10 лихих наёмников, разорявших средневековую Европу

Поздний средневековый период был временем хаоса и беспорядков. Англия и Франция были заняты Столетней войной, а итальянские города-государства боролись друг c другом за превосходство на полуострове. Многие в те времена объединялись вокруг харизматичных и бесстрашных лидеров, которые, в свою очередь, организовывали то, что стали называть «свободными компаниями».
В Италии они были известны под более простым названием — «наёмники». Сейчас таких людей называют Организованными Преступными Группировками или Военными наемниками т.к. они, в основном, зарабатывали на жизнь убийствами, вымогательством и террором.

Рожер де Флор.

Рожер де Флор родился в провинции Бриндизи, Италия, в 1267 году. Будучи ещё мальчиком, он вышел в море и в конечном счёте стал тамплиером. Он использовал свой статус в своих интересах и после захвата Акра в 1291 году, занялся грабежом местных жителей. А когда об этом узнали, его изгнали из тамплиеров. Убежав в Геную, он стал командующим испанских наёмников «almogauares». Имя они получили от арабского almogauar, что означает «тот, кто опустошает».
В 1303 году Византийцы приняли Рожера на службу, который был тогда в подчинении короля Арагона. Его миссией стала помощь в борьбе с Оттоманскими турками, которые только что забрали у Империи Вифинию. В Константинополе Рожер женился на племяннице императора Андроникуса II и стал великим герцогом. С 1500 рыцарей и 4000 собственных наемников, Рожер выиграл сражения против турок, а заодно ограбил византийских жителей Анатолии, которая сейчас принадлежит Турции. Власти осуждали его и называли бандитом, но успех вскружил голову Рожера, и он уже мечтал о собственном доминионе в Анатолии.
Император Майкл IX был убеждён, что Рожер и его недисциплинированные Наемники должны быть уничтожены. В 1305 году Рожер был приглашён в Адрианополь на банкет, устроенный Майклом. Там его заманили в засаду и убили, как и 130 его людей. Оставшиеся наёмники разорили сельскую местность, в знак мести, а позже они поселились в Греции и основали в 1311 году Герцогство Афин.

Баско де Молион.

Баско де Молион был предводителем группы, которая пришла в Бургундию с флибустьерами различных национальностей. У Молиона был первый опыт сражения в Пуатье, а позже, он отправился в Пруссию с графом де Фуа и боролся против крестьянского восстания Жакерии по их возвращению во Францию.
Молион привёл с собой приблизительно 12000 мужчин. Эта огромная сила взяла замок Брине и сокрушила Францию, накопив такое богатство, что Папа Римский в Авиньоне стал беспокоиться за свою безопасность.
Технически, Молион боролся за короля Англии, но как у независимого флибустьера, его главный интерес составляли деньги. Молион вспоминал: «Иногда у меря не было даже лошади, а в других случаях я был слишком богат, и всё потому что удача то приходила, то уходила.» Рассказ о богатстве Молиона был написан французским летописцем Фройссартом, который повстречался с ним в общежитии в Пиренеях. Фройссарт вспоминал, что тот «прибыл с большим количеством последователей и багажа… У него было столько же вьючных лошадей, как у именитого барона, и он и его люди ели с серебряных тарелок». Неплохой образ жизни для разбойника.

Вернер фон Урслинген.

Взяв себе титул «Герцога», Вернер фон Урслинген нашил на своё копьё девиз «враг жалости, милосердия и Бога», и он соответствовал ему всеми возможными способами. Принципом работы Вернера было вторжение в мирные области с целью грабежа, насилия и убийств жителей. А перед уходом он сжигал все строения. Он сообщал о своих злодеяниях властям, угрожал им, вымогая огромные суммы. И в 1339 Вернер и его банда были объявлены «чумой общества».
В 1342 году Вернер основал Great Company. На пике его власти банда насчитывала 6000 мужчин, главным образом бронированную конницу. Вернер требовал строгой дисциплины и соблюдения кодекса законов, включая равное деление их доходов. Более поздние военные компании пытались смоделировать схему Great Company, но это никому не удавалось.
В 1347 году Вернер поддерживал королеву Неаполя Джоанну I, невестку короля Венгрии Луи I, после того, как Луи вторгся в Неаполь, чтобы отомстить за убийство брата. Вернер помог Джоанне вернуться в Неаполь и защитил её от противостоящего наёмника. От имени Джоанны, Вернер напал на барона Мелето, захватив полмиллиона флоринов. В конечном счёте Вернер вернулся в Германию с награбленным.

Конрад Ландау.

Немец Конрад Ландау принял управление Great Company в 1354 году, и работал в районах Тосканы, Умбрии, Романии и Ломбардии. Он собирал дань со всех городов и имел хорошую прибыль. Как Конрад прямо объяснил папскому легату, прежде чем вторгся в церковные земли: «Это наш обычай: грабить, чтобы никто не сопротивлялся. Наш основной доход получен от районов, в которые мы вторгаемся. Кто ценит свою жизнь, тот плати за тишину и покой нам.»
По крайней мере в одном случае Конрад получил по заслугам, когда его заманили в засаду флорентийцы на пути в Сиену. Конрад был ранен, его команда разбита, и сердитые местные жители забрали всё, что было у них с собой. Но это была только временная неудача, т.к. Конрад не остановился и продолжил получать огромные доходы от вымогательства. Его прибыль позволила его отцу, который остался в Германии, выкупить семейный замок и земли, которые они потеряли из-за долгов несколькими годами ранее.
Great Company была в конечном счёте нанята правителем Милана Висконти, чтобы расправиться с конкурирующей White Company Альберта Стерза, который «кормился» на миланской территории. В 1363 году эти две компании встретились в Сантурино. Сначала Конрад одержал оборону, но его венгерские бойцы внезапно отказались бороться с венграми в противостоящей армии. Их дезертирство склонило чашу весов в пользу White Company, и Конрад был убит в следующем сражении.

Альберт Стерз.

Самой позорной группой бандитов является White Company, основанная немцем Альбертом Стерзом. Она получила своё имя от белых мантий, которые носили войска, и белых баннеров, которыми они размахивали. При Стерзе Компания была непревзойдённой по эффективности. Его 3500 всадников и 2000 пехотинцев были безупречно организованы и хорошо вооружены. У них были инженеры, которые устанавливали мины и строили раздвижные лестницы и башни для осад.
В 1360 году Стерз переместил Компанию в Италию, плодородный район постоянно враждующих городов-государств. По пути он принял на работу английского рыцаря по имени Джон Хоквуд, который быстро поднялся по «служебной лестнице» благодаря его посредническим способностям. Стерз скоро пожалел о своём решении. Его люди, впечатлённые лидерством Хоквуда, свергли его и передали командование англичанину. Ревнивый Стерз обиделся и ждал шанса отомстить.
Компания заключила контракт с Пизой, чтобы напасть на её конкурента, Флоренцию. Город подготовился к атаке и остановил нападение Хоквуда. Момент Стерза настал. Он внезапно перешёл на другую сторону, взяв с собой мужчин, лояльных к нему. White Company распалась, и Хоквуда оставили только с 800 мужчинами. После войны Стерз взял остатки White Company и слил их с группой поддерживающего его немецкого наёмника Хэннекина Бомгартена. Новая сила, названная Компанией Звезды, позволила Стерзу нанести сокрушительное поражение своему конкуренту Хоквуду.

Альберико де Барбьяно.

Альберико де Барбьяно, уроженец Италии, начал свою карьеру как капитан в армии Милана. Позже, его нанимали во Флоренции, Венеции и Неаполе. Слава к Альберико пришла в 1377, когда он участвовал в ужасающей Резне в Цезене. Папа Римский Грегори XI приказал подчинить непослушные города Романии, и кардинал Роберт нанял бретонских наёмников, «самое жестокое и скотское племя Франции». Даже после капитуляции и сдачи оружия, жителей Цезены убивали в трёхдневном кровопролитии. Груды трупов на городской площади оставили на съедение собакам.
В 1378 году Альберико сформировал Компанию Св. Георгия. В отличие от предыдущих компаний, она полностью состояла из итальянцев, которые поклялись в «ненависти и вечной вражде» ко всем иностранцам. Альберико настроился против Клемента VII и победил бретонцев от имени Папы Римского Урбана VI, который объявил, что Италия теперь «свободна от варваров». Но националистические лозунги были просто пустой напыщенностью. Как только Альберико выгнал бретонцев, он начал разграблять итальянские города в Тоскане. Его новая группа, Компания Крюка, состояла немцев, венгров, и бретонцев.
В конце 14-го века Альберико сражался во время войны между Флоренцией и Миланом, переходя то на одну, то на другую сторону. Он служил Неаполю на закате его карьеры и умер в 1409 году. Альберико приписывают такие военные инновации как улучшенная броня и агрессивная тактика на поле битвы, особенно в кавалерийской атаке. Его практика пополнения войск собственными вассалами в Романие, приводящая к большему единству, считается некоторыми зачатком окончательного объединения Италии в 19-м веке.

Муцио и Франческо Сфорца.

Муцио Аттендоло был первым знаменитым членом семьи, которая управляла Миланом. Он был родом из деревни Котигнола в Романие и служил под руководством компании Альберико де Барбьяно. Альберико назвал его Сфорца, имея в виду «силу», и как независимый наёмник, он сделал это своим псевдонимом.
В 1398 году он работал на правителя Милана, но скоро отбыл, чтобы бороться за Флоренцию и Феррару. В 1412 Неаполь купил его услуги, и Муцио стал констеблем королевства. Во время хаотического господства королевы Джоанны II его поочерёдно вознаграждали землями и бросали в тюрьму и подвергали пыткам. В 1424 Муцио утонул в реке во время битвы против такого же наёмника.
Сын Муцио Франческо был самым успешным наёмным капитаном 15-го века. Франческо служил Висконтии в борьбе против Венеции и затем Венеции против Висконтии. Сначала Франческо напал на Папу Римского, но потом перешёл на его сторону и защищал его. Чтобы держать Франческо постоянно на стороне Милана, Дюк Филиппо женил его на своей единственной дочери в 1441. Он хотел преуспеть в качестве герцога после смерти Филиппо, но жители Милана объявили себя республикой. Франческо осадил Милан и взял звание силой в 1450. Его не зря назвали Сфорца.

Родриго де Вильяндрандо.

Многие наёмники были не против того чтобы ограбить собственных работодателей. Это практиковал и Родриго де Вильяндрандо, одним из самых великих наёмников 15 века. Родриго родился в Кастилии в 1380. Путешествуя во Францию в поисках военной карьеры, он сначала присоединился к наёмной армии Amaury de Severac.
Родриго сформировал свою собственную наёмную компанию в 1420 и перешёл на другую сторону, предлагая свои услуги французскому Дофину Чарльзу. Но это не останавливало его от вымогательства денег у городов и поместий в Лангедоке и разбоев в сельской местности, находящихся во владении его работодателя Чарльза. Чарльз приказал, чтобы он остановился и напал на англичан, но Родриго отказался и продолжил продвигаться к Тулузе, где принял на работу ещё больше мужчин. В конечном счёте он нападал на захваченный англичанами Бордо и был прощён Чарльзом. В другом сражении в Энтони 400 его мужчин победили бургундцев, один из которых спрятался в полое дерево, чтобы спастись. Он не смог освободиться из-за брони, и его скелет обнаружили, только когда дерево было срублено в 1672 году.
На пике власти Родриго командовал 10000 наемниками. Он требовал выкупы у дворян и «деньги на защиту» у местных жителей, если они хотели защитить себя от убийств и грабежей. Его набеги в Гасконию заработали для него прозвище «Император Мародёров». Разбогатевший на своём бизнесе, Родриго наконец успокоился в 1440-х и вернулся в свою родную Кастилию. Он пожертвовал всё своё богатство монастырю и умер в 1457.

Арно де Серволь.

Родившийся в благородной гасконской семье, Арно де Серволь был первосвященником в епархии Периге. Быть человеком Бога не помешало ему спутаться «с бандитами и мужчинами сомнительного происхождения». Он был лишён прихода епископом Бордо, таким образом Арно целыми днями мог заниматься бандитизмом. Его специальностью был грабёж замков. Когда-то Арно захватил три замка в Ангулеме, пока их работодатель не оплатил их услуги. Французская корона обвиняла его в воровстве, когда он разграбил замок в Нормандии, в то время как находился на работе у французского короля Жана II.
С захватом Жана II в Пуатье Арно потерял работу и занялся разбоем в богатой и мирной области Прованса. Приближаясь к Авиньону, он заставил Папу Римского дрожать от страха. «Он вошёл в Авиньон с большим количеством своих последователей, и был принят с таким уважением, как будто он был королём Франции и обедал несколько раз с Папой Римским и кардиналами. Все его грехи были забыты и, когда он уезжал, ему дали 40000 корон [20000 золотых флоринов], чтобы он распределил их между своими людьми. Компания покинула район, но всё ещё оставалась под командованием Первосвященника».
Перемещая свою активность в Бургундию, Арно захватывал один замок за другим, пока от него не откупились за 2500 золотых франков. В 1365 году Папа Римский Урбан V принял на работу Арно, чтобы провести крестовый поход против турок, но реальная цель Папы Римского состояла в том, чтобы отодвинуть флибустьеров от района Роны. Армия Арно достигла Лиона, но отказалась идти дальше. Без еды и оплаты, его войско затеяло спор с Арно, который закончился его убийством.

Сэр Джон Хоквуд.

Несмотря на успешную карьеру в White Company, сэр Джон Хоквуд умер довольно богатым человек и даже удостоился фрески во Флорентийском Соборе.
Родившийся в семье эссексского землевладельца, Хоквуд уехал во Францию, чтобы сражаться за Эдварда III, когда ему было 18 лет. Он был посвящён в рыцари за победу англичан в Пуатье, но после Соглашения Bretigny бедного рыцаря оставили без работы. Он вступил во Free Companies, чтобы прокормить себя.
Будучи солдатом короля, Хоквуд был неизвестным воином, но после превращения во фрилансера, он добился поразительного успеха. В поисках счастья в средневековой змеиной яме Италии, Хоквуд стал лидером White Company. Компания стала терроризировать Италию, получив репутацию «самой вероломной и злой». Единственная хорошая вещь, которая могла быть сказана о них, состояла в том, что «они не калечили и не сжигали своих жертв как венгры». Местное население называло силу Хоквуда «дьяволами в человеческом обличье».
Следующие 30 лет бизнес на убийствах, грабежах и шантаже процветал. Его навыки привлекли внимание Папы Римского, Флоренции, Милана, Пизы и Перуджи. Хоквуд боролся за них всех, потому что его единственной слабостью были деньги, он предавал их всех, когда поступало более привлекательное предложение. Золотые флорины текли в казну Хоквуда такой рекой, что он конкурировал с банками и международными торговыми домами. White Company должна была нанять адвокатов и нотариусов, чтобы вести учёт взяток и выкупов и составлять контракты.
Сэр Джон стал столь влиятельным в итальянской политике, что он был призван, чтобы устроить брак третьего сына Эдварда Лайонела и дочери Герцога Милана. Он сам женился на 17-летней дочери герцога, когда ему было 57 лет. Именно Флоренция предложила Хоквуду самые богатые вознаграждения, и он закончил свои дни как генерал флорентийцев, способствуя созданию их республики. К его смерти в 1394, сэр Джон сделал репутацию «самого способного военного начальника Средневековья».

ribalych.ru

10 удалых наёмников, разорявших средневековую Европу

1. Сэр Джон Хоквуд.

Несмотря на успешную карьеру в White Company, сэр Джон Хоквуд умер довольно богатым человек и даже удостоился фрески во Флорентийском Соборе.

Родившийся в семье эссексского землевладельца, Хоквуд уехал во Францию, чтобы сражаться за Эдварда III, когда ему было 18 лет. Он был посвящён в рыцари за победу англичан в Пуатье, но после Соглашения Bretigny бедного рыцаря оставили без работы. Он вступил во Free Companies, чтобы прокормить себя.

Будучи солдатом короля, Хоквуд был неизвестным воином, но после превращения во фрилансера, он добился поразительного успеха. В поисках счастья в средневековой змеиной яме Италии, Хоквуд стал лидером White Company. Компания стала терроризировать Италию, получив репутацию «самой вероломной и злой». Единственная хорошая вещь, которая могла быть сказана о них, состояла в том, что «они не калечили и не сжигали своих жертв как венгры». Местное население называло силу Хоквуда «дьяволами в человеческом обличье».

Следующие 30 лет бизнес на убийствах, грабежах и шантаже процветал. Его навыки привлекли внимание Папы Римского, Флоренции, Милана, Пизы и Перуджи. Хоквуд боролся за них всех, потому что его единственной слабостью были деньги, он предавал их всех, когда поступало более привлекательное предложение. Золотые флорины текли в казну Хоквуда такой рекой, что он конкурировал с банками и международными торговыми домами. White Company должна была нанять адвокатов и нотариусов, чтобы вести учёт взяток и выкупов и составлять контракты.

Сэр Джон стал столь влиятельным в итальянской политике, что он был призван, чтобы устроить брак третьего сына Эдварда Лайонела и дочери Герцога Милана. Он сам женился на 17-летней дочери герцога, когда ему было 57 лет. Именно Флоренция предложила Хоквуду самые богатые вознаграждения, и он закончил свои дни как генерал флорентийцев, способствуя созданию их республики. К его смерти в 1394, сэр Джон сделал репутацию «самого способного военного начальника Средневековья».

fishki.net

НАЕМНИКИ СРЕДНИХ ВЕКОВ — ВОИНЫ — ГОРДОСТЬ РУСИ — Каталог статей

В конце 15 века Европа выглядела совсем не так, как сейчас. Границы государств, которые мы сейчас привыкли считать постоянными и нерушимыми, были какими угодно, только не постоянными и нерушимыми. Границы менялись постоянно по одним и тем же причинам: смерть правителя, свадьба, в качестве уступки, или военного похода. Ставки на войнах в течение этого периода были очень высокими, поэтому генералы и военачальники постоянно искали новые способы получения преимущества над своими врагами.
Ландскнехты, германские наемные солдаты, которые существовали примерно с 1487 г. по семнадцатый век, обеспечили одно из таких преимуществ. Изначально созданные в качестве силы для поддержки устремлений по созданию Святой Римской Империи Максимилианом, наследником Святой Римской Империи, они вскоре начали сами наниматься к тем, кто предложит высшую цену (включая врага Максимилиана, короля Франции — но эту практику Максимилиан очень быстро прекратил, приказав всем германцам, находящимся на жалованье у Франции, вернуться домой).

«Ландскнехт» («Landsknechte», термин впервые был введен в употребление Питером ван Хагенбахом, летописцем Карла Смелого Бургундского) буквально означает «слуга страны». Нанимаемые в основном из бедноты в южной Германии, они получили известность благодаря своей необычайной одежде и эффективной боевой тактике. В зените славы они были лучшей военной силой в Европе.

Облик войны менялся… Бессилие рыцарской кавалерии против любых хорошо подготовленных построений пикейщиков и новых ручных ружей. Новая мобильная пехота — ландскнехты — пикинеры в лучших традициях швейцарских наемников, быстро превратились в главную составляющую наемных армий по всей Европе. Битвы Ренессанса иногда были похожи на шахматную игру, в которой победа и поражение признавались очень быстро, по возможности — с наименьшей кровью.
Эти джентльменские соглашения скоро начали исчезать с поля боя в связи с применением тактических хитростей, таких как засады, маскировка отрядов, дезинформация противника, дымовые и пылевые завесы для ослепления противника перед внезапной и массовой атакой, которые впервые появились и были включены в стратегию и боевые формации европейских армий.

Главной силой ландскнехтов были солдаты, использующие пики (древковое оружие длиной 14-18 футов с 10-дюймовым стальным наконечником), которых поддерживали «ударные отряды», вооруженные огромными двуручными мечами-цвайхандерами (Zweihander, меч длиной 66 дюймов, с обоюдоострым, иногда волнистым лезвием, весящим 7-14 фунтов; таких солдат называли «Солдатами на двойном жалованье» — Doppelsoldner — они шли в атаку в первых рядах, вламываясь в ряды неприятельских пик, ломая их и расчищая проходы для основных сил) или алебардами (древковое оружие длиной 6-7 футов). В дополнение, отряды ландскнехтов владели аркебузами и различными видами тяжелой артиллерии. Используя новую тактику, они вскоре заслужили уважение врагов.

Неприступные и непробиваемые квадратные построения, ощетинившиеся во все стороны пиками (скопированные у швейцарцев), ряды солдат, вооруженных новыми смертоносными аркебузами, и мобильная артиллерийская система превратились в стандарт этих новых смертоносных наемных армий. Армия ландскнехтов наводила страх одним своим видом.
Швейцарские наемники были грозными воинами, считавшими хорошим врагом мертвого врага. Швейцарцы царствовали на поле боя около столетия, пока не было введено новое оружие — легкая кавалерия и аркебузы, которое они по каким-то причинам игнорировали. Главенство швейцарцев в пеших битвах окончательно пришло к концу в битве у Бикоки. Под командованием Георга ван Фрюндсберга, контингент ландскнехтов уничтожил свыше 3000 швейцарских наемников, используя земляные укрепления, изнуряющие атаки и новое оружие — аркебузы.

Одежда ландскнехтов была самая украшенная и вызывающая в период Ренессанса. Ландскнехты были свободны от регулирующих стиль и внешний вид одежды законов, которым подчинялись другие граждане — Максимилиан даровал им это освобождение: «Их жизнь настолько коротка и безрадостна, что великолепная одежда — одно из их немногих удовольствий. Я не собираюсь отбирать его у них.»

Их одеяния славились своим декорированием в стиле «буфы и разрезы», возникшим в результате прорезания верхней одежды и набивкой нижних слоев через эти разрезы. Рукава часто театрально раздувались, как и штаны. Зачастую их рукава различались палитрой цветов и контурами буфов даже один от другого! Штанины иногда также различались. Они носили широкие плоские шляпы, огромных размеров, часто украшенные страусиными перьями. Некоторые носили непристойно огромные мешочки, прикрывающие их гениталии. Даже их обувь была декорирована в стиле разрезы-и-буфы. Внешний эффект зачастую приводил к ощущению искажения зрения.

Стиль «буфы-и-разрезы» в одежде был усвоен также и другими народами, став обычным типом украшений в некоторых частях Европы. Английская знать была частично очарована «буфами и разрезами». Генрих VIII стал одеваться в этом стиле после того, как увидел одежду нанятых им ландскнехтов; фактически, знаменитый портрет Генриха VIII Ганса Гольбейна изображает его в камзоле, декорированном буфами и разрезами.
Другие портреты Генриха изображают его носящим нечто выглядевшее как юбка до колен; он перенял этот стиль от германских военных юбок, носимых некоторыми ландскнехтами. Сын Генриха, Эдуард VI и Елизавета I также одевались в этом стиле.

Мужчины, которые вступали в отряды ландскнехтов, обычно приводили с собой женщину, которая заботилась о них — сестру, жену или дочь. Эти женщины назывались «Hure» — в буквальном переводе «шлюха» — но они не были проститутками, а только спутницами лагеря (Kampfrauen). Они заботились о мужчинах между битвами, и даже частично участвовали в самих битвах, следуя за дерущимися, грабя убитых и добивая умирающих. Некоторые даже помогали артиллеристам, разбирали вражеские дома на древесину, что позже использовалась на земляных работах и укреплениях.
Женщины также переняли стиль одежды «буфы-и-разрезы», хотя и не в той степени, как одевались мужчины. Их шляпы были похожи на мужские. Один характерный аспект женского одеяния выражался в том, что они укоротили свои юбки, подняв кайму на несколько дюймов от грязной земли и создав буфы из излишков ткани вокруг бедер.

Авторитет начальников в наемных полках страдал в значительной степени вследствие того, что солдатам было известно, что полковник показывал много большую наличность солдат, чем она была в действительности чтобы присвоить себе содержание мертвых душ. Весьма часто на бумаге части наемных войск были вдвое многочисленнее, чем на самом деле. В случае смотра, для пополнения численности полка, в строй ставились взятые на прокат люди, обычно слуги, иногда переодетые женщины.
Обычаи того времени не позволяли, в случае обнаружения такого мошенничества, вменить его в вину действительно виновным — полковнику и капитану, но устав требовал, чтобы статисту, изображавшему солдата, был отрезан нос, чтобы он не мог продолжать работу подставного лица.

Жизнь ландскнехта не была легкой — наказания за нарушение законов и правил были быстрые и жестокие, битвы были кровавые и ужасные, а жизненные условия обычно были некомфортные. Главной (и единственной) выгодой была плата: ландскнехт зарабатывал в месяц больше, чем фермер — за год. Если он выживал, он мог уйти на пенсию богатым.
Развитие огнестрельного оружия вызвало закат силы и славы ландскнехтов — плотных построений пикинеров. Дикие, необузданные одежды ландскнехтов исчезли ко второй половине XVI века, и даже само слово «ландскнехт» постепенно выходит из употребления, теперь они именовались Имперской пехотой (Kaiserliche Fussknecht). Так завершился один из самых знаменитых периодов военной истории Европы.

источник

МОИ ПРОЕКТЫ:

РУСЬ БЫЛИННАЯ

РАТНАЯ ДОБЛЕСТЬ РУССОВ

АРХИВ ГРАФОМАНА

wikii.ru

Джон Хоквуд — каким был лучший фрилансер Средневековья

Позднее Средневековье было эпохой наемников, их золотой эрой. И среди этих толп голодранцев и ведущих их в бой кондотьеров в сияющих доспехах обязан был появиться герой, символизирующий все самое лучше от этого сословия. Им оказался Джон Хоквуд — простой сын ремесленника, который победил армию императора, прослыл до ужаса честным фрилансером, прекрасным тактиком и относительно неплохим (по меркам ремесла) человеком.

Джон Хоквуд выдумывает себе рыцарский титул

Джон Хоквуд

Джон Хоквуд родился в 1320 году в Эссексе в семье зажиточного ремесленника, и о его детстве и отрочестве практически ничего неизвестно. В те времена в Европе гремела Столетняя война, где с переменным успехом боролись англичане и французы, и Хоквуд в довольно юном возрасте отправился воевать.

Служа под предводительством знаменитого Черного Принца, Джон Хоквуд участвует в знаменитых битвах при Креси в 1346 году и при Пуатье в 1356 году, где французы были наголову разбиты более дисциплинированными англичанами. Немалую роль в этих победах сыграли небезызвестные английские лучники, предводителем которых и был в те времена Джон Хоквуд. За свои подвиги он получил рыцарское звание, правда, злые языки утверждали, что хитроумный Джон этот эпизод придумал, чтобы солиднее выглядеть в глазах нанимателей.

После заключения в 1360 году перемирия между Англией и Францией без работы и источника дохода остались огромные толпы вооруженного люда разных национальностей, не умевшие, да и не хотевшие, ничего кроме войны и грабежей. К их удаче выяснилось, что у итальянских городов много денег, но мало войск, и они были готовы тряхнуть мошной, чтобы нанять закаленных в битвах ветеранов. Так начался новый период жизни Джона Хоквуда — итальянские войны.

Джон Хоквуд начинает карьеру в Италии и создает Белый отряд

В те времена город Пиза воевал со своим соседом — Флоренцией. Пизанская сторона пригласила Хоквуда как прославленного командира английских лучников. Тогда же появляются первые упоминания о Белом отряде, который был назван так из-за начищенных доспехов, выглядевших на солнце совершенно белыми.

Пизанская аристократия, пригласившая знаменитого военачальника Хоквуда, сразу принялась хвастаться перед противниками. Еще перед прибытием самих наемников знать переодела горожан в белые доспехи, прошлась с ними парадом и выставила их на стены, чтобы флорентийские шпионы могли полюбоваться. Правда, несмотря на радость от скорого прибытия внушительного войска, горожане все же отправили своих жен и дочерей подальше от города, зная, что толпа вооруженных мужиков недолго захочет страдать от воздержания.

Джон Хоквуд по прибытии не стал долго тянуть и напал на Флоренцию, однако там тоже успели нанять бывалых французских солдат, из-за чего первые бои Белого отряда были не очень удачными. Тогда власти Пизы вынуждены были в очередной раз скинуться деньгами и нанять дополнительно немецких и швейцарских наемников. После этого Белый отряд стал побеждать и смог осадить саму Флоренцию.

Английские наемники показывают себя честными малыми

Естественно, даже с такими силами взять хорошо укрепленный город не представлялось возможным — тем более у Хоквуда не было осадных машин. Но у Флоренции были богатые предместья, и именно за них развернулись самые кровопролитные бои, в которых английские лучники встретились со своими давними врагами — генуэзскими арбалетчиками, с которыми они воевали еще в битвах Столетней Войны.

Бои на узких улочках больше подходили для арбалетчиков, так что англичане умылись кровью, однако предместья все-таки были взяты, разграблены и сожжены, а самодовольный Хоквуд промаршировал со своим отрядом по горящим улочкам. После этого он еще и закатил пирушку в лагере на глазах изумленных флорентийцев. При этом всю ночь барабанщики играли липовый приказ о штурме, лишая горожан покоя. В последующие дни отряды Джона грабили деревни и вырубали виноградники, следуя тактике выжженной земли.

Флорентийские дожи, глядя на погромы, решили перекупить наемников, что у них с успехом и получилось со всеми, кроме самого Хоквуда и восьми сотен его англичан, которые наотрез отказались нарушать договор с нанимателем. После этого за Джоном закрепилась слава честного малого, держащего слово. Ну а немецкие наемники и те из англичан, кто позарился на золото, создали свой отряд — Звездную Роту. Через некоторое время они в очередной раз подтвердили свою репутацию «профессиональных любителей денег» и переметнулись к другим противникам Флоренции, после чего стали грабить бывших нанимателей. Ничего личного, просто бизнес.

Джон Хоквуд топит армию германского императора

Война шла полным ходом, и дела у Пизы становились все хуже. Беднеющая знать города обратилась за финансовой помощью к правителю Милана Барнабо Висконти и пообещала за это знаменитый Белый отряд. Так Хоквуд попал на службу к миланскому дожу и впоследствии женился на его незаконной дочери.

Однако сперва ему пришлось столкнуться с другой проблемой — правитель Милана был так ретив и амбициозен, что перешел дорогу германскому императору Карлу IV. После взаимных оскорблений на итальянский город двинулась огромная немецкая армия, против которой выставили Белый отряд. Когда войска подошли друг к другу, выяснилось, что в открытом бою с такими силами защитники Милана вряд ли смогут совладать, и тогда Хоквуд пошел на хитрость.

Германский император расположил свои войска в долине реки По, которая была защищена старинными дамбами, защищавшими район от половодья. Дело было как раз весной 1367 года, когда река разлилась, и укрепления с трудом сдерживали гигантские массы воды. Хоквуд приказал разрушить дамбы и освобожденный поток смыл огромную армию императора вместе с лагерем. Солдаты вместе с Карлом IV убежали в ближайший город и засели там, высушивая одежду и считая потери. В таком виде армия уже ни на что не годилась, и император вынужден был отступить.

Чезенская резня и последний бой Джона Хоквуда

После славной победы над императором Хоквуд отправился служить Папе Римскому, под руководством которого чуть не вляпался в довольно паршивую историю.

Дело в том, что Папа решил избавиться от восставших в городе Чезена. Он отрядил туда наемников, которым сообщили, что деньги будут, только если наемники перережут всех восставших. Бургундские воины тут же взялись за дело, но Хоквуд и его Белый отряд отказались участвовать в резне, и даже выстроили живой коридор, по которому от убийц спаслись больше тысячи мирных жителей.

После этого Хоквуд покинул папскую службу и поселился с женой на вилле недалеко от Милана. Через некоторое время его миланского покровителя и тестя свергли и удавили в тюрьме, поэтому жить рядом с Миланом стало не очень комфортно.

В это время, воспользовавшись связями, Хоквуд помог предотвратить мятеж в стане своих бывших противников — флорентийцев. Став богаче на двадцать тысяч флоринов, он получил предложение возглавить войска Флоренции, воюющие на стороне Падуи с Вероной. И вот шестидесятисемилетний ветеран снова взял в руки боевой топор и 11 марта 1387 года пошел в бой у местечка Кастоньяро.

Его противники набрали армию, вдвое превышающую войско Хоквуда, да еще и имевшую отличный артиллерийский парк. Но старый вояка, пользуясь рекой, болотом и оврагами, расположил войска так, что на него было можно напасть только в одном узком месте, чем лишил противника количественного превосходства, а болотистая местность не позволяла подтащить артиллерию.

Перед боем он возвел некоторых из своих соратников в рыцари, чем поднял общий боевой дух. В итоге, когда противник напал, его войско получило серьезный отпор и завязло в кровавой болотной мясорубке. В это время Хоквуд со всей имеющейся кавалерией переплыл реку, которая для пеших войск была непреодолима, и неожиданно ударил во фланг наступающей пехоте. Смяв ее, Хоквуд внес сумятицу в ряды противника, так что они уже не понимали, что происходит, и поддались панике.

Тут пехота Белого отряда пошла в атаку и противник в ужасе разбежался. В итоге победителям достался не только плененный командир веронцев и все его офицеры, но и вся артиллерия. Прославленного Хоквуда ликующие жители Падуи приветствовали на манер древних римлян, устроив победителям триумфальную встречу. Так завершилась славная карьера несгибаемого воина Джона Хоквуда, предводителя знаменитого Белого отряда.

Дальнейшая судьба, смерть и погребение

Как часто бывает, история, начинавшаяся как героическая баллада, в конце превращается почти в фарс. Став почетным гражданином Флоренции, Хоквуд, в надежде мирно зажить, перебрался в город, но войны кончились, закончился наемничий доход, а власти города стали повышать налоги. И вот уже бывалый ветеран начал обдумывать, как выгоднее продать свой скромный домик и переехать домой, в Англию. К сожалению, сделать этого он не успел — весной 1394 года у Хоквуда случился сердечный приступ, и гроза Вероны, победитель германского Императора, умер.

К чести властей Флоренции, они не поскупились на пышные похороны и даже установили памятное надгробие в одном из храмов города. Да и слава о Белом отряде гремела так громко, что даже тогдашний король Англии, Ричард II, забрал прах героя и захоронил его на родине.

Так закончил земной путь человек, прославившийся своей честностью и воинскими талантами, образец брутального наемника-солдата Средневековья, которого итальянцы прозвали Джованни Акуто, что с итальянского можно перевести как «Острый Джонни» или, как вариант, «Крутой Джонни».

disgustingmen.com

Средневековые солдаты. ТОП-10

Война была обычным явлением в Средние века. Неудивительно, что в этот период, существовали величайшие воины и армии в истории. Этот список состоит из лучших, самых впечатляющих солдат средневековья.


Копейщики (пикинёры)


Средневековый солдат копейщик или пикинёр — человек с копьём, который использовался как пехота в Европе, во времена викингов и англосаксов, а также в XIV, XV и XVI веках. Копьё было национальным оружием Англии, но его также использовали и в других странах, особенно в Италии.


Бояре


В узком смысле слова, высший слой феодального общества в X —XVII веках в Киевской Руси, Галицко-Волынском княжестве, Московском княжестве, Великом Княжестве Литовском, Болгарии, Сербии, Хорватии, Словении, Молдавском княжестве, Валахии, с XIV века в Румынии.


Тамплиеры


Широко известны как Рыцари Тамплиеры или Орден Храма были одними из самых знаменитых Западных христианских военных орденов. Организация существовала в течение примерно двух столетий в эпоху средневековья. Основанная в период после Первого Крестового похода в 1096 году с целью обеспечения безопасности христиан, которые совершали паломничества в Иерусалим после его завоевания. Тамплиеры отличались белыми мантиями с красным крестом, они были одними из самых опытных боевых единиц Крестовых походов.


Арбалетчики


Арбалет — это оружие, основу которого составляет лук, стреляющий снарядами, снаряды часто называют болт. Арбалет был создан в Китае. Оружие сыграло значительную роль в войне в Северной Африке, Европе и Азии.


Хускерлы


Являлись личными воинами и приравнивались к телохранителям скандинавских лордов и королей. Военная организация хускерлов, отличалась высочайшим уровнем, сплочённой лояльностью к королю и особым кодексом чести.


Варяжская гвардия


Группа жителей в Древней Руси, которая носила этнический, профессиональный или социальный характер, вызывающая множественные споры и дискуссии. Традиционные версии отождествляют варягов с иммигрантами Варяжского региона — скандинавскими викингами, наёмными воинами или торговцами в Древнерусском государстве (IX—XII вв.) и Византии (XI—XIII вв.). Начиная с Владимира Крестителя, варяги оживлённо использовались российскими князьями в борьбе за власть.


Швейцарские наёмники


Это были швейцарские солдаты и офицеры, нанимавшиеся на военную службу в армии иностранных стран, особенно в армии королей Франции, в период с XIV по XIX век.


Катафрактарии


К катафрактариям относилась непросто конница, с всадником, закованным в тяжёлые доспехи, а отряд, который использовал на поле битвы специальную стратегию, построения и приёмы. Родиной такого рода конницы называют Скифию (II—I вв. до н. э.).


Алебардщики


Cредневековый солдат, который в бою использовал алебарду. Алебарда представляет собой, древковое холодное оружие с комбинированным наконечником, состоящим из игольчатого (круглого либо гранёного) копейного острия и лезвия боевого топора с острым обухом. Алебарда находились на вооружении пехоты множества европейских государств с XIII по XVII век. Получила наибольшее распространение в XV—XVI веках как действенное оружие, против отлично защищённой кавалерии.


Лучники


К XIX веку единственными регионами, где люди ещё не были бы знакомы с таким оружием, как лук и стрелы, оставались лишь Австралия и Океания. Валлийский или английский военный лучник в XIV и XV веке должны были стрелять не менее, десяти «прицельных выстрелов» в минуту.

Поделится в соц. сетях

decem.info

Жестокие наемники-головорезы прямо из Средневековья

Всадники албанского и греческого происхождения, ранее сражавшиеся в армиях византийских и албанских правителей, впервые присоединились к венецианскому войску во время войн с Турцией во второй половине XV века. Страдиоты, они же аргулеты и эстрадиоты, оказали серьезное влияние на европейские методы ведения войны. Они считаются прообразом первых отрядов легкой кавалерии в Западной Европе.

Венецианский историк Марино Санудо (1466-1536) отмечает, что они «прекрасно подходили для борьбы с турками». При этом албанские (80% рассмотренных имен страдиотов имеют албанское происхождение, остальная часть — греческое) наемники представляли высокую опасность для мирных земель: «они привыкли устраивать разбои. В Пелопоннесе они тем и занимались, что мародерствовали».

В узком понимании страдиоты не являлись наемниками, скорее — беженцами из венецианских колоний на Балканах. Куда же им направиться, если не в метрополию. Они покинули насиженные места в поисках работы, предлагая свои умения в военном деле. Где бы балканские наемники не дислоцировались, они брали с собой семьи.

В то же время Санудо пишет, что страдиоты «умело проводят рейды, внезапно нанося удары по противнику» и даже «верны своему господину». Конечно, все мы понимаем, что верность наемника измеряется в золоте. А еще историк замечает следующее: «они не берут пленных, противникам они отрезают головы и доставляют их заказчикам, получая за каждый трофей по дукату».

Внешне мало чем отличались от венгерских и хорватских гусар

Французский мемуарист Филипп де Коммин (1447-1511) описывает страдиотов, которые сражались против французов в битве при Форново (1495), следующим образом:

Маршал де Жье отправил королю известие, что он пересек горы и его разведотряд попал под удар страдиотов. Они убили одного из разведчиков по имени Лебеф, отрезали ему голову, насадили ее на копье и тотчас доставили проведитору (венецианскому чиновнику, назначенному наблюдать за работой наемников) , чтобы получить свой дукат… Это довольно суровые и сильные люди…

Стандартное вооружение страдиотов состояло из сабли, кавалерийского копья с вымпелом, булавы. В редких случаях у конника мог быть лук. Многие из них не носили броню совсем. Если какая-то защита и была, то это — легкая кольчужная рубаха. Как в оружии и экипировке, так и в тактических приемах отчетливо прослеживалось турецкое влияние. Их одеяния выглядели как что-то среднее между балканским и турецким стилями. В дальнейшем, будучи нанятыми государствами Западной Европы, они активно перенимают местные особенности.

В консервативных кругах Венеции их критиковали за вероломное поведение, называли его «анти-христианским», отмечая, что воровство и предательство у них в крови. Критика в адрес страдиотов особенно возросла после сражения при Форново, где наемники еще до окончания битвы принялись грабить слабозащищенный французский обоз, позабыв о своих обязательствах.

Не забывайте подписываться на канал и ставить «пальцы вверх»

Несмотря на это, боевая эффективность страдиотов в дальнейшем впечатлила как нанимателей, так и противников. Тактические уловки, вроде ложного отступления, были чем-то совершенно новым для европейского воинства позднего Средневековья. Наемники многократно атаковали врага и стремительно ретировались, стараясь заставить последнего броситься в беспорядочное преследование. Преследующие отряды становились уязвимой целью для очередной атаки страдиотов.

× Заглядывайте в телеграм-канал: @battlez

Их уникальные для Западной Европы способности, особенно в рекогносцировке и «глубоком» опустошении вражеских земель, сильно перевешивали недостатки. Что говорить, если французы, ставшие свидетелями дискредитирующего поведения балканских наемников при Форново, уже через 2 года после сражения нанимают 2.000 страдиотов и вплоть до начала правления короля Генриха III (последняя четверть XVI в.) пользуются их услугами. В начале XVI века их встречает у себя Испания. Когда Габсбурги стали монархами неаполитанскими и испанскими, страдиотов берут на службу в Германии и Нидерландах. Даже Генрих VIII, король Англии, нанимает их. Все это происходит в упомянутом выше столетии, к концу которого для конницы с Балканского полуострова наступает закат. В Италии и в странах Западной Европы их заменяют новыми отрядами легкой кавалерии, созданными по образцу все тех же страдиотов, венгерских гусар и испанских гинетов.

enciklopediya-tehniki.ru

Наемники немецкого ордена | Железный век

Наемничество было «древнейшей профессией» в военном деле средневековья, бравшей начало со времен каролингских армий, отрядов викингов, за плату оберегавших друг от друга берега франкских королевств, и варяжской гвардии византийских императоров.

Для ясности изложения сразу определимся в терминах: наемниками мы считаем тех, кто сражался по добровольно заключенному на определенный срок контракту за плату в звонокой монете, в отличие от тех, кто был обязан службой в силу вассальной присяги. Это уточнение необходимо потому, что с XIV в. во многих государствах рыцари-ленники также стали получать фиксированное денежное вознагараждение за военную службу, но, в отличие от настоящих наемников, были обязаны исполнять воинскую обязанность своему сюзерену, вытекающую из условий принесенной ему вассальной присяги — оммажа.

Известно, что еще до того как во время Столетней войны резко обозначилось преимущество профессиональных наемных отрядов над феодальным дворянским ополчением, средневековые монархи предпочитали в идеале видеть свои армии составленными именно из наемных солдат. Последние имели по крайней мере два важных для средневековья преимущества: служили сколь угодно долго, вернее пока им платили, и не видели разницы в том где и с кем воевать.

В армии Тевтонского ордена удельный вес наемников стал быстро возрастать именно с тех пор, как во второй половине XIV в. крестоносцы столкнулись со схожими проблемами. Тевтонцы встречались теперь на поле брани с христианами, вследствие чего быстро иссякал поток «гостей»-рыцарей из Западной Европы. Эту значительную брешь в комплектовании армии Ордена следовало срочно заполнить, и более того, войско крестоносцев нуждалось в спешном усилении, так как с 80-х гг. XIV в. оно оказалось лицом к лицу с превосходящими силами польско-литовской унии.

Наемники подходили для этой цели как нельзя лучше, поскольку не испытывали никаких комплексов относительно конфессиональной принадлежности противника.

Однако в армиях европейских государств число нанятых воинов зависело не от желания правителя, а от состояния его казны. У тех, кто особенно нуждался в наемниках последняя зачастую бывала не в лучшем состоянии и не могла обеспечить запросы в полном объеме. Проблема эта решалась по-разному.
В Англии король Генрих II еще в XII в. обязал дворян-землевладельцев взамен воинской повинности платить особый налог, так называемые щитовые деньги, на которые и вербовалась значительная часть армии. Во Франции реализовать подобную меру не удалось и монархи этой страны могли себе позволить нанимать только специализированные части определенного рода оружия, например пеших итальянских арбалетчиков.

Небольшие города-государства Апеннинского полуострова, ввиду определенных условий вынужденные принимать на службу целые армии кондотьеров, несмотря на свое финансовое процветание с трудом наскребали деньги для их оплаты. Так во Флоренции, в начале 60-х гг. XIV в. выложившей только за один год на наемные отряды 100000 золотых флоринов, был даже установлен специальный налог со всех горожан для сбора средств на эти цели. А римские папы в XIV в. тратили на кондотьеров 60 % бюджета, и отнюдь не из-за чрезмерной своей воинственности, но ввиду высокой стоимости их услуг.

Тевтонский орден же не имел тех проблем в ходе вербовки, с которыми сталкивались другие государства — денег было достаточно и распоряжались ими братья исключительно по своему усмотрению. Только в 1409 г. и лишь на выплату задатков наемным отрядам было потрачено более тридцати тысяч гривен — огромная по тогдашним меркам сумма.

После грюнвальдского разгрома крестоносцы без труда увеличили содержание всем своим наемникам чтобы удержать их на службе. Собственно и спасен Орден в 1410 г. был благодаря его неисчерпаемым финансам, позволившим срочно навербовать за границей целую армию. Так продолжалось и впоследствии: в войнах XV в. великие магистры зачастую вовсе не имели при себе собственно орденских войск, а сражались во главе наемных отрядов. Правда в Тринадцатилетнюю войну 1454-1466 гг. с Польшей это приносило уже не только успехи, но и жестокие поражения — подкупленные наемные гарнизоны не раз сдавали крепости врагу.

Впрочем до Грюнвальда средневековые солдаты удачи еще не составляли преобладающей части армии крестоносцев, хотя, наряду с братьями и «гостями», были наиболее надежны и боеспособны.

Вербовались они перед началом кампании, как правило в «ближнем зарубежье» — Германии, Силезии, Чехии. Туда выезжали специальные орденские представители, заключавшие контракты с предводителями наемных отрядов. В отличие, скажем, от Англии, где такой контракт подписывался с каждым воином в отдельности, или Италии, где на службу принимались целые армии в несколько тысяч человек, вербовавшиеся в войско Ордена «роты» имели численность от нескольких десятков до тысячи с небольшим воинов. Они подразделялись на «копья» по 3 человека, причем в данном случае речь идет не о тактических или организационных, а лишь о платежных единицах — жалование выдавалось на тройки, а не каждому солдату в отдельности.

Интересно, что контракты с наемными ротами заключались как правило не от имени великого магистра, а от лица отдельных орденских комтуров. Таким образом формально воины служили не всему Ордену, но лишь конкретному конвенту. При заключении договора предводителю наемной роты выдавался аванс на приобретение вооружения, экипировки, лошадей для его людей и дорогу до орденских владений, который потом удерживался при общем расчете. Срок службы отсчитывался с момента пересечения наемниками западной границы Тевтонского государства на Одере, однако дорога от нее до Вислы, тоесть к будущему театру военных действий, оплачивалась отдельно.

В войске Ордена наемники не составляли отдельных крупных отрядов, как это было в большинстве других армий, а ротами входили в состав хоругвей комтурств. Они также часто размещались гарнизонами в крепостях. Жалование наемных воинов в 1409 г. составляло 11 гривен на «копье» в месяц. Осенью 1410 г., после Грюнвальда, сумму увеличили до 12 гривен и на обратную дорогу от Вислы к Одеру стали выдавать не двухнедельный, как ранее, а трехнедельный оклад.

Много это было или мало? Судя по тому, что понесшие при Грюнвальде жестокие потери наемники не впали в панику и не стали разбегаться, подобно даже многим братьям Ордена, но стойко обороняли Мариенбург и продолжали охотно идти на службу тевтонцам, в накладе они не оставались. В отличие от западноевропейских наемников Столетней войны, основную массу которых составляли пехотинцы и лучники, вербовавшиеся Орденом германские и чешские воины были главным образом конными арбалетчиками.
Так например в роте фон Коттвица в 1410 г. на 150 копейщиков приходилась тысяча стрелков. Наемники были надежными и универсальными солдатами, одинаково хорошо сражавшимися в конном и пешем строю, при осаде и защите крепостей, с мечом и арбалетом в руках. Никаких особенностей в тактике именно наемных рот орденской армии не прослеживается, на поле боя они стояли в рядах клиньев-колонн тевтонских хоругвей и действовали точно также, как и другие контингенты составлявших их воинов.

Из этого правила имелось лишь одно, весьма своеобразное исключение. Речь идет о балтийских корсарах, в просторечии именовавшихся «корабельными парнями» (schiffskinder). Они чрезвычайно размножились на Балтийском море в третьей четверти XIV в., во время продолжительных войн между королевой Маргаритой Датской и герцогом Альбрехтом Мекленбургским за шведский престол.

К 90-м гг. XIV в. корсары-каперы, получившие уважительное прозвание Виталийских братьев, стали самостоятельной военно-политической силой в регионе. Их «братство» могло выставить 300 судов и 3 тысячи воинов, опиралось на систему собственных укрепленных баз в портах Мекленбурга, Шлезвига и Ост-Фрисландии.

В 1394-1397 гг. оставшиеся по окончании датско-мекленбур жской войны не у дел корсары вст упили как равноправная договаривающаяся сторона в сложившийся тогда в Восточной Европе антиорденский союз. Под его флагом виталийские братья устроили несколько масштабных походов через все Балтийское море.
В 1394 г. их флот, выйдя из Мекленбурга, овладел островом Готланд, затем опустошил окрестности Стокгольма, после чего отправился в Финляндию, где корсары взяли крепости Або и Выборг. Сделав их своими базами, виталийские братья установили контроль над восточной Балтикой, в частности в 1395 г. отряд из четырех сотен корсаров уничтожил конвой русских и ганзейских кораблей на реке Неве. На следующий год их флотилии атаковали Ревель и Нарву, проникли по рекам вглубь земель Ливонского ордена и напали на Дерпт. К 1397 г. виталийское братство по сути владело Балтийским морем и держало в своих руках все торговые пути на нем, что послужило одной из причин готландских походов Ордена 1398 и 1404 гг.

Только совместными действиями тевтонцев, Ганзы и шведов на рубеже XIV-XV вв. удалось свести на нет могущество корсаров, вновь низведя их до положения обычных пиратов. Утратившие единое руководство и отказавшиеся от амбициозных планов виталийские братья представляли из себя теперь сотни отличных опытных воинов, наполнивших балтийские порты в поисках знакомой работы.

Их недавний грозный враг — Тевтонский орден, попав в тяжелейшее положение после Грюнвальда, был готов предоставить ее корсарам. Сразу после известия об этом поражении в Данциге были наняты 400 моряков, прекрасно показавших себя во время обороны Мариенбурга. В сентябре 1410 г. комтур Эльбинга принял на службу еще 200 человек, в декабре в гарнизоны трех орденских замков было направлено по 100 корсаров. При этом они сражались не только на суше, в качестве обычных воинов, но и действовали на лодках по рекам в глубине территории противника, совершая рейды, неся патрульную службу, доставляя грузы в осажденные крепости.

Численность наемников известна нам лучше чем какой бы то ни было другой составляющей орденской армии, поскольку братья скрупулезно фиксировали все выплаты жалования им в специальных казначейских книгах. К счастью большая часть этих книг за начало XV в. дошла до наших дней.
Согласно содержащимся в них сведениям всего в начале июля 1410 г. в Пруссии находился 5751 наемник. Однако часть рот, завербованных перед самым началом кампании, прибыла на Поморье только в первых числах июля и не успела присоединиться к армии великого магистра до сражения. Поэтому на грюнвальдском поле в ее рядах состояло только 3712 наемников.


Источник — «Армия тевтонского ордена», Козюренок К.Л.
Выложил — Мэлфис К.

ageiron.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о