Зачем Китай напал на СССР в 1969 году

«Положить их как можно больше…»

То, что конфликт на Даманском был тщательно спланирован, косвенно признают даже сами китайские историки. Например, Ли Даньхуэй замечает, что в ответ «на советские провокации» было решено провести военную операцию силами трёх рот. Существует версия, что руководство СССР было заранее через маршала Линь Бяо осведомлено о предстоящей акции китайцев.
В ночь на второе марта около 300 китайских военных по льду перешли на остров. Благодаря тому, что шёл снегопад, им удалось до 10 утра оставаться незамеченными. Когда же китайцы были обнаружены, у советских пограничников несколько часов не было адекватного представления об их численности. Согласно докладу, поступившему на 2-ю заставу «Нижне-Михайловка» 57-го Иманского пограничного отряда, число вооружённых китайцев составляло 30 человек. На место событий выехало 32 советских пограничника. Возле острова они разделились на две группы. Первая группа под командованием старшего лейтенанта Ивана Стрельникова направилась прямиком к китайцам, стоявшим на льду юго-западнее острова. Вторая группа под командованием сержанта Владимира Рабовича должна была прикрывать группу Стрельникова с южного берега острова. Едва отряд Стрельникова подошёл к китайцам по нему был открыт ураганный огонь. В засаду попала и группа Рабовича. Почти все пограничники были убиты на месте. Ефрейтор Павел Акулов попал в плен в бессознательном состоянии. Его тело со следами пыток позднее было выдано советской стороне. В бой вступило отделение младшего сержанта Юрия Бабанского, которое несколько задержалось, выдвигаясь с заставы и поэтому китайцы не смогли уничтожить его, используя фактор внезапности. Именно это подразделение совместно с подоспевшей подмогой из 24 пограничников с соседней заставы «Кулебякины сопки» в ожесточённом бою показало китайцам насколько высок боевой дух их противников. «Конечно, еще можно было отойти, вернуться на заставу, дождаться подкрепления из отряда. Но нас охватила такая лютая злоба на этих сволочей, что в те минуты хотелось только одного — положить их как можно больше. За ребят, за себя, за эту вот пядь никому не нужной, но все равно нашей земли» — вспоминал Юрий Бабанский, за проявленный героизм позднее удостоенный звания Героя Советского Союза.

В результате боя, который продолжался около 5 часов погиб 31 советский пограничник. Безвозвратные потери китайцев, по оценке советской стороны, составили 248 человек.
Уцелевшие китайцы вынуждены были отойти. Но на приграничной территории уже готовился к боевым действиям 24-й пехотный китайский полк численностью 5 тысяч человек. Советская сторона подтянула к Даманскому 135-ю мотострелковую дивизию, которой были приданы установки секретных тогда систем залпового огня «Град».

russian7.ru

Зачем Китай пошёл войной на СССР в 1969 году

Превентивный «Град»

Если офицеры и солдаты Советской армии демонстрировали решительность и героизм, то этого совсем нельзя сказать о высшем руководстве СССР. В последующие дни конфликта пограничникам поступали весьма противоречивые приказы. Например, в 15-00 14 марта им приказали оставить Даманский. Но после того, как остров тут же заняли китайцы, со стороны советской погранзаставы в боевом порядке выдвинулись 8 наших бронетранспортеров. Китайцы ретировались, а советским пограничникам в 20-00 этого же дня приказали вернуться на Даманский.

15 марта около 500 китайцев снова атаковали остров. Их поддерживали от 30 до 60 артиллерийских орудий и миномётов. С нашей стороны в бой вступили около 60 по-граничников на 4-х БТР. В решительный момент боя их поддержали 4 танка Т-62. Однако через несколько часов боя стало ясно, что силы слишком неравны. Советские пограничники, расстреляв весь боезапас, вынуждены были отойти на свой берег.
Ситуация складывалась критическая – китайцы могли начать атаку уже на погранзаставу, а согласно указанию Политбюро ЦК КПСС ни в коем случае нельзя было вводить в конфликт советские войска. То есть пограничники оставались один на один с многократно превосходящими по численностями подразделениями Китайской армии. И тогда командующий войсками Дальневосточного военного округа генерал-полковник Олег Лосик на свой страх и риск отдаёт приказ, который сильно отрезвил воинственность китайцев, и, возможно, заставил их отказаться от полномасштабной вооружённой агрессии против СССР. В бой были введены реактивные системы залпового огня «Град». Их огнём были практически сметены все сосредоточенные в районе Даманского китайские подразделения. Уже через 10 минут после обстрела «Градом» об организованном сопротивлении китайцев не могло быть и речи. Те, кто уцелели, начали отход с Даманского. Правда, два часа спустя подошедшие китайские части безуспешно по-пытались снова атаковать остров. Однако полученный урок «китайские товарищи» усвоили. После 15 марта серьёзных попыток овладеть Даманским они больше не предпринимали.

russian7.ru

ПОГРАНИЧНЫЙ КОНФЛИКТ НА ОСТРОВЕ ДАМАНСКОМ. 1969 г. — 17 Марта 2014 | Земля

45 лет назад начался конфликт на советско-китайской границе. В ходе боестолкновений погибло 58 советских солдат и офицеров. Однако ценой их жизней удалось остановить большую войну.

Даманский (Чжэньбаодао) – небольшой необитаемый остров на реке Уссури. Длина около 1500-1700 м, ширина около 500 м. Остров находился в 47 м от китайского и в 120 м – от советского берегов. Однако в соответствии с Пекинским договором 1860 г. и картой 1861 г. пограничная линия между двумя государствами проходила не по фарватеру, а по китайскому берегу Уссури. Таким образом, сам остров являлся неотъемлемой частью советской территории.

Весной 1969 г. ЦК КПК принялся за подготовку к проведению IX съезда КПК. В связи с этим китайское руководство было очень заинтересовано в «победоносном» конфликте на советско-китайской границе. Во-первых, нанесение удара по СССР могло сплотить народ под знаменем «великого кормчего». Во-вторых, пограничный конфликт подтвердил бы правильность курса Мао на превращение Китая в военный лагерь и подготовку в войне. Кроме того, инцидент гарантировал генералитету солидное представительство в руководстве страны и расширение полномочий военных.

В середине 1968 года китайским военным руководством изучался вариант нанесения удара в районе Суйфэньхэ. Здесь основные посты советских пограничников находились вблизи территории КНР и захватить их представлялось несложным. Для решения этой задачи в Суйфэньхе были направлены подразделения 16-й полевой армии. Однако в конечном счете выбор пал на остров Даманский. По утверждению сотрудника НИИ современного Китая Академии общественных наук КНР Ли Даньхуэйя, район Даманского был выбран не случайно. С одной стороны, в результате пограничных переговоров 1964 года этот остров якобы уже отошел Китаю, и, следовательно, реакция советской стороны не должна была быть слишком бурной [965]. С другой – Даманский начиная с 1947 года находился под контролем Советской армии, и, следовательно, эффект от проведения акции на этом участке границы был бы большим, чем в районе других островов. Кроме того, китайской стороной учитывалось, что Советский Союз в выбранном для нападения месте еще не создал достаточно надежной базы, что необходимо для ведения наступательных операций, и, следовательно, не сможет нанести широкомасштабного ответного удара [966].

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

25 января 1969 года группа офицеров Шэньянского военного округа завершила разработку плана боевых действий (кодовое название «Возмездие»). Для его реализации предполагалось использовать примерно три пехотные роты и ряд воинских подразделений, скрытно расположенных на острове Даманском. 19 февраля план под кодовым названием «Возмездие» был утвержден Генеральным штабом, согласован с МИДа, а затем одобрен ЦК КПК и лично Мао Цзэдуном.

По распоряжению Генштаба НОАК пограничным заставам в районе Даманского было придано не менее одного усиленного взвода, преобразованного в 2-3 патрульные группы. Успех акции должен был обеспечить фактор внезапности. После выполнения задачи предусматривался быстрый отход всех сил на заранее подготовленные позиции.

Причем особое внимание обращалось на важность захвата у противника доказательств его виновности в агрессии – образцов советского вооружения, фотодокументов и т.п.

Дальнейшие события разворачивались следующим образом.

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года большое количество китайских военнослужащих скрытно сосредоточилось на своем берегу острова. Позже было установлено, что это был регулярный батальон НОАК, численностью более 500 человек, пятиротного состава при поддержке двух минометных и одной артиллерийской батарей. Они имели на вооружении безоткатные орудия, крупнокалиберные и станковые пулеметы, ручные гранатометы. Батальон был укомплектован и вооружен по штатам военного времени. Впоследствии появились данные о том, что он прошел полугодовую специальную подготовку для ведения боевых действий на границе. Этой же ночью силами трех пехотных рот численностью около 300 человек вышел на остров и занял оборону по рубежу естественного вала. Все китайские военнослужащие были одеты в маскхалаты, а их оружие подогнано так, что не издавало лишнего звука (шомпола были залиты парафином, штыки обернуты бумагой, чтобы не блестели, и т. д.).

Позиции двух 82-мм батарей и артиллерии (45-мм орудия), а также крупнокалиберных пулеметов располагались так, чтобы можно было вести огонь по советской технике и личному составу прямой наводкой. Минометные батареи, как потом показал анализ боевых действий, имели четкие координаты стрельбы. На самом острове система огня батальона была организована так, чтобы можно было вести заградительный огонь из всех огневых средств на глубину от 200 до 300 метров, по всему фронту батальона [967].

2 марта в 10.20 (по местному времени) с советских наблюдательных постов поступила информация о выдвижении со стороны китайского пограничного поста «Гунсы» двух групп военнослужащих численностью в 18 и 12 человек. Они демонстративно направились в сторону советской границы. Начальник заставы «Нижне-Михайловка» старший лейтенант Иван Стрельников, получив санкцию на выдворение китайцев, с группой пограничников на БТР-60ПБ (№ 04) и двух автомобилях выдвинулся навстречу нарушителям. О случившемся были также проинформированы начальники соседних застав В. Бубенин и Шорохов. Начальнику заставы «Кулебякины сопки» старшему лейтенанту В. Бубенину было приказано подстраховать группу Стрельникова. Следует сказать, что, несмотря на то, что китайцы в течение недели подтягивали войсковые части в своем ближайшем приграничье, а до этого продолжительное время совершенствовали пути выхода к границе, каких-либо мер по усилению застав или войскового наблюдения со стороны командования Тихоокеанского погранокруга принято не было. Более того, на день китайского вторжения застава «Нижне-Михайловка» была укомплектована лишь наполовину. На день событий на заставе вместо трех офицеров по штату находился лишь один – старший лейтенант И. Стрельников. Немного больше личного состава было и на заставе «Кулебякины сопки».


В 10.40 старший лейтенант И. Стрельников прибыл к месту нарушения, приказал своим подчиненным спешиться, взять автоматы «на ремень» и развернуться в цепь. Пограничники разбились на две группы. Основной командовал Стрельников. Вторую группу из 13 человек возглавлял младший сержант Рабович. Они прикрывали группу Стрельникова со стороны берега. Подойдя к китайцам примерно на двадцать метров, Стрельников что-то сказал им, затем поднял руку и указал в сторону китайского берега.
Начальник заставы старший лейтенант И. Стрельников.
Стоявший за его спиной рядовой Николай Петров вел фото- и киносъемку, фиксируя факт нарушения границы и порядок выдворения нарушителей. Он сделал несколько кадров фотоаппаратом ФЭД «Зоркий-4», а затем поднял кинокамеру. В этот момент один из китайцев резко махнул рукой.


ПОСЛЕДНИЕ СНИМКИ, СДЕЛАННЫЕ ФОТОХРОНИКЕРОМ РЯДОВЫМ Н.ПЕТРОВЫМ. ЧЕРЕЗ МИНУТУ КИТАЙЦЫ ОТКРОЮТ ОГОНЬ НА ПОРАЖЕНИЕ И ПЕТРОВ БУДЕТ УБИТ.

Первая шеренга китайцев расступилась, а стоявшие во второй шеренге солдаты открыли автоматный огонь по советским пограничникам. Стрельба велась в упор с 1-2 метров. На месте погибли командир заставы старший лейтенант И. Стрельников, оперуполномоченный особого отдела 57-го погранотряда старший лейтенант Н. Буйневич, Н. Петров, И. Ветрич, А. Ионин, В. Изотов, А. Шестаков. Одновременно со стороны острова был открыт огонь по группе Рабовича. Он велся из пулеметов, автоматов и гранатометов. Несколько пограничников были убиты сразу же, остальные рассыпались и открыли ответный огонь. Однако находясь практически на открытом пространстве, они очень скоро были полностью уничтожены. После этого китайцы стали добивать раненых штыками и ножами. Некоторым выкололи глаза. Из двух групп наших пограничников в живых остался только один – рядовой Геннадий Серебров. Он получил пулевые ранения в кисть правой руки, ногу и поясницу, «контрольный» удар штыком, но выжил. Позже потерявшего сознание Сереброва вынесли моряки-пограничники из бригады сторожевых катеров, прибывшие на помощь заставе «Ново-Михайловка» [968].

К этому времени к месту боя прибыла группа младшего сержанта Ю. Бабанского, отставшая от Стрельникова (группа задержалась в пути из-за технической неисправности машины). Пограничники рассредоточились и открыли стрельбу по китайцам, залегшим на острове. В ответ солдаты НОАК открыли огонь из автоматов, пулеметов и минометов. Минометный огонь был сконцентрирован на стоявшие на льду БТР и машины. В результате один из автомобилей – ГАЗ-69 был уничтожен, другой ГАЗ-66 сильно поврежден. Через несколько минут на выручку Бабанскому пришел экипаж БТРа № 4. Огнем из башенных пулеметов он подавил огневые точки противника, что дало возможность пятерым оставшимся в живых пограничникам группы Бабанского выйти из-под огня.

Через 10-15 минут после начала боя к месту сражения подошла мангруппа с 1-й погранзаставы «Кулебякины сопки» под командованием старшего лейтенанта В. Бубенина.

«Высадившись из БТР, под прикрытием восточного берега, – вспоминает В. Бубенин, – мы развернулись в цепь и выскочили на остров. Это примерно в 300 метрах от того места, где только что произошла трагедия. Но мы пока об этом не знали. Нас было 23 человека. В боевом порядке начали движение в направлении затухающей стрельбы. Когда углубились примерно на 50 метров, увидели, что с вала нас атакует до взвода китайских солдат. Они бежали навстречу, орали и вели огонь. Расстояние между нами от 150 до 200 метров. Оно быстро сокращалось. Я не только слышал стрельбу, но и хорошо видел, как из стволов вылетает пламя. Понимал, что начался бой, но еще надеялся, что это неправда. Надеялся, холостыми берут на испуг» [969].

Решительной атакой китайцы были отброшены за насыпной вал на острове. Несмотря на ранение, Бубенин, возглавив оставшихся в живых, на бронетранспортере обошел остров, с тыла внезапно атаковал китайцев.

«Плотная масса китайцев, – пишет В. Бубенин, – спрыгнув с крутого берега, устремилась на остров через протоку. Расстояние до них – до 200 метров. Я открыл огонь с обоих пулеметов на поражение. Наше появление у них в тылу оказалось для них настолько неожиданным, что бегущая толпа резко замедлила бег и остановилась, будто наткнулась на бетонную стену. Они были в полной растерянности. Даже огонь вначале не вели. Расстояние между нами быстро сокращалось. Подключились к стрельбе и автоматчики. Китайцы падали как подкошенные, многие повернули и бросились на свой берег. Они карабкались на него, но, сраженные, сползали вниз. Китайцы открыли огонь по своим, пытаясь вернуть их в бой. Все смешалось в этой куче, боевой, кипучей. Те, кого развернули, стали группами пробиваться на остров. В какой-то момент они оказались настолько близко, что мы их расстреливали в упор, били бортом и давили колесами» [970].

Несмотря на гибель многих пограничников, второе ранение В. Бубенина и повреждение БТРа, бой продолжался. Пересев на бронетранспортер 2-й заставы, Бубенин ударил китайцам во фланг. В результате неожиданной атаки были уничтожены командный пункт батальона и большое количество живой силы противника.

В центре боевого порядка сражались сержант Иван Ларечкин, рядовые Петр Плеханов, Кузьма Калашников, Сергей Рудаков, Николай Смелов. На правом фланге руководил боем младший сержант Алексей Павлов. В его отделении были: ефрейтор Виктор Коржуков, рядовые Алексей Змеев, Алексей Сырцев, Владимир Изотов, Исламгали Насретдинов, Иван Ветрич, Александр Ионин, Владимир Леготин, Петр Величко и другие.

К 14.00 остров полностью перешел под контроль советских пограничников.

По официальным данным, за два с небольшим часа советскими пограничниками было уничтожено только на острове, не считая протоки, – до 248 китайских солдат и офицеров. В ходе боя 2 марта погиб 31 советский пограничник. Ранения различной степени тяжести получили около 20 пограничников, а ефрейтор Павел Акулов был захвачен в плен. После жестоких пыток он был расстрелян. В апреле его обезображенное тело было сброшено с китайского вертолета на советскую территорию. На теле советского пограничника насчитали 28 штыковых ранений. Очевидцы вспоминают, что почти все волосы на его голове были выдраны, а те клочки, что оставались, были совершенно седыми.
Погибшие советские пограничники
Нападение китайцев на советских пограничников взбудоражило советское политическое и военное руководство. 2 марта 1969 года правительство СССР направило ноту правительству КНР, в которой резко осудило китайскую провокацию. В ней, в частности, заявлялось: «Советское правительство оставляет за собой право принять решительные меры для пресечения провокаций на советско-китайской границе и предупреждает правительство Китайской Народной Республики, что вся ответственность за возможные последствия авантюристической политики, направленной на обострение обстановки на границе между Китаем и Советским Союзом, лежит на правительстве Китайской Народной Республики» [971]. Однако китайской стороной заявление советского правительства было проигнорировано.

Для того чтобы предотвратить возможные повторные провокации, в район застав «Нижне-Михайловка» и «Кулебякины сопки» были переброшены несколько усиленных мотоманевренных групп из резерва Тихоокеанского пограничного округа (две мотострелковые роты с двумя танковыми взводами и батареей 120-мм минометов). 57-му погранотряду, куда входили эти заставы, было выделено дополнительно звено вертолетов Ми-4 уссурийской пограничной эскадрильи [972]. В ночь на 12 марта в район недавних боев прибыли части 135-й мотострелковой дивизии Дальневосточного военного округа (командир – генерал Несов): 199-й мотострелковый полк, артиллерийский полк, 152-й отдельный танковый батальон, 131-й отдельный разведывательный батальон и реактивный дивизион БМ-21 «Град» [973]. Здесь же расположилась созданная начальником войск Тихоокеанского пограничного округа оперативная группа во главе с заместителем начальника войск округа полковником Г.Сечкиным.

Одновременно с укреплением границы были активизированы разведмероприятия. По данным разведки, в том числе авиационной и космической, китайцы сосредоточили в районе острова Даманский крупные силы – в основном пехотные и артиллерийские части. В глубине до 20 километров ими создавались склады, пункты управления и другие структуры. 7 марта на даманском и киркинском направлениях было выявлено сосредоточение до пехотного полка НОАК со средствами усиления. В 10- 15 километрах от границы разведка обнаружила до 10 батарей крупнокалиберной артиллерии. К 15 марта на губеровском направлении был выявлен батальон китайцев, на иманском – полк с приданными танками, на пантелеймоновском – до двух батальонов пехоты, на павлово-федоровском – до батальона. В общей сложности китайцы сосредоточили у границы мотопехотную дивизию со средствами усиления [974].

В эти дни интенсивную разведку вели и китайцы, причем применяя для этого даже авиацию. Советская сторона не препятствовала этому, рассчитывая, что, увидя реальную силу советской стороны, они прекратят провокационные действия. Этого не произошло.

12 марта состоялась встреча представителей советских и китайских пограничных войск. Во время этой встречи офицер китайского погранпоста Хутоу, ссылаясь на указание Мао Цзэдуна, высказал угрозу применения вооруженной силы в отношении советских пограничников, охраняющих остров Даманский.

14 марта в 11.15 советскими постами наблюдения было замечено выдвижение группы китайских военнослужащих в сторону острова Даманский. Огнем пулемета она была отсечена от границы и вынуждена была вернуться на китайский берег.

В 17.30 на остров вышли две китайские группы по 10-15 человек. Они установили на огневых позициях четыре пулемета и другое оружие. В 18.45 заняли исходные позиции непосредственно на берегу от него.

Для упреждения нападения к 6.00 15 марта на остров была выдвинута усиленная маневренная группа погранотряда под командованием подполковника Е. Яншина (45 человек с гранатометами) на 4 БТР-60ПБ. Для поддержки группы на берегу сосредоточился резерв – 80 человек (школа сержантского состава 69-го пограничного отряда Тихоокеанского пограничного округа) на семи БТРах с СПГ и станковыми пулеметами.

В 10.05 китайцы начали захват острова. Дорогу наступающим расчищал огонь примерно трех минометных батарей, с трех направлений. Обстрел велся по всем подозрительным участкам острова и реки, где могли укрываться советские пограничники.

Группа Яншина вступила в бой.

«…в командирской машине стоял сплошной грохот, чад, пороховой дым, – вспоминает Яншин. – Смотрю, Сульженко (он вел огонь из пулеметов БТРа) шубу сбросил, затем бушлат, одной рукой расстегнул ворот гимнастерки… Вижу, вскочил парень, отбросил ногой сиденье и стоя поливает огнем.

Не оглядываясь, руку за новой банкой протягивает. Заряжающий Круглов только успевает ленты заряжать. Молча работают, с одного жеста понимают друг друга. «Не горячись, – кричу, – экономь патроны!» Указываю ему цели. А противник под прикрытием огня опять в атаку пошел. Новая волна к валу катит. Из-за сплошного огня, взрывов мин и снарядов соседних БТРов не видно. Командую открытым текстом: «Иду в контратаку, Маньковскому и Клыге прикрыть огнем с тыла». Мой водитель Смелов рванул машину вперед, через огневую завесу. Ловко маневрирует среди воронок, создает нам условия для прицельной стрельбы. Тут пулемет умолк. Сульженко растерялся на мгновение. Перезаряжает, нажимает электроспуск – следует только одиночный выстрел. А китайцы бегут в рост. Сульженко вскрыл крышку пулемета, устранил неисправность. Пулеметы заработали. Командую Смелову: «Вперед!» Отбили мы очередную атаку…» [975].

Потеряв несколько человек убитыми и три БТРа, Яншин вынужден был отойти на наш берег. Однако в 14.40, заменив личный состав и подбитые БТРы, пополнив боеприпасы, он вновь атаковал противника и выбил его с занятых позиций. Подтянув резервы, китайцы сконцентрировали на группе массированный минометный, артиллерийский и пулеметный огонь. В результате был подбит один БТР. 7 человек погибли сразу. Через несколько минут загорелся второй БТР. Старший лейтенант Л. Маньковский, прикрывая отход своих подчиненных огнем пулеметов, остался в машине и сгорел. В окружение попал и БТР, которым командовал лейтенант А. Клыга. Лишь спустя полчаса пограничники, «нащупав» слабый участок вражеских позиций, прорвали кольцо окружения и соединились со своими.

В то время, когда на острове шел бой, к КП подошли девять танков Т-62 [976]. По некоторым сведениям – по ошибке [977]. Пограничное командование решило воспользоваться представившимся случаем и повторить удачный рейд В. Бубенина, проведенный 2 марта. Группу из трех танков возглавил начальник Иманского погранотряда полковник Д.Леонов.

Однако атака не удалась – на этот раз китайская сторона была готова к подобному развитию событий. Когда советские танки подошли к китайскому берегу, по ним был открыт плотный артиллерийский и минометный огонь. Головная машина практически сразу же была подбита и потеряла ход. Китайцы сосредоточили на ней весь огонь. Остальные танки взвода отошли к советскому берегу. Пытавшийся выбраться из подбитого танка экипаж был расстрелян из стрелкового оружия. Погиб и полковник Д. Леонов, получивший смертельное ранение в сердце.

Остров Даманский — взгляд с китайской стороны.

Двум другим танкам все же удалось прорваться к острову и занять там оборону. Это позволило советским солдатам еще 2 часа продержаться на Даманском. Наконец, расстреляв весь боезапас и не получив подкреплений, они покинули Даманский.

Неудача контратаки и потеря новейшей боевой машины Т-62 с секретной аппаратурой убедили наконец советское командование в том, что введенных в бой сил недостаточно для победы над китайской стороной, которая подготовлена весьма серьезно.


Захваченный танк Т-62 в музее НОАК. Пекин.

Несмотря на большие потери среди пограничников, Москва по-прежнему остерегалась вводить в бой кадровые армейские части. Позиция Центра очевидна. Пока бои вели пограничники, все сводилось к пограничному конфликту, хотя и с применением оружия. Втягивание же регулярных частей вооруженных сил превращало столкновение в вооруженный конфликт или малую войну. Последняя же, учитывая настроения китайского руководства, могла вылиться в полномасштабную – причем между двумя ядерными державами.

Политическая обстановка, по всей видимости, была ясна всем. Однако в ситуации, когда рядом погибали пограничники, а армейские части находились в роли пассивных наблюдателей, нерешительность руководства страны вызывала несогласие и естественное возмущение.

«Армейцы сели на нашу линию связи, и я слышал, как командиры полков крыли свое начальство за нерешительность, – вспоминает начальник политотдела Иманского отряда подполковник А.Д. Константинов. – Они рвались в бой, но были связаны по рукам и ногам всевозможными директивами».

Когда с места боя пришел доклад о двух подбитых БТРах группы Яншина, заместитель начальника штаба Гродековского отряда майор П. Косинов по личной инициативе на одном БТРе двинулся на помощь. Подойдя к подбитым машинам, он прикрыл их экипажи бортом своего БТРа. Экипажи были выведены из-под огня. Однако при отходе его БТР был подбит. Покидая последним горящую машину, майор Косинов был ранен в обе ноги. Через некоторое время потерявшего сознания офицера вытащили из боя и, посчитав убитым, положили в сарай, где лежали погибшие. К счастью, убитых осматривал врач-пограничник. Он по зрачкам определил, что Косинов жив, и приказал эвакуировать раненого на вертолете в Хабаровск.

Москва по-прежнему молчала, и командующий Дальневосточным военным округом генерал-лейтенант О. Лосик принял единоличное решение помочь пограничникам [978]. Командиру 135-й МСД был дан приказ подавить живую силу противника артогнем, а затем атаковать силами 2-го батальона 199-го мотострелкового полка и мотоманевренных групп 57-го погранотряда.

Примерно в 17.10 артиллерийский полк и дивизион установок «Град» [979] 135-й МСД, а также минометные батареи (подполковник Д. Крупейников) открыли огонь [980]. Он велся в течение 10 минут. Удары были нанесены на глубину в 20 километров по китайской территории (по другим данным, площадь обстрела составляла 10 км по фронту и 7 км в глубину). В результате этого удара были уничтожены резервы, пункты боепитания, склады и т. д. противника. Нанесен сильный урон его войскам, выдвигавшимся к советской границе. Всего по Даманскому и китайскому берегу было выпущено 1700 снарядов из минометов и системы залпового огня «Град». Одновременно в атаку двинулись 5 танков, 12 БТРов, 4-я и 5-я мотострелковые роты 2-го батальона 199-го полка (командир – подполковник А. Смирнов) и одна мотомангруппа пограничников. Китайцы оказали упорное сопротивление, но вскоре были выбиты с острова.

В бою 15 марта 1969 года погибли 21 пограничники 7 мотострелков (военнослужащие Советской армии), 42 пограничника были ранены. Потери китайцев составили около 600 человек [981]. Всего в результате боев на Даманском советские войска потеряли 58 человек. Китайцы – около 1000. Кроме того, 50 китайских солдат и офицеров были расстреляны за трусость. Число раненых с советской стороны, по официальным данным, составило 94 человека, с китайской – несколько сот.



По окончании боевых действий 150 пограничников получили правительственные награды. В том числе пятеро были удостоены звания Героя Советского Союза (полковник Д.В. Леонов – посмертно, старший лейтенант И.И. Стрельников – посмертно, старший лейтенант В. Бубенин, младший сержант Ю.В. Бабанский, командир пулеметного отделения 199-го мотострелкового полка младший сержант В.В. Орехов), 3 человека были награждены орденами Ленина (полковник А.Д. Константинов, сержант В. Каныгин, подполковник Е. Яншин), 10 человек были награждены орденом Красного Знамени, 31 – орденом Красной Звезды, 10 – орденом Славы IIIстепени, 63 – медалью «За Отвагу», 31 – медалью «За боевые заслуги».

Участник конфликта на острове Даманском Виталий Бубенин: «Не нужно это вспоминать каждый день, но и не надо забывать»…


В Китае события на Даманском были провозглашены победой китайского оружия. Десять китайских военнослужащих стали Героями Китая.

В официальной трактовке Пекина события на Даманском выглядели следующим образом:

«2 марта 1969 г. группировка советских пограничных войск численностью 70 человек с двумя БТР, одной грузовой и одной легковой автомашинами вторглась на наш остров Чжэньбаодао уезда Хулинь провинции Хэйлунцзян, уничтожила наш патруль и затем огнем уничтожила много наших пограничников. Это вынудило наших воинов принять меры самообороны.

15 марта Советский Союз, не обращая внимания на многократные предупреждения китайского правительства, развернул наступление на нас силами 20 танков, 30 бронетранспортеров и 200 человек пехоты при поддержке с воздуха своей авиацией.

Мужественно оборонявшие остров в течение 9 часов бойцы и народные ополченцы выдержали три атаки противника. 17 марта противник силами нескольких танков, тягачей и пехоты попытался вытащить подбитый ранее нашими войсками танк. Ураганный ответный артиллерийский огонь нашей артиллерии уничтожил часть сил противника, оставшиеся в живых отступили» [982].

После окончания вооруженного столкновения в районе Даманского на боевых позициях оставались мотострелковый батальон, отдельный танковый батальон и реактивный дивизион БМ-21 «Град» 135-й мотострелковой дивизии. К апрелю в районе обороны остался один мотострелковый батальон, который вскоре также убыл к месту постоянной дислокации. Все подходы к Даманскому с китайской стороны были заминированы.

В это время советским правительством предпринимались шаги по урегулированию ситуации политическими средствами.

15 марта руководство СССР направило китайской стороне заявление, в котором было сделано резкое предупреждение о недопустимости вооруженных пограничных конфликтов. В нем, в частности, отмечалось, что «если будут предприниматься дальнейшие попытки нарушить неприкосновенность советской территории, то Союз Советских Социалистических Республик, все его народы будут решительно оборонять ее и дадут сокрушительный отпор подобным нарушениям» [983].

29 марта советское правительство вновь сделало заявление, в котором высказывалось за возобновление прерванных в 1964 году переговоров по пограничным вопросам и предлагало китайскому правительству воздержаться от действий на границе, которые могли бы вызвать осложнения [984]. Китайская сторона оставила эти заявления без ответа. Более того, Мао Цзэдун 15 марта на совещании группы по делам культурной революции, затронув вопрос о текущих событиях, призвал к срочной подготовке к войне. Линь Бяо в отчетном докладе IX съезду КПК (апрель 1969 г.) обвинил советскую сторону в организации «непрерывных вооруженных вторжений на территорию КНР». Там же был подтвержден курс на «непрерывную революцию» и подготовку к войне.

Тем не менее 11 апреля 1969 года Министерство иностранных дел СССР направило МИДу КНДР ноту, в которой предложило возобновить консультации между полномочными представителями СССР и КНР, выразив готовность начать их в любое время, удобное для КНР [985].

14 апреля в ответе на ноту советского МИДа китайская сторона заявила, что предложения, касающиеся урегулирования положения на границе, «изучаются и на них будет дан ответ».

Во время «изучения предложений» вооруженные пограничные столкновения и провокации продолжались.

23 апреля 1969 года группа китайцев численностью 25-30 человек нарушила границу СССР и вышла на советский остров № 262 на реке Амур, расположенный вблизи населенного пункта Калиновка. Одновременно на китайском берегу Амура сосредоточилась группа китайских военнослужащих.

2 мая 1969 года в районе небольшого поселка Дулаты в Казахстане произошел очередной пограничный инцидент. На этот раз советские пограничники были готовы к китайскому вторжению. Еще ранее для отражения возможных провокаций Маканчинский погранотряд был значительно усилен. К 1 мая 1969 года он имел 14 застав по 50 человек в каждой (а погранзастава «Дулаты» – 70 человек) и маневренную группу (182 человека) на 17 БТРах. Кроме того, на участке отряда (пос. Маканчи) были сосредоточены отдельный танковый батальон округа, а по плану взаимодействия с армейскими соединениями – мотострелковая и танковая роты, минометный взвод отряда поддержки от 215-го мотострелкового полка (пос. Вахты) и батальон от 369-го мотострелкового полка (ст. Дружба). Охрана границы осуществлялась наблюдением с вышек, дозорами на автомобилях и проверкой контрольно-следовой полосы. Главная заслуга такой оперативной готовности советских частей принадлежала начальнику войск Восточного погранокруга генерал-лейтенанту М.К. Меркулову [986]. Он не только принял меры к усилению Дулатинского направления своими резервами, но и добился таких же мер со стороны командования Туркестанского военного округа.

Последующие события развивались следующим образом. Утром 2 мая пограничный наряд заметил отару овец, перешедшую границу. Прибыв на место происшествия, советские пограничники обнаружили группу китайских военнослужащих численностью около 60 человек. Для предотвращения очевидного конфликта советский погранотряд был усилен тремя резервными группами с близлежащих застав, ротой 369-го мотострелкового полка с взводом танков и двумя маневренными группами. Действия советских пограничников были готовы поддержать истребители-бомбардировщики авиаполка, базировавшегося в Учарале, а также сосредоточенные в ближайших районах мотострелковый и артиллерийский полки, два реактивных и два минометных дивизиона.

Для координации действий была сформирована оперативная группа округа во главе с начальником штаба генерал-майором Колодяжным, разместившаяся на заставе «Дулаты». Здесь же расположился передовой командный пункт во главе с генерал-майором Г.Н. Кутких.

В 16.30 советские пограничники стали «выдавливать» противника, получившего также значительное подкрепление, с территории СССР. Китайцы были вынуждены отступить без боя. Окончательно ситуация разрешилась дипломатическим путем к 18 мая 1969 года.

10 июня в районе речки Тасты в Семипалатинской области группа китайских военнослужащих вторглась на территорию СССР на 400 метров и открыла автоматный огонь по советским пограничникам. По нарушителям был открыт ответный огонь, после чего китайцы вернулись на свою территорию.

8 июля того же года группа вооруженных китайцев, нарушив границу, укрылась на советской части острова Гольдинский на реке Амур и обстреляла из автоматов советских речников-путейцев, прибывших на остров для ремонта навигационных знаков. Нападавшие применили также гранатометы и ручные гранаты. В результате один речник был убит, а трое ранены [987].

Продолжались вооруженные столкновения и в районе острова Даманский. По сведениям В. Бубенина, в последующие летние месяцы после инцидента советские пограничники еще более 300 раз вынуждены были применять оружие для противодействия китайским провокациям. Так, например, известно, что в середине июня 1969 года в районе Даманского побывала «экспериментальная» система залпового огня типа «Град», прибывшая с Байконура (боевой расчет в/ч 44245, командир – майор А.А. Шумилин). В состав боевого расчета входили, кроме военнослужащих, специалисты, занимавшиеся обеспечением космических программ. Среди них были: Ю.К. Разумовский – технический руководитель комплекса лунников, Папазян – технический руководитель ракетно-технического комплекса, А. Ташу – командир комплекса наведения «Вега», Л. Кучма, будущий президент Украины, в то время сотрудник испытательного отдела, Козлов – специалист по телеметрии, И.А. Солдатова – инженер-испытатель и другие. «Эксперимент» контролировался высокопоставленной государственной комиссией, в составе которой, в частности, был командующий ракетными войсками Каманин [988].

Возможно, удар расчета майора А.А. Шумилина был демонстративный, с целью стимулировать китайскую сторону начать мирные переговоры по разрешению возникших противоречий. Во всяком случае, 11 сентября 1969 года во время конфиденциальных переговоров главы советского правительства А. Косыгина с премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем в Пекине было достигнуто соглашение о начале официальных переговоров по пограничным вопросам, которые состоялись 20 октября 1969 года.

Однако еще за месяц до встречи представителей советского и китайского правительств произошла очередная крупномасштабная вооруженная провокация на советско-китайской границе, унесшая десятки жизней.


На Даманский остров вернули памятный погранзнак.

earth-chronicles.ru

Нападение Китая на СССР в 1929 году

 Первые русские боевые суда появились на реке Амур летом 1644 года — это были струги казачьего головы В. Д. Пояркова, который с небольшим отрядом в 85 человек совершил сплав по реке и после зимовки в низовьях Амура вернулся через Охотское море в Якутский острог.

 

Второй экспедиции под руководством атамана Е. П. Хабарова, которая вышла на Амур в 1650 году также на стругах, удалось на время создать русские поселения по Амуру, но после неудачных военных действий с цинским Китаем в 1689 г. по условиям неравноправного Нерчинского мира русские были вынуждены оставить Амур на 160 лет.

 

10 июля 1850 года в результате экспедиции капитан-лейтенанта Г. И. Невельского (впоследствии преобразованной в Амурскую экспедицию) низовья Амура стали вновь доступны для России, и 18 мая 1854 года построенный на реке Шилке пароход «Аргунь» Сибирской военной флотилии вышел в Амур и впервые осуществил сплав до низовьев, став первым кораблем Военно-Морского Флота России в верхнем и среднем течении этой реки.

 Почти одновременно, в 1855 году в низовьях Амура совершила плавание винтовая шхуна «Восток» той же флотилии и паровой баркас «Надежда» Амурской экспедиции.

 Ко времени заключения Айгунского трактата в 1858 г. и чуть позже (к 1863 г.) Россия имела на реках Амур и Уссури пару деревянных канонерских лодок и пароходы «Сунгача» и «Уссури» для плаваний по рекам Уссури, Сунгача и озеру Ханка. Все эти корабли организационно входили в состав Сибирской флотилии Морского ведомства.

Ещё до русско-японской войны, в 1903 году, Морское ведомство принимает решение о создании постоянной военно-морской флотилии на Амуре и постройке для неё специальных военных судов. Незадолго до окончания боевых действий, 2 апреля 1905 года был образован Отдельный отряд судов Сибирской флотилии, включавший в себя все военные корабли на реке Амур.

По окончании неудачной для России войны значение военных кораблей на Амуре ещё более возросло. Для Отдельного отряда были заложены 4 мореходные канонерские лодки типа «Гиляк» для защиты устья Амура. Однако на Амур они не попали, а остались на Балтике, так как из-за глубокой осадки они могли бы плавать только в нижнем течении Амура — от Хабаровска до устья.

Зато было начато строительство 10 речных канонерских лодок с малым углублением («Бурят», «Орочанин», «Монгол», «Вогул», «Сибиряк», «Корел», «Киргиз», «Калмык», «Зырянин» и «Вотяк»). Речные канонерские лодки строились на Сормовском заводе, перевозились по железной дороге и собирались в 1907—1909 гг. в Сретенске. Лодки оказались довольно мощными артиллерийскими кораблями, способными оперировать в сложных условиях Амура и Уссури. По окончании постройки лодок завод стал строить пароходы и баржи для частных заказчиков.

Затем началась постройка ещё более сильных башенных канонерские лодок (впоследствии назывались речными мониторами). Построенные в 1907—1909 гг. Балтийским судостроительным заводом и собранные в поселке Кокуй Читинской губернии, они все вступили в строй в 1910 г. Эти канонерские лодки («Шквал», «Смерч», «Вихрь», «Тайфун», «Шторм», «Гроза», «Вьюга» и «Ураган»)являлись самими мощными и совершенными речными кораблями в мире для своего времени.

Кроме того, в состав флотилии были включены 10 бронированных посыльных судов типа «Штык» — первые в мире бронекатера (хотя этого термина тогда ещё не существовало).

Приказом по Морскому ведомству от 28 ноября 1908 г. все амурские суда, причисленные к Сибирской флотилии, были объединены в Амурскую речную флотилию с оперативным подчинением её командующему войсками Приамурского военного округа.

В декабре 1917 г. флотилия подняла красные флаги, войдя в состав флота Российской Советской Республики.

С 6 сентября 1926  в связи с упразднением Морских сил Дальнего Востока флотилия непосредственно подчинялась начальнику Военно-Морских Сил РККА. С 29 сентября 1927 по 27 июня 1931 называлась Дальневосточной военной флотилией, как и весь будущий Тихоокеанский флот.

К весне 1929 г. китайское командование сосредоточило на советской границе 300- тысячную армию. 6 августа 1929 г. для защиты дальневосточных границ приказом Наркомвоенмора и Председателя РВС СССР № 223 была создана Особая Дальневосточная армия, а ее командующим назначен В. К. Блюхер.

Дальневосточная военная флотилия, оперативно подчиненная армии, была сосредоточена на участке Хабаровск – устье р. Сунгари. В нее входили 4 монитора: «Свердлов» (4 – 152-мм. ор., 2 – 76, 2-мм. ор., 1 – 40-мм. ор., 4 пул.), «Красный Восток» (6 – 120-мм. ор., 2 – 40-мм. ор., 4 пул.), «Сун Ятсен» (6 – 120-мм. ор., 2 – 40-мм. ор., 4 пул.), «Ленин» (6 – 120-мм. ор., 2 – 40-мм. ор., 4 пул.), 4 ка- нонерские лодки: «Беднота» (2 – 120-мм. ор.,1 – 75-мм. зен. ор., 3 пул.), «Красное знамя»  (2 – 120-мм. ор., 1 – 75-мм. зен. ор., 3 пул.), «Пролетарий» (2 – 120-мм. ор., 1 – 75-мм. зен. ор., 3 пул.), «Бурят» (2 – 75-мм. зен. ор., 10 пул.), 3 бронекатера: «Пика» (1 – 75-мм.зен. ор., 2 пул.), «Копье» (1 – 75-мм. зен. ор., 2 пул.), «Барс» (1 – 37-мм. ор., 1 пул.), 1 минзаг «Сильный» (2 – 40-мм. ор., 4 пул.), два тральщика: «Т-3-1» (2 пул.), «Т-3 -2» (2 пул.) и 9 барж.

В составе флотилии были сформированы дивизионы мониторов, канонерских лодок, бронекатеров и группа тральщиков. Флотилия располагала четырьмя 150-мм., двадцатью четырьмя 120-мм., десятью 75-мм. зенитными установками, одной 37-мм. пушкой и 48 пулеметами. В распоряжении военных речников находился 68-й отдельный авиационный отряд во главе с известным летчиком Э. М. Лухтом. Это соединение включало 14 поплавковых самолетов МР-1 и речную авиаматку «Амур». Дальневосточнаяфлотилия насчитывала 130 человек командного состава и 800 младших командиров и краснофлотцев.

В китайскую Сунгарийскую военную флотилию входили 1 речной крейсер «Киан- Хын» (1 – 120-мм. ор., 1 – 88-мм. ор., 4 – 52-мм. ор., 1 – 40-мм. ор., 2 мин., 2 пул.),

3 канонерские лодки: «Ли-Дзи» (2 – 88-мм. ор., 1 – 52-мм.ор., 3 мин., 3 пул.), «Ли-Суй» (1 – 88-мм. ор., 2 – 75-мм. ор., 2 – 52-мм. ор., 2 мин., 2 пул.), «Дзян-Пин» (4 – 75-мм. ор., 2 – 52-мм. ор., 2 мин., 2 пул.),

5 вооруженных пароходов: «Дзян-Най» (2 – 52-мм. ор., 2 мин., 2 пул.), «Дзян-Тай» (2 – 52-мм. ор., 2 мин., 2 пул.), «Дзян-Пай» (2 – 52-мм. ор., 2 мин., 2 пул.), «Дзян-Тунь» (1 – 52-мм. ор., 2 мин., 2 пул.), «Дзянь-Ань» (1 – 52-мм. ор., 2 мин., 2 пул.), 1 военный транспорт «Ли-Чуань» (1 – 52-мм.ор., 2 пул.), 1 плавбатарея «Дун-И» (4 – 52-мм. ор., 1 – 40-мм. ор., 3 мин., 2 пул.).

Наибольшую ударную силу представляли корабли специальной постройки: речной крейсер «Киан-Хын», канонерские лодки «Ли-Дзи», «Ли-Суй» и «Дзян-Пин».

Флотилия располагала одной 120-мм., четырьмя 88-мм., шестью 75-мм., двумя 40-мм. пушками, двадцатью двумя минометами и двадцатью тремя пулеметами. Таким образом, Сунгарийская флотилия значительно уступала советской в артиллерии и пулеметах, превосходя ее только в количестве минометов.

В связи с создавшимся положением флотилия вышла на границу. Она получила приказ И. Я. Озолина задерживать китайские пароходы, которые усиленно курсировали в пограничных водах, перебрасывая воинские части и оружие. С 19 по 29 июля советскими кораблями было задержано и интернировано 8 китайских пароходов с вооружением и 1190 солдат и офицеров.

Конфликт на КВЖД стал первой серьезной проверкой боеспособности советских военно-речных сил, т. е. Дальневосточной флотилии, интенсивно создававшейся для защиты Амура после гражданской войны.

Основные силы китайцев, угрожавшие административному центру Дальневосточного края Хабаровску и мешавшие режиму судоходства по Амуру и Уссури, были сосредоточены в районе города Лахасусу.

Руководство операцией по захвату Лахасусу Реввоенсовет Отдельной Дальневосточной армии возложил на начальника штаба А. Я. Лапина. В ней должны были участвовать 4 монитора и канонерские лодки, 3 бронекатера, минный заградитель и 2 тральщика флотилии. Десант насчитывал в общей сложности 1117 штыков, 30 ручных и 48 станковых пулеметов, 21 орудие (не считая пушек и пулеметов кораблей флотилии). Для авиационной поддержки флотилии и подразделений десанта выделялись 15 самолетов Р-1 40-й бомбардировочной эскадрильи им. В. И. Ленина (командир И. И. Карклин) и 6 самолетов МР-1 68-го отдельного гидроотряда.

В ночь на 12 октября корабли подошли к устью Сунгари и стали на якоря согласно диспозиции. В 6 часов 10 минут первый удар по Лахасусу нанесла авиация, а через 2 минуты с флагманского монитора “Ленин” (до 1922 года “Шторм”) прозвучал первый залп, по которому открыли огонь остальные корабли. Китайская сторона тут же ответила довольно метким огнем, заставившим наши мониторы сняться с якоря и начать маневрировать.

Первым добился успеха монитор “Свердлов” (до 1922 года “Вьюга”), несколькими залпами накрывший канонерские лодки “Ли-Дзи” и “Ли-Суй”. Первая была потоплена, вторая с повреждениями вышла из боя и ушла к Фунгдину. По дороге ее догнали гидросамолеты МР-1 и несколько метко сброшенных бомб разворотили у лодки все надстройки.

Затем от снарядов “Свердлова” начался пожар на пароходе “Дян-Пай”. Монитор “Красный Восток” (до 1927 года “Ураган”) за первые 20 минут боя подавил береговую батарею, затем взорвал канонерскую лодку. Тем временем четвертый наш монитор “Сунь-Ятсен” (до 1927 года “Шквал”) двумя снарядами добил пароход “Дян-Пай”, на котором взорвался пороховой погреб. После этого артиллеристы монитора перенесли огонь на плавучую батарею и заставили замолчать ее орудия. Не выдержав огня, уцелевшие корабли противника ушли к Фугдину. С наших кораблей была высажена 2-я Приамурская стрелковая дивизия, которая при поддержке корабельной артиллерии к 15 часам заняла Лахасусу.

Остатки Сунгарийской китайской флотилии (канонерская лодка “Кианг-Хенг”, 4 вооруженных парохода и несколько малых судов) укрылись под защитой укреплений Фугдина. 29 октября тральщики советской Амурской флотилии очистили от мин подходы к Фугдину, и на утро следующего дня 4 монитора, 4 канонерские лодки, минный заградитель, 3 бронекатера, 5 транспортов и 3 баржи с десантом двинулись вверх по Сунгари. К 15 часам дорогу им преградили 7 барж и 2 парохода, затопленных белокитайцами на фарватере. Через некоторое время бронекатеру “Барс” удалось найти небольшой проход, но начинало темнеть, и корабли флотилии стали на якорь.

Операция по захвату Лахасусу показала неплохую боеготовность Дальневосточной флотилии и полное отсутствие подготовки и дисциплины у китайцев. Честно говоря, даже непонятно, на что надеялось китайское правительство, вступая в вооруженный конфликт с такими войсками. Впрочем, во всех колониальных войнах XIX – начала ХХ в.

Несмотря на крупное поражение под Лахасусу, китайцы продолжали вести боевые действия. В районе Фугдина, расположенного на Сунгари в 70 км севернее Лахасусу, стали сосредоточиваться крупные силы. Руководство операцией в связи с ее важностью на сей раз возлагалось на командующего флотилии Я. И. Озолина.

30 октября самолеты совершили в район Фугдина 17 боевых вылетов. В результате бомбардировок получила повреждения и покинула позицию канонерская лодка “Кианг-Хенг”, а 2 парохода и баржа были потоплены.

С рассветом 31 октября советские корабли подошли к Фугдинскому рейду, где были встречены артиллерийским огнем береговых батарей и кораблей. Завязался упорный артиллерийский бой, в ходе которого тральщики очистили от мин подходы к местам высадки десантных отрядов. После проведения тральных работ, в 11 часов 31 октября с кораблей был высажен десант, завязавший бой на подступах к Фугдину. Мониторы Амурской флотилии уничтожили последние корабли белокитайцев и открыли огонь по береговым укреплениям. Канонерскую лодку противника добили летчики Э. Лухт и Д. Боровиков. Из экипажа лодки удалось спастись только 4 человекам. К 20 часам большая часть города была взята, и корабли получили приказ возвращаться в Хабаровск.

Если кратко подвести итог операциям Дальневосточной флотилии под командованием Я. И. Озолина во время конфликта на КВЖД, надо отметить ее полную и безоговорочную победу над Сунгарийской флотилией.

В ходе боев за Лахасусу противник потерял 4 корабля, 200 человек убитыми, 98 пленными. В качестве трофеев были взяты плавучая батарея «Дун-И», 4 баржи, 2 мотокатера, 12 орудий, 13 минометов, 15 пулеметов и около 3000 винтовок. Потери советских войск составили 5 человек убитыми и 24 ранеными. В результате Фугдинской операции были потоплены вооруженный пароход «Дзянь-Ань», военный транспорт «Ли-Чуань» и флагманский речной крейсер «Киан-Хын». Во время фугдинской операции китайцы по теряли до 300 человек убитыми, Сунгарийская военно-речная флотилия была полно-стью уничтожена. Советские войска потеря-ли 3 человека убитыми и 11 ранеными.

За проведение этой операции 59 командиров и краснофлотцев Амурской флотилии были награждены орденами Красного Знамени, а флотилия стала Краснознаменной. 

 

maxpark.com

На мёртвой земле. 45 лет назад СССР и Китай воевали за остров Даманский | История | Общество

— Простите, это пограничная зона. Вам туда нельзя… — вежливо улыбнулся китаец.

— Только потому, что у меня российский паспорт?

Сотрудник пограничной службы перестал улыбаться.

— На Чжэньбао (новое название о. Даманский) запрещён допуск любых иностранцев. Разрешены лишь школьные экскурсии и поездки в рамках патриотического воспитания с посещением музея, где рассказывают о победе под руковод­ством «Великого кормчего».

— А число погибших солдат вашей армии экскурсоводы тоже озвучивают?

Китайский офицер одарил меня ледяным взглядом.

— Хотите добрый совет? Уезжайте отсюда, пока вам не а­ннулировали визу.

«Займём Хабаровск»

В городке Хулинь, расположенном неподалёку от границы с РФ, 45-летие боёв за Даманский (по-китайски островок именуется Чжэньбао — «драгоценный») чиновники комментируют без особой охоты. «Это было слишком давно, — морщится товарищ Чэнь из местного горкома компартии. — Посему мероприятий по поводу годовщины не предусмотрено. Хулинь живёт за счёт торговли с Россией, и здесь не хотят испортить наши отношения». С китайского берега Даманский виден как на ладони — отлично просматриваются мемориал с дрожащим от холода почётным караулом, флаг КНР над казармой и лодочки для экскурсий у причала. В ночь с 1 на 2 марта 1969 г. этот безлюдный островок, тогда принадлежавший СССР, захватили 300 китайских военных. Утром отряд наших пограничников прибыл на Даманский, потребовав от нарушителей покинуть территорию Советского Союза, но китайцы без предупреждения открыли огонь: 7 человек были убиты на месте, в том числе командир заставы Иван Стрельников. 14 марта противостояние превратилось в настоящую битву — с применением танков, БТР и системы «Град». Островок семь раз переходил из рук в руки. Всего же на клочке земли размером в 754 кв. м, который во время разлива весной реки Уссури полностью исчезает под водой, погибло 58 советских солдат и офицеров.

— Нам вообще ничего не объясняли, — рассказывает 66-летний пенсионер Лю Кун, служивший тогда рядовым на базе Народно-освободительной армии Китая под Харбином. — Подняли 14 марта ночью по тревоге, в грузовиках перебросили на советскую границу. Я поразился: сколько там уже скопилось солдат — казалось, нас собирали со всей страны. Командир батальона выступил с речью: нужно очистить Чжэньбао от советских «ревизионистов». Он заявил: если русские побегут, мы двинемся дальше… займём Владивосток и Хабаровск, чтобы устрашить Брежнева «мощью китайского народа». Все кричали: «Слава председателю Мао!» — но до острова не дошли — начался обстрел. Командира на моих глазах разорвало в клочья «Градом», из всей роты остались в живых три человека. Целую неделю мы собирали куски тел и хоронили их в братских могилах. Если положить всех погибших тогда китайцев на Чжэньбао, трупы придётся класть в три ряда. Доволен ли я, что остров стал китайским? Не знаю. Толку от него никакого.

«Это была резня»

Любая информация о потерях в войне за Даманский в КНР засекречена. В уезде Баоцзин воздвигнуто мемориальное кладбище «Революционеров-мучеников острова Чжэньбао»: там, как сообщают газеты, погребены 68 «героев». К «мученикам» водят экскурсии и первоклашек с цветами (в год примерно 200 тысяч посетителей)… Однако этот мемориал фальшивка. Все опрошенные мною очевидцы событий говорят о множестве трупов китайских военных, упокоившихся в курганах близ границы. 59-летняя Мэй Лунь вспоминает: её, как и других школьников старших классов в Хулине, сняли с уроков, чтобы закапывать тела погибших на Даманском солдат. «Мертвецов сложили штабелями, как дрова. Было очень страшно. Моим одно­классникам даже лопат не выдали, только кирки. Мы долбили мёрзлую землю и плакали. Ходили слухи, что русские высадили парашютный десант в Харбине. Началась паника — люди покидали дома в страхе перед советским наступлением». На вопрос, рада ли она, что Даманский в итоге достался КНР, Мэй Лунь коротко отвечает: «Мне всё равно».

На уроках в школах Северного Китая учителя объясняют, что высадка на Даманском в 1969 г. — сугубо «вынужденная самооборона». Дескать, да, китайцы атаковали первыми — но это было сделано «в ответ на провокации брежневских ревизионистов». В то же время пропаганда КНР, хоть и старается не заострять внимания на той войне, превозносит конфликт как «успех китайской армии» — в 2009 г. были выпущены календарь и медаль «К 40-летию победы на Чжэньбао». В военном музее Пекина выставлен советский танк Т-62: гид, проводя экскурсию, обязательно отметит: «Во время боёв 15 марта бронемашину подбил наш гранатомётчик», — хотя вообще-то танк провалился под лёд по вине водителя и позже был поднят со дна реки китайцами. Уж, конечно, никто не расскажет, как китайские по­граничники на Даманском штыками добивали наших раненых и до смерти замучили взятого в плен ефрейтора Павла Акулова.

— Почему Китай отказывается обнародовать сведения о жертвах 1969 года? — рассуждает историк из Гонконга Лютер Вонг. — Ответ очевиден — не хотят скандала. Иначе в обществе начнётся дискуссия: стоил ли ничтожный островок жизней огромного количества солдат? Да и нужен ли он вообще? Там нет полезных ископаемых, рыбных ресурсов, вообще ничего. Японские СМИ, ссылаясь на данные разведки, называли цифру в 6 тыс. (!) убитых китайских военных, и КНР не опровергла эту информацию. Получается, за каждого русского солдата погибло сто китайцев… Тяжёлые потери на Даманском удержали тогдашнее руководство Китая от вторжения на Дальний Восток — они поняли, что иначе в стране людей не останется. 

Я поворачиваюсь и ухожу назад от границы. Под ногами хрустит снег, за спиной над Даманским развевается китайский флаг. 10 сентября 1969 г. Председатель Совмина СССР Алексей Косыгин приказал прекратить огонь, и остров заняли Вооружённые силы КНР — уже навсегда. В 1991 г. в рамках «демаркации границы» клочок безлюдной земли официально отдали Китаю. И всё-таки наши пограничники погибли не зря. Их бесстрашие в итоге и остановило желание Мао Цзэдуна развязать третью мировую войну. Им было абсолютно всё равно, кому принадлежит этот остров согласно международному праву и имеет ли он стратегическое значение. Они просто сражались за Родину.

«Уроки Даманского». Что современное поколение китайцев думает о возможности войны с Россией? Читайте специальный репортаж в следующем номере «АиФ».

Смотрите также:

www.aif.ru

Бой за остров Даманский — Мастерок.жж.рф

Остров Даманский, из-за которого разгорелся приграничный вооруженный конфликт, по площади занимает 0,75 кв. км. С юга на север он вытянут на 1500 — 1800 м, а его ширина достигает 600 — 700 м. Цифры эти достаточно приблизительны, поскольку размеры острова сильно зависят от времени года. Весной о.Даманский заливают воды реки Уссури и он почти скрывается из виду, а зимой остров возвышается тёмной горой на ледяной глади реки.

От советского берега до острова около 500 м, от китайского — порядка 300 м. В соответствии с общепринятой практикой границы на реках проводятся по главному фарватеру. Однако пользуясь слабостью дореволюционного Китая, царское правительство России сумело провести границу на реке Уссури совершенно иначе — по урезу воды вдоль китайского берега. Таким образом, вся река и находившиеся на ней острова оказались российскими.

 

Спорный остров

Эта очевидная несправедливость сохранялась после Октябрьской революции 1917 года и образования Китайской Народной Республики в 1949 году, однако какое-то время не влияла на советско-китайские отношения. И лишь в конце 50-х годов, когда между хрущевским руководством КПСС и КПК возникли идеологические разногласия, обстановка на границе стала постепенно обостряться. Мао Цзэдун и другие китайские руководители неоднократно высказывались в том духе, что развитие китайско-советских отношений предполагает решение пограничной проблемы. Под «решением» понималась передача Китаю некоторых территорий — в том числе островов на реке Уссури. Советское руководство с пониманием относилось к желанию китайцев провести новую границу по рекам и даже было готово к передаче КНР ряда земель. Однако эта готовность исчезла, как только разгорелся идеологический, а затем и межгосударственный конфликт. Дальнейшее ухудшение отношений между двумя странами привело в конце концов к открытому вооружённому противостоянию на Даманском.

 

Началом разногласий между СССР и Китаем стал 1956 год, когда Мао осудил Москву за подавление волнений в Польше и Венгрии. Хрущев был крайне расстроен. Он считал Китай советским «порождением», которое должно жить и развиваться под жестким контролем Кремля. Менталитет китайцев, которые исторически доминировали в Восточной Азии, предполагал иной, более равноправный подход к решению международных (особенно азиатских) проблем. В 1960 году кризис еще больше усилился, когда СССР внезапно отозвал из Китая своих специалистов, помогавших ему развивать экономику и Вооруженные Силы. Завершением процесса разрыва двусторонних связей стал отказ китайских коммунистов от участия в XXIII съезде КПСС, о чем было заявлено 22 марта 1966 года. После ввода советских войск в Чехословакию в 1968-м власти КНР заявили, что СССР встал на путь «социалистического реваншизма».

Активизировались провокационные действия китайцев на границе. С 1964 по 1968 год только на участке Краснознаменного Тихоокеанского погранокруга китайцы организовали более 6 тысяч провокаций с участием около 26 тысяч человек. Основой внешнеполитического курса КПК стал антисоветизм.

К этому времени в Китае уже вовсю развернулась «культурная революция» (1966–1969 гг.). В Китае Великий кормчий устраивал публичные казни «вредителей», тормозивших «великую экономическую политику большого скачка председателя Мао». Но необходим был еще внешний враг, на которого можно было бы списать более крупные промахи.

 

ХРУЩЕВ ЗАУПРЯМИЛСЯ

В соответствии с общепринятой практикой границы на реках проводятся по главному фарватеру (тальвегу). Однако пользуясь слабостью дореволюционного Китая, царское правительство России сумело провести границу на реке Уссури вдоль китайского берега. Без ведома российских властей китайцы не могли заниматься ни рыболовством, ни судоходством.

После Октябрьской революции новая власть России объявила все «царские» договоры с Китаем «грабительскими и неравноправными». Большевики больше думали о мировой революции, которая сметет все границы, и меньше всего о государственной выгоде. Тогда со стороны СССР шла активная помощь Китаю, который вел национально-освободительную войну с Японией, и вопрос о спорных территориях не считался важным. В 1951-м Пекин подписал с Москвой соглашение, по которому признал существующую границу с СССР, а также согласился на контроль советских пограничников над реками Уссури и Амур.

Отношения между народами без преувеличения были братскими. Жители приграничной полосы наносили визиты друг другу и занимались меновой торговлей. Советские и китайские пограничники отмечали вместе праздники 1 Мая и 7 Ноября. И лишь когда между руководством КПСС и КПК возникли разногласия, обстановка на границе стала обостряться – встал вопрос о пересмотре границ.

В ходе консультаций 1964 года выяснилось, что Мао требует от Москвы признания договоров о границе «неравноправными», как это сделал Владимир Ленин. Следующим шагом должна стать передача Китаю 1,5 млн кв. км «ранее захваченных земель». «Для нас такая постановка вопроса была неприемлемой», – пишет профессор Юрий Геленович, который в 1964, 1969 и 1979 годах принимал участие в переговорах с китайцами. Правда, глава китайского государства Лю Шаоци предлагал начать переговоры без предварительных условий и положить в основу разграничения на речных участках принцип проведения линии границы по фарватеру судоходных рек. Никита Хрущев принял предложение Лю Шаоци. Но с одной оговоркой – речь может идти только в отношении островов, примыкающих к китайскому берегу.

Камнем преткновения, не позволившим продолжить переговоры о водных границах в 1964 году, стала протока Казакевича у Хабаровска. Заупрямился Хрущев, и передача спорных территорий, в том числе и Даманского, не состоялась.

Остров Даманский площадью около 0,74 кв. км территориально относился к Пожарскому району Приморского края. От острова до Хабаровска – 230 км. Удаление острова от советского берега – около 500 м, от китайского – порядка 70–300. С юга на север Даманский вытянут на 1500–1800 м, ширина его достигает 600–700 м. Какой-либо хозяйственной или военно-стратегической ценности он не представляет.

По некоторым данным, остров Даманский образовался на реке Уссури только в 1915 году, после того как речная вода размыла перемычку с китайским берегом. По мнению китайских историков, остров как таковой появился лишь летом 1968 года в результате наводнения, когда от китайской территории был отрезан небольшой кусочек суши.

КУЛАКИ И ПРИКЛАДЫ

Зимой, когда лед на Уссури становился крепким, китайцы выходили на середину реки, «вооруженные» портретами Мао, Ленина и Сталина, демонстрируя, где, по их мнению, должна проходить граница.

Из донесения в штаб Краснознаменного Дальневосточного округа: «23 января 1969 г. в 11.15 вооруженные китайские военнослужащие начали обходить остров Даманский. На требование покинуть территорию нарушители стали кричать, размахивать цитатниками и кулаками. Спустя некоторое время они набросились на наших пограничников…»

Вспоминает непосредственный участник событий А. Скорняк: «Рукопашный бой был жестоким. Китайцы пустили в ход лопаты, железные прутья, палки. Наши ребята отбивались прикладами автоматов. Чудом обошлось без жертв. Несмотря на численное превосходство нападающих, пограничники обратили их в бегство. После этого случая на льду ежедневно происходили столкновения. Они всегда заканчивались драками. К концу февраля на заставе «Нижне-Михайловка» не было ни одного бойца «с целой физиономией»: «фонари» под глазами, разбитые носы, но настроение боевое. Каждый день такое «зрелище». И командиры – впереди. Начальник заставы старший лейтенант Иван Стрельников и его замполит Николай Буйневич мужики были здоровые. Прикладами и кулаками немало китайских носов и челюстей посворачивали. Хунвэйбины их как огня боялись и все кричали: «Вас мы первыми убьем!».

Командир Иманского погранотряда полковник Демократ Леонов постоянно докладывал, что в любой момент конфликт может перерасти в войну. Москва отвечала как и в 1941-м: «Не поддаваться на провокации, все вопросы решать мирным путем!». А это значит – кулаками и прикладами. Пограничники надевали тулупы и валенки, брали автоматы с одним магазином (на минуту боя) и шли на лед. Для поднятия боевого духа китайцам выдавали цитатник с изречениями Великого кормчего и бутылку ханжи (китайской водки). После принятия «допинга» китайцы бросались врукопашную. Один раз во время потасовки им удалось оглушить и утащить на свою территорию двух наших пограничников. Затем их казнили.

19 февраля китайский Генштаб утвердил план под кодовым названием «Возмездие». В нем, в частности, говорилось: «…если советские солдаты откроют по китайской стороне огонь из стрелкового оружия – ответить предупредительными выстрелами, а если предупреждение не окажет должного эффекта – дать «решительный отпор в целях самозащиты».

2 марта 1969 года 


Напряжённость в районе Даманского нарастала постепенно. Вначале граждане КНР просто выходили на остров. Потом стали выходить с плакатами. Потом появились палки, ножи, карабины и автоматы… До поры до времени общение между китайскими и советскими пограничниками было относительно мирным, однако в соответствии с неумолимой логикой событий быстро переросло в словесные перепалки и рукопашные потасовки. Наиболее ожесточённая схватка произошла 22 января 1969 г., в результате которой советские пограничники отбили у китайцев несколько карабинов. При осмотре оружия выяснилось, что патроны уже находились в патронниках. Советские командиры отчётливо понимали, насколько напряженной является обстановка и потому все время призывали своих подчинённых к особой бдительности. Были приняты превентивные меры — например, до 50 человек увеличили штат каждой погранзаставы. И тем не менее, события 2 марта оказались для советской стороны полной неожиданностью. В ночь с 1 на 2 марта 1969 г. около 300 военнослужащих Народно-освободительной армии Китая (НОАК) переправились на Даманский и залегли на западном берегу острова.

 

Китайцы были вооружены автоматами АК-47, а также карабинами СКС. У командиров были пистолеты ТТ. Всё китайское оружие было изготовлено по советским образцам. В карманах китайцев не было никаких документов и личных вещей. Зато у каждого — цитатник Мао. Для поддержки высадившегося на Даманский подразделения на китайском берегу были оборудованы позиции безоткатных орудий, крупнокалиберных пулемётов и миномётов. Здесь же дожидалась своего часа китайская пехота общей численностью в 200-300 человек. Около 9.00 утра по острову прошёл советский пограничный наряд, но вторгшихся китайцев он не обнаружил. Спустя полтора часа на советском посту наблюдатели заметили передвижение группы вооружённых людей (до 30 человек) в направлении Даманского и немедленно сообщили об этом по телефону на заставу Нижне-Михайловка, находившуюся в 12 км южнее острова. Начальник заставы ст. лейтенант Иван Стрельников поднял своих подчинённых «в ружьё». Тремя группами, на трех машинах — ГАЗ-69 (8 человек), БТР-60ПБ (13 человек) и ГАЗ-63 (12 чел.) советские пограничники прибыли на место.

Спешившись, они двинулись в направлении китайцев двумя группами: первую вёл по льду начальник заставы ст.лейтенант Стрельников, вторую – сержант В.Рабович. Третья группа, которую вел ст. сержант Ю.Бабанский, двигаясь на автомобиле ГАЗ-63, отстала и прибыла на место на 15 минут позже. Приблизившись к китайцам, И.Стрельников выразил протест по поводу нарушения границы и потребовал от китайских военнослужащих покинуть территорию СССР. В ответ первая шеренга китайцев расступилась, а вторая открыла внезапный автоматный огонь по группе Стрельникова. Группа Стрельникова и сам начальник заставы погибли сразу. Часть нападавших встала со своих «лёжек» и ринулась в атаку на горстку советских бойцов из второй группы, которой командовал Ю.Рабович. Те приняли бой и отстреливались буквально до последнего патрона. Когда нападающие достигли позиций группы Рабовича, то добили раненых советских пограничников выстрелами в упор и холодным оружием. Об этом позорном для Народно-освободительной армии Китая факте свидетельствуют документы советской медицинской комиссии. Единственным, кто буквально чудом остался в живых , оказался рядовой Г.Серебров. Придя в сознание в госпитале, он рассказал о последних минутах жизни своих друзей. Именно в этот момент подоспела третья группа пограничников под командованием Ю.Бабанского.

 

Заняв позицию на некотором удалении позади своих гибнущих товарищей, пограничники встретили наступающих китайцев огнём из автоматов. Бой был неравный, в группе оставалось всё меньше бойцов, быстро кончались боеприпасы. К счастью, на помощь группе Бабанского пришли пограничники с соседней заставы Кулебякины Сопки, находившейся в 17-18 км севернее Даманского, которыми командовал старший лейтенант В.Бубенин Получив утром 2 марта телефонное сообщение о происходящем на острове, Бубенин посадил в БТР более двадцати бойцов и поспешил на выручку соседям. Около 11.30 бронетранспортёр достиг Даманского. Пограничники высадились из машины и почти сразу же столкнулись с большой группой китайцев. Завязался бой. В ходе боя старший лейтенант Бубенин был ранен и контужен, но управления боем не утратил. Оставив на месте нескольких солдат во главе с младшим сержантом В.Каныгиным, он с четырьмя бойцами погрузились в БТР и двинулись вокруг острова, заходя в тыл китайцам. Кульминация боя наступила в тот момент, когда Бубенину удалось уничтожить командный пункт китайцев. После этого нарушители границы стали покидать свои позиции, унося с собой убитых и раненых. Так закончился первый бой на Даманском. В бою 2 марта 1969 года советская сторона потеряла убитыми 31 человека — именно такая цифра была приведена на пресс-конференции в МИДе СССР 7 марта 1969 года. Что касается китайских потерь, то они достоверно не известны, поскольку Генштаб НОАК до сих пор не обнародовал эту информацию. Сами же советские пограничники оценивали общие потери противника в 100-150 солдат и командиров.

 

 

15 марта 1969года 

После сражения 2 марта 1969 года на Даманский постоянно выходили усиленные наряды советских пограничников — численностью не менее 10 человек, с достаточным количеством боеприпасов. Саперы проводили минирование острова наслучай атаки китайской пехоты. В тылу, на расстоянии нескольких километров от Даманского, была развёрнута 135-я мотострелковая дивизия Дальневосточного военного округа — пехота, танки, артиллерия, реактивные установки залпового огня «Град». 199-й Верхне-Удинский полк этой дивизии принял непосредственное участие в дальнейших событиях.

Китайцы тоже накапливали силы для очередного наступления: в районе острова готовился к бою 24-й пехотный полк Народно-освободительной армии Китая, в составе которого насчитывалось до 5000 солдат и командиров! 15 марта, заметив оживление на китайской стороне, на остров вышел отряд советских пограничников в составе 45 человек на 4-х БТРах. Еще 80 пограничников сосредоточились на берегу в готовности поддержать своих товарищей. Около 9.00 15-го марта на китайской стороне заработала громкоговорящая установка. Звонкий женский голос на чистом русском языке призывал советских пограничников покинуть «китайскую территорию», отказаться от «ревизионизма» и т.д. На советском берегу тоже включили громкоговоритель.

Трансляция велась на китайском и довольно простыми словами: одумайтесь, пока не поздно, перед вами — сыновья тех, кто освобождал Китай от японских захватчиков. Через некоторое время с обеих сторон наступила тишина, а ближе к 10.00 китайская артиллерия и миномёты (от 60 до 90 стволов) начали обстрел острова. Одновременно 3 роты китайской пехоты (в каждой по 100-150 человек) пошли в атаку. Бой на острове носил очаговый характер: разрозненные группы пограничников продолжали отражать атаки китайцев, которые численно значительно превосходили оборонявшихся. По воспоминаниям очевидцев, ход боя напоминал маятник: каждая из сторон теснила противника при подходе резервов. При этом, однако, соотношение в живой силе все время было примерно 10:1 в пользу китайцев. Около 15.00 был получен приказ на отход с острова. После этого прибывшие советские резервы пытались провести несколько контратак с целью изгнания нарушителей границы, но они оказались неудачны: китайцы основательно укрепились на острове и встречали наступавших плотным огнем.

 

Лишь к этому моменту было принято решение использовать артиллерию, поскольку возникла реальная угроза полного захвата Даманского китайцами. Приказ об ударе по китайскому берегу отдал первый зам. командующего ДВО генерал-лейтенант П.М.Плотников. В 17.00 отдельный реактивный дивизион установок БМ-21 «Град» под командованием М.Т.Ващенко нанёс огневой удар по местам скопления китайцев и их огневым позициям.

Так впервые был применён тогда ещё сверхсекретный 40 ствольный «Град», способный выпустить весь боезапас за 20 сек. За 10 минут артналёта от китайской дивизии осталось, ничего не осталось. Значительная часть китайских солдат на Даманском  и сопредельной территории, была уничтожена огненным шквалом (по китайским данным более 6 тысяч). В иностранной прессе сразу же пошла шумиха, что русские применили неизвестное секретное оружие, то ли лазеры, то ли огнемёты, или чёрт его знает что. (И началась охота на это, чёрт знает что, которая увенчалась успехов на далёком юге Африки через 6 лет. Но это уже другая история…)

Одновременно полк ствольной артиллерии, оснащённый 122-мм гаубицами, открыл огонь по выявленным целям. Артиллерия била 10 минут. Налёт оказался исключительно точным: снаряды уничтожили китайские резервы, миномёты, штабеля снарядов и т.д. Данные радиоперехвата говорили о сотнях погибших солдат НОАК. В 17.10 в атаку пошли мотострелки (2 роты и 3 танка) и пограничники на 4-х БТРах. После упорного боя китайцы начали отход с острова. Затем они попробовали вновь захватить Даманский, но три их атаки завершились полным провалом. После этого советские солдаты отошли на свой берег, а китайцы не предпринимали более попыток завладеть островом.

Китайцы еще в течение получаса вели по острову беспокоящий огонь, пока не утихли окончательно. По некоторым оценкам, от удара «Градов» они могли потерять не менее 700 человек. На продолжение провокаторы не решились. Есть также сведения, что 50 китайских солдат и офицеров были расстреляны за трусость.

 

 

На другой день на Даманский прибыл первый зампред председателя КГБ СССР генерал-полковник Николай Захаров. Он лично исползал весь остров (длина 1500–1800, ширина 500–600 м, площадь 0,74 кв. км), изучил все обстоятельства беспрецедентной схватки. После этого Захаров сказал Бубенину: «Сынок, я прошел Гражданскую войну, Великую Отечественную, борьбу с оуновцами на Украине. Все видел. Но такого – не видел!»

А генерал Бабанский рассказал, что самый примечательный эпизод в полуторачасовом бою был связан с действиями младшего сержанта Василия Каныгина и повара заставы рядового Николая Пузырева. Они успели уничтожить наибольшее число китайских солдат (позже подсчитали – почти взвод). Причем, когда у них закончились патроны, Пузырев подполз к убитым врагам и забрал у них боезапас (у каждого нападавшего было по шесть магазинов к автомату, в то время как у советских пограничников – по два), что позволило этой паре героев продолжить бой…

Сам начальник заставы Бубенин в какой-то момент жестокой перестрелки сел на БТР, оснащенный башенными пулеметами КПВТ и ПКТ, и, по его словам, положил целую пехотную роту военнослужащих НОАК, перебиравшихся на остров с целью подкрепления уже ведущих бой нарушителей. Из пулеметов старший лейтенант подавлял огневые точки, а колесами давил китайцев. Когда БТР был подбит, пересел на другой и продолжал класть солдат противника, пока и в эту машину не угодил бронебойный снаряд. Как вспоминал Бубенин, после первой контузии в начале стычки «весь дальнейший бой я вел на подсознании, находясь в каком-то ином мире». Армейский полушубок офицера вражеские пули разорвали на спине в лоскуты.

Кстати, такие полностью бронированные БТР-60ПБ были применены в боестолкновении впервые. Уроки конфликта учитывались по ходу его развития. Уже 15 марта солдаты НОАК выходили в бой, вооруженные значительным количеством ручных гранатометов. Ибо с целью пресечения новой провокации к Даманскому подтянули уже не два БТР, а 11, четыре из которых оперировали непосредственно на острове, а 7 находилось в резерве.

Это действительно может показаться невероятным, «явно преувеличенным», но факты таковы, что после завершения боя на острове собрали (и передали потом китайской стороне) 248 трупов солдат и офицеров НОАК.

Генералы, как Бубенин, так и Бабанский, и поныне скромничают. В разговоре со мной года три назад ни один из них не претендовал на цифру китайских потерь больше признанной официально, хотя понятно, что десятки убитых китайцы успели оттащить на свою территорию. Кроме того, пограничники удачно подавляли огневые точки неприятеля, обнаруживаемые на китайском берегу Уссури. Так что потери нападавших вполне могли составлять 350–400 человек.

Показательно, что сами китайцы до сих пор не рассекретили цифры потерь 2 марта 1969 года, которые выглядят воистину убийственными на фоне урона советских «зеленых фуражек» – 31 человек. Известно лишь, что в уезде Баоцин расположено мемориальное кладбище, где покоится прах 68 китайских военнослужащих, не вернувшихся с Даманского живыми 2 и 15 марта. Из них пятерым присвоены звания героев КНР. Очевидно, существуют и другие захоронения.

 

Всего в двух боях (второе нападение китайцев случилось 15 марта) погибли 52 советских пограничника, в том числе четыре офицера, включая начальника Иманского (ныне Дальнереченского) погранотряда полковника Демократа Леонова. Он наравне со Стрельниковым, Бубениным и Бабанским был удостоен Золотой Звезды Героя Советского Союза (посмертно). Ранены были 94 человека, из них 9 офицеров (был контужен, а потом ранен и Бубенин). Кроме этого свои головы сложили семь мотострелков, которые участвовали в поддержке «зеленых фуражек» во втором бою.

По воспоминаниям генерала Бабанского, регулярные нарушения китайцами границы без применения оружия «стали для нас штатной ситуацией. А когда начался бой, мы почувствовали, что патронов-то у нас маловато, резервов нет, да и подвоз боеприпасов не обеспечен». Бабанский утверждает также, что строительство китайцами дороги к границе, объясненное ими как освоение района в сельскохозяйственных целях, «мы приняли за чистую монету». Так же было воспринято и замеченное перемещение китайских войск, объясненное учениями. Ночью наблюдение хоть и велось, но «наши наблюдатели ничего не видели: у нас имелся всего лишь один прибор ночного видения, да и тот позволял что-то рассмотреть на расстоянии не больше 50–70 метров». Дальше – больше. 2 марта на полигонах проходили армейские учения всех войск, дислоцированных в районе. К ним была привлечена и значительная часть офицеров-пограничников, на заставах оставались всего по одному офицеру. Складывается впечатление, что в отличие от советских военных китайские разведку провели неплохо. «Прежде чем подкрепление дошло до нас, оно должно было возвратиться к месту постоянной дислокации для приведения техники в боевую готовность, – рассказывал также Бабанский. – Поэтому прибытие резерва заняло больше времени, чем это было предусмотрено. Нам бы расчетного времени хватило, мы и так продержались полтора часа. И когда армейцы вышли на свои рубежи, развернули силы и средства, на острове практически все уже закончилось».

 

 

Америка спасла Китай от ядерного гнева Советского Союза

В конце 1960-х годов Америка спасла Китай от ядерного гнева Советского Союза: об этом говорится в серии статей, опубликованных в Пекине в приложении к официальному печатному органу КПК, журнале Historical Reference, сообщает Le Figaro. Конфликт, начавшийся в марте 1969 года с серии столкновений на советско-китайской границе, привел к мобилизации войск, пишет газета. Согласно публикации, СССР предупредил своих союзников в Восточной Европе о планируемом ядерном ударе. 20 августа посол СССР в Вашингтоне предупредил Киссинджера и потребовал, чтобы США сохраняли нейтралитет, но Белый дом намеренно допустил утечку, и 28 августа информация о советских планах появилась в Washington Post. В сентябре и октябре напряженность достигла апогея, и китайскому населению было приказано рыть убежища.

Далее в статье говорится, что Никсону, считавшему главной угрозой СССР, не нужен был слишком слабый Китай. Кроме того, он опасался последствий ядерных взрывов для 250 тысяч американских солдат в Азии. 15 октября Киссинджер предупредил советского посла, что США не останутся в стороне в случае нападения и в ответ атакуют 130 советских городов. Спустя пять дней Москва отменила все планы ядерного удара, и в Пекине начались переговоры: кризис завершился, пишет газета.

По утверждению китайского издания, действия Вашингтона отчасти были «реваншем» за события пятилетней давности, когда СССР отказался присоединиться к усилиям по предотвращению разработки Китаем ядерного оружия, заявив, что китайская ядерная программа не представляет угрозы. 16 октября 1964 года Пекин успешно провел первые ядерные испытания. Журнал повествует еще о трех случаях, когда Китаю грозила ядерная атака, на этот раз со стороны США: во время корейской войны, а также в ходе конфликта между континентальным Китаем и Тайванем в марте 1955 года и в августе 1958 года.

«Исследователь Лю Чэньшань, описывающий эпизод с Никсоном, не уточняет, на каких архивных источниках он основывается. Он признает, что другие специалисты не согласны с его утверждениями. Публикация его статьи в официальном издании наводит на мысль, что он имел доступ к серьезным источникам, а его статья неоднократно перечитывалась», — пишет в заключение издание.

 

Политическое урегулирование конфликта

11 сентября 1969 года в Пекинском аэропорту состоялись переговоры Председателя Совета Министров СССР А.Н.Косыгина и Премьера Государственного Совета КНР Чжоу Эньлая. Встреча продолжалась три с половиной часа. Главным результатом дискуссии стала договоренность о прекращении враждебных акций на советско-китайской границе и остановка войск на тех рубежах, которые они занимали на момент переговоров. Надо сказать, что формулировку «стороны остаются там, где они находились до сих пор» предложил Чжоу Эньлай, а Косыгин сразу с ней согласился. И именно в этот момент остров Даманский стал китайским де-факто. Дело в том, что после завершения боев началось таяние льда и потому выход пограничников на Даманский оказался затруднен. Приняли решение осуществлять огневое прикрытие острова. Отныне всякая попытка китайцев высадиться на Даманский пресекалась снайперским и пулеметным огнем.

10 сентября 1969 года пограничники получили приказ: огонь прекратить. Сразу после этого китайцы вышли на остров и там обосновались. В тот же день произошла аналогичная история на острове Киркинском, расположенном в 3 км севернее Даманского. Таким образом, в день пекинских переговоров 11 сентября на островах Даманском и Киркинском уже находились китайцы. Согласие А.Н.Косыгина с формулировкой «стороны остаются там, где они находились до сих пор»,означало фактическую сдачу островов Китаю. Судя по всему, приказ прекратить огонь с 10 сентября был отдан для того, чтобы создать благоприятный фон для начала переговоров. Советские руководители прекрасно знали, что китайцы высадятся на Даманском, и сознательно пошли на это. Очевидно, в Кремле решили, что рано или поздно, но придется провести новую границу по фарватерам Амура и Уссури. А раз так, то нечего держаться за острова, которые все равно отойдут китайцам. Вскоре после завершения переговоров А.Н.Косыгин и Чжоу Эньлай обменялись письмами. В них они согласились начать работу по подготовке договора о ненападении.

 

Пока был жив Мао Цзэдун, переговоры по пограничным вопросам не давали результатов. Он умер в 1976 году. Еще через четыре года разогнали «банду четырех» во главе с вдовой «кормчего». В 80-е годы были нормализованы отношения между нашими странами. В 1991 и 1994 годах сторонам удалось определить границу на всем ее протяжении за исключением островов у Хабаровска. Остров Даманский был официально передан Китаю в 1991 году. В 2004 году удалось заключить соглашение относительно островов у Хабаровска и на реке Аргунь. На сегодня установлено прохождение российско-китайской границы на всем ее протяжении – это около 4,3 тысячи километров.

 

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ПАВШИМ ГЕРОЯМ ГРАНИЦЫ! СЛАВА ВЕТЕРАНАМ 1969-го!

 

 

 

 

 

[источники]

источники
http://nvo.ng.ru/realty/2009-03-27/10_damanskiy.html
http://zema.su/blog/boi-za-ostrov-damanskii-foto
http://flb.ru/info/45513.html

 

Напомню вам еще несколько героических страниц военной истории:  Бой в Пакистане и 12 апреля — черный день американской авиации. А так же вспомним, откуда пошло выражение «Русские не сдаются ! «. Оборона крепости Осовец Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=27917

masterok.livejournal.com

Зачем Китай напал на СССР в 1969 году

«Положить их как можно больше…»

То, что конфликт на Даманском был тщательно спланирован, косвенно признают даже сами китайские историки. Например, Ли Даньхуэй замечает, что в ответ «на советские провокации» было решено провести военную операцию силами трёх рот. Существует версия, что руководство СССР было заранее через маршала Линь Бяо осведомлено о предстоящей акции китайцев.
В ночь на второе марта около 300 китайских военных по льду перешли на остров. Благодаря тому, что шёл снегопад, им удалось до 10 утра оставаться незамеченными. Когда же китайцы были обнаружены, у советских пограничников несколько часов не было адекватного представления об их численности. Согласно докладу, поступившему на 2-ю заставу «Нижне-Михайловка» 57-го Иманского пограничного отряда, число вооружённых китайцев составляло 30 человек. На место событий выехало 32 советских пограничника. Возле острова они разделились на две группы. Первая группа под командованием старшего лейтенанта Ивана Стрельникова направилась прямиком к китайцам, стоявшим на льду юго-западнее острова. Вторая группа под командованием сержанта Владимира Рабовича должна была прикрывать группу Стрельникова с южного берега острова. Едва отряд Стрельникова подошёл к китайцам по нему был открыт ураганный огонь. В засаду попала и группа Рабовича. Почти все пограничники были убиты на месте. Ефрейтор Павел Акулов попал в плен в бессознательном состоянии. Его тело со следами пыток позднее было выдано советской стороне. В бой вступило отделение младшего сержанта Юрия Бабанского, которое несколько задержалось, выдвигаясь с заставы и поэтому китайцы не смогли уничтожить его, используя фактор внезапности. Именно это подразделение совместно с подоспевшей подмогой из 24 пограничников с соседней заставы «Кулебякины сопки» в ожесточённом бою показало китайцам насколько высок боевой дух их противников. «Конечно, еще можно было отойти, вернуться на заставу, дождаться подкрепления из отряда. Но нас охватила такая лютая злоба на этих сволочей, что в те минуты хотелось только одного — положить их как можно больше. За ребят, за себя, за эту вот пядь никому не нужной, но все равно нашей земли» — вспоминал Юрий Бабанский, за проявленный героизм позднее удостоенный звания Героя Советского Союза.
В результате боя, который продолжался около 5 часов погиб 31 советский пограничник. Безвозвратные потери китайцев, по оценке советской стороны, составили 248 человек.
Уцелевшие китайцы вынуждены были отойти. Но на приграничной территории уже готовился к боевым действиям 24-й пехотный китайский полк численностью 5 тысяч человек. Советская сторона подтянула к Даманскому 135-ю мотострелковую дивизию, которой были приданы установки секретных тогда систем залпового огня «Град».

app.russian7.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о