Фрегаты заменят крейсеры » Военное обозрение

Триггером для написания этого обзора стала фраза из статьи, посвященной вопросам соотношения объемов и нагрузок кораблей.


Современным кораблям нужны большие объемы для размещения вооружения и аппаратуры. И объемы эти по сравнению с бронированными кораблями ВОВ выросли в разы. И, несмотря на качественное совершенствования ракетной техники от примитивных образцов 50-х до самых современных, объемы, отводимые под ракетное оружие, не уменьшаются.
Алексей Поляков.

Начнем с того, что, вопреки заголовку “XXI век” уважаемый автор отчего-то постеснялся рассмотреть современные корабли.

Вместо фрегата “Адм. Горшков” и эсминца Тип-45 под видом “современных кораблей” были рассмотрены крейсеры прошлых эпох: “Грозный”, “Беркут”, “Слава”. При всём уважении к героям прошлого, они имеют столько же общего с “Горшковым”, сколько испанский галеон XVII века похож на ЭБР Русско-японской войны.

Как получилось, что между кораблями 60-80х гг. и современными фрегатами оказалась технологическая пропасть глубиною в вечность? Какие из технологий шагнули так далеко, что оказалась за горизонтом событий?

Наглядный пример — появление компактных подпалубных УВП, изменивших всю парадигму хранения и запуска ракетного боезапаса.

Отказ от балочной Mk.26 GMLS в пользу небезызвестной Mk.41 привел к резким изменениям в конструкции корабля.

Просто гигантские объемы. Больше, чем артиллерийские погреба и барбеты башен артиллерийских кораблей прошлого

Обладая одинаковым боекомплектом (64 ракеты), установка Mk.41 оказалась ВДВОЕ легче своей предшественницы (117 против 265 тонн, “сухой вес” без ракет). Потребление энергии снизилось в 2,5 раза (200 вместо 495 кВт в пиковом режиме, из-за отсутствия необходимости перемещать ракеты и вращать “тумбу” пусковой установки). Вдвое сократилось число моряков для обслуживания и управления установкой (10 вместо 20).

Габаритные размеры 64-ячеечной УВП составляют 8,7 х 6,3 х 7,7 м. Для сравнения — длина балочной MK.26 Mod.2 превышала 12 метров. Глубина и ширина ракетного погреба примерно соответствовали УВП.

Да, совсем забыл. Указанный вариант УВП рассчитан на более длинные (+ 1 метр) и тяжелые (в 2 раза) ракеты нового поколения — космические перехватчики и “Томагавки”. У Марк-41 есть экспортные модификации под обычные ЗУР — такие УВП еще легче и компактнее.

Вот и считайте, насколько уместно приравнивать крейсера 60-80х гг. к современным эсминцам и фрегатам.

Прогресс в области ракетных вооружений еще не все. Сейчас на примерах реальных кораблей, вы убедитесь в том, какой грандиозный путь прошли РЛС, средства обнаружения и системы управления огнем.

Первый выбор был сделан автором предыдущей статьи — ракетный крейсер проекта 58 (“Грозный”). 1962 год. Длина 142 метра. Полное водоизмещение — 5500 тонн.

Его оппонентом станет отечественный фрегат пр. 22350 “Адмирал Горшков” (на испытаниях с 2015 г.)

Длина 135 метров. Полное водоизмещение 4500 тонн. Экипаж — 210 человек (на 100 чел. меньше, чем экипаж крейсера “Грозный”). Боевые возможности — несоизмеримы.

Корабли в наше время выглядят по-другому.

Первое, и самое очевидное, — отсутствие на палубах оружия. Хранение и запуск ракетного боезапаса производится из шахт УВП, надежно спрятанных в глубине корпуса корабля. При этом, боезапас фрегата по количеству и ТТХ ракет превосходит все, что имелось на крейсерах предыдущих эпох.

На борту “Горшкова” установлено два модуля УКСК, итого — 16 шахт под размещение ударного вооружения (сверхзвуковые ПКР “Оникс”, КР семейства “Калибр”). Для сравнения, на крейсере пр. 58 имелись две счетверенные ПУ и 16 противокорабельных ракет П-35. Которым не нашлось места внутри корпуса и пришлось стоять на открытой палубе. Если не принимать во внимание ТТХ ракет, то по количеству ударного вооружения крейсер и фрегат имеют паритет.

Зенитное вооружение фрегата представлено ЗРК “Полимент-Редут”, чей боекомплект размещен в 32 ячейках УВП. Стартовая масса ракеты 9М96Е2 составляет 420 кг. Максимальная дальность стрельбы — 120…150 км.

На борту крейсера “Грозный” также имелся ЗРК “Волна” с боекомплектом 16 ракет (два подпалубных “барабана” ЗИФ-101 и подвижная балочная ПУ). Масса зенитной ракеты — 923 кг., максимальная дальность стрельбы 15-18 км.

Пусковая установка ЗИФ-101. Для правильного восприятия габаритов стоит учесть, что длина каждой ракеты составляла 6 метров!

В очередной раз, если не принимать во внимание скорострельность комплексов и ТТХ ракет, современный фрегат несет аналогичный по массе и вдвое больший по количеству ракетный боезапас. Если закрывать глаза на разницу в боевых возможностях, то составу остального вооружения также наблюдается паритет.

Вооружение старого крейсера включало две спаренные артиллерийские установки АК-726, две батареи зенитных пушек АК-630, РБУ и торпедные аппараты.

Современный фрегат вооружен одной 130 мм пушкой А-192, двумя комплексами ближней самообороны “Палаш” и двумя счетверенными ТА противолодочных торпед “Пакет-НК”.

Единственное серьезное различие — вся кормовая часть надстройки фрегата занята ангаром корабельного вертолета. В отличие от современных кораблей, постоянное базирование ЛА на крейсере пр. 58 не предусматривалось (имелась лишь вертолетная площадка).

Итого данного подсчета становится простой и очевидный факт: меньший на 1000 тонн современный фрегат несет больше оружия, чем крейсера 1960-х гг. Что полностью противоречит утверждению:

…несмотря на качественное совершенствования ракетной техники от примитивных образцов 50-х до самых современных, объемы, отводимые под ракетное оружие, не уменьшаются.

Вторым заметным отличием является отсутствие громоздких мачт с десятком параболических антенн. Весь радиолокационный комплекс современного корабля поместился внутри “пирамиды” в носовой части надстройки. Главным секретом “Горшкова” стал многоцелевой радар 5П-20К “Полимент” из четырех неподвижных “зеркал”, размещенных на боковых гранях пирамиды.

Возможности “Полимента” похожи на боевую фантастику. Исключительно высокое разрешение. Возможность изменения ширины луча. Мгновенное (в пределах миллисекунд) сканирование выбранного участка неба. Универсальность и многозадачность. Одновременный обстрел до 16 воздушных целей.

На вершине пирамидальной фок-мачты фрегата размещен еще один антенный пост. Это радар общего обнаружения (5П27 “Фуркэ-4” либо “Фрегат-МАЭ-4К”). Лаконичность средств обнаружения и управления зенитным огнем — визитная карточка фрегата “Адмирал Горшков”. Пропуск в привилегированный клуб кораблей XXI века.

Никаких громоздких параболических антенн и радаров подсветки (чем грешили все корабельные ЗРК прошлого поколения). Две универсальные РЛС берут на себя весь спектр задач по обнаружению и сопровождению воздушных целей и управлению выпущенными ракетами, обеспечивая работу корабельных зенитных средств.

“Адмирал Горшков” еще далеко не предел. На горизонте другой корабль. Строгие нордичесике черты в окраске “серый грозовой”. Встречайте: голландский фрегат ПВО “Де Зевен Провинсиен” (2002 год). Радиолокационный комплекс “Семи провинций” состоит из двух систем: многофункционального радара APAR с четырьмя активными ФАР и дециметрового радара дальнего обнаружения SMART-L, способного различать цели на космических орбитах.

Грозный фрегат с еще более изощрённой конструкцией.

Макс. дальность обнаружения 2000 км, 40 ракетных шахт, вертолет и другое универсальное вооружение. С 2017 года фрегаты этого типа будут включены в американскую систему ПРО в Европе.

На картинке — антенный пост “Ятаган” системы управления огнем ЗРК “Волна”. Пять параболических антенн для определения точного положения цели и передачи радиокоманд выпущенным ракетам. Для первичного обнаружения использовались еще две РЛС “Ангара”, размещенные на вершинах обеих мачт.

А вы говорите, ничего с тех пор не изменилось.

В принципе, все эти проблемы были свойственны для всех кораблей того времени. Даже самые современные из отечественных крейсеров (пр. 1164 и 1144 «Орлан») грешили большим количеством громоздкого и неэффективного оборудования, их ракетам требовались специализированные станции наведения и подсветки цели. К слову, американский «Иджис» (система 1979 года) страдает аналогичным недостатком.

Так же наивно звучат жалобы на объемы, необходимые для размещения современной электроники и какие-то специальные меры по охлаждению и кондиционированию помещений. Весь этот детский лепет опровергается единственным фактом: все средства обнаружения и оборудование командных пунктов С-300 поместились

на мобильных шасси! И это — начало 1980-х гг., когда о ноутбуках и “айфонах” не могли мечтать даже самые отчаянные фантасты.

Ледяная тундра, жара авиабазы Хмеймим, дождь-снег, мобильный ЗРК должен уметь работать в любых условиях! Неужели аналогичный комплекс на борту современного корабля нуждается в каких-то громадных “машинных залах” с невероятными мерами по контролю качества воздуха?

Что за бред? В каком веке живут те, кто утверждает подобное?

На современном корабле изменилось всё. Компоновка, оружие, состав средств обнаружения и СУО, силовая установка (высокоэффективные дизели и турбины вместо котлов), автоматизация, сокращенный по численности экипаж.

Именно поэтому появилась возможность строить компактные боевые корабли с мощнейшим ударным и оборонительным вооружением в корпусе с водоизмещением 4500-6000 тонн.

topwar.ru

Современные корветы и фрегаты. Чем они отличаются от других российских кораблей (крейсеров, сторожевиков и т. п.)

Классификация кораблей – дело довольно мутное. Корабли – товар штучный, а живут они долго, за время их жизни могут смениться несколько концепций применения флота. Поэтому ситуация с классификацией, образно говоря, такая – «на три корабля пять систем их классификации» :=).

Так вот, у нас с нашими западными партнёрами/противниками разные концепции применения флота, поэтому классификации кораблей разные.

У американцев главная ударная сила флота – палубная авиация, поэтому центральное место занимает авианосец, а все остальные корабли играют при нём подчинённую роль авианосного эскорта (противолодочная и противовоздушная оборона соединения) , и отличаются только размерами и боевыми возможностями. Отсюда принятая на западе однородная классификация «по водоизмещению» : корвет (до 2000 т) – фрегат (3–5 тыс. т. ) – эсминец (более 6000 тыс. т) . Цифры указаны приблизительные.

В СССР и России главной ударной силой флота были и остаются крылатые ракеты. Отсюда две пареллельные линейки кораблей: ударные корабли (ракетный крейсер – большой ракетный корабль – малый ракетный корабль – ракетный катер) и эскортные корабли (большой противолодочный корабль – сторожевой корабль – малый противолодочный корабль) .

Если сопоставить западную и нашу классификации, то получится примерно такое соответствие:

эсминец = большой противолодочный корабль
фрегат = сторожевой корабль
корвет = малый противолодочный корабль

Соответствия нашим ударным кораблям в западной классификации нет, поскольку такие корабли на западе просто не строятся.

С некоторых пор в нашем флоте появилась тенденция сближения с западной классификацией. Первой ласточкой были корабли проекта 956 (1980 г.) , которые классифицировались как эсминцы. Они задумывались как универсальные корабли, сочетавшие в себе в равной степени противолодочные, противовоздушные и противокорабельные возможности, а также средства поддержки десантных операций, что требовало изменения классификации. Однако универсального корабля не получилось. Получился ракетный крейсер с монструозной артиллерией, уникальными противокорабельными ракетами, хорошей ПВО и откровенно дохлой ПЛО.

Однако идея создания универсального корабля не умерла. В 2008 г. в состав российского флота вошёл корвет «Стерегущий» (проект 20380, водоизмещение 1900 т) , который можно считать первым российским по-настоящему универсальным кораблём. Уже заложен фрегат «Адмирал Горшков» (проект 22350, 4500 т) , разрабатывается универсальный эсминец проекта 21956.

В общем, мы постепенно переходим на западную классификацию. Во многом это связано также и с перспективами постройки кораблей на экспорт. И всё же, думаю, наши корветы/фрегаты/эсминцы не полностью впишутся в западную классификацию, поскольку будут обладать более сильным противокорабельным вооружением. В первую очередь это относится к сверхзвуковым противокорабельным ракетам, которых на западе вообще не выпускают.

P.S. Про корветы, фрегаты и сторожевики вроде всё сказал. Небольшое уточнение по крейсерам, поскольку они фигурируют в вопросе.

В настоящее время крейсер как класс кораблей умер. На западе в 1970–80-е годы, когда крейсера были многочисленны, ракетным крейсером называли эскортный корабль водоизмещением более 7 000 т. В общем, то, что раньше на западе называли крейсером, сейчас называют эсминцем. Соответственно, тогдашние эсминцы – это нынешние фрегаты, а тогдашние фрегаты – нынешние корветы. Такая забавная сдвижка в классификации произошла в 1980-х гг. Сейчас в США есть корабли, которые формально классифицируются как крейсера (корабли типа «Тикондерога») , но фактически они ничем не отличаются от эсминцев.

Так что настоящие крейсера остались только в России.

В СССР ракетным крейсером называли ударный корабль водоизмещением более 5000 т. Сейчас у нас есть три типа таких кораблей: проект 1144 («Пётр Великий» + 3 штуки в ремонте и отстое) , проект 1164 («Варяг» , «Москва» , «Адмирал Лобов») , а также около десятка эсминцев проекта 956, который тоже фактически являются ра

otvet.mail.ru

БПК против фрегатов, или причуды классификаторов.

 Часто приходится слышать вопрос: Как соотносятся отечественные БПК и Сторожевые Корабли с иностранными Крейсерами и Фрегатами? Ответы бывают самые разные. Попробуем разобраться.

В конце 50-х годов американцы прекратили постройку Крейсеров и Эскадренных Миноносцев (единственным исключение стал экспериментальный «Лонг Бич»), сосредоточившись на строительстве двух новых классов кораблей: Фрегатов УРО (Управляемого Ракетного Оружия) и больших океанских Эскортных Эсминцев.

Первые предназначались, в первую очередь, для охраны авианосных ударных соединений от атак вражеской авиации и подводных лодок. В силу этого они несли мощное вооружение ПВО-ПЛО (зенитные ракетные комплексы большой и средней дальности, противолодочные ракетные комплексы «АСРОК») и практически не имели вооружения ударного, ведь задачу уничтожения надводных кораблей противника брала на себя палубная авиация. Одна одноствольная 127-мм артустановка, да и то не на всех – этим исчерпывались противокорабельные средства Фрегатов УРО типов «Кунц» (10 корпусов),


 

«Леги» (9),


 

 и «Белкнап» (9).


 

К последним двум сериям прилагались их атомные аналоги: «Бейнбридж»

и «Тракстан».

В дальнейшем эта линия продолжилась сериями атомных Фрегатов УРО «Калифорния» (2)

И «Вирджиния» (4).

 

Второй класс был представлен в основном кораблями типа «Нокс» (46 штук). Эскортные эсминцы предназначались для охранения трансатлантических конвоев, и имели, как правило, только противолодочное вооружение.

Тут то и началась путаница, ведь Фрегатами во флотах европейских держав (членов НАТО, что немаловажно) именовались корабли, классифицируемые в США как эскортные эсминцы. Свои же аналоги Фрегатов УРО европейцы называли Легкими Крейсерами, как англичане свои корабли типа «Каунти»,

или Эсминцами (французские «Сюффрен» и «Турвиль»).

В СССР то ли по причине очередного витка борьбы с низкопоклонством перед Западом, то ли по какой другой, предпочли заменить термин Фрегат УРО  на вновь изобретенный Сторожевой Корабль Противовоздушной-Противолодочной Обороны, что являлось простой калькой американского наименования. Сокращенно это звучало как СКР ПВО-ПЛО и приводило плавсостав, зачастую, в состояние полного лингвистического ступора. Пришлось принять более короткий и запоминающийся термин: Большой Противолодочный Корабль или БПК. При этом американцы, как бы не зная о противолодочной ориентации ракетоторпед «Метель», лукаво предпочли считать их противокорабельными, классифицируя БПК семейства 1134 («Адмирал Зозуля»), 1134А («Кронштадт») и 1134Б («Николаев») как Крейсера УРО. Правда в 1977 году руководство отечественного ВМФ передумало и перевело «Зозули» в ранг Ракетных Крейсеров. Модернизированные БПК проекта 61 и ЭМ 56-м после установки на них  противокорабельных ракет П-15М превратились в Большие Ракетные Корабли (БРК).

И над кораблями проекта 1135, классифицируемых, в США тех лет, как Эскортные Эсминцы, пришлось задуматься. Сначала их обозначали как БПК 2-го ранга, но в том же 1977 переклассифицировали в Сторожевые Корабли (СКР).

В итоге получилась вот такая таблица:

 

США

НАТО

СССР

 

 

РКР

ФР УРО

КРЛ/ЭМ

БПК

 

 

БРК

Эск.ЭМ

ФР

СКР

 

В начале 70-х годов, в связи с резким увеличением числа скоростных советских ПЛА, американцы решили, что скорость «Нокса» не худо бы и увеличить. Хотя вооружение увеличилось всего на одну 127-мм артустановку, водоизмещение «поплыло» и новый корабль превзошел своего прототипа (по массе) почти вдвое. Назвать такой корабль Эскортным Эсминцем язык не поворачивался, вот и решили назвать просто Эсминцем. Так родился знаменитый «Спрюенс».

После принятия в 1977 году на вооружение противокорабельной ракеты «Гарпун», американцы подумали и, одним росчерком пера, превратили свои Фрегаты УРО в Крейсера УРО («Леги», «Белкнап», «Калифорния» и «Вирджиния») и в Эсминцы УРО («Кунц»), обозначение же Фрегат было передано Эскортным Эсминцам, что сделало классификацию НАТО более однородной.

Следующие корабли, построенные в корпусе «Спрюенса», именовались уже Крейсерами УРО («Тикондерога»).

В СССР же продолжали играть по старым правилам, стараясь запутать противника как можно сильнее. В итоге проект 956, разрабатывавшийся в качестве корабля поддержки десанта, по мере усиления вооружения, и как следствие увеличения водоизмещения, стали именоваться Эсминцами, причем без приставки – Ракетный, хотя по логике вещей должны были классифицироваться как БРК.

К классу БПК был причислен советский аналог «Спрюенса» — «Удалой» (проект 1155), а так же его развитие «Адмирал Чабаненко», хотя последний, в связи с установкой на нем противокорабельных ракет «Москит», вполне может претендовать на обозначение Эсминец.

Отрадно, что эпоха оригинальной национальной классификации, наконец, закончилась и новые российские корабли получают обозначения в соответствии со стандартной международной системой.  

 

alternathistory.com

Про классификацию надводных боевых кораблей: prokhor_tebin

Сижу, пишу новую статью и натыкаюсь на любопытный кусок текста, о котором я совсем забыл:


«Если определение авианесущих, десантных и минно-тральных кораблей не вызывает затруднений благодаря ясности их функциональных задач, то выделение класса эскортных и многоцелевых кораблей и его разграничение «снизу» от боевых катеров неизбежно носит субъективный характер. Сейчас в классе эскортных и многоцелевых кораблей выделяются крейсеры, эскадренные миноносцы, фрегаты и корветы, и границы между этими подклассами крайне неопределенны. Широко известна условная классификация изданий Jane’s Fighting Ship, считающих боевыми катерами единицы со стандартным водоизмещением до 400 т, корветами – от 400 до 1200 т, фрегатами от 1200 до 4000 т, а всё что выше – эскадренными миноносцами и крейсерами (раньше крейсерами в Jane’s Fighting Ship полагали корабли стандартным водоизмещениемболее 5000 т). Однако даже эта классификация утрачивает своё значение в связи с тенденцией к росту водоизмещения надводных боевых кораблей и катеров, а самое главное – сплошь и рядом противоречит национальным классификациям большинства флотов мира».

Там же:

«Основным типом боевого корабля (эскортного/многоцелевого) дальней морской зоны становится многоцелевой большой фрегат/эскадренный миноносец, а ближней морской зоны – многоцелевой корвет/малый фрегат».

Источник: Рыбас А. Л., Барабанов М.С. Макиенко А.В., Пухов Р.Н., Военно-техническое сотрудничество России с зарубежными государствами,  под редакцией Рыбаса А. Л., Москва, Наука, 2008, 470 с. Процитированные отрывки – Барабанов М.С., сс. 297-298.

Теперь вспомним большого «любителя» моего творчества и «знатока» военно-морской тематики, доблестно скрывающегося под ником «Бей гансов!», который не решился прийти в мой блог. Одним из его доводов являлось то, что существует чёткая классификация боевых кораблей и не существует понятия тяжёлый корвет/лёгкий фрегат. Он пишет (орфография и пунктуация сохранены):

а. Легких фрегатов нет и уже не будет, поэтому не занимайтесь словоблудием. А классификация кораблей весьма условна только у доморощенных экспертов.
б.Про легкие фрегаты уже как-то упоминал — нет таких
в.Где вы видели такой класс кораблей?? Нет ни тяхелых корветов, ни легких фрегатов, ни тем более «тяжелый корвет/легкий фрегат».
г. Хм, это автор — про легкий фрегат — в Википедии почерпнул? Именно там этот корабль так назвали:) Но нет таких «легких фрегатов» — либо фрегат, либо если не подходит -корвет. Не надо городить еренду.
д. По отношению к автору — поставленная подпись «аспирант ИМЭМО» ко многому обязывает, в том числе и применению в отношении НК и ПЛ имеющейся точной классификации.

Господин «БГ!» явно питает личную неприязнь к вашему покорному слуге, что, очевидно, и является главным мотивом для написания подобных пасквилей.  Что ж, возьмём цитаты Барабанова (я думаю даже «БГ!» не станет спорить с тем, что Михаил Барабанов – эксперт в данном вопросе). Что мы видим?

1. Чёткой и однозначной классификации боевых надводных кораблей основных классов (БНК ОК) не существует.

2. Существующая классификация носит субъективный характер и постепенно теряет своё значение.

3. В основе классификации лежит водоизмещение корабля, а не функциональные задачи и возможности, которые играют важную, но не ключевую роль при определении конкретного класса/подкласса корабля.

3. Понятие «малый/большой фрегат» реально существует.

4. Посмотрев том же источнике, мы видим, что существует понятие «малого корвета» (с. 305, четвёртая-пятая строчки снизу). Бывают «большие эсминцы» (с. 311), «лёгкие фрегаты» водоизмещением 1850 т, а бывают «корветы» водоизмещением 2500 тонн (сс. 312-313). Более того, бывают «литоральные боевые корабли» (с. 310, если господин «БГ!» усомнится в существовании этой кальки с английского в российском экспертном сообществе). Заметьте не «корветы» и не «фрегаты», а именно ЛБК, т.е. новый подкласс БНК ОК.

5. Там же мы найдём упоминание фрегатов FREMM и корветов Gowind водоизмещением 1250-2000 тонн (с. 316), хотя выше указывалось, что 1200+ это для Джейнс уже фрегат.


Какие выводы можно сделать?

1. Очевидно, что логика упомянутых цитат подразумевает существование и «большого корвета». Возможно, этот термин есть и в книге, но я его не увидел.

2. Термины фрегат, корвет, крейсер, а также эсминец (который стал полным синонимом destroyer), происходят из западной традиции, которая стала общеупотребимой. Добавление «малый/большой» существует применительно ко всем БНК ОК. В западной традиции с различной частотой используются понятия large/big/heavy, medium, light/small. Таким образом, можно использовать понятия «тяжёлый/лёгкий», наравне с «большой/малый». Существенной разницы не существует. Более того, традиционно крейсера были именно «легкими» и «тяжёлыми». А в случае с авианосцами «лёгкий/тяжёлый» часто использовались для замены «эскортный/эскадренный», хотя можно была сказать и «противолодочный/ударный». Тут можно спорить, но спор получится достаточно смешным и попахивающим излишней педантичностью. Вот спор между тем является ли «Мистраль» универсальным десантным кораблём, десантным кораблём вертолётоносцем-доком или чем-то другим имеет значение, хотя ответ на него и очевиден.

3. Классификация советской традиции (СКР, БПК, МПК и т.д.) уходит в прошлое, но полностью не исчезает.  Возьмём корпоративный журнал Объединённой Судостроительной Корпорации №3/2010, статью Александра Мозгового «Переменчивый ветер: плюсы и минусы военно-морского экспорта», откроем страницу 7 и прочитаем «Нередко мы сами создаём ситуации, запутывающие потенциальных клиентов. Не раз приходилось слышать недоумённые вопросы, почему «Гепард» и «Тигр» (экспортные модели пр. 11661 и пр. 20380 – моё примечание), имеющие практически одинаковое водоизмещение, близкие другие характеристики и состав вооружения, классифицируются по-разному: первый корабль относится к «фрегатам» (точнее сторожевым кораблям, СКР – моё примечание), а второй к «корветам»? Очень трудно объяснить представителям зарубежных ВМС, что «так исторически сложилось»-Конец цитаты. Подобный пример доказывает то, что классификации в значительной степени условны, носят субъективный характер.

4. Существуют корабли (например, Говинд и Сигма), которые существуют в различных версиях и вариантах. Различаются водоизмещение, вооружение, прочие характеристики, а также функции. Подобные корабли преимущественно занимают диапазон 1000-2500 тонн, то есть занимают пограничное положение между корветом и фрегатом. Отечественный пр. 11661 относится к этой категории. Эта категория отличается и от категории катер/малый корабль/корвет (до 1000 т), так и от полноценных многоцелевых и фрегатов.  Более того,  в рамках каждой из трёх категорий БНК ОК, а также между ними всеми вместе существуют существенные различия, которые определяются функциями, целями, задачами и возможностями заказчика. Сравните, например, мой любимый «Буян-М» и американский LCS. Стоит добавить также наличие таких подклассов как OPV (offshore patrol vessel) (патрульный корабль морской зоны), cutter (куттер, корабль Береговой охраны, существует несколько подклассов) и small attack craft (rракетный катер/малый ракетный корабль) которые не совсем тождественны корвету.

5. Помимо субъективных «традиций» и водоизмещения подумаем о функциональных задачах. Здесь на ум приходят два основных принципа для классификации.

Первый – многофункциональность/специализированность. При этом стоит ещё добавить среднее положение в виде модульности. В США используются термины multi-mission/multi-role для обозначения универсальных многоцелевых кораблей (в ВМС США это эсминцы) и модульных LCS соответственно. Многофункциональность  — способность одновременно все или почти все задачи (ПВО, ПРО, ПЛО, противоминная борьба, борьба с надводными целями и нанесение ударов по берегу). Специализированность – это доминирование 1-2 функциональных задач. Модульность – это потенциальная многофункциональность при условии замены модулей на фоне фактической специализированности.

Второй принцип – это зона, в которой действует корабль: океанская зона (blue water), ближняя морская зона (green water), прибрежные и внутренние воды (brown water). В данном случае я имею ввиду как чисто географическую, так и функциональную трактовку данной классификации по зонам (подробнее распишу, если потребуется – тема достаточно масштабная и раздует пост до небывалых размеров. Более того, можно начать новую грандиозную дискуссию вокруг классификации океанская/морская/прибрежная и дальняя морская/ближняя морская).

6. БГ! явно считает себя умнее Барабанова 😉

Итак, наконец, что есть «лёгкий фрегат/тяжёлый корвет»?

1. Это боевой корабль. Не смейтесь – смысл в том, что это военный корабль, главная (но не единственная) задача котрого — ведение боевых действий, а не «полицейский» (Береговая охрана) для осуществления патрульных функций и обеспечения морской безопасности.

2. Это корабль, обладающий большим количеством возможностей, «более многофункциональный», чем корабли линейки катер/малый корабль/корвет. Вместе с тем это корабль, существенно уступающий полноценному многофункциональному фрегату.

3. Это корабль морской зоны. Это не корабль привязанный к своей прибрежной зоне, это не корабль предназначенный преимущественно для прибрежной зоны противника (LCS ВМС США), но это и не полноценный океанский корабль.

4. Это корабль, который может быть построен в разных версиях (Сигма, Говинд).

Напоследок предлагаю вспомнить, что в терминологии атомных подлодок также существует некоторая сложность: есть ПЛА, АПЛ, АПРКР, АПРКРСН, ТРПКСН и так далее, ПЛАРК смешивается с ПЛА, а в будущем, возможно, появятся нестратегические ПЛАРБ…

Спасибо за внимание.

Вопросы?

prokhor-tebin.livejournal.com

Русский эсминец «Горшков» значительно превосходит американский «Горизонт»

≡  6 Июль 2016

А А А


Сопоставление боевых возможностей фрегатов свидетельствует о значительном превосходстве российских кораблей.

По интегральному показателю соответствия боевой эффективности корабля его предназначению российский «Горшков» превосходит натовский «Горизонт» почти на 41 процент.

«Натовцу» для выхода в позицию залпа придется сближаться с нашим кораблем несколько часов, все это время находясь в зоне досягаемости его оружия

Эволюция эсминцев привела к возникновению двух современных классов кораблей. Это крупные эсминцы, по водоизмещению приблизившиеся к крейсерам, и фрегаты. Оба класса являются универсальными, сочетающими как эскортные, так и ударные возможности, в том числе и в плане поражения наземных объектов. Оба предназначены для действий в дальней морской и океанской зонах – индивидуально или в составе крупных корабельных оперативных соединений.

Рост водоизмещения эсминцев и последующее выделение фрегатов в особый класс обусловлены необходимостью размещения мощных боевых информационно-управляющих систем, развитого оборонительного и ударного вооружения. США, в свое время уделявшие фрегатам большое внимание, со временем отказались от их строительства и сосредоточились на эсминцах (доведя их по водоизмещению до 14 000 тонн, как это имеет место у «Замволта»). Это было обусловлено необходимостью обеспечивать действия крупных оперативных соединений (прежде всего авианосных) в удаленных районах Мирового океана, в том числе у берегов противника, а также наличием средств на такие проекты. Другие страны, не обладающие подобными возможностями и не претендующие на глобальную проекцию силы, продолжают развивать класс фрегатов. Это касается и членов НАТО, обладающих развитой кораблестроительной промышленностью.

Наш ВМФ в ближайшей перспективе будет получать для действий в дальней морской зоне только фрегаты, прежде всего проекта 22350. Перспективные эсминцы типа «Лидер» и более крупные корабли пока проходят стадию формулирования тактико-технических требований. Потому представители проекта 22350 (и 11356) будут единственными современными надводными кораблями дальней морской и океанской зон, которые в достаточно крупных количествах поступят на вооружение наших флотов.

В этой связи интересно сопоставить отечественную и зарубежные, прежде всего натовскую, школы в части развития фрегатов. Ранее в России/СССР они не строились, их роль исполняли менее универсальные сторожевые корабли, в том числе и океанской зоны, СКР 2-го ранга проекта 1135. Первым нашим полноценным фрегатом следует считать проект 22350. Его и возьмем для сравнительного анализа.

В противники целесообразно выбрать корабль из состава ВМС НАТО, адекватный по предназначению, составу вооружения и характеристикам, желательно новейшей постройки. Данным условиям удовлетворяют фрегаты типа «Горизонт». Они интересны еще и тем, что являются продуктом совместной разработки Франции, Италии и Великобритании (хотя последняя вышла из проекта на завершающем этапе, ее эсминец «Дэринг» фактически является версией того же «Горизонта»).

Сравним характеристики

Наш корабль при полном водоизмещении около 4500 тонн имеет корпус, выполненный с использованием технологий «Стелс», что позволило в разы снизить эффективную площадь рассеивания корабля, а соответственно его радиолокационную и оптическую заметность. Комплекс ударного вооружения представлен 16 единицами ПКР «Оникс», размещенных в двух универсальных комплексах вертикального пуска 3С14У1. Вместо «Ониксов» в ячейки могут загружаться ракеты семейства «Калибр-НКЭ» в противокорабельном и противолодочном вариантах, а также в комплектации для стрельбы по наземным объектам. Таким образом, фрегат рассматривается как многоцелевой, способный решать задачи уничтожения надводных кораблей противника и разрушения его инфраструктуры на берегу.




По данным открытых источников, зенитное ракетное вооружение представлено ЗРК «Полимент-Редут». Его ракеты размещаются в четырех восьмиячеечных модулях. Полный боекомплект может включать в различных комбинациях ракеты большой дальности 9М96 и 9М96Е2 (до 120 км) по одной в ячейку (всего 32 ракеты) или ЗУР самообороны 9М100 (дальность стрельбы – около 10 км) по четыре ракеты в ячейку установки вертикального пуска (всего 128). Для поражения воздушных целей в зоне самообороны фрегат оснащен двумя ЗРАК «Палаш», размещенными по бортам рядом с вертолетным ангаром.

Для поражения подводных лодок предназначен ракетный комплекс «Медведка-2». Две его пусковые установки расположены побортно, по четыре ПЛР в каждой – всего восемь ракет.

Артиллерийское вооружение корабля представлено 130-мм артиллерийской установкой А-192, имеющей дальность до 22 километров и скорострельность до 30 выстрелов в минуту. Система управления (5П-10 «Пума») и номенклатура боеприпасов позволяют использовать ее для поражения береговых, морских и воздушных целей. Авиационное вооружение фрегата представлено вертолетом Ка-27, для которого имеется палубный ангар. По оценке западных экспертов, для уничтожения или вывода из строя таких кораблей достаточно попадания одной-двух ПКР «Гарпун» или одного «Томагавка».

Фрегат «Горизонт» французских ВМС при водоизмещении около 7000 тонн в качестве главного вооружения имеет восемь ПКР MM40 Exocet или Teseo (Otomat) Mk 3 (обе с дальностью стрельбы до 180 км). В УВП на 48 ячеек размещаются ракеты ЗРК PAAMS Aster 15 (дальность – до 30 км) или Aster 30 (дальность – до 120 км). В настоящее время разрабатывается корабельная версия авиационной ракеты SCALP-EG, которая должна достичь дальности стрельбы по наземным объектам до тысячи километров (приблизившись по этому показателю к американскому «Томагавку»), а по морским – до 250 километров. Размещать ее предполагается в УВП вместо ЗУР. Универсальная артиллерия представлена тремя 76-мм АУ Oto Melara. Для уничтожения СВН в зоне самообороны есть одна шестиствольная 25-мм АУ SADRAL Oto Melara Mod 503. Противолодочное вооружение включает два двухтрубных аппарата ТА MU 90 для малогабаритных торпед. Корабли имеют мощные гидроакустические средства поиска субмарин (ГАС TMS 4110CL) и противолодочные вертолеты (Merlin Eh201 HAS). Для вывода такого фрегата из строя или его потопления могут потребоваться одна-две ПКР с боевой частью 300–400 килограммов.

Сопоставление тактико-технических характеристик кораблей свидетельствует, что сильной стороной нашего является наличие в составе его вооружения ПКР и СКР большой дальности, 130-мм универсальная АУ, а также противолодочный ракетный комплекс. «Горизонт» не имеет равноценных систем оружия. Корабельная версия ракеты SCALP-EG пока еще перспектива, притом весьма сомнительная с учетом экономических проблем ЕС.

Однако простого сравнения характеристик недостаточно для корректного сопоставления кораблей. Необходимо оценить их возможности в вероятных условиях боевого применения с учетом предназначения.

В этом отношении стоит рассмотреть два варианта: действия сопоставляемых кораблей в локальной войне против слабого в военно-морском отношении противника в интересах группировки ВВС и СВ или же в крупномасштабной войне Россия – НАТО. Имеет смысл просчитать и такой вариант столкновения: наш фрегат против натовского в составе корабельной ударной группы (КУГ).

Сопоставим возможности

В этих конфликтах в общем случае оба корабля будут решать следующие основные задачи, по которым и станем сопоставлять: уничтожение групп кораблей (КУГ, КПУГ) и подводных лодок, отражение воздушного нападения противника, нанесение ударов по его наземным объектам.


В локальной войне против слабой в военно-морском отношении страны весовые коэффициенты задач (с учетом вероятности их возникновения) для российского корабля могут быть оценены так: уничтожение групп надводных кораблей и катеров – 0,1, подводных лодок – 0,05, отражение воздушного нападения – 0,3, удары по наземным целям противника в оперативной глубине – 0,5, по объектам противодесантной обороны – 0,05.

«Горизонт» в современном варианте не имеет стратегических крылатых ракет. Поэтому для него распределение веса задач в ограниченной войне выглядит несколько иначе: уничтожение групп надводных кораблей и катеров – 0,3, подводных лодок – 0,15, отражение воздушного нападения – 0,4, удары по объектам противодесантной обороны – 0,15.

В крупномасштабной войне значение весовых коэффициентов задач для «Горшкова» выглядит так: уничтожение групп надводных кораблей (КУГ, КПУГ) – 0,2, подводных лодок – 0,2, отражение воздушного нападения – 0,3, удары по наземным целям в оперативной глубине – 0,25, по объектам противодесантной обороны – 0,05. Для «натовца»: уничтожение групп надводных кораблей (КУГ, КПУГ) – 0,18, подводных лодок – 0,3, отражение воздушного нападения противника – 0,5, удары по наземным целям и объектам противодесантной обороны – 0,02.

Теперь оценим возможности фрегатов по решению типовых задач. Первая состоит в уничтожении групп надводных кораблей и катеров. Совершенно понятно, что фрегаты значительно уступают по боевым возможностям крейсерам и эсминцам, которые будут составлять основу КУГ и кораблей охранения авианосцев. Поэтому участие в нанесении ударов по группам кораблей такого класса – задача для них нестандартная. Более вероятными и посильными будут удары по группам равноценных им по классу кораблей или классом ниже. Это корабельные поисково-ударные группы (КПУГ), охотящиеся за подводными лодками в назначенном районе, или ударные группы МРК (корветов) и ракетных катеров. Поэтому в качестве примера для сопоставления будем рассматривать типовой КПУГ (КУГ корветов) в составе трех-четырех единиц.

Российский фрегат, обладая более чем двукратным превосходством в дальности ракетного оружия («Оникс» и «Калибр-НКЭ») над объектом атаки, при прочих равных условиях может выйти в позицию залпа и выполнить стрельбу, оставаясь недосягаемым для противника. 16-ракетный залп обеспечивает вывод из строя или уничтожение кораблей типовой КПУГ или КУГ с вероятностью 0,76–0,8.

«Горизонт» имеет ракетный комплекс с дальностью стрельбы, почти равной той, которой располагает объект удара (на корветах и фрегатах противника могут иметься на вооружении либо такие же «Экзосеты», либо последние модификации «Гарпунов»). В случае упреждения противника в залпе он сможет вывести из строя или уничтожить корабли из состава типового КПУГ или КУГ с вероятностью 0,4–0,48. Но у противостоящей стороны такие же шансы. Таким образом, приведенная вероятность снижается до 0,23–0,35.

В ударах по наземным объектам наш фрегат может применить ракеты «Калибр» той модификации, которая была продемонстрирована в Сирии. Естественно, для фрегата будут ставиться задачи тактического масштаба, то есть вывод из строя одного важного объекта или группы из трех-четырех небольших.

Применив СКР «Калибр», «Горшков» сможет в пределах дистанции эффективной стрельбы (до 2000 км) решить задачу 16-ракетным залпом с вероятностью 0,55–0,7.

Кроме того, наш корабль способен подавить один ротный опорный пункт в системе противодесантной обороны на берегу на удалении до 10–15 километров от уреза воды с вероятностью 0,6–0.7.

«Горизонт» не имеет оружия для ударов по объектам в оперативной глубине, поэтому его возможности в этом отношении нулевые. При определенных условиях он, конечно, задействуется в ударах по объектам противодесантной обороны на берегу на глубину до пяти-шести километров. Если рассматривать тот же ротный опорный пункт, то вероятность его подавления тремя 76-мм АУ «Горизонта» не превысит 0,15–0,2 при самом благоприятном раскладе.

Оценку возможностей фрегатов по борьбе с подводными лодками целесообразно делать по критерию вероятности обнаружения и уничтожения субмарины противника в заданном районе в составе типового КПУГ из трех фрегатов. Обычно район поиска определяется так, чтобы КПУГ была способна с заданной вероятностью обнаружить и уничтожить в нем ПЛ противника. Этот показатель зависит от многих факторов, но при сравнении разных кораблей главнейшим из них является энергетическая дальность обнаружения подлодки гидроакустическим комплексом (ГАК), а также могущество противолодочного оружия.

«Горизонт» превосходит наш корабль по энергетической дальности ГАК. Но существенно уступает в оружии для решения задачи. Наличие на обоих кораблях противолодочных вертолетов, которые ведут допоиск и располагают средствами уничтожения подводных лодок на больших удалениях, в определенной мере нивелирует превосходство нашего корабля в поражающей мощи. Если за определенный промежуток времени наш фрегат способен обнаружить и уничтожить подводную лодку противника с вероятностью 0,5, то у «Горизонта» этот показатель чуть выше – 0,58.

Остается оценить возможности кораблей по поражению воздушных целей. За основу возьмем отражение типового наряда СВН в 24 ПКР с размахом залпа в три минуты по ордеру, в котором три фрегата охранения и один корабль ядра (например крейсер с поражающим потенциалом ПВО 5 единиц). При таких условиях вероятность сохранения боеспособности нашего корабля ядра ордера может составить 0,55, а у натовцев – 0,61.
Один на один

Интересно рассмотреть дуэльную ситуацию. При прочих равных условиях наш «Горшков» за счет значительного превосходства в дальности стрельбы имеет возможность вывести из строя или потопить «Горизонт» с вероятностью до 0,6–0,7, не входя в зону поражения противника.

При взаимном обнаружении на дальности досягаемости ракет «Горизонта» вероятность гибели нашего фрегата будет существенно меньше и составит 0,3–0,35. Однако вероятность такого события относительно мала, ведь «натовцу» придется сближаться с нашим кораблем для выхода в позицию залпа несколько часов, все это время находясь в зоне досягаемости его оружия.

Проведенный анализ позволяет вывести интегральный показатель соответствия двух кораблей. У российского фрегата он составляет применительно к локальным войнам 0,655, а к крупномасштабной – 0,635. У «Горизонта» показатели распределяются так: 0,466 и 0,546 соответственно. То есть по степени соответствия боевой эффективности корабля его предназначению наш фрегат превосходит оппонента почти на 41 процент в локальных войнах и на 16 процентов в крупномасштабных. В дуэльной ситуации наш корабль имеет явное преимущество за счет значительного превосходства в дальнобойности оружия.

© Константин Сивков, член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук




Метки: вооружение • интересно • корабль • Россия • русский • сравнение • эсминец

Комментарии:


oppps.ru

Современные корветы и фрегаты. Чем они отличаются от других российских кораблей крейсеров, сторожевиков и т. п.

Классификация кораблей дело довольно мутное. Корабли товар штучный, а живут они долго, за время их жизни могут смениться несколько концепций применения флота. Поэтому ситуация с классификацией, образно говоря, такая на три корабля пять систем их классификации :=).

Так вот, у нас с нашими западными партнрами/противниками разные концепции применения флота, поэтому классификации кораблей разные.

У американцев главная ударная сила флота палубная авиация, поэтому центральное место занимает авианосец, а все остальные корабли играют при нм подчиннную роль авианосного эскорта (противолодочная и противовоздушная оборона соединения) , и отличаются только размерами и боевыми возможностями. Отсюда принятая на западе однородная классификация по водоизмещению : корвет (до 2000 т) фрегат (35 тыс. т. ) эсминец (более 6000 тыс. т) . Цифры указаны приблизительные.

В СССР и России главной ударной силой флота были и остаются крылатые ракеты. Отсюда две пареллельные линейки кораблей: ударные корабли (ракетный крейсер большой ракетный корабль малый ракетный корабль ракетный катер) и эскортные корабли (большой противолодочный корабль сторожевой корабль малый противолодочный корабль) .

Если сопоставить западную и нашу классификации, то получится примерно такое соответствие:

эсминец = большой противолодочный корабль
фрегат = сторожевой корабль
корвет = малый противолодочный корабль

Соответствия нашим ударным кораблям в западной классификации нет, поскольку такие корабли на западе просто не строятся.

С некоторых пор в нашем флоте появилась тенденция сближения с западной классификацией. Первой ласточкой были корабли проекта 956 (1980 г.) , которые классифицировались как эсминцы. Они задумывались как универсальные корабли, сочетавшие в себе в равной степени противолодочные, противовоздушные и противокорабельные возможности, а также средства поддержки десантных операций, что требовало изменения классификации. Однако универсального корабля не получилось. Получился ракетный крейсер с монструозной артиллерией, уникальными противокорабельными ракетами, хорошей ПВО и откровенно дохлой ПЛО.

Однако идея создания универсального корабля не умерла. В 2008 г. в состав российского флота вошл корвет Стерегущий (проект 20380, водоизмещение 1900 т) , который можно считать первым российским по-настоящему универсальным кораблм. Уже заложен фрегат Адмирал Горшков (проект 22350, 4500 т) , разрабатывается универсальный эсминец проекта 21956.

В общем, мы постепенно переходим на западную классификацию. Во многом это связано также и с перспективами постройки кораблей на экспорт. И вс же, думаю, наши корветы/фрегаты/эсминцы не полностью впишутся в западную классификацию, поскольку будут обладать более сильным противокорабельным вооружением. В первую очередь это относится к сверхзвуковым противокорабельным ракетам, которых на западе вообще не выпускают.

P.S. Про корветы, фрегаты и сторожевики вроде вс сказал. Небольшое уточнение по крейсерам, поскольку они фигурируют в вопросе.

В настоящее время крейсер как класс кораблей умер. На западе в 197080-е годы, когда крейсера были многочисленны, ракетным крейсером называли эскортный корабль водоизмещением более 7 000 т. В общем, то, что раньше на западе называли крейсером, сейчас называют эсминцем. Соответственно, тогдашние эсминцы это нынешние фрегаты, а тогдашние фрегаты нынешние корветы. Такая забавная сдвижка в классификации произошла в 1980-х гг. Сейчас в США есть корабли, которые формально классифицируются как крейсера (корабли типа Тикондерога) , но фактически они ничем не отличаются от эсминцев.

Так что настоящие крейсера остались только в России.

В СССР ракетным крейсером называли ударный корабль водоизмещением более 5000 т. Сейчас у нас есть три типа таких кораблей: проект 1144 (Птр Великий + 3 штуки в ремонте и отстое) , проект 1164 (Варяг , Москва , Адмирал Лобов) , а также около десятка эсминцев проекта 956, который тоже фактически являются ра

info-4all.ru

Фрегаты заменят крейсера

Триггером для написания этого обзора стала фраза из статьи, посвященной вопросам соотношения объемов и нагрузок кораблей.

Современным кораблям нужны большие объемы для размещения вооружения и аппаратуры. И объемы эти по сравнению с бронированными кораблями ВОВ выросли в разы. И, несмотря на качественное совершенствования ракетной техники от примитивных образцов 50-х до самых современных, объемы, отводимые под ракетное оружие, не уменьшаются.


— Алексей Поляков

 

Начнем с того, что вопреки заголовку “XXI век”, уважаемый автор отчего-то постеснялся рассмотреть современные корабли.

Вместо фрегата “Адм. Горшков” и эсминца Тип45, под видом “современных кораблей” были рассмотрены крейсеры прошлых эпох — “Грозный”, “Беркут”, “Слава”. При всём уважении к героям прошлого, они имеют столько же общего с “Горшковым”, сколько испанский галеон XVII века похож на ЭБР Русско-японской войны.

Как получилось, что между кораблями 60-80х гг. и современными фрегатами оказалась технологическая пропасть, глубиною в вечность? Какие из технологий шагнули так далеко, что оказалась за горизонтом событий?

Наглядный пример — появление компактных подпалубных УВП, изменивших всю парадигму хранения и запуска ракетного боезапаса.

Отказ от балочной Mk.26 GMLS в пользу небезызвестной Mk.41 привел к резким изменениям в конструкции корабля.

Просто гигантские объемы. Больше, чем артиллерийские погреба и барбеты башен артиллерийских кораблей прошлого

Обладая одинаковым боекомплектом (64 ракеты) установка Mk.41 оказалась ВДВОЕ легче своей предшественницы (117 против 265 тонн, “сухой вес” без ракет). Потребление энергии снизилось в 2,5 раза (200 вместо 495 кВт в пиковом режиме, из-за отсутствия необходимости перемещать ракеты и вращать “тумбу” пусковой установки). Вдвое сократилось число моряков для обслуживания и управления установкой (10 вместо 20).

Габаритные размеры 64-ячеечной УВП составляют 8,7 х 6,3 х 7,7 м. Для сравнения — длина балочной MK.26 Mod.2 превышала 12 метров. Глубина и ширина ракетного погреба примерно соответствовали УВП.

Да, совсем забыл. Указанный вариант УВП рассчитан на более длинные (+ 1 метр) и тяжелые (в 2 раза) ракеты нового поколения — космические перехватчики и “Томагавки”. У Марк-41 есть экспортные модификации под обычные ЗУР — такие УВП еще легче и компактнее.

Вот и считайте, насколько уместно приравнивать крейсера 60-80х гг. к современным эсминцам и фрегатам.

Прогресс в области ракетных вооружений еще не все. Сейчас на примерах реальных кораблей, вы убедитесь в том, какой грандиозный путь прошли РЛС, средства обнаружения и системы управления огнем.

Первый выбор был сделан автором предыдущей статьи — ракетный крейсер проекта 58 (“Грозный”). 1962 год. Длина 142 метра. Полное водоизмещение — 5500 тонн.

Его оппонентом станет отечественный фрегат пр. 22350 “Адмирал Горшков” (на испытаниях с 2015 г.)

Длина 135 метров. Полное водоизмещение 4500 тонн. Экипаж — 210 человек (на 100 чел. меньше, чем экипаж крейсера “Грозный”). Боевые возможности — несоизмеримы.

Корабли в наше время выглядят по другому.

Первое, и самое очевидное, — отсутствие на палубах оружия. Хранение и запуск ракетного боезапаса производится из шахт УВП, надежно спрятанных в глубине корпуса корабля. При этом, боезапас фрегата по количеству и ТТХ ракет превосходит все, что имелось на крейсерах предыдущих экох.

На борту “Горшкова” установлено два модуля УКСК, итого — 16 шахт под размещение ударного вооружения (сверхзвуковые ПКР “Оникс”, КР семейства “Калибр”). Для сравнения, на крейсере пр. 58 имелись две счетверенные ПУ и 16 противокорабельных ракет П-35. Которым не нашлось места внутри корпуса и пришлось стоять на открытой палубе. Если не принимать во внимание ТТХ ракет, то по количеству ударного вооружения крейсер и фрегат имеют паритет.

Зенитное вооружение фрегата представлено ЗРК “Полимент-Редут”, чей боекомплект размещен в 32 ячейках УВП. Стартовая масса ракеты 9М96Е2 составляет 420 кг. Максимальная дальность стрельбы — 120…150 км.

На борту крейсера “Грозный” также имелся ЗРК “Волна” с боекомплектом 16 ракет (два подпалубных “барабана” ЗИФ-101 и подвижная балочная ПУ). Масса зенитной ракеты — 923 кг., максимальная дальность стрельбы 15-18 км.

Пусковая установка ЗИФ-101. Для правильного восприятия габаритов стоит учесть, что длина каждой ракеты составляла 6 метров!

В очередной раз, если не принимать во внимание скорострельность комплексов и ТТХ ракет, современный фрегат несет аналогичный по массе и вдвое больший по количеству ракетный боезапас. Если закрывать глаза на разницу в боевых возможностях, то составу остального вооружения также наблюдается паритет.

Вооружение старого крейсера включало две спаренные артиллерийские установки АК-726, две батареи зенитных пушек АК-630, РБУ и торпедные аппараты.

Современный фрегат вооружен одной 130 мм пушкой А-192, двумя комплексами ближней самообороны “Палаш” и двумя счетверенными ТА противолодочных торпед “Пакет-НК”.

Единственное серьезное различие — вся кормовая часть надстройки фрегата занята ангаром корабельного вертолета. В отличие от современных кораблей, постоянное базирование ЛА на крейсере пр. 58 не предусматривалось (имелась лишь вертолетная площадка).

Итого данного подсчета становится простой и очевидный факт: меньший на 1000 тонн современный фрегат несет больше оружия, чем крейсера 1960-х гг. Что полностью противоречит утверждению:

несмотря на качественное совершенствования ракетной техники от примитивных образцов 50-х до самых современных, объемы, отводимые под ракетное оружие, не уменьшаются.

Вторым заметным отличием является отсутствие громоздких мачт с десятком параболических антенн. Весь радиолокационный комплекс современного корабля поместился внутри “пирамиды” в носовой части надстройки. Главным секретом “Горшкова” стал многоцелевой радар 5П-20К “Полимент” из четырех неподвижных “зеркал”, размещенных на боковых гранях пирамиды. 

Возможности “Полимента” похожи на боевую фантастику. Исключительно высокое разрешение. Возможность изменения ширины луча. Мгновенное (в пределах миллисекунд) сканирование выбранного участка неба. Универсальность и многозадачность. Одновременный обстрел до 16 воздушных целей.

На вершине пирамидальной фок-мачты фрегата размещен еще один антенный пост. Это радар общего обнаружения (5П27 “Фуркэ-4” либо “Фрегат-МАЭ-4К”). Лаконичность средств обнаружения и управления зенитным огнем — визитная карточка фрегата “Адмирал Горшков”. Пропуск в привилегированный клуб кораблей XXI века.

Никаких громоздких параболических антенн и радаров подсветки (чем грешили все корабельные ЗРК прошлого поколения). Две универсальные РЛС берут на себя весь спектр задач по обнаружению и сопровождению воздушных целей и управлению выпущенными ракетами, обеспечивая работу корабельных зенитных средств.

“Адмирал Горшков” еще далеко не предел. На горизонте другой корабль. Строгие нордичесике черты в окраске “серый грозовой”. Встречайте: голландский фрегат ПВО “Де Зевен Провинсиен” (2002 год). Радиолокационный комплекс “Семи провинций” состоит из двух систем: многофункционального радара APAR с четырьмя активными ФАР и дециметрового радара дальнего обнаружения SMART-L, способного различать цели на космических орбитах. 

Грозный фрегат с еще более изощрённой конструкцией.

Макс. дальность обнаружения 2000 км, 40 ракетных шахт, вертолет и другое универсальное вооружение. С 2017 года фрегаты этого типа будут включены в американскую систему ПРО в Европе.

На картинке — антенный пост “Ятаган” системы управления огнем ЗРК “Волна”. Пять параболических антенн для определения точного положения цели и передачи радиокоманд выпущенным ракетам. Для первичного обнаружения использовались еще две РЛС “Ангара”, размещенные на вершинах обеих мачт.

А вы говорите, ничего с тех пор не изменилось.

В принципе, все эти проблемы были свойственны для всех кораблей того времени. Даже самые современные из отечественных крейсеров (пр. 1164 и 1144 «Орлан») грешили большим количеством громоздкого и неэффективного оборудования, их ракетам требовались специализированные станции наведения и подсветки цели. К слову, американский «Иджис» (система 1979 года) страдает аналогичным недостатком. 

Так же наивно звучат жалобы на объемы, необходимые для размещения современной электроники и какие-то специальные меры по охлаждению и кондиционированию помещений. Весь этот детский лепет опровергается единственным фактом: все средства обнаружения и оборудование командных пунктов С-300 поместились на мобильных шасси! И это — начало 1980-х гг., когда о ноутбуках и “айфонах” не могли мечтать даже самые отчаянные фантасты.

Ледяная тундра, жара авиабазы Хмеймим, дождь-снег, мобильный ЗРК должен уметь работать в любых условиях! Неужели аналогичный комплекс на борту современного корабля нуждается в каких-то громадных “машинных залах” с невероятными мерами по контролю качества воздуха? 

Что за бред? В каком веке живут те, кто утверждает подобное? 

На современном корабле изменилось всё. Компоновка, оружие, состав средств обнаружения и СУО, силовая установка (высокоэффективные дизели и турбины вместо котлов), автоматизация, сокращенный по численности экипаж.

Именно поэтому, появилась возможность строить компактные боевые корабли с мощнейшим ударным и оборонительным вооружением, в корпусе с водоизмещением 4500-6000 тонн.

bazaistoria.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о