Кто такие националисты и какова их деятельность?

Узнать, кто такие националисты, можно, открыв любой словарь. Национализм – это политический термин, который определяет культуру и язык своего народа, как высшие ценности. А значит, националистами называют тех, кто защищает свою культуру и свой язык. Позже от этого понятия возник шовинизм. В этом случае ставится выше расовое превосходство, то есть это — расизм. К примеру, в прошлом веке считалось, что белая раса во всем превосходит черную. Что белые люди самые развитые, творчески способные и высокообразованные.

Кто такие русские националисты

Националисты России – это те люди, которые стремятся продвигать пророссийскую точку зрения, выдвигая на первое место интересы своей страны с интересами русской нации в целом. Они выступают за то, чтобы Россия в первую очередь была тем государством, которое выражало бы интересы своего народа как образующего государство. Если задуматься над вопросом, кто такие националисты в России, то можно ответить следующим образом. Это люди, которые занимаются пропагандой русского национализма и способствуют обеспечению режима, наиболее благоприятного для своих соплеменников. При этом конфликт может происходить по таким спорным темам, как белые и красные, атеисты и верующие, язычники и православные, и так далее. Борясь против русофобии, националисты могут объединяться с государственными деятелями, но последние в основном не одобряют разделения людей по этническому признаку.

Нацизм или национализм

Шестьдесят лет назад мир потрясла сокрушительная война, а сегодня последователи Гитлера претендуют на политический олимп. Они пытаются попасть в парламенты и кабинеты министров, чтобы показать всему миру, кто такие националисты. Эти деятели утверждают, что оберегают интересы народа, но так ли это, или они ничем не отличаются от нацистов? Возможно, есть вероятность того, что война, потрясшая мир 60 лет назад, снова повторится.

Политическая идеология и течение

Кто такие националисты? Это приверженцы политического течения, для которого защита нации и соблюдение ее интересов являются главнейшим принципом. И при этом не имеет значения, по какому признаку сформирован народ. Объединение осуществляется по крови, вере, географическому признаку. Национализм – это идеология, которая стойко защищает интересы нации, но при этом не превозносит ее над другими народами.

Нацизм тесно переплетается с националистическими идеями, но при этом превозносит один народ над другим. Разрешаются в этой политической идеологии и расовая дискриминация, этнические войны. Главнейшим атрибутом такой идеологии является тоталитаризм, то есть отказ от рыночной экономики, создание атмосферы единомыслия и тотальной нетерпимости, введение всеобщей воинской повинности. Таким вот простым образом можно объяснить, кто такие нацисты и националисты и чем эти понятия отличаются.

Различие между национализмом и нацизмом

Последователи национализма более терпимо относятся к представителям других рас. К тому же нужно разобраться, кто такие националисты, объединяющиеся по религиозному или территориальному признаку. Национализм не во всех случаях противоречит рыночной экономике, свободе мышления и слова. Это течение в политике способно справиться с конструктивной критикой и вписаться в правовое поле государства.

А вот отвечая на вопрос, кто такой социал-националист, можно сразу отметить полное отсутствие личной свободы народа. Это человек, который придерживается идеологии тоталитарного государства.

Отношение к другим народам

Кто такие националисты и нацисты, понятно. Для нацизма имеет значение определение этноса, так как это течение ставит на первое место биологическое происхождение человека, тогда как националисты объединяются по религиозному признаку или согласно общим взглядам. К чужим расам национализм относится более или менее терпимо, но при этом отделяет их от своей, не стремясь к слиянию. Нацисты превозносят один народ над другим, то есть имеет место расовая дискриминация.

Государственное устройство

Национализм проявляется в любых политических формах, начиная от демократии и заканчивая авторитаризмом. Нацизм не признает никакой другой формы кроме тоталитаризма, стремится к уничтожению других партий. Здоровое проявление национализма позволяет определить социальную или этническую группу, выделить ее на фоне остальных с учетом интересов. В данном случае осуществляется эффективное управление.

Государственный уклад нацизма более агрессивен, так как в этом течении предполагается распространение одной биологической группы, которая превосходит остальные. Этническое совершенство одной расы полностью оправдывает угнетение и даже уничтожение другой.

Украинское националистическое направление

Если рассматривать вопрос, кто такие украинские националисты, то стоит обратить внимание на новую социал-националистическую партию, созданную на базе организации «Украинский национальный союз». Основной идеологией этой партии является социальная справедливость и авторитарный государственный строй. На данный момент в Украине действует три партии националистов: «Конгресс украинских националистов», «Свобода» и УНА-УНСО. Но будущая партия не станет объединять уже имеющиеся. В программе УНС будут задекларированы три главных принципа: введение строгого законодательства касаемо иммиграции, авторитарный принцип управления государственной власти и поддержка социальной справедливости.

Правый сектор

Правым сектором называют объединяющую группу, в которую входят многие организации. Инициатива создания Правого сектора принадлежит Организации «Тризуб» имени Степана Бандеры. В дальнейшем к этому течению присоединились различные группы людей — организованные и не организованные. Эти группы по-разному объясняют, кто такие правые националисты. Но тем не менее они все придерживаются националистического направления, несмотря на некоторое различие взглядов. К примеру, основатель Правого сектора – организация «Тризуб» – придерживается понятий украинского национализма в интерпретации Степана Бандеры. Организация «Патриот Украины», также входящая в состав Правого сектора,исповедует социальный национализм.

Правые националисты и ЕС

Украинские националисты создали Правый сектор для того, чтобы все приверженцы этой идеологии смогли объединиться в группу. Это база для того, чтобы те, кто придерживался правой позиции, смогли совершить национальную революцию для свержения прежнего порядка, который они считают режимом внутренний оккупации. И в этом случае основная цель – национальная революция. Вопрос вступления Украины в ЕС для националистов этой страны не является главным, и Правый сектор не против подписания ассоциации, так как в большей степени деятели этого течения согласны заключать любые нормальные торгово-экономические отношения с одной страной или с группой стран.

Но с другой стороны украинские националисты не могут одобрять интеграцию в действиях, то есть поддерживать вступление Украины в ЕС. Это объясняется тем, что Евросоюз – это образование не по национальному признаку. Здесь нивелируются любые расы, входящие в состав ЕС. А для националистов такая позиция недопустима, так как в этом случае понятие нации как таковой полностью стирается.

Радикальная форма национализма

У национализма есть множество форм и течений, которые могут даже противоречить друг другу. Но в политике движения националистов отношения с государственной властью строится только на отстаивании интересов определенной общности. Самым опасным проявлением национализма считается его радикальная форма, которая проповедует индивидуальность конкретной нации по отношению к другим, даже в том случае, если эти нации живут на территории одного государства. Радикальный национализм практически во всех странах признан социально опасным явлением, и по степени опасности его приравнивают к экстремизму. Например, в РФ пропаганда радикального национализма и разжигание розни меж нациями является уголовным преступлением.

На идеях радикальной формы национализма строится фашизм и нацизм. А активная пропаганда данных идей, как правило, приводит к ксенофобии, шовинизму и сепаратизму. Но признанной международной правовой нормой современного мира является политический национализм, который считает что принадлежность каждого человека к нации — это его личный выбор. И вполне можно, будучи гражданином данного государства, делить единую территорию с другими.

fb.ru

Левый национализм это — Кто такие левые националисты? Что за политическое направление такое? — 22 ответа



Националисты это левые или правые

В разделе Политика на вопрос Кто такие левые националисты? Что за политическое направление такое? заданный автором Невроз лучший ответ это

В самых общих терминах можно разделить национализм на правый и левый.
Правый национализм является всегда с необходимостью капиталистически оринетированным, буржуазным. Никакого другого правого национализма просто не существует, так как романтические грезы о возможности феодальной реставрации, которые довольно популярны в православно-монархических кругах, на практике лишь прикрывают собой реабилитацию капитализма, как это было и у русских крайне-правых (черносотеннцев, монархистов и т. д. ) в России начала века. Иными словами, правый национализм в наших условиях является рыночным и либеральным в своей экономической части. Неудивительно, что именно такой правый национализм все чаще используют и нынешние российские либералы, убедившиеся на практике, что “утопический либерализм” интернациональной ориентации к России никак не применим.
Левый национализм, напротив, придерживается социалистической, синдикалистской, плановой ориентации. Он ратует не за свободный рынок, но за участие государства и общества в процессе распределения материальных благ. Но в отличие от “догматического социализма” левый национализм стремится адаптировать идею социальной справедливости к конкретным национальным условиям. Иными словами, такой национализм понимает общество не механически и абстрактно, как совокупность индивидуумов, но как органическое, историческое, культурное, политическое и подчас этническое единство — т. е. как нацию. Совершенно очевидно, что большинство патриотической оппозиции ориентируется именно на такой левый национализм, хотя уровень осознания этого и варьируется от партии к партии и от движения к движению.

Ответ от 22 ответа[гуру]

Привет! Вот подборка тем с ответами на Ваш вопрос: Кто такие левые националисты? Что за политическое направление такое?

Ответ от Ёурки — за модернизацию(оф.стр.)

[гуру]
Это те, кто всерьез полагают, что если скрестить ужа с ежом получится колючая проволока…

Ответ от Косоглазие[гуру]
Единственное что можно добавить, к первому ответу, это то что в процессе плановой ориентации нация как совокупность индивидуумов, деградирует, и заменяется на политически искусственно сплоченную группу. Можете ее так же назвать нацией, однако я называю «нация» то, что теоретически может продолжать существование с удалением института государства, а во втором случае с удалением государства общество превращается в хаос. Так что все националистические наслоения на режимно-плановое хозяйство, это просто обыкновенный силовой фашизм. То что сегодня существует 2 условных направления ориентации жизни это сущая правда, но чтобы не подводить четкую неумолимую черту фашизм- демократия, эти понятия скрывают за разными терминологиями » левый- правый», и т д.

Ответ от Марк Геллерштейн[гуру]
КАмеди франсез в русском варианте

Ответ от роспуски[гуру]
вот здесь до фига информации


Ответ от 2 ответа[гуру]

Привет! Вот еще темы с нужными ответами:

 

Ответить на вопрос:

22oa.ru

Про национализм правый и левый

Да, национализм всегда имеет идеологическую окраску. Баски – левые, каталонцы – правые. Смысл прост. Если этнос социально успешен (англосаксы в США, англичане в Британской империи, немцы в империи Прусской), то ему не нужно придерживаться «охранительной» стратегии. Ему надо всего лишь спокойно и без суеты закрепить свой естественный статус. Ну или закрепить изначальное юридическое равенство, которое и приведет к его естественному доминированию. А вот если этнос заведомо проигрывает, как, например, ирландцы в Британии, то надо отгребать к социализму, иначе, и независимую Ирландию британский капитал сожрет и не подавится.

Как правило, левый национализм – национализм селян. «Естественное право» Гердера, «Культурный национализм» по Х.Кону или «Сепаратистский национализм» по Дж.Брейли. Зачастую, он агрессивен «погнали наши городских» и не обходится без насилия, впрочем, как на любой сельской свадьбе. Важную роль в нем играют этнографические моменты (родной язык, религиозный выбор, элементы национальной одежды и т.д.). При чем эти этнографические моменты самодостаточны в обосновании собственной инаковости. Такие национализмы создают «классические» национальные государства, «охранного» или «защитного» типа. По сути, это гигантский цивилизованный вариант резервации. Все страны Центральной и Восточной Европы, вырвавшиеся из лап Австро-Венгрии и Пруссии 100 лет назад как раз представляли собой подобный вариант. Элемент насилия важен, так как сельский менталитет подразумевает жесткую борьбу за землю (Ирландское восстание, борьба Балканских народов). Хотя, в 20-м веке, на севере ареала (Польша, Венгрия, Чехия) менталитет, конечно, эволюционировал в право. Что любопытно, до этого, в Польше, в 18 веке он с правого национализма Речи Посполитой эволюционировал влево.


Правый национализм это «Политический» по Х.Кону или «Интегральный» по К.Хейзу и Дж.Холу. Как правило, для правого национализма этнографические элементы, конечно, имеют определенную роль, но они не доминируют. Урбанизированные этносы плохо помнят свою этнографию и «косоворотки» их цепляют мало. Разве если на уровне сильно стилизованных ковбойских шляп, имеющих мало общего с исходным оригиналом. С Рок-н-Ролом американцы себя ассоциируют в гораздо большей степени, чем с непричесанным сельским кантри. Гораздо важнее для них интеллектуальная глубина обоснования своей инаковости. К примеру, американцы искренне полагают, что они избранная богом нация, с миссией нести свободу всему миру. Британцы долго считали, что именно их Империя, в конце концов, поглотит весь мир. Немцев так же «вышиванки» цепляли мало. Зацепила их наукообразная расовая теория. Насилие, как система, в быту не применяется. Разве если как форс мажор. Насилие просто не нужно, когда бабло побеждает зло. В технократическом мегаполисе стратегия защиты территории не нужна, защищать нечего. Разве если насилие применяется против откровенных беспредельщиков (индейцы), ну или как акт государственнической воли – оккупация Судет или присоединение Техаса. Отделение Прибалтики от СССР произошло, сколь последовательно, столь и бескровно. Для шотландцев, которые не просто социально успешны в Британии, но даже доминируют в лондонском эстеблишменте (Дэвид Кэмерон, Гордон Браун, Джон Мейджер) отделение просто вопрос рационального выбора, что выгоднее.

Русские спокойный, рассудительный и трудолюбивый народ. Большинство из нас уже несколько поколений живет в городах, зачастую в больших. Мы мобильны, легко идем на получение образования и изменение своего социального статуса, занимаем ниши инженерно-технического и управленческого персонала. В спокойной ситуации мы социально переигрываем всех. Даже у евреев отжимаем свой хлеб из года в год, если верить журналу Форбс. Да, как и у любого народа, есть слой вырожденцев. Но как правило он аполитичен. Нам не нужны социальные гарантии, нам нужны социальные лифты. Нам не нужно сельское прозябание на пайку, нас манят огни больших городов и тени великих свершений. И ради них мы готовы пахать. Переезжать, учится, открывать бизнесы, стремится к лучшему.

Мы, русские – правые. Ровно по этому охранительная, по своей сути, идея предания государствообразующего статуса русскому народу, толщи общества трогает не сильно. Ни в конституции США, ни в законах Британии нет упоминания гсударствообразующего статуса англосаков, но их это и не парит. У нас не будет национализма, пока у нас не будет Сверхидеи. Даже американцам сладко жрать и сытно спать скучно, им надо «Вернуть Америке было величие» Д.Трамп. Без нее, без этой идеи мы будем прозябать. Народ тоскует по СССР не потому, что там была водка по 5,20. А потому, что тогда была ИДЕЯ и мы были в ее матрице – первые.

И вот тут мне кажется мы, националисты, несколько промахиваемся. Мы народу про кавказцев, а для народа это банальный быт, ему космос подавай. Вот если мы дорогу к космосу покажем и докажем, что кавказцы у нас на ногах гирей висят по пути туда, вот тогда их с легкостью стряхнут.

Мне кажется Путин нащупал такую идею и активно ее эксплуатирует. Идея эта примерно в том, что злобные силы Запада, как когда то крестоносцы, уничтожают все на своем пути. А мы, сила соразмерная, но справедливая, защищаем от них слабых. Собственно по этому он в Сирию и полез. Что, что, а пиарится он умеет. Собственно он только этим и занимается. Хорошо или плохо, но это работает. Может найдем что лучше…

PS Что любопытно, хохлы тоже промазали. Русский Дмитрий Донцов модным в начале 20 века «Интегральным национализмом» втравил их в блудняк правацкого уклона. Если бы они на Майдане оседлали идеи социализма под портретами Сталина и ЧеГевары, фиг его знает где бы сейчас фронт был. Раскол был бы не у них а у нас, вот где то здесь. Национал Большевистская партия в полном составе воевала бы в батальоне Азов, а квартирку в Киеве подыскивал бы и украинскую граматику штудировал не амеба Говнопольский, а вполне себе боевитый Прилепин.

rons-inform.livejournal.com

Почему националистов считают «правыми»? — УРОКИ СВОБОДЫ

Брейвик сказал замечательную вещь:

«Национал-социализм всегда был радикально левой идеологией, почему же они целенаправленно пытаются стратегически расположить его на правой стороне? Если ты ненавидишь капитализм и свободный рынок, как его ненавидят марксисты, нацисты и исламисты, иди на левую сторону. Точка».

Не только национал-социализм, но и простой национализм есть по сути левая идея, ибо основывается на идее, что одна национальность должна иметь больше прав, чем другие. Типичная групповая идеология, такая же, как социализм, фашизм, нацизм, расизм, феминизм и другие. Ничего общего с правой идеологией это не имеет.

Основа правой идеологии — частная собственность и равенство в правах. А о каком, скажите мне, равенстве в правах может идти речь, когда права одной из групп населения (например, представителей нетитульной национальности в стране) пытаются ущемить в правах по чисто формальному признаку — принадлежности к той или иной национальности?

В связи с этим мне не очень понятно, почему практически повсеместно национализм называют правой идеологией. Тут может быть два объяснения.

Объяснение первое — массовое помешательство и путаница понятий, так же, как в случае с американскими «либералами», которые есть самые натуральные социалисты. Пара националистов, преследуя какие-то свои цели, когда-то назвали себя правыми, и с тех пор все относят националистов в правую часть политического сектора. А порой — даже называют их радикально правыми, что, конечно же, является грубейшей ошибкой.

Объяснение второе — умысел. По тем или иным причинам националистам выгодно отождествлять себя с правыми, а иногда и наоборот. Основная причина — политика. В некоторых странах (в том числе и в России) в обществе довольно сильны националистические настроения, и люди готовы пойти за многими политическими организациями, у которых в программе есть националистические пункты. Например, в России есть люди, называющие себя либертарианцами, которым близка националистическая идеология. И наоборот, многим националистам не хочется, чтобы их ассоциировали с леваками, и они называют себя «правыми».

Но общая причина кроется в смешении этих двух объяснений. Смешение понятий плюс политика.

В любом случае, не стоит путать националистов с «правыми», сторонниками свободы. Поэтому нет большой радости в том, что в новостях говорят и пишут, что в Европе к власти приходят «правые» партии. При ближайшем рассмотрении почти все они являются националистами, которые, как мы теперь знаем, к настоящим «правым» отношения не имеют.

sven-wolf.livejournal.com

Люди объяснити кто такие националисты, а кто такие нацисты!!! Какая между ними разница????

Национали́зм (фр. nationalisme) — идеология и направление политики, базовым принципом которых является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства и её первичности в государствообразующем процессе. Словом «нацизм» (но не «национал-социализм» ) нередко называют (по аналогии с расизмом и сексизмом) крайний национализм с призывами к вражде, дискриминации либо насильственным действиям по национальному признаку. То есть: националист любит и хочет служить своей Родине и своему народу, при этом не принижая другие народы или страны. Нацизм же не только превозносит свой народ и страну, но и принижает и осуществляет насильственные действия по отношению к другим народам и странам. Если национализм — скорее созидательный аспект без разрушительного, то в нацизме существуют оба аспекта, и акцент делается как раз на втором, насильственном, аспекте.

Нацистом можешь ты не быть, националистом быть обязан!

девушка.. ну вы что такие вопросы задаете… . прям даже и не знаю как объяснить. . нацисты-отморозки националисты-те, кто любят свой народ, несут ценности своего народа другим поколениям…. итд

Это одно и тоже. Просто современные националисты пытаются отмежеваться от националистов Адольфа. А суть одна.

В принципе почти одно и тоже, сторонник национализма и член нацисткой партии

нацисты это солдаты рейха военные преступники осужденные за геноцид против человечества ( евреи утверждают что они пострадали от геноцида это туфта русских погибло столько сколько евреев и не было никогда ) ,а националисты это группа людей ( к примеру партия ) которые выдвигают национальную идею это не всегда плохо например американцы националисты до мозга и костей как праздник так у каждого дома флаг и гимн по поводу и без и все его знают ( попроси кого из русских напеть слова гимна) и реакция Америки на то что ее граждан где задели! Это пример здорового национализма, но не надо только забывать что Кукус-клан тоже американские националисты и нацисты начинали как партия национал большинства и наши Скин-хеды тоже националисты один их лозунг Россия для Русских и сразу возникает вопрос и это потомки тех славных людей что остановили фашизм? История развивается по спирали не нужно забывать ошибок прошлого что бы в будущем их не совершить вновь. ( Посмотри фильм Россия 88 несколько рафинированно но мысль верная )

национализм это вышшая фаза развития потреотизма, где нация первична, государство вторично !!!само понятие национализм не может сущевствовать бес социолизма !!!национализм носит социальный характер, национал социализм и есть сокращенно нацизм .

националист — это индивид ассоциирующий себя с нацией по этническому И территориальному признаку! Пытающийся возвеличить себя и получить печеньки, путем принижения и подавления других наций и национальностей, мотивирующий и маскирующий свой шовинизм и эгоизм тем, что любит и хочет служить своей Родине и своей нации (не путать нацию с народом). нацист — это радикальный националист патриот — это человек, который любит и хочет служить своей Родине и своему народу, при этом не принижая другие народы или страны. Для патриота -определяющими являются понятия- народ, страна, отечество ! Для националиста — нация !

Последователь национализма, то есть идеологии и политики, основывающейся на стремлении нации к политической субъектности.

Последователь национализма, то есть идеологии и политики, основывающейся на стремлении нации к политической субъектности

«Националисты» и «нацисты» это разные политические движения, но начало их одно и тоже. Национализм- направление политики, основополагающим принципом которой является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства, её первичности в государствообразующем процессе. А нацизм (национал-социализм) — объявлял своей целью создание и утверждение на достаточно обширной территории расово чистого государства имеющего всё необходимое для благополучного существования на протяжении неопределенно долгого времени. Также Национал-социализм представляет собой одну из разновидностей тоталирализма. Нацисты ненавидили других народов проживающих в их стране (пример: Третий Рейх 1933-1945).

Историю изучай!

Национализм — это чувство превосходства своей нации над другими, нацизм — это тоже самое, но крайне радикального характера. Вот и всё.

touch.otvet.mail.ru

Правые националисты в Европе: внушающие страх

Они против минаретов и «массового, неконтролируемого переселения». Они хотят более жестких наказаний для преступников и меньше сфер компетенции для ЕС.

Они говорят о «доминирующей культуре» и «здоровом патриотизме». Большинство  решений, принятых недавно на партийном съезде «Альтернативой для Германии» (АдГ), таким же образом могли бы принять французский «Национальный фронт» или Венгерский гражданский союз.

Многим положениям тех решений могут рукоплескать Австрийская партия свободы и итальянская Лига Севера; вероятно, так же поступит и партии «Финны» (ранее «Истинные финны»).

Пусть они производят впечатление разнообразия, ведь есть национальные сорта колбасы или сыра. Но в действительности все националистические партии Европы действуют одинаково и используют одну и ту же риторику.

Их послание людям гласит: вам не нужно меняться, вы можете оставаться мелкими фермерами, вести торговлю в своих лавчонках, вам не нужно искать работу, она сама придет к вам — если выберете нас. Мы — для вас. Мы защитим вас от валютных и финансовых кризисов, от террора, от беженцев, от всего.

Нидерландский социолог Пауль Шеффер (Paul Scheffer) называет «формой протекционизма» политическую оферту, реагирующую на основное чувство европейских обществ: на их «тоску по большей безопасности». Чувство безопасности — это то, чего все больше лишается как низший, так и — причем  уже давно — средний классы в переломные годы XXI века.

«Заражена и загажена»

Это почва, на которой в Европе взрастает новый призрак. Популистскими лозунгами правые партии приписывают политическому истеблишменту вину за все плохое за прошедшие годы и десятилетия. Это оно коррумпировано, охвачено жаждой власти и далеко от народа. Оно ориентируется преимущественно на желания экономических, этнических, религиозных и сексуальных меньшинств и своими вялыми законами и слишком робкими действиями допускает, чтобы страну «заражали» и «загаживали», по словам вице-председателя АдГ Йорга Мойтена (Jörg Meuthen).

Против всего этого борются правые реформисты. По крайней мере, они сами видят себя таковыми. Их простое послание гласит так: они обещают вести борьбу «нас» с «теми».

Кто такие «те», зависит от «нас»: мы из североитальянской Лиги Севера против «тех в Риме» и против «тех на юге», поскольку те живут за наш счет. Мы из бельгийского «Фламандского интереса» выступаем против «тех в Брюсселе» и против «Единого государства Бельгии», поскольку «валлонцы», ленивые жители Южной Бельгии, залезают к нам в карман. Мы из польского «Права и справедливости» (ПиС) против «ЕС, против Германии и России», поскольку те хотели заковать нас, поляков, в цепи зависимости. Мы из Австрийской партии свободы против «протекционистской экономики» правителей в Вене, поскольку те не защищают нас от слишком большого потока иностранцев. «Сначала немцы», — гласит их девиз, или «Сначала французы», или «Сначала поляки», в зависимости от месторасположения центрального комитета правой партии.

Образы врага одинаковы везде: преступники, беженцы, гомосексуалисты

Различия важны как местный колорит для политической сцены. В действительности же у правых гражданских фронтов везде абсолютно идентичные образы врага. И в этом они также ограничиваются простыми посланиями, концентрируясь на меньшинствах, вселяя иррациональный страх и ища козлов отпущения. Повсюду одна и та же картина «Мы против тех». К предполагаемым «проблемным группам» относятся:

преступники, которых государство якобы слишком мягко наказывает;

переселенцы, беженцы и ищущие политического убежища, которые в слишком большом количестве прибывают в страну и тут отнимают работу у граждан страны (у «нас»). Или те, которые согласно пропаганде «не желают работать», живут на социальном пособии, которые нам приходится оплачивать. Многие из них приехали, чтобы совершать преступления, преимущественно против «наших» женщин;

мусульмане, излюбленный образ врага, рисуются как захватчики, меняющие принявшую их страну («нас») в политическом и религиозном смыслах, читай  исламизировать; многие из них хотят причинить «нам» вред терактами, что якобы подтверждают теракты в Нью-Йорке, Париже и иных местах;

цыгане, гомосексуалисты, «международное иудейство» или российские инвесторы, берущие на себя их роль в восточноевропейских странах, где в силу малого количества мусульман у населения нет подобных страхов;

«те в Брюсселе», т. е. институты Европейского Союза, которые якобы уравнивают «нашу» культурную идентичность и тем самым хотят ее изничтожить; «бюрократы ЕС», согласно легенде, помимо своих представляют лишь интересы крупных промышленников; нужды «простых людей» беззастенчиво приносятся в жертву «Брюсселем».

Aftenposten
Die Welt
Carnegie Moscow Center

А если они придут у власти…

Данная риторика «виноватых» приходится ко двору. Почти повсеместно в Европе растет популярность правых националистических партий. В некоторых государствах,  например, в Литве, Латвии, Словакии, Финляндии, Греции, а также в странах, не входящих в ЕС (Швейцарии и Норвегии) — представители правого крыла уже заседали или заседают в кабинете министров.

В Польше уже с прошлой осени правящей является основанная близнецами Качинскими (Kaczynski) католическо-националистическая партия «Право и справедливость». Она, по-видимому, стремится подражать тому, что в Венгрии выступает как особенно своеобразный и успешный пример популярного национализма, удерживающегося уже третий срок правления.

Виктор Орбан (Viktor Orbán), лидер гражданского союза «Фидес», практически приобщил к господствующей идеологии прессу своей страны и дергает за веревочки систему правосудия. Вивиан Рединг (Viviane Reding), политик Евросоюза из Люксембурга и бывший комиссар Еврокомиссии, говорит о «путинизации». В Венгрии, по ее словам, происходит «обратное тому, что мы построили в Европе». На венгерской границе женщины и дети обстреливаются слезоточивым газом. Зато в новой конституции много говорится о Боге, отечестве и национальной гордости.

Хорватия спустя 100 дней правого националистического правления также на прямой правого курса. Там сперва разворачивается борьба со СМИ, журналисты смещаются или запугиваются. Критика нежелательна там, где у власти правые националисты.

Это и понятно, ибо их политические уловки годятся лишь, пока они не пришли к власти. До тех пор они могут улавливать страхи сограждан и распространять их дальше, не будучи сами активными. И лишь когда они попадают в правительство, лакировка быстро спадает.

Это может проявиться в отдельно взятом случае, если Марин Ле Пен (Marine Le Pen) со своим «Национальным фронтом» выиграет ближайшие выборы, что абсолютно реально. Большая часть ее объемной программы — национализация банков, оградительные пошлины для защиты отечественного сельского хозяйства, перестройка ЕС или выход из него — невозможно реализовать без тяжких последствий для Франции. Французам будет не лучше, а хуже.

А как бы выглядела ситуация в стране «свободы, равенства и братства», если бы там немедленно избавились от всех нелегальных эмигрантов? Легализация, последующее право остаться или получить политическое убежище, исключены. Организации, вступающиеся за права чужаков, запрещены. О предвыборной программе необходимо сразу забыть, или страна обретет ужасный, бесчеловечный облик.

Галстук вместо берцов

По пути к власти новые партии и движения идут совсем иначе, чем их предшественники. Ультраправые пятидесятых-шестидесятых годов по большей части были неонацистами или ревизионистами. Они хотели иное государство, иной порядок. Их ораторы и в еще большей степени их сторонники охотно представали грубыми бунтарями, вселяя в граждан страх. Такие все еще есть, они все еще устраивают стычки, но сегодня в большинстве стран ЕС у них нет, как и раньше, шанса на широкую поддержку. Это ужасающий облик правых, граждане, занимающие нейтральную позицию, не выберут это.

Современные правые партии, которые развивались в Западной Европе с семидесятых годов, на востоке — с девяностых, не отличаются бритыми затылками, не носят берцов; они носят галстук, костюмы и косметику. Они современны, прагматичны и способны к адаптации.

Они не хотят отмены демократии, они, по их словам, хотят сделать ее «обороноспособной». Чтобы защитить все то, что вследствие модернизации и глобализации якобы под угрозой: работа, пенсия, родина, в которой чувствуешь себя уверенно и комфортно, идиллия палисадников в центре мегаполиса. Звучит безобидно. Но, к сожалению, это совершенно не так.

Социально-демократические и христианско-демократические партии стоят сейчас растерянно в стороне, наряду с объединениями либерального или экологического толка. Они ругают новых конкурентов и называют их популистами, как будто сами с давних пор таковыми не являются. Или они сами без зазрения совести копируют что-то из арсенала националистов: ведь многое из этого — как раз то, что нужно и их избирателям. И они просто не решаются сказать избирателям, что так глобальные проблемы невозможно решить. Ни тогда, если будут править они, ни тогда, если к власти придут правые, сулящие золотые горы.

Let’s block ads! (Why?)

hollivizor.ru

Обзор: правые националисты в Европе | Политика | ИноСМИ

Почти повсюду в Европе правые националистические партии побеждают на выборах. И они везде хотят одного: выгнать иностранцев, перекрыть границы, отменить евро; иногда они также требуют роспуска Европейского Союза. Глобализация нас не коснется — это их основное обещание. Их ряды пополнились  на фоне миграционного  кризиса. Эти партии уже давно завоевали симпатии не только периферии общества: они «проложили дорогу» в самый его центр.

В основании правонационалистического Национального фронта (НФ) в 1972 году принимал участие Жан-Мари Ле Пен (Jean-Marie Le Pen). В 2011 году место председателя НФ заняла его дочь Марин Ле Пен (Marine Le Pen), которая модернизировала риторику партии. Вместо антисемитских лозунгов в центре теперь стоят террор, засилье иностранцев, исламизм, связанные с «отвоеванием суверенитета» в сфере экономики: оградительные пошлины для сельского хозяйства, финансовая поддержка среднего класса, возврат к собственной валюте, окончание навязанной Германией политики экономии. Размер минимальной зарплаты должен быть повышен, возраст выхода на пенсию снова снижен до 60 лет.

На выборах в Европарламент в 2014 году НФ впервые получил большинство голосов (почти 25%). На региональных выборах в декабре 2015 года правые националисты в первом туре дошли до 27,7%, став в шести регионах самой мощной политической силой, однако проиграв на перебаллотировке коалиции крупных партий. Тем не менее, Ле Пен на президентских выборах 2017 года может стать претендентом, с которым стоит считаться. Ханс-Юрген Шламп (Hans-Jürgen Schlamp).

Наряду с Лигой Севера, котирующейся в диапазоне от правого национализма до правого экстремизма, голоса избирателей схожими лозунгами набирает «Движение пяти звезд». Лига была основана в 1989 году как сепаратистская партия, помимо прочих, Умберто Босси (Umberto Bossi), который лидировал в ней, пока после коррупционного скандала в 2012 году не был вынужден уйти. Его преемник Маттео Сальвини (Matteo Salvini) убрал старую лирику «Свободы для Севера», сконцентрировав лозунги против мечетей, цыганских поселений, «чудовища» ЕС в Брюсселе и дополнив их обещаниями снизить налоги, повысить безопасность, ввести химическую кастрацию педофилов и насильников. В опросах почти 15 процентов итальянцев отдают свои голоса Лиге. Тем самым она, опережая «Вперед, Италия» Берлускони (Berlusconi), является крупнейшей партией правого лагеря.

Неоднозначно правым, скорее политически мечущимся предстает протестное движение бывшего комика Беппе Грилло (Beppe Grillo). Оно также создает настроение страха перед «библейским», несущим с собой болезни и преступность потоком переселенцев в Италию. Согласно опросам, до 28% проголосовали бы за его «Пять звезд». Тем самым он бы едва не дотягивал до результата правящей Демократической партии. Ханс-Юрген Шламп (Hans-Jürgen Schlamp)

Правопопулистская Партия независимости Соединенного Королевства (ПНСК) была основана в 90-х годах, объявив своей целью вытащить Великобританию из ЕС: идея, доминирующая в настоящее время в политических дебатах в Соединенном Королевстве. 23 июня британцы примут участие в референдуме, посвященном членству в ЕС. Если сторонники ЕС в конце года лидировали по опросам, то сейчас гонка идет «ноздря в ноздрю».

Соответственно сейчас лидер партии Найджел Фараж (Nigel Farage) может ходить с козыря: он постоянно поддерживал в обществе страх перед беженцами из ЕС. В последнее время Фараж выражал критику того, что остаться в Европе означало бы массовый поток беженцев. Отмена визового режима для турок, обещанная за сделку между ЕС и Анкарой, якобы является «тотальным безумием». Без этого давления справа премьер-министр Дэвид Кэмерон (David Cameron) едва ли пообещал бы проведение референдума.

Если отвлечься от одной этой темы, стоит сказать, что Фараж переделал ПНСК в широкое движение, обладающее экономической программой и дающее возможность независимым экспертам проверять его предвыборный манифест. Между тем это партия, объединяющая как разочаровавшихся консерваторов, так и рабочих и служащих, которые раньше голосовали за лейбористов и боявшихся дешевой рабочей силы из других стран Европы.

Своих максимальных успехов ПНСК добилась на выборах в Европарламент, депутатом которого Фараж является с 1999 года. А на выборах в нижнюю палату парламента в прошлом году правые популисты получили почти 13% голосов. Вера Кемпер (Vera Kämper) и Кристоф Шойерманн (Christoph Scheuermann)

В Польше национально-консервативная партия «Право и справедливость» (ПиС) с прошлой осени правит в одиночестве и при отсутствии конкурентов. Она победила как на президентских, так и на парламентских выборах. Хотя основатель партии Ярослав Качиньский (Jaroslaw Kaczynski) официально и не занимает государственной должности, он с заднего плана определяет политику правительства. Он способствовал тому, чтобы ключевые посты в спецслужбах, госпредприятиях и государственных СМИ заняли представители ПиС. Он фактически лишил силы Конституционный суд. Даже сторонники ПиС критикуют эти шаги. Партию выбирали, прежде всего, из-за ее обещаний в социальной сфере — и поскольку партия презентовала себя как реформистская альтернатива кажущейся высокомерной и потрепанной либеральной «Гражданской платформе».

Национализм для избирателей играл малую роль, но он не исчез: «Мы рассматриваем членство в ЕС как долгосрочную перспективу, однако мы не по каждому вопросу солидарны с ЕС», — заявил на днях Ярослав Качиньский. На какой внешнеполитический курс конкретно он нацелен, неясно, отношение к Германии пока еще не пострадало. Ясно одно: ПиС нужны миллиарды из Брюсселя, чтобы сделать конкурентноспособным слабый в экономическом плане восток страны. А также: ПиС желает отказаться от приема беженцев. Они, по мнению Качиньского, принесут с собой в Польшу болезни, преступность и шариат. Ян Пуль (Jan Puhl).

В Пражском парламенте нет правонационалистических партий, но зато в Градчанах есть Милош Земан (Milos Zeman). Президент, бывший когда-то социал-демократом, последнее время извлекал выгоду из направленных против чужаков лозунгов: за высоким числом беженцев, по его мнению, скрывается «организованное нашествие», интеграция мусульман в чешское общество невозможна, ибо те станут «отрубать ворам руки» и «побивать неверных жен камнями».

Такими заявлениями Земан удовлетворяет спрос на простые, националистические лозунги. Правым партиям «Заря прямой демократии» и «Блок против ислама» не удалось преодолеть пятипроцентный барьер, поскольку недовольные чехи выбирают по большей части коммунистов, к которым едва ли обращались с 1989 года. Коммунистическая партия Богемии и Моравии хочет выхода из НАТО и ЕС, агитирует за тесное сотрудничество с путинской Россией. На последних выборах, набрав 15%, она стала третьей по силе партией.

Центр тает. Как и в других европейских государствах, все меньше словаков выбирает истеблишмент. На выборах 5 мая правящая социал-демократическая партия «Смер-СД» показала настолько плохие результаты, что руководитель правительства Роберт Фицо (Robert Fico) вынужден был искать партнеров по коалиции. Он нашел их в Партии венгерской коалиции и в правоконсервативной Словацкой национальной партии. Последняя, как и радикально-националистическая «Народная партия — наша Словакия», смогла воспользоваться царящей на выборах тенденцией и заполучить восемь процентов голосов.

В каком направлении правый партнер Фицо будет подталкивать правительство, пока неясно. Как и остальным европейским странам, Словакии нужны субсидии ЕС, чтобы выстроить современную инфраструктуру в сельскохозяйственных районах. Поэтому Фицо заинтересован в том, чтобы не сделать свою страну изгоем ЕС. Однако в вопросе с беженцами следует ожидать появления фундаментальной оппозиции. Еще в ходе предвыборной борьбы Фицо говорил, как правый националист. Вот один пример: «Существует взаимосвязь между террором, сексуальными домогательствами и числом беженцев в стране».

Правопопулистская норвежская Партия прогресса (ПП) с давних пор является фактором власти в богатой стране с пятимиллионным населением. С 2005 года ПП восемь лет подряд была второй по силе партией в парламенте. С 2013 года партия впервые в своей истории представлена в правительстве и руководит страной вместе с консерваторами премьер-министра Эрны Сульберг (Erna Solberg). При этом правые популисты по сравнению с предыдущими выборами потеряли существенное число голосов. В последнее время партия снова завоевала симпатии избирателей. Под руководством политика из ПП Сильви Листхауг (Sylvi Listhaug), которая с декабря 2015 года занимает вновь созданный пост министра по делам переселенцев и появляется на всех телеканалах, правительство хочет провести масштабное ужесточение закона о предоставлении политического убежища.

Партия с восьмидесятых годов проводит усиливающуюся политику агитации против переселенцев и мусульман; своими корнями ПП уходит в либеральное течение. В социальной политике норвежские правые популисты борются за улучшение условий обеспечения по старости и за то, чтобы ужа нынешнее поколение могло пользоваться миллиардами из норвежского нефтяного фонда. Существенную часть избирателей партия рекрутирует из социальных слоев с низким уровнем дохода, в отношении которых она конкурирует с социал-демократами.

Der Spiegel
Die Welt
Aftenposten

В Дании правопопулистская Датская народная партия (ДНП) на парламентских выборах летом 2015 года неожиданно стала мощнейшей гражданской силой в парламенте, завоевав 21 процентом лучший результат в своей истории. Войти в правительство она, однако, не захотела и теперь вместо этого поддерживает в парламенте правительство меньшинства праволиберального премьера Ларса Лекке Расмуссена (Lars Løkke Rasmussen). Уже много лет Народная партия призывает остальные партии к большей жесткости в политике отношения к переселенцам; в ситуации кризиса с беженцами председатель ДНП Кристиан Тулесен Даль (Kristian Thulesen Dahl) недавно выступил за тотальный контроль на границе с Германией: необходимо задерживать всех беженцев, прибывающих оттуда. Тулесен Даль, сменивший в 2012 году многолетнего лидера ДНП Пиа Кьерсгор (Pia Kjærsgaard), считается более умеренным и придает большее значение социальной политике. В этой сфере политики ДНП по оценкам политологов даже левее социал-демократов.

К ЕС ДНП относится скептически и требует далеко идущих реформ: партия выступает за то, что в случае выхода Великобритании из ЕС необходимо пересмотреть и членство Дании в Евросоюзе. Согласно последним опросам, датчане считают, что ДНП значительно сместилась в сторону политического центра. Между тем, мелкие партии правее ДНП на подъеме; однако в настоящее время по опросам общественного мнения ДНП находится на уровне своей победы на выборах прошлым летом. Анна Райманн (Anna Reimann)

В Швеции, в отличие от Норвегии и Дании, правят социал-демократы, а правопопулистские «Шведские демократы», чьи основатели вышли из ниши неонацизма, в оппозиции. На парламентских выборах 2014 года правые популисты, набрав почти 13% голосов, смогли более чем удвоить свой результат, став тем самым третьей по численности силой в парламенте. В плане социальной политики «Шведские демократы» придерживаются консервативной линии и выступают за ужесточение наказаний за преступления. Партия проводит жесткий курс в отношении беженцев. Осенью 2015 года шумиху вызвала акция членов партии, которые на греческих островах распространяли среди беженцев листовки, предостерегая от переселения в Швецию.

В декабре 2015 года, в момент кульминации кризиса с беженцами, партия в опросах набрала рекордные двадцать процентов, с тех пор показатели снова падают. Наблюдатели объясняют это в том числе и тем, что социал-демократическое правительство значительно ужесточило свою политику в отношении беженцев и, например, ввело пограничный контроль. Швеция в 2015 году приняла наибольшее среди государств ЕС количество беженцев, исходя из соотношения к числу населения в стране. У других партий в преддверии выборов царит робость при мысли о том, чтобы пуститься на формальное сотрудничество со «Шведскими демократами».

Правые популисты, раньше «Истинные финны», сегодня просто «Финны», на парламентских выборах в прошлом году набрали почти 18 процентов голосов и стали второй по силе партией в парламенте. Они осуществляют правление в коалиции с либеральной «Партией Центра» и консервативной «Национальной коалиционной партией». Центральными позициями «Финнов», к примеру, являются следующие: социальные гарантии должны предоставляться только финским гражданам, беженцев следует размещать в лагерях недалеко от их родины, переселение может быть разрешено, лишь если это принесет Финляндии экономическую выгоду.

В отличие от, например, Норвегии, правые популисты как правящая партия потеряли в популярности, время от времени они по опросам не набирают девяти процентов. Им в условиях кризиса с беженцами не хватает решающих министерских портфелей. Потерю доверия сторонников обеспечило также то, что «Финны» разделяют планы экономии своих партнеров по коалиции, хотя в предвыборной борьбе они обещали ориентированную на левый курс финансовую программу с налогом на имущество и социальной помощью.

В Венгрии «Йоббик» («Лучший» и «Правый» — венгерск.) является одной из самых успешных правоэкстремистских партий Европы. На парламентских выборах в апреле 2014 года она получила 21 процент голосов, а в актуальных опросах набирает от 25 до 28 процентов. Хотя ее председатель Габор Вона (Gabor Vona) еще в 2013 году провозгласил становление «Йоббик» национально-консервативной народной партией, однако профиль партии однозначно остается правоэкстремистским.

К требованиям «Йоббик» относятся выход Венгрии из ЕС, полная зачистка страны от беженцев, возвращение смертной казни, «борьба против цыганской преступности», насильственное интернирование цыганских детей с «проблемами в интеграции» и военная дисциплина в отношении тех, кто получает социальную помощь. Национал-консервативная партия «Фидеш» венгерского премьер-министра Виктора Орбана (Viktor Orbán) в смягченной форме реализовала большую часть этих требований «Йоббик».

Румыния в настоящее время является единственной восточноевропейской страной ЕС без правопопулистской или правоэкстремистской партии в парламенте. Однако обе крупные партии, левоцентристские социал-демократы (СДП) и Национально-либеральная партия(НЛП), в предвыборных кампаниях и в отношении актуальных тем (беженцы. цыгане, венгерское меньшинство в Румынии) придерживаются националистических, расистских или шовинистских взглядов.

За место в парламенте на выборах, намеченных на конец года, в настоящее время борется бывший президент страны Траян Бэсеску (Traian Basescu) со своей новой партией «Народное движение» (ПНД)^; Бэсеску стоит на позициях ксенофобии и скепсиса в отношении ЕС. Кроме того, в политическом спектре хотят утвердиться две новые правоэкстремистские партии: «Объединенная Румыния» (ПОР) и «Национальная сила» (НС)^; последнюю поддерживает Национальный фронт Марин Ле Пен.

В Болгарии в настоящее время в парламенте представлены один ультранационалистический союз и одна правоэкстремистская партия: Патриотический фронт (ПФ) из партий «Национальный фронт за спасение Болгарии» (НФСБ) и «Болгарского национального движения» (ВМРО-БНД), который на выборах в октябре 2014 года получил 7,3% голосов. Также это партия «Атака», достигшая уровня 4,5%.

Патриотический Фронт поддерживает консервативное правительство меньшинства и представляет, прежде всего, позиции, обращенные против турецкого меньшинства в Болгарии и его политических партий. Кроме того, он желает бороться с «бытовой преступностью цыган» и требует зачистки Болгарии от беженцев.

«Атака» представляет эти позиции еще более воинствующим образом. Кроме того, «Атака» — сторонница поддерживания отношений с российской политикой^; считается, что ее поддерживает и финансирует Москва.

У враждебных по отношению к ЕС партий в государствах Балтики едва ли есть шансы, большинство литовцев, латышей и эстонцев за Евросоюз, даже если правительства в Вильнюсе, Риге и Таллине по вопросу беженцев высказались в том же отрицательном ключе, что и остальные восточноевропейские государства. Балтийский национализм прежде всего имеет антироссийский характер, все три страны когда-то были советскими республиками.

Страх перед новым-старым империализмом России еще больше возрос после аннексии Крыма и с началом войны на Украине. Этим прежде всего смогло воспользоваться Национальное объединение «Все для Латвии!» На парламентских выборах в 2014 году оно стало четвертой по величине партией. Данное движение героизирует Латышский легион СС. Оно, прежде всего, хочет урезать права русскоязычного меньшинства. У доброй четверти латышей родной язык русский.

На их флаге красуется имитация свастики, они обращены как против иностранцев, так и против коррумпированной в их глазах правящей прослойки: «Золотая заря» не делает тайны из своих радикальных взглядов. Па последних парламентских выборах это принесло ей почти семь процентов голосов избирателей. Лозунги с призывом к ненависти и марши правых по душе прежде всего молодым, часто безработным грекам. В парламенте партия, однако, в полной изоляции. Когда берет слово спикер «Золотой зари», многие депутаты демонстративно покидают зал заседаний. В ситуации кризиса с беженцами партия открыто выступает против беженцев. Это, правда, пока не принесло ей всплеска популярности, которого опасаются многие, результаты опросов остаются неизменными.

На последних выборах 3,69% голосов смогла завоевать партия «Независимые греки» (ANEL). Несмотря на это, правые популисты — младшие партнеры в правительственной коалиции премьера Алексиса Ципраса (Alexis Tsipras). Основатель партии Паннос Камменос (Panos Kammenos) руководит министерством обороны и регулярно подчеркивает свои политические убеждения соответствующими обращениями и впечатляющими военными учениями. Снова и снова речь идет о национальной независимости Греции: будь то Еврозона или отграничивание от соседей — Турции и Македонии.

Гиоргос Кристидес (Giorgos Christides)

В Бельгии смешались правый популизм, национализм, а также и без того весьма активный в стране сепаратизм. Результатом является Новый Фламандский Альянс (НФА) и Фламандский Интерес (ФИ). Сепаратистский и позиционирующийся на правоэкстремистском фланге ФИ предостерегает от исламизации Фландрии и все чаще пользуется враждебными по отношению к иностранцам лозунгами. В свои лучшие времена ФИ на выборах в Бельгии достигала 12 процентов, во Фландрии даже 24%. Однако в 2014 году партия добилась лишь 3,7 и 5,9% соответственно.

Основной причиной является взлет НФА, который на бельгийских парламентских выборах в 2014 году набрал 20,3% голосов и стал самой влиятельной партийной силой. Он также за независимость Фландрии и также представляет националистические позиции, пусть даже и не столь радикальные, как ФИ. Открытая враждебность по отношению к исламу и иностранцам — не тема НФА. Далеко за пределами Бельгии известен, прежде всего, министр внутренних дел Ян Ямбон (Jan Jambon), который снова попал в центр международного интереса после терактов в Париже и Брюсселе.

Нидерланды еще в 2002 году были там, где затем должна была оказаться Германия: «Список Пима Фортейна» (СПФ) на парламентских выборах набрал 17%, что было связано и с тем, что Фортейна незадолго до голосования застрелили, и он был объявлен своими сторонниками мучеником. В 2006 году СПФ снова покинул парламент, однако их избирательный потенциал — подпитывающийся, прежде всего, страхом перед переселением мусульман — существует и поныне.

В права наследия Фортейна вступил Герт Вилдерс: его Партия за свободу (ПЗС) на выборах 2012 года достигла 12% и стала третьей по влиятельности силой, после того как еще в 2010 году получила свыше 15% голосов. Партия считается занимающей нишу от правого популизма до правого экстремизма. Она, помимо прочего, требует многолетней приостановки принятия мусульман, закрытия медресе и хочет помешать строительству мечетей. ПЗС также отрицательно относится к ЕС: она требует роспуска Европарламента, ограничения деятельности Еврокомиссии и выхода Нидерландов из Шенгенского соглашения, дающего право на свободное перемещение внутри ЕС.

Когда весной 2013 года в Берлине была основана «Альтернатива для Германии» (АдГ), в центре внимания прежде всего стоял вопрос: кризис евро. В новую партию вошли прежние политики из ХДС, бывшие сторонники СвДП; прежде всего, однако, ее облик формировали профессоры экономики, такие как Бернд Люке (Bernd Lucke) и Йохен Штарбатти (Jochen Starbatty).

Сооснователь Люке, который когда-то сам пытался завоевать голоса темой политики в отношении беженцев, попал под пресс. Это были не только идеологические различия, которые привели к постепенному отчуждению Люке в руководстве партии, но и действия в одиночку. Летом 2015 года, на съезде партии в Эссене, он, наконец, потерпел поражение от своего спикера сопредседателя Фрауке Петри (Frauke Petry). С тех пор АдГ руководят Петри и профессор экономики Йорг Мойтен (Jörg Meuthen).

В первые недели после Эссена АдГ ждал кризис: в опросах она едва ли набирала два процента. С конца лета 2015 года ситуация изменилась: руководство партии с увеличением потока беженцев в Германию взяло четкий курс против «Большой коалиции» (Девиз: «Меркель должна уйти»). Поток беженцев оказался «палочкой-выручалочкой» для его партии, чистосердечно признался позже вице-председатель АдГ Александр Гауланд (Alexander Gauland). В опросах АдГ быстро вскарабкалась вверх и на последних региональных выборах весной 2016 года как на западе, так и на востоке страны достигла рекордных результатов — В Саксонии-Ангальт вообще больше 24%.

Колебание вправо также формально состоялось на программном съезде партии в мае 2016 года в Штутгарте, с резким курсом против ислама («Ислам не для Германии»). Что должно обеспокоить крупные, признанные партии: своей позицией АдГ удалось привлечь на свою сторону не только не принимавшую участия в выборах молодежь, но и прежних сторонников ХДС, СДПГ, левых и даже «зеленых».

Ввиду стабильных показателей опросов — свыше десяти процентов — АдГ в настоящее время могла бы рассчитывать на вхождение в Бундестаг. Еще в 2013 году она на национальных выборах немного не дотянула до пятипроцентного барьера; тогда, однако, она концентрировалась на изначальной теме — критической позиции в отношении ЕС.

Иностранцы и беженцы — это ключевые темы Швейцарской народной партии (ШНП). Основная мысль правых популистов: если притоком беженцев не управлять, в Швейцарии скоро будет больше иностранцев, чем швейцарцев. Страна к тому же якобы погружается в «переселенческий хаос». Партия часто добивалась больших успехов своими акциями. Так, граждане в 2014 году проголосовали за инициативу ШНП «против массового переселения».

На парламентских выборах прошлой осенью ШНП снова стала самой влиятельной партией. В правительстве из семи членов она с тех пор снова представляет два федеральных совета. Страной десятилетиями руководила коалиция всех крупных партий. Чувствительное поражение ШНП потерпела в феврале: правые популисты своей так называемой инициативой продавливания хотели добиться того, чтобы иностранцев даже при сравнительно незначительных правонарушениях депортировали — автоматически, без судебной проверки каждого отдельного случая. Подавляющим большинством голосов граждане данную инициативу отвергли.

В дополнительном туре голосования на выборах федерального президента 22 мая результаты были невероятно близки. Набрав 49,65% голосов, Норберт Хофер (Norbert Hofer) на волосок отстал от Александра Ван дер Беллена (Alexander Van der Bellen). Австрийцы чуть не выбрали на пост главы государства представителя Австрийской партии свободы (АПС), — сигнал был невероятно четким. Но и так многие наблюдатели задаются вопросом: куда рулит страна, она действительно настолько расколота? Наряду с Хофером, большие политические амбиции также у руководителя партии Хайнца-Кристиана Штрахе (Heinz-Christian Strache): он мечтает о должности канцлера. Это амбиции двух ведущих политиков АПС, которая в настоящее время настолько сильна, что нагоняет страх на политический истеблишмент страны.

Кризис с беженцами сыграл АПС на руку, поскольку представители партии с давних пор формируют общественное мнение против иностранцев. «Никакого размещения соискателей убежища против воли граждан», — требует партия. В другом месте она утверждает, что социал-демократы и консерваторы в «борьбе с преступностью чужаков» потеряли ценное время.

АПС к тому же пользуется слабостью СПА (Социалистической партии Австрии) и АНП (Австрийской народной партии). Большая коалиция обеих народных партий непопулярна у граждан; недавняя отставка Вернера Файманна (Werner Faymann) с поста федерального канцлера продемонстрировала, насколько измотана и истощена коалиция в правительстве.

В Хорватии правящая национально-консервативная коалиционная партия «Хорватское демократическое содружество» (ХДС) покрывает большую часть политического спектра от правоцентристов до крайне правых. Основанная в 1989 году как национальное собирательное движение, оно в начале XXI века перешло в фазу умеренно консервативной, христианско-демократической ориентации, пока нынешний лидер ХДС Томислав Карамарко (Tomislav Karamarko) после увода голосов мелкими правыми партиями не предпринял резкого поворота вправо.

ХДС сегодня предстает националистическим, сильно правоконсервативным и клерикальным, но не выражающим явный скепсис по отношению к ЕС движением. Важную идеологическую роль играет обеляющая трактовка деятельности фашистских «усташей» в прошлом.

Крайне правые экстремистские партии в Хорватии едва ли имеют политический вес. Тем не менее, правоэкстремистские футбольные хулиганы часто возглавляют список новостей; националистические музыкальные мероприятия, например, концерты рок-певца Марко Перковича Томпсона (Marko Perkovic Thompson), регулярно собирают десятки тысяч зрителей.

На политической карте Сербии традиционно доминируют националистические партии. Это в настоящее время, с одной стороны, Сербская радикальная партия (СРП) недавно оправданного Гаагским военным трибуналом политика Воислава Шешеля. Это национально-экстремистская и антиевропейская партия, стремящаяся к великосербской империи.

С другой стороны, есть правящая Сербская партия прогресса (СПП) премьер-министра Александра Вучича (Aleksandar Vucic). Его СПП в 2008 году откололась от СРП. Вучич, прежний разжигатель войны и министр информации при диктаторе Слободане Милошевиче (Slobodan Milosevic), сегодня по тактическим причинам представляет умеренный национализм и номинально проевропейскую позицию, однако правит авторитарно.

Помимо этого, в Сербии есть коалиция «Двери-ДПС» из православно-националистической партии «Двери» и скептически настроенной к ЕС «Демократической партии Сербии». Данная коалиция, помимо прочего, привлекает всеобщее внимание своими гомофобными акциями.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о