
Эта идея могла родиться из того факта, что большая часть выставляемых в музеях доспехов является оборудованием высокого качества, а большая часть доспехов попроще, принадлежавших простым людям и низшим из благородных, была спрятана в хранилищах или утеряна в веках.

Действительно, за исключением добычи доспехов на поле брани или выигрыша в турнире, приобретение брони было очень дорогим предприятием. Однако, поскольку существуют различия в качестве доспехов, должны были существовать и различия в их стоимости. Доспехи низкого и среднего качества, доступные бюргерам, наёмникам и низшему дворянству можно было купить в готовом виде на рынках, ярмарках и в городских магазинах. С другой стороны, существовали и доспехи высшего класса, изготовляемые на заказ в имперских или королевских мастерских и у знаменитых немецких и итальянских оружейников.


Доспехи короля Англии Генриха VIII, XVI век

Доспехи за авторством некоторых из самых известных мастеров представляли собой высшее достижение оружейного искусства и стоили чрезвычайно дорого.

Хотя до нас дошли примеры стоимости доспехов, оружия и оборудования в некоторые из исторических периодов, очень сложно перевести историческую стоимость в современные аналоги. Ясно, однако, что стоимость доспехов варьировалась от недорогих низкокачественных или устаревших, бывших в употреблении вещей, доступных гражданам и наёмникам, до стоимости полных доспехов английского рыцаря, которая в 1374 году оценивалась в £16. Это был аналог стоимости 5-8 лет аренды дома торговца в Лондоне, или трёх лет зарплаты опытного работника, а цена одного только шлема (с забралом, и вероятно, с бармицей) была больше, чем цена коровы.

На верхнем конце шкалы можно найти такие примеры, как большой комплект доспехов (основной комплект, который при помощи дополнительных предметов и пластин можно было адаптировать для различного применения, как на поле брани, так и в турнире), заказанный в 1546 году немецким королём (позднее – императором) для своего сына. По выполнению этого заказа за год работы придворный оружейник Йёрг Зойзенхофер из Инсбрука получил невероятную сумму в 1200 золотых момент, эквивалентную двенадцати годовым зарплатам старшего придворного чиновника.

Полный комплект боевых доспехов обычно весит от 20 до 25 кг, а шлем – от 2 до 4 кг. Это меньше, чем полная экипировка пожарного с кислородным оборудованием, или того, что современным солдатам приходится носить на себе в бою с девятнадцатого века. Более того, в то время, как современное оборудование обычно свисает с плеч или пояса, вес хорошо подогнанных доспехов распределён по всему телу. Только к XVII веку вес боевых доспехов сильно увеличили, чтобы сделать их пуленепробиваемыми, из-за повышения точности огнестрельного оружия. При этом полная броня стала встречаться всё реже, и только важные части тела: голова, торс и руки были защищены металлическими пластинами.

Мнение о том, что ношение лат (оформившихся к 1420-30) сильно уменьшало мобильность воина, не соответствует истине. Снаряжение лат было сделано из отдельных элементов для каждой конечности. Каждый элемент состоял из металлических пластинок и пластин, соединённых подвижными заклёпками и кожаными ремнями, что позволяло совершать любые движения без ограничений, накладываемых жёсткостью материала. Распространённое представление о том, что человек в доспехах едва мог двигаться, а упав на землю, не мог подняться, не имеет оснований. Наоборот, исторические источники рассказывают о знаменитом французском рыцаре Жане II ле Менгре по прозвищу Бусико (1366–1421), который, будучи облачённым в полные доспехи, мог, схватившись за ступени приставной лестницы снизу, с обратной её стороны, взбираться по ней при помощи одних рук. Более того, есть несколько иллюстраций средних веков и эпохи Возрождения, на которых солдаты, оруженосцы или рыцари, в полных доспехах, взбираются на лошадей без посторонней помощи или каких-либо приспособлений, без лестниц и кранов. Современные эксперименты с настоящими доспехами XV и XVI веков и с их точными копиями показали, что даже нетренированный человек в правильно подобранной броне может залезть и слезть с лошади, сидеть или лежать, а потом вставать с земли, бегать и двигать конечностями свободно и без неудобств.

В некоторых исключительных случаях доспехи были очень тяжёлыми или держали носящего их человека практически в одной позе, например, в некоторых типах турниров. Турнирные доспехи делались для особых случаев и носились ограниченное время. Человек в доспехах тогда поднимался на лошадь при помощи оруженосца или небольшой лесенки, а последние элементы лат могли быть надеты на него уже после того, как он устраивался в седле.


Это представление, судя по всему, появилось в конце девятнадцатого века в качестве шутки. Она вошла в популярную беллетристику в последующие десятилетия, и эта картина в итоге была увековечена в 1944 году, когда Лоуренс Оливье использовал её в своём фильме «Король Генрих V», несмотря на протесты советников по истории, среди которых был такой выдающийся авторитет, как Джеймс Манн, главный оружейник Лондонского Тауэра.

Как указано выше, большая часть доспехов была достаточно лёгкой и гибкой для того, чтобы не сковывать носителя. Большинство людей в доспехах должны были без проблем суметь поставить одну ногу в стремя и оседлать коня без посторонней помощи. Табурет или помощь оруженосца ускорили бы этот процесс. Но кран был абсолютно не нужен.


Один из самых популярных вопросов, особенно среди молодых посетителей музея, к сожалению, не имеет точного ответа. Когда человек в доспехах не был занят в битве, он занимался тем же, чем занимаются люди и сегодня. Он прошёл бы в туалет (который в средние века и в эпоху Возрождения называли уборной или отхожим местом) или в другое уединённое место, снимал соответствующие части доспехов и одежды и предавался зову природы. На поле битвы всё должно было происходить иначе. В этом случае ответ нам неизвестен. Однако, нужно учесть, что желание сходить в туалет в пылу битвы было, скорее всего, в конце списка приоритетов.
Некоторые считают, что военное приветствие появился во времена Римской республики, когда убийство по заказу было в порядке вещей, и гражданам при приближении к чиновникам необходимо было поднимать правую руку, чтобы показать, что в ней не скрыто оружие. Более распространено мнение, что современный военный салют пришёл от людей в доспехах, поднимавших забрала шлемов перед приветствием своих товарищей или лордов. Это жест позволял узнать человека, а также делал его уязвимым и одновременно демонстрировал, что в его правой руке (в которой обычно держали меч) не было оружия. Всё это были знаки доверия и добрых намерений.

Хотя эти теории звучат интригующе и романтично, доказательств того, что военный салют произошёл именно от них, практически нет. Что касается римских обычаев, практически невозможно было бы доказать, что они продержались пятнадцать столетий (или были восстановлены во время эпохи Возрождения), и привели к современному военному салюту. Также нет прямых подтверждений теории с забралом, хотя она и более поздняя. Большинство военных шлемов после 1600 уже не оснащалось забралами, а после 1700 на европейских полях сражений шлемы уже редко кто носил.

Так или иначе, военные записи Англии XVII века отражают, что «формальным актом приветствия было снятие головного убора». К 1745 году английский полк Колдстримская гвардия, судя по всему, усовершенствовал эту процедуру, переделав её в «прикладывание руки к голове и поклон при встрече».


Колдстримская гвардия

Эту практику адаптировали и другие английские полки, а потом она могла распространиться и в Америку (во время Войны за независимость) и континентальную Европу (во время наполеоновских войн). Так что правда может находиться где-то посередине, в которой военный салют произошёл от жеста уважения и вежливости, параллельно с гражданской привычкой приподнимать или касаться края шляпы, возможно с комбинацией обычая воинов показывать невооружённую правую руку.


Немецкая кольчуга XV века

Защитное одеяние, состоящее из переплетённых колец, по-английски должна правильно называться «mail» или “mail armor”. Общепринятый термин «chain mail» – это современный плеоназм (лингвистическая ошибка, означающее использование большего количества слов, чем это необходимо для описания). В нашем случае «chain» (цепь) и «mail» описывают объект, состоящий из последовательности переплетённых колец. То есть, термин “chain mail” просто повторяет одно и то же дважды.

Как и в случае других заблуждений, корни этой ошибки следует искать в XIXвеке. Когда те, кто начинал изучать доспехи, смотрели на средневековые картины, они замечали, как им казалось, множество разных типов доспехов: кольца, цепи, браслеты из колец, чешуйчатая броня, небольшие пластины и т.п. В результате всю старинную броню именовали «mail», различая её только по внешнему виду, откуда и появились термины “ring-mail”, “chain-mail”, “banded mail”, “scale-mail”, “plate-mail”. Сегодня же принято считать, что большинство из этих разных изображений были лишь различными попытками художников правильно отобразить поверхность того типа брони, которую сложно запечатлеть на картине и в скульптуре. Вместо изображения отдельных колец, эти детали были стилизованы при помощи точек, штрихов, закорючек, кружочков и прочего, что и привело к ошибкам.


Однозначно ответить на вопрос сложно по многим причинам. Во-первых, не сохранились доказательства, способные нарисовать полную картину для любого из периодов. Примерно с XV века сохранились разрозненные примеры того, как заказывали доспехи, сколько времени занимали заказы, и сколько стоили различные детали доспехов. Во-вторых, полный доспех мог состоять из частей, сделанных различными оружейниками с узкой специализацией. Части брони могли продаваться в недоделанном виде, а затем за определённую сумму подгоняться по месту. Наконец, дело осложнялось региональными и национальными различиями.

В случае немецких оружейников большинство мастерских контролировалось строгими правилами гильдии, ограничивавшими количество учеников, и тем самым контролировавшими количество предметов, которые мог произвести один мастер и его мастерская. В Италии, с другой стороны, не существовало подобных ограничений, и мастерские могли расти, что улучшало скорость создания и количество продукции.

В любом случае стоит иметь в виду, что производство брони и оружия процветало в средние века и в эпоху Возрождения. Оружейники, изготовители клинков, пистолетов, луков, арбалетов и стрел присутствовали в любом большом городе. Как и сейчас, их рынок зависел от спроса и предложения, и эффективная работа была ключевым параметром успеха. Распространённый миф о том, что изготовление простой кольчуги отнимало несколько лет – это чепуха (но нельзя отрицать, что изготовление кольчуг было очень трудозатратным).

Ответ на этот вопрос получается простым и неуловимым одновременно. Время изготовления брони зависело от нескольких факторов, например, от заказчика, от того, кому было поручено изготовление заказа (количество людей в производстве и занятость мастерской другими заказами), и качества доспехов. Два знаменитых примера послужат нам иллюстрацией.

В 1473 году Мартин Рондель [Martin Rondelle], возможно, итальянский оружейник, работавший в Брюгге, называвший себя «оружейником господина моего бастарда Бургундского», писал своему английскому клиенту, сэру Джону Пастону. Оружейник ставил сэра Джона в известность, что он может выполнить запрос на изготовление доспехов, как только английский рыцарь сообщит, какие части костюма ему потребны, в каком виде, и срок, к которому доспех должен быть завершён (к сожалению, оружейник не указал возможных сроков). В придворных мастерских производство доспехов для высших особ, судя по всему, отнимало больше времени. У придворного оружейника Йёрга Зойзенхофера (с небольшим числом помощников), изготовление брони для лошади и больших доспехов для короля заняло, судя по всему, более года. Заказ был сделан в ноябре 1546 года королём (позже – императором) Фердинандом I (1503–1564) для себя и своего сына, и был выполнен в ноябре 1547. Нам неизвестно, работал ли Зойзенхофер и его мастерская в это время над другими заказами.


Две детали лат больше других распаляют воображение общественности: одна из них описывается, как «та штука, торчащая справа от груди», а вторая упоминается после приглушённого хихиканья, как «та штука между ног». В терминологии оружия и доспехов они известны как опора для копья и гульфик.

Опора для копья появилась вскоре после появления сплошной грудной пластины в конце XIV века и существовала, пока не начали исчезать сами доспехи. В противоположность буквальному значению английского термина «lance rest» (стойка для копья), её главным предназначением не было принятие на себя веса копья. На самом деле она использовалась для двух целей, которые лучше описываются французским термином «arrêt de cuirasse» (ограничение копья). Она позволяла верховому воину крепко держать копьё под правой рукой, ограничивая его от соскальзывания назад. Это позволяло стабилизировать копье и балансировать им, что улучшало прицел. Кроме того, общий вес и скорость лошади и седока передавались на острие копья, что делало это оружие очень грозным. Если по цели попадали, опора для копья работала ещё и поглотителем удара, предотвращая «выстрел» копья назад, и распределяя удар по грудной пластине по всей верхней части туловища, а не только по правой руке, запястью, локтю и плечу. Стоит отметить, что на большинстве боевых доспехов опора для копья могла складываться вверх, чтобы не мешать подвижности руки, держащей меч, после того, как воин избавился от копья.

История бронированного гульфика тесно связана с его побратимом в гражданском мужском костюме. С середины XIV века верхняя часть мужской одежды начала укорачиваться так сильно, что перестала прикрывать промежность. В те времена штанов ещё не изобрели, и мужчины носили леггинсы, пристёгнутые к нижнему белью или поясу, и промежность была скрыта за полой, приделанной к внутренней части верхнего края каждой из штанин леггинсов. В начале XVI века эту полу стали набивать и визуально увеличивать. И гульфик остался деталью мужского костюма до конца XVI века. На доспехах гульфик как отдельная пластина, защищающая гениталии, появилась во втором десятилетии XVI века, и оставалась актуальной до 1570-х. Она имела толстую подкладку внутри и присоединялась к броне в центре нижнего края рубахи. Ранние разновидности имели форму чаши, но благодаря влиянию гражданского костюма она постепенно преобразилась в направленную вверх форму. Её обычно не использовали при езде на лошади, поскольку, во-первых, она бы мешала, а во-вторых, бронированная передняя часть боевого седла предоставляла достаточную защиту промежности. Поэтому гульфик обычно использовался для брони, предназначенной для пеших сражений, как в войне, так и на турнирах, и, несмотря на некую ценность в качестве защиты, не в меньшей степени он использовался и из-за моды.


Один из самых устойчивых и популярных образов средневекового воина – образ викинга, который мгновенно можно распознать по шлему, оборудованному парой рогов. Однако, есть очень мало доказательств того, что викинги вообще когда-либо использовали рога для украшения шлемов.

Самым ранним примером украшения шлема парой стилизованных рогов служит небольшая группа шлемов, дошедшая до нас из кельтского бронзового века, найденных в Скандинавии и на территории современных Франции, Германии и Австрии. Эти украшения были сделаны из бронзы и могли принимать форму двух рогов или плоского треугольного профиля. Эти шлемы датируются XII или XI веком до н.э. Через две тысячи лет, с 1250 года, пары рогов обрели популярность и в Европе и оставались одним из самых часто используемых геральдических символов на шлемах для битвы и турниров в средние века и в эпоху Возрождения. Легко видеть, что два указанных периода не совпадают с тем, что обычно связывают со скандинавскими рейдами, проходившими с конца VIII по конец XI веков.

Шлемы викингов обычно были коническими или полусферическими, иногда сделанными из цельного куска металла, иногда из сегментов, скреплённых полосами (Spangenhelm).

Многие такие шлемы оборудовались и защитой лица. Последняя могла принимать форму металлического бруска, закрывающего нос, или лицевого листа, состоящего из защиты носа и двух глаз, а также верхней части скул, или же защиты всего лица и шеи в виде кольчуги.


В общем и целом, постепенный упадок брони происходил не из-за появления огнестрельного оружия, как такового, а из-за его постоянного улучшения. Поскольку первое огнестрельное оружие появилось в Европе уже в третьей декаде XIV века, а постепенный упадок брони не был отмечен вплоть до второй половины XVII века, броня и огнестрельное оружие существовали вместе более 300 лет. В течение XVI века предпринимались попытки изготовить пуленепробиваемую броню, либо путём усиления стали, либо через утолщение доспехов или добавления отдельных усиливающих деталей сверху обычной брони.
Немецкая пищаль конца XIV века

Наконец, стоит отметить, что броня так и не сошла полностью на нет. Повсеместное использование шлемов современными солдатами и полицией доказывает, что броня, хотя и поменяла материалы, и, возможно, потеряла часть важности, всё ещё является необходимой частью военного оборудования во всём мире. Кроме того, защита туловища продолжала существовать в виде экспериментальных грудных пластин во время американской гражданской войны, пластин лётчиков-стрелков во Второй мировой войне и пуленепробиваемых жилетов современности.


Медицинские и антропологические исследования показывают, что средний рост мужчин и женщин с веками постепенно увеличивался, и этот процесс, благодаря улучшению диеты и здоровья общества, за последние 150 лет ускорился. Большинство дошедших до нас доспехов XV и XVI веков подтверждают эти открытия.

Однако, при составлении таких общих выводов на основе доспехов, необходимо рассмотреть множество факторов. Во-первых, полная и однородная ли это броня, то есть, все ли части шли друг с другом, тем самым давая правильное впечатление о её изначальном хозяине? Во-вторых, даже высококачественная броня, сделанная на заказ для конкретного человека, может дать приблизительное представление о его росте, с погрешностью до 2-5 см, поскольку перекрытие защит низа живота (рубаха и набедренные щитки) и бёдер (набедренники) можно прикинуть лишь приблизительно.

Доспехи встречались всех форм и размеров, в том числе, доспехи для детей и юношей (в отличие от взрослых), и существовали даже доспехи для карликов и гигантов (часто встречавшихся при Европейских дворах в качестве «диковин»). Кроме того, необходимо учитывать и другие факторы, такие, как разница в среднем росте между северными и южными европейцами, или просто тот факт, что всегда были необычно высокие или необычно низкие люди, если их сравнивать со средними современниками.

Среди известных исключений есть и примеры у королей, такие, как Франциск I, король Франции (1515–47), или Генрих VIII, король Англии (1509–47). Рост последнего составлял 180 см, о чём сохранились свидетельства современников, и что можно проверить благодаря полудюжине его доспехов, дошедших до нас.


Броня немецкого герцога Иоганна Вильгельма, XVI век


Броня императора Фердинанда I, XVI век

Посетители Metropolitan Museum могут сравнить немецкие доспехи, датируемые 1530 годом, и боевую броню императора Фердинанда I (1503–1564), датируемую 1555 годом. Обе брони не полны, и размеры их владельцев даются лишь примерно, но всё же разница в размерах поражает. Рост владельца первых доспехов составлял, видимо, порядка 193 см, а обхват груди – 137 см, в то время как рост императора Фердинанда не превышал 170 см.


Теория этого утверждения состоит в том, что некоторые ранние формы брони (защита из пластин и бригантина XIV и XV веков, армет — закрытый кавалерийский шлем XV—XVI века, кираса XVI века) были сконструированы так, что левая сторона накладывалась на правую, чтобы не дать проникнуть удару меча противника. Поскольку большинство людей – правши, большинство проникающих ударов должны были прийти слева, и, при удачном раскладе, должны были скользнуть по броне через запах и направо.

Теория убедительная, но не существует достаточных доказательств того, что современная одежда была подвержена прямому влиянию подобной брони. Кроме того, хотя теория защиты брони может быть правдивой для средних веков и эпохи Ренессанса, некоторые примеры шлемов и нательных доспехов запахиваются в другую сторону.



Меч, начало XV века


Кинжал, XVI век

Как и в случае с бронёй, не все, кто носил меч, были рыцарями. Но идея о том, что меч – прерогатива рыцарей, не так уж далека от истины. Обычаи или даже права носить меч изменялись в зависимости от времени, места и законов.

В средневековой Европе мечи были главным оружием рыцарей и всадников. В мирные времена носить мечи в общественных местах имели право лишь лица благородного происхождения. Поскольку в большинстве мест мечи воспринимались как «оружие войны» (в отличие от тех же кинжалов), крестьяне и бюргеры, не принадлежавшие к классу воинов средневекового общества, не могли носить мечи. Исключение из правила делали для путешественников (граждан, торговцев и пилигримов) из-за опасностей путешествия по суше и морю. В стенах большинства средневековых городов ношение мечей было запрещено всем – иногда даже и благородным – по крайней мере, в мирные времена. Стандартные правила торговли, часто присутствовавшие на церквях или ратушах, часто также включали примеры разрешённой длины кинжалов или мечей, которые можно было беспрепятственно носить в пределах городских стен.

Без сомнения, именно эти правила породили представление о том, что меч является эксклюзивным символом воина и рыцаря. Но из-за социальных перемен и новых техник боя, появившихся в XV и XVI веках, для граждан и рыцарей стало возможным и допустимым ношение более лёгких и тонких потомков мечей – шпаг, в качестве ежедневного оружия для самозащиты в общественных местах. И до начала XIX века шпаги и небольшие мечи стали непременным атрибутом одежды Европейского джентльмена.

Распространено мнение, что мечи средних веков и эпохи Возрождения были несложными инструментами грубой силы, очень тяжёлыми, а в результате, не поддающимися обращению для «обычного человека», то есть, весьма неэффективным оружием. Причины этих обвинений легко понять. Из-за редкости сохранившихся экземпляров мало кто из людей держал в руках настоящий меч средних веков или эпохи Возрождения. Большинство таких мечей было добыто в раскопках. Их ржавый сегодняшний вид легко может создать впечатление грубости – словно сгоревший автомобиль, потерявший все признаки былого величия и сложности.

Большинство настоящих мечей средних веков и эпохи Возрождения говорят о другом. Одноручный меч обычно весил 1-2 кг, и даже большой двуручный «военный меч» XIV-XVI веков редко весил более 4,5 кг. Вес лезвия был уравновешен весом рукояти, и мечи были лёгкие, сложные и иногда очень красиво украшенные. Документы и картины показывают, что такой меч в опытных руках можно было использовать с ужасной эффективностью, от отсекания конечностей до проникновения сквозь броню.


Турецкая сабля с ножнами, XVIII век


Японская катана и короткий меч вакидзаси, XV век

У мечей и некоторых кинжалов, как Европейских, так и азиатских, и оружия из исламского мира, часто на лезвии присутствует один или несколько желобков. Заблуждения об их предназначении привели к появлению термина «кровосток». Утверждается, что эти желобки ускоряют отток крови из раны оппонента, таким образом усиливая эффект ранения, или что они облегчают вынимание лезвия из раны, что позволяет легко вынимать оружие без поворотов. Несмотря на развлекательность таких теорий, на самом деле предназначением этого желобка, называемого долом, состоит лишь в облегчении лезвия, уменьшении его массы без ослабления лезвия или ухудшения гибкости.

На некоторых Европейских клинках, в частности, мечах, рапирах и кинжалах, а также на некоторых боевых шестах, эти желобки имеют сложную форму и перфорацию. Такая же перфорация присутствует на режущем оружии из Индии и Ближнего Востока. На основании скудных документальных свидетельств, считается, что эта перфорация должна была содержать яд, чтобы удар гарантированно привёл к смерти противника. Это заблуждение привело к тому, что оружие с такой перфорацией начали называть «оружием наёмных убийц».

Хотя отсылки к индийскому оружию с отравленным лезвием и существуют, и в Европе эпохи Возрождения могли встречаться подобные редкие случаи, истинное назначение этой перфорации вовсе не такое сенсационное. Во-первых, перфорация приводила к избавлению от части материала и облегчала лезвие. Во-вторых, она часто делалась в виде изысканных и сложных узоров, и служила как демонстрацией умения кузнеца, так и украшением. Для доказательства необходимо указать лишь на то, что большая часть этих перфораций обычно находится вблизи рукояти (эфеса) оружия, а не с другой стороны, как это нужно было бы делать в случае с ядом.

p-i-f.livejournal.com

Рыцарское вооружение. Рыцари

Каким оно обычно нам представляется?

Тот, кому доводилось бывать в Санкт-Петербургском Эрмитаже, наверняка не забудет впечатления, оставленного знаменитым Рыцарским залом. Так и кажется — сквозь узкие прорези в шлемах, украшенных пышными султанами, настороженно следят за каждым, кто входит, суровые воины-рыцари из далеких времен, закованные в сталь с головы до ног. Тяжелой броней почти полностью закрыты и боевые кони — словно бы только и ждут они сигнала трубы, чтобы ринуться в бой.

Однако вот что, пожалуй, поражает больше всего — тончайшее мастерство отделки доспехов: и чернью они украшены, и дорогой позолотой, и чеканкой.

Да и от рыцарского оружия в застекленных витринах просто глаз не оторвешь — на рукоятях мечей драгоценные камни, серебро, позолота, на вороненых клинках выгравированы девизы их владельцев. Длинные узкие кинжалы поражают изяществом работы, совершенством и пропорциональностью формы — вроде бы и не кузнец-оружейник трудился над ними, а искусный мастер-ювелир. Копья же украшены флажками, алебарды — пышными кистями…

Словом, во всем своем блеске, во всей романтической красоте воскресают перед нами в одном из музейных залов далекие рыцарские времена. Так что сразу и не поверишь: относится все это красочное, праздничное великолепие… к самому худшему периоду рыцарства, к его упадку, угасанию.

А ведь действительно так! Ковались эти доспехи и это оружие изумительной красоты в те времена, когда рыцари все больше теряли свое значение, как основная военная сила. Уже гремели на полях сражений первые пушки, способные на расстоянии разметать бронированные ряды конной рыцарской атаки, уже обученная, хорошо подготовленная пехота с помощью особых крючьев без труда стаскивала в ближнем бою рыцарей с седел, превращая грозных бойцов в груду металла, беспомощно распростертую на земле.

И ни оружейных дел мастера, ни сами рыцари, привыкшие к битвам, распадавшимся на отдельные рукопашные поединки с такими же точно рыцарями, уже ничего не могло противопоставить новым принципам ведения военных действий.

Такие доспехи теперь украшают музеи

В Европе появились регулярные армии — мобильные, дисциплинированные. Рыцарское же войско всегда было, по сути, ополчением, собиравшимся лишь по зову своего сеньора. И к XVI веку — а большинство из блестящих доспехов и оружия относится именно к этому времени, — только и оставалось рыцарскому сословию, что блистать на королевских парадах в качестве почетного эскорта, да выезжать на турниры в надежде заслужить благосклонный взгляд какой-нибудь из придворных дам на роскошно убранной трибуне.

И все-таки больше полтысячи лет были рыцари основной силой средневековой Европы, причем, не только военной. Многое изменилось за это время — и мировоззрение человека, и уклад его жизни, и архитектура, искусство. И рыцарь X века совсем не был похож на рыцаря, скажем, XII века; разительно отличался даже их внешний облик. Связано это с развитием рыцарского вооружения — непрестанно совершенствовались и защитные доспехи, и наступательное оружие. В военной сфере никогда не прекращалось извечное соревнование нападения и защиты, и оружейники нашли немало оригинальных решений.

Правда, о том, как видоизменялось европейское вооружение до X века, судить теперь не так-то легко: историки опираются в основном лишь на миниатюры древних рукописей, не всегда точно исполненные. Но нет сомнений в том, что европейские народы пользовались основными видами древнеримского вооружения, слегка изменяя его.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

ИСТОРИЯ ОРУЖИЯ: Европейское рыцарство


В Европе XI — XII веков тяжеловооруженные всадники превратились в касту рыцарей — замкнутое военное сословие, которое состояло в основном из знатных землевладельцев. Заказать рыцарское вооружение могли только богатые, так как стоило оно очень дорого. Обедневшие рыцари были обязаны служить богатому феодалу, и за это им выдавалась земля с крестьянами и оружие. Каждый рыцарь приводил с собой «копье» — группу из оруженосцев, конных слуг, пеших лучников и копейщиков (7 — 10 человек).




Тяжелое рыцарское вооружение создавалось постепенно. На смену горшковому шлему в начале XIV века пришел сферический шлем с остроконечным забралом на петлях.

Шлем с забралом на петлях из-за своей формы

получил название «собачья морда»


К концу этого столетия от забрала отказались, и появился глубокий закрытый шлем салад.

Шлем салад XV века


Со второй половины XV века к саладу прикрепили подбородок — так возник классический шлем армэ.

Шлем армэ XVI века — забрало шлема имело смотровые щели,

а подбородок отверстия для вентиляции.

Забрало поднималось на шарнире и крепилось на упоре,

обеспечивая рыцарю хороший обзор

В начале XIV века кольчужный доспех укрепили стальными трубками, защищавшими руки и ноги. К середине XIV столетия кожаные нагрудник и наспинник заменили стальными. В употребление вошли стальные рукавицы (перчатки) и стальные башмаки. Кольчуга лишилась капюшона, стала более тонкой и прикрывала тело воина под доспехом.



С конца XV века стальной доспех рыцаря целиком закрыл его тело. Пробить такой доспех было почти невозможно ни холодным оружием, ни стрелой, ни арбалетным болтом. В начале XVI века у нагрудника появились желобки для соскальзывания копья, а со второй половины столетия — центральное ребро для отражения мушкетных пуль.



Полный доспех состоял из 160 деталей, соединенных на петлях, шарнирах и ремешках. В нем рыцарь мог не только сражаться на коне, но и двигаться по земле и даже танцевать. Вес доспеха не превышал 25 килограммов, но сесть самостоятельно на лошадь рыцарь не мог. Ему помогали оруженосцы. Поэтому в бою нужно было лишь выбить рыцаря из седла и, оглушенного, взять в плен или добить специальным мечом или кинжалом.



Основным оружием рыцаря оставалось таранное копье с мощным четырехгранным наконечником. Длина древка достигала 4 метров, диаметр доходил до 10 сантиметров и более. В одной руке удержать такое копье было невозможно, поэтому его опирали на крюк на левой стороне нагрудника. От щитов отказались совсем, но усилили левую сторону доспеха. Бой начинался со «сшибки» двух рыцарей, если копья разлетались в щепы, усидевшие в седле продолжали рубиться мечами.



Чтобы все могли принять участие в схватке, рыцарская колонна выстраивалась уступом. Наиболее удобным построением была «кабанья голова«, или клин, когда основание колонны состояло из нескольких рыцарей, затем она расширялась, а в бою происходило разворачивание строя. Никакой тактики у рыцарей не было — каждый рыцарь сражался в одиночку. Поддержки от слуг и ополченцев не ждали, и те бились самостоятельно.


Эсток — длинный меч повышенной твердости с двуручной рукоятью,

применялся для пробивания рыцарского доспеха


Против доспеха обычный меч был бессилен, поэтому на вооружении стали появляться трех- или четырехгранные мечи — эстоки, которыми можно было пробить доспех между пластинами.

Клевец — боевое оружие, ударная часть которого выполнена в виде клюва.

Применялся для пробивания стального доспеха


В бою противника оглушали дубинами, окантованными железом, позднее их заменили перначами — оружием на длинной рукояти с шестью или восемью перьями в боевой части. Перначи ломали воину руку даже через доспех.

Панцербрехер (пробиватель доспеха) — кинжал с четырехгранным клинком

для пробивания доспеха


Широко применялось ударное оружие в виде боевых топоров, а также различные кинжалы — стилеты и панцербрехеры.



Мощные доспехи не спасали рыцарей. Швейцарские пехотинцы воспользовались неумением рыцарей сражаться в строю и в нескольких битвах разгромили их. К тому же усовершенствованное огнестрельное оружие в XVII веке пробивало рыцарские доспехи. Рыцарство как военное сословие перестало существовать.

history-of-weapons.blogspot.com

Оружие и доспехи рыцаря. Другая история войн. От палок до бомбард

Оружие и доспехи рыцаря

А теперь посмотрим, чем же и в чем воевали рыцари.

Литература, особенно художественная, широко распространяет мнение, что европейское рыцарское вооружение было ужасно тяжелым и неудобным. Как только не измываются над рыцарями романисты: бедные всадники в их повествованиях не то что сесть на коня, но даже ходить затрудняются, а упав, сами с земли подняться не могут. Даже мы вслед за ними писали нечто подобное. А разобрались, что к чему – ахнули… Но писателей винить не за что, их вводят в заблуждение солидные труды военных и невоенных историков.

М. Горелик (чьей книгой «О Бальмунге, Дюрендале и их хозяевах» мы здесь широко пользуемся) сообщает:

«На самом деле рыцари не были врагами самим себе, да и вообще военное дело не терпит неудобств в снаряжении. И рыцарское оружие в этом смысле ничем не отличалось от любого другого. Просто на нем лучше, чем, пожалуй, на любом другом оружии, видны все изменения, происходящие со средствами нападения и защиты, которые диктует развитие военного дела, производства и социальных отношений».

К сожалению, подлинных западноевропейских доспехов XI–XII веков дошло до нас очень мало, и судить о них приходится по изображениям на памятниках искусства. А изображения показывают, что подавляющее большинство рыцарей защищало тело кольчугой.

Принято считать, что на Западе стали широко применять и делать кольчуги только с конца XI века, позаимствовав секреты их изготовления на Востоке. А до этого времени рыцари носили кожаные доспехи с нашитыми железными пластинками или кольцами. Немногие же кольчужные брони ввозились с Востока или из Руси. Причем историки почему-то считают кожаные доспехи с нашитыми металлическими пластинами «неудобными».

На самом же деле кольчуга, при всех своих удобствах, не обеспечивает надежной защиты. Ее не только разрубает меч и топор или пропарывает копье, – ее пробивает стрела. По этой-то причине воины достаточно долго предпочитали ей более надежные пластинчатые и чешуйчатые доспехи. И перешли к легкой кольчуге после того, как для всадников были придуманы большие миндалевидные щиты, закрывавшие их от носа до середины голени.

Альбрехт Дюрер. Створки алтаря. Конец XV – начало XVI века.

Сделанный из дерева, обтянутый слоями кожи и увенчанный железным навершием – умбоном, такой щит надежно укрывал от стрелы, а меч и копье если и разрубали его, то застревали в нем или даже ломались, стоило принять удар на умбон. Тут-то кольчуга, прекрасно укрывавшая от случайных ударов, и вышла на первое место. Сначала она имела рукава до локтей, да и ноги оставались открытыми. А в рубке мечами или под градом стрел легко было лишиться руки и ноги. И щит не помогал – его, такой большой и тяжелый, трудно было подставлять под сыпавшиеся со всех сторон удары.

Тогда в конце XI века рыцари стали надевать на ноги кольчужные чулки, а кольчуга обрела длинные рукава с варежками и капюшон, так называемый хауберк. Завершал полное прикрытие рыцарского тела шлем. В XI веке он почти всегда был куполообразным и имел широкий наносник. В специальной литературе такие шлемы называют норманнскими, но они – общее достояние всей Евразии. Если сначала шлем клепали из четырех и более сегментов в виде купола и сверху само собой получалось остроконечное навершие, то позднее научились ковать шлемы из одного куска.

Афинский военный и государственный деятель якобы V века до н. э.

Перикл в шлеме с личиной. Стилистика произведения выдает его средневековое происхождение. Бюст может быть отнесен ко временам Латинской империи на Балканах (XIII век).

В XII веке верхушка у этих шлемов загибается вперед, или же он как бы «распухает», приобретая яйцеобразную форму. Эти изменения вели к увеличению внутреннего объема, что давало больший защитный эффект, так как стенки шлема уже не прилегали непосредственно к голове. Тогда же шлемы обрели наличники – железные полумаски. Одновременно щит из миндалевидного стал треугольным, и уже не защищал лицо, но умбон он еще сохранял.

И вот этот описанный комплекс доспехов называют тяжелым. Якобы рыцарь в нем был неповоротлив, – в отличие от воинов Руси и Востока. А ведь комплекс весил в среднем не больше, чем защитный набор оружия в Восточной Европе и Азии. Пусть западная кольчуга имела рукава и капюшон и дополнялась чулками, – зато на Руси и Востоке она часто дополнялась или заменялась более тяжелым пластинчатым или чешуйчатым панцирем, на Западе применявшимся редко. И щиты у нас были такие же миндалевидные, и шлемы были, схожие по форме с норманнским. В XII–XIII веках они тоже снабжались железными масками.

Грушевидный (горшковидный) шлем XVI века.

В XIII веке начинается процесс сильного изменения рыцарского доспеха. Прежде всего, поменялась форма шлема. У яйцеобразного шлема макушка делается плоской, опускается затылок, железный наличник увеличивается книзу и в стороны – шлем принимает вид железного ведра с прорезями для глаз и дырочками для дыхания. По своей форме он и назван горшковидным. С такого шлема удары не соскальзывают, но любой прямой удар по нему уже не достигает цели, так как это «ведро» надевалось на специальную, с толстым мягким валиком-венцом, шапку, надетую, в свою очередь, поверх кольчужного капюшона. Так что такой шлем нигде и близко не касался поверхности головы, да еще его личина от глаз до подбородка частенько снабжалась дополнительным слоем металла.

С середины XIII века, или несколько раньше, в Европе начинает распространяться доспех, называемый бригандиной, – это панцирь, где железные пластины скреплены изнутри мягкой, тканой или кожаной основой. Было ли появление и распространение бригандины на Западе результатом развития местных традиций, или же ее заимствовали из Руси или с Востока – вопрос до сих пор не решенный.

С появлением такого усиленного доспеха отпала необходимость в тяжелом щите; отныне деревянный треугольник, уже без умбона, стал прикрывать тело сидящего на коне бойца от шеи до бедер. А раз уменьшился вес щита, то им стало возможно фехтовать, подставляя под удары. А чтобы рука, держащая его, меньше уставала, щит на специальном ремне вешали на шею: если он был не нужен или воин бился обеими руками, щит забрасывался за спину.

С XIII века не только сам рыцарь, но и его боевой конь получает усиленную защиту. Тканые или войлочные попоны, закрывавшие все тело коня, появились еще в XII веке и защищали его от дождя и зноя. Теперь же попона стала кольчужной. А голову коня закрывала железная маска, оставлявшая открытыми только глаза и рот животного.

Венгерский шлем восточного образца. XVI век.

Как мы видим, все изменения в доспехах XI–XIII веков происходили по внутренним закономерностям самого оборонительного вооружения, – одна его часть усиливалась за счет другой, хотя в XIII веке наблюдается общее увеличение веса средств защиты.

Усиление доспеха в XIII веке произошло потому, что именно в это время начинает изменяться форма меча. В XI–XII веках он был «античным»: не очень длинным, весьма широким и имел, как правило, округлый конец, то есть был приспособлен исключительно для рубящего удара. Но в XIII веке мечи вытягиваются и заостряются на конце, становятся более тяжелыми. Ими уже можно не только прорубить кольчугу, но и проткнуть ее.

Еще четыре вида оружия заставили усилить кольчугу пластинчатой броней. Прежде всего скажем про булаву (палицу, шестопер) – металлический шипастый многогранник. Булаву очень возлюбили в XI–XIII веках воины-клирики. Церковь запрещала своим служителям проливать кровь, а воевать князьям церкви приходилось. В такой ситуации булава оказалась как нельзя кстати: от ее удара по мягкой кольчуге получался такой ушиб, что пострадавший с кровоизлиянием или перебитыми костями часто отправлялся в лучший мир.

Э. Лависс и А. Рамбо пишут в своей книге «Эпоха крестовых походов» о применении булавы византийцами XI–XII веков:

«Монахи составили вооруженные шайки и бродили по Македонии, Пелопоннесу и островам Ионического моря. Они вели религиозную пропаганду на свой лад, поддерживали «священную войну» против туземцев, язычников или манихеев и проповедовали священную войну против латинян… Эти бродячие шайки сделались для областей настоящей «египетской казнью». Эти люди в черной одежде, вооруженные луками и железными палицами, сидя на арабских скакунах, с соколами в руке и лютыми псами впереди, охотились на людей и неслись по стране как «настоящие демоны». Они убивали всякого, кого подозревали в приверженности к язычеству или (католической. – Авт.) ереси, особенно же тех, чьи земли прилегали к их владениям…»

В это же время стал известен арбалет – станковый лук, машина огромной мощности, пробивавшая кольчужную ткань, как матерчатую. В начале XIV века появился фальшьон – огромный тяжелый тесак, запросто разрубавший кольчугу, и алебарда – насаженное на древко сочетание копья, топора и крюка. В руках швейцарских крестьян-пехотинцев алебарда раскалывала и протыкала не только кольчуги, но и шлемы, а крюк позволял сдергивать всадников с коня.

Все отмеченные тенденции в оружии нападения продолжали быстро развиваться и в последующие столетия, что повлекло соответствующее развитие доспеха из крупных железных пластин. В этот период распространилось поднимающееся забрало, изобретенное столетием раньше. Появлялись и новинки для прикрытия корпуса воина.

Были изобретены панцирные жилеты, кожа которых подбивалась большими прямоугольными пластинами металла. Затем появился доспех, состоящий из сплошной кирасы с юбкой из горизонтальных стальных полос (в XIV веке кирасу почти всегда упорно обтягивали тканью или надевали поверх нее короткий кафтан, так что ее и не было видно), наручей и поножей, состоящих из деталей, повторяющих анатомическое членение человеческих конечностей, а также железных перчаток. Оставалось лишь соединить между собой все части этого доспеха. На это ушла вторая половина XIV века.

Тогда же горшковидный шлем был заменен баскинетом – небольшим, заостренным на макушке шлемом с низким затылком. Спереди он имел подвижное забрало с сильно выступающей центральной частью, за что его называли «собачьей мордой». К баскинету крепилось длинное кольчужное ожерелье, прикрывающее шею и плечи.

Наконец, в XV веке был создан полный доспех, конструкция которого, составленная из больших сплошных стальных пластин, повторяла строение человеческого тела. Именно над этим доспехом издевались позднейшие авторы исторических исследований и романов, перенося его и на столетия раньше. А зря издевались. Доспех этого типа отличался великолепными боевыми качествами, был не только очень прочен, но и удобен. А весил он около 25 килограммов, – ничуть не больше, чем комплекты доспехов из Восточной Европы и Азии. Причем этот вес равномерно распределялся по всему телу, а поскольку все подвижные части набирались из узких пластинок, приклепанных к ремням, доспех совершенно не сковывал движений.

(М. Горелик сообщает, что в наши дни во время киносъемок спортсмены и артисты надевали подлинные доспехи, и оказалось, что тренированный человек спокойно работает в них 8 часов в сутки, ходит, ездит верхом, сам влезает в седло и поднимается с земли.)

Доспехи XV века, названные готическими за заостренные формы своих деталей, сменились в начале XVI века максимилиановскими, в которых вся поверхность брони покрывалась желобками, облегчавшими вес боевой одежки. Позднее доспех опять становится гладким: формы его соответствуют изменениям моды в обычной одежде.

Пластинчатые латы XVI века. Пример максимилиановского доспеха.

Появление готического доспеха привело к яркому расцвету искусства оформления оружия. Раньше отдельные металлические детали украшали узкие, инкрустированные золотом каймы, теперь большое поле давало простор творческой мысли мастера. Забрала шлемов превращались в звериные морды или страшные маски с крючковатыми носами и стальными усами, конские оголовья ковались в виде голов химер и других чудовищ. С середины XVI века формы стали скромней, но отделка – богаче.

В XVII веке, с резким усилением пробивной способности огнестрельного оружия, доспех достигает максимальной толщины и веса – около 33 килограммов. Это был предел, после чего «доспешные мастера» отказались соревноваться с мушкетами и пистолями.

Лучшие мастера доспеха – платтнеры – добивались чистоты и законченности изделия. Немецкие мастера поражали полировкой и изящным силуэтом, итальянцы – неистощимым богатством мотивов оформления и виртуозных технических приемов. Не отставали от платтнеров и мастера-мечники. Рыцарский «готический» меч в XIV–XVI веках все более сужается, заостряется, вытягивается, пока, наконец, в XVI веке не превращается в шпагу.

Меч, эволюционируя, постепенно потерял рубящую функцию – ведь сплошной доспех им все равно не разрубить, зато острием можно проткнуть сквозь сочленения панциря. Изменялись и детали рукояти меча; отделка становилась все обильнее и сложнее. Тончайшая чеканка, гравировка, инкрустация, прорези и чернь украсили клинки, рукояти, ножны. Лучшие клинки изготовляли испанские мастера в Толедо и германские в Золингене.

Если в связи с усилением доспеха роль рыцарского меча несколько падает, то копье служит по-прежнему верно. К XVI веку оно превращается в толстый трехметровый шест с маленьким острием. Такую тяжкую пику, обладающую страшной пробивной силой, уже не удержать одной рукой. Поэтому ее подпирали стальной подставкой, привинченной к груди кирасы.

Откуда же взялась легенда о доспехах, в которых нельзя было ни встать, ни повернуться? Оказывается, такие тоже были! Это турнирные доспехи XVI века. Турниры, пышно обставленные игрища, призом на которых служили доспехи и конь поверженного соперника, известны с XI века. До конца XV века рыцари на турнирах бились в основном тупым оружием и в обычных боевых доспехах. Но в XVI веке правила ужесточились, стали драться острым оружием. Погибать в игре хотелось еще меньше, чем в бою, и доспехи для турнира «специализировались». Например, доспех для конного копейного поединка весил до 85 килограммов. Он закрывал только голову и торс всадника, но имел толщину около сантиметра и был почти неподвижен – ведь надо было только ударить копьем.

Облачали в него рыцаря, посадив на поднятое над землей бревно, так как с земли он сесть на коня не мог, да и выдерживал в нем боец очень короткое время. Турнирное копье имело вид настоящего бревна, с прикрепленным стальным кругом у рукояти – защитой правой руки и правой стороны груди. Конь для турнира также обряжался в особо толстый доспех, да еще поверх стального нагрудника клали толстый кожаный валик, набитый чем-нибудь мягким. Рыцарь сидел в огромном седле, задняя лука которого подпиралась стальными стержнями, а передняя была так широка, высока и простерта вниз, что, окованная сталью, надежно защищала ноги всадника.

И все это хозяйство покрывалось богатейшими геральдическими мантиями, попонами, на шлемах возвышались геральдические фигуры из дерева, копья обертывались лентами.

Но, скажем прямо, к истории боевой конницы такие изыски почти не имеют отношения.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Рыцарское оружие и доспехи Доклад по истории 6 класс

Рыцарское оружие и доспехи Доклад по истории 6 класс

Рыцарское оружие относится к временам средневековья. Тогда ещё не был изобретен порох. И не использовалось огнестрельное оружие.

Рыцари использовали следующее холодное оружие: копьё, меч, арбалет, алебарду. А доспехи должны были защищать их от ударов холодного оружия.

Рыцари сражались в прямой схватке один на один. И исход этого поединка зависел, не только от силы и ловкости рыцаря, но и от мощности его оружия и крепости его доспехов.

МЕЧ Рыцарское оружие

Меч — это первое и главное оружие рыцарей. В древности отец или старший родственник одевал юноше на пояс меч. Это означало посвящение в рыцари. Поэтому, меч является одним из главных символов рыцарской эпохи. Меч — это холодное оружие с прямым клинком, длинною более 60 см. Он предназначен для колющих и рубящих ударов.

Двуручные мечи, которые  удерживали двумя руками, — это самые тяжелые мечи весом 3-5 кг, длиной 120-160 см. Таким мечом можно было перерубить древко копья или пробить сплошные доспехи. Но, чтобы владеть таким мечом, нужна была большая сила.

Одноручные мечи были гораздо легче двуручных. И весили немного больше 1 кг. Ещё они были короче. А использовались в основном для нанесения рубящих ударов.

Мечи были очень острыми, настолько, что ими можно было с одного удара отсечь руку или голову.

Меч с рыцарских времен символизирует справедливость, правосудие, достоинство, силу, мужество.

КОПЬЕ

Копьё — это метательное, колющее или колюще-рубящее оружие. Оно состоит из древка (деревянной части) и наконечника — острой металлической части, которая использовалась для поражения противника. Длина копья составляла 3-4 метра. Копья были лёгкие (для метания) и тяжелые (для ближнего боя).

Копьё, на сегодняшний день, является символом воинственности. Бросить копьё в сторону противника— означает начать войну.

АЛЕБАРДА

У алебарды тоже есть древко и острый металлический наконечник. Алебарда — это сочетание копья, топора и багра. В бою можно было использовать все качества алебарды. Колоть острым наконечником копья, так же, рубить лезвием топора, а крюком стаскивать всадника из седла.

Алебарды ещё долго после окончания рыцарской эпохи использовались, как парадно-церемониальное оружие.

АРБАЛЕТ

Арбалет — это лук с механизмом взведения и спуска тетивы. Он превосходит лук по точности, дальности и силе выстрела. Но, в то же время, уступает по скорости стрельбы.

ДОСПЕХИ

Доспехи — это рыцарский шлем, кольчуга или бригантина и латы. Они должны были защищать рыцаря от ударов соперника. Доспехи одевали не только на рыцаря, но ещё и на его коня. Сражаться в таких доспехах было очень тяжело и неудобно.

Шлем одевался на голову и закрывал её всю,  оставляя только узкую щель для глаз.

Кольчуга — это рубашка, сплетенная из железных колец, которую одевали на туловище. Весила кольчуга с коротким рукавом и длиной до середины бедра около 7-10 кг.

Позже рыцари использовали ещё бригантины или доспехи на туловище, состоящие не из колец, а из металлических пластин, закрепленных на ткани.

Металлические пластины на руках называлась наручи, а такие же пластины на ногах — поножи.

Однажды, в Пензенском краеведческом музее, я примерял на себя кольчугу русских воинов весом 19 кг и шлем — весом 3 кг. А ещё я держал в руках одноручный меч. В доспехах было тяжело даже просто немного постоять. Не знаю, как воины могли сражаться в таких тяжёлых доспехах. Видимо, они были очень сильными. Не зря про них говорят — настоящие богатыри.

akwin.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о