Шаровое скопление М13

Шаровое скопление М13 находится в созвездии Геркулеса.
Видимая звёздная величина +5,8m.
Видимый угловой размер 23′.
Диаметр — примерно 165-170 световых лет.
Шаровое скопление М13 удалено от Солнца на 25000 световых лет.

Шаровое скопление М13 является одним из самых популярных объектов у новичков из-за своей неплохой яркости и приличного видимого размера.
Этот снимок всё-же ближе к тому, что видно в любительский телескоп, в отличие от шикарных снимков NASA…
Автор снимка: Peter linde.

Но, и астрономы со стажем частенько начинают с него свои наблюдения. Вид этого шарового скопления в телескоп служит своеобразным эталоном при сравнении телескопов разных моделей. Если вид центра М13 уверенно распадается на отдельные звёзды, то телескоп однозначно выше среднего уровня. Обычно это относится к телескопам с апертурой 200-250 мм. Но, и в 90-мм телескоп можно различить отдельные звёзды на краях М13.


Находится оно довольно легко — созвездие Геркулеса хорошо различается на небе летом. На второй карте видно, что M13 находится почти посередине двух невидных глазом звёзд яркостью 7m. Огорчает лишь то, что вблизи зенита М13 находится летом, когда небо довольно светлое. Лучшее время — в конце августа и начале сентября, когда небо уже тёмное, а M13 ещё достаточно высоко для наблюдений.

Ближайшие соседи, более-менее доступные в телескоп:
NGC 6207 — спиральная галактика.
NGC 6196 — галактика.
Остальные соседние объекты довольно слабые.
Невдалеке находится и M92 или NGC 6207 — шаровое скопление, по яркости совсем немного уступающее M13.

Далее:
Туманность Гантель М27.



  или расскажите друзьям: 

kosmoved.ru

Установка М-13 ( Катюша )

Базирование:

Автошасси

Система управления:

Неуправляемая

Боевая часть:

Осколочно-фугасная

Применение:

Системы залпового огня

Страна:

Россия

Дальность:

8 км.

Год разработки:

1939 г.

В списке договорных работ, проводимых Реактивным Научно-Исследовательским Институтом (РНИИ) для Автобронетанкового Управления (АБТУ), окончательный расчет по которым должен был проводиться в первом квартале 1936 года, упоминается договор №251618с от 26 января 1935 – опытный образец ракетной установки на танке БТ-5 с 10-ю ракетами [39]. Таким образом, можно считать доказанным факт, что идея создания механизированной многозарядной установки в третьем десятилетии XX века появилась не в конце 30-х годов, как утверждалось ранее, а, по крайней мере, в конце первой половины данного периода. Подтверждение факта идеи использования автомобилей для стрельбы ракетами в целом также было найдено в книге «Ракеты их устройство и применение», за авторством Г. Э. Лангемака и В. П. Глушко, выпущенной в 1935 году. В заключение этой книги, в частности, написано следующее: «

Главная область применения пороховых ракет — вооружение легких боевых аппаратов, как самолеты, небольшие суда, автомашины всевозможных типов, наконец артиллерия сопровождения«[40].

В 1938 году сотрудники НИИ № 3 по заказу Артиллерийского Управления проводили работы по объекту №138 – орудие для стрельбы 132 мм химическими снарядами. Требовалось изготовить нескорострельные станки (типа труба). По договору с Артиллерийским Управлением было необходимо спроектировать и изготовить установку с тумбой и подъемно-поворотным механизмом. Был изготовлен один станок, который был признан затем неотвечающим предъявленным требованиям. Параллельно в НИИ № 3 была разработана механизированная ракетная залповая установка, смонтированная на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-5 с боекомплектом 24 снаряда. По другим данным архива ГНЦ ФГУП “Центр Келдыша” (бывшего НИИ № 3) “ были изготовлены 2 механизированные установки на автомашинах. Они прошли заводские испытания отстрелом на Софринском Артполигоне и частичные полигонные испытания на Ц. В.Х. П. Р. К.К. А. с положительными результатами”. На основании заводских испытаний можно было утверждать: дальность полета РХС (в зависимости от удельного веса ОВ) при угле стрельбы 40 градусов составляет 6000 – 7000м, Вд = (1/100)Х и Вб = (1/70)Х, полезный объем ОВ в снаряде — 6,5л, расход металла на 1 литр ОВ — 3,4кг/л, радиус разброса ОВ при разрыве снаряда на местности равен 15-20л, максимальное время потребное для осуществления выстрела всего боекомплекта машины в 24 снаряда 3-4 сек.

Ракетная механизированная установка предназначалась для обеспечения химического налета ракетными химическими снарядами /СОВ и НОВ/ 132 мм с емкостью в 7 литров. Установка позволяла вести огонь по площадям как одиночными выстрелами, так и залпом в 2 – 3 – 6 – 12 и 24 выстрела. “Установки, сведенные в батареи 4 – 6 машин, представляют из себя весьма подвижное и мощное средство химического нападения на дистанцию до 7 километров”.

Установка и 132 мм ракетный химический снаряд на 7 литров отравляющего вещества прошли успешно полигонные и государственные испытания принятие ее на вооружение было запланировано в 1939 году. В таблице практической меткости ракетно-химических снарядов указывались данные механизированной автомобильной установки для внезапного нападения стрельбой химическими, осколочно-фугасными, зажигательными, осветительными и др. ракетными снарядами. I-й вариант без прибора наводки – количество снарядов одного залпа – 24, общий вес отравляющего вещества выпуска одного залпа – 168 кг, 6 автомобильных установок заменяют сто двадцать гаубиц калибра 152 мм, скорость перезарядки автомашины на 5-10 мин. 24 выстрела, количество обслуживающего персонала – 20-30 чел. на 6 автомашинах. В артиллерийских системах – 3 Артполка. II-вариант с прибором управления. Данные не указаны.

С 8 декабря 1938 года по 4 февраля 1939 года проводились испытания неуправляемых реактивных снарядов калибра 132 мм и автоустановки. Однако установка была представлена на испытания недоработанной и не выдержала их: обнаружилось большое количество отказов при сходе реактивных снарядов из-за несовершенства соответствующих узлов установки; процесс заряжания пусковой установки был неудобен и требовал много времени; поворотный и подъемный механизмы не обеспечивали легкой и плавной работы, а прицельные приспособления – требуемой точности наведения. Кроме того, грузовой автомобиль ЗИС-5 обладал ограниченной проходимостью. (См. галерею Испытания автомобильной ракетной установки на шасси ЗИС-5, конструкции НИИ-3, чертежа № 199910 для пуска 132 мм. ракет. (Время испытаний: с 8.12.38 по 4.02.39г.).

В письме о премировании за успешное испытание в 1939 году механизированной установки для химического нападения (исх. НИИ № 3 за номером 733с от 25 мая 1939 года от директора НИИ № 3 Слонимера на имя Народного Комиссара Боеприпасов тов. Сергеева И. П.) указываются следующие участники работ: Костиков А. Г. – Зам. директора по тех. части, инициатор установки; Гвай И. И. – ведущий конструктор; Попов А. А. – техник-конструктор; Исаченков – механик по монтажу; Победоносцев Ю. – проф. консультировавший объект; Лужин В. – инженер; Шварц Л. Э. – инженер [31].

В 1938 году Институтом проектировалось сооружение специальной химической моторизованной команды на залповую стрельбу в 72 выстрела.

В письме, датированном 14.II.1939г., товарищу Матвееву (В. П.К. Комитета Обороны при Верховном Совете С. С.С. Р.) за подписями Директора НИИ № 3 Слонимера и Зам. директора НИИ № 3 военинженера I ранга Костикова говорится: “Для наземных войск опыт химической механизированной установки использовать для:

· применения ракетных осколочно-фугасных снарядов с целью создания массированного огня на площадях;

· применения зажигательных, осветительных и агитационных снарядов;

· разработки химического снаряда калибра 203мм и механизированной установки обеспечивающей удвоенную по сравнению с существующей химической мощности и дальности стрельбы»[38].

В 1939 году в Научно-исследовательском институте № 3 были разработаны два варианта экспериментальных установок на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-6 для пуска 24 и 16 неуправляемых реактивных снарядов калибра 132 мм. Установка II образца отличалась от установки I образца продольным расположением направляющих.

Боекомплект механизированной установки /на ЗИС-6/ для пуска химических и осколочно-фугасных снарядов калибра 132мм /МУ-132/ составлял 16 ракетных снарядов. Система ведения огня предусматривала возможность стрельбы как одиночными снарядами, так и залпом всего боекомплекта. Время, потребное для производства залпа из 16 ракет – 3,5 – 6 секунд. Время, потребное для перезарядки боекомплекта 2 минуты командой в 3 человека. Вес конструкции с полным боекомплектом 2350 кг составлял 80% от расчетной нагрузки автомашины.

Полигонные испытания этих установок проводились с 28 сентября по 9 ноября 1939 года на территории Артиллерийского научно-исследовательского опытного полигона (АНИОП, г. Ленинград) (смотрите фото, сделанные  на АНИОПе). Результаты полигонных испытаний показали, что установка I образца из-за технического несовершенства не может быть допущена к войсковым испытаниям. Установка II образца, также имевшая ряд серьезных недостатков, по заключению членов комиссии, могла быть допущена к войсковым испытаниям после внесения существенных конструктивных изменений. Испытания показали, что при стрельбе установка II образца раскачивается и сбиваемость угла возвышения достигает 15″30′, что увеличивает рассеивание снарядов, при заряжании нижнего ряда направляющих возможен удар взрывателя снаряда по конструкции фермы. С конца 1939 года основное внимание было сосредоточено на улучшении схемы и конструкции установки II образца и устранении недостатков, выявленных при проведении полигонных испытаний. В связи с этим необходимо отметить характерные направления, по которым проводились работы. С одной стороны, это дальнейшая отработка установки II образца с целью устранения ее недостатков, с другой – создание более совершенной установки, отличной от установки II образца. В тактико-техническом задании на разработку более совершенной установки (“модернизированная установка для РС” по терминологии документов тех лет), подписанном Ю. П. Победоносцевым 7 декабря 1940 года, предусматривалось: провести конструктивные улучшения подъемно-поворотного устройства, увеличить угол горизонтального наведения, произвести упрощения прицельного приспособления. Предусматривалось также увеличение длины направляющих до 6000 мм вместо существующих 5000 мм, а также возможность стрельбы неуправляемыми реактивными снарядами калибра 132 мм и 180 мм. На совещании при техническом отделе Народного комиссариата боеприпасов длину направляющих решено было увеличить даже до 7000 мм. Срок сдачи чертежей наметили на октябрь 1941 года. Тем не менее для проведения различного рода испытаний в мастерских НИИ № 3 в 1940 – 1941 годах было изготовлено несколько (дополнительно к существующей) модернизированных установок для РС. Общее число в разных источниках указывается различное: в одних – шесть, в других – семь. В данных архива НИИ № 3 по состоянию на 10 января 1941 года имеются данные о 7 штуках. (из документа о готовности объекта 224 (тема 24 сверхплана, опытная серия автоустановок для стрельбы РС-132 мм (в количестве семи штук. См. письмо УАНА ГАУ №668059) На основании имеющихся документов – в источнике [19] утверждается, что установок было восемь, но в разное время. На 28 февраля 1941 года их было шесть.

Тематическим планом научно-иследовательских и опытно-конструкторских работ на 1940 год НИИ № 3 НКБ предусматривалась передача заказчику – АУ РККА – шести автоустановок для РС-132мм. В отчете о выполнении опытных заказов в производстве за ноябрь месяц 1940 года по НИИ № 3 НКБ указывается, что при сдаточной партии заказчику шести установок к ноябрю 1940 года ОТК были приняты 5 шт, а военпредом – 4 шт.

В декабре 1939 года НИИ № 3 была поставлена задача за короткий период времени разработать мощный реактивный снаряд и реактивную пусковую установку для выполнения задач по разрушению долговременных оборонительных сооружений противника на «линии Маннергейма». Результатом работы коллектива института стали оперенный реактивный снаряд с дальностью полета 2-3 км с мощной фугасной головной частью с тонной взрывчатого вещества и установка с четырьмя направляющими на танке Т-34 или на санях, буксируемых тягачами или танками. В январе 1940 года установка и реактивные снаряды были отправлены в район боевых действий, но вскоре было принято решение о проведении полигонных испытаний перед использованием их в боевых действиях. Установка со снарядами была отправлена на Ленинградский научно-испытательный артиллерийский полигон. Вскоре закончилась война с Финляндией. Потребность в  мощных фугасных снарядах  отпала. Дальнейшие работы по установке и снаряду были прекращены[41].

Отделу 2н НИИ № 3 в 1940 году предлагалось выполнить работы по следующим объектам:

· Объект 213 – Электрофицированная установка на ЗИС для стрельбы осветительными и сигнальными. Р. С. калибров 140-165мм. (Примечание: впервые электропривод для боевой машины реактивной артиллерии был применен в конструкции боевой машины БМ-21 Полевой реактивной системы —>

Основной состав:

OУстановки М-13 (боевые машины М-13, БМ-13) (cм. Галерею изображений М-13).

 

.

OОсновные реактивные снаряды М-13, М-13УК, М-13УК-1.

OМашины для транспортировки боеприпасов (транспортные машины).

Снаряд М-13 (см. Схему) состоял из двух основных частей: боевой части и реактивной части (реактивного порохового двигателя). Боевая часть состояла из корпуса с очком под взрыватель, дна головной части и разрывного заряда с дополнительным детонатором. Реактивный пороховой двигатель снаряда состоял из камеры, крышки-сопла, закрывающейся для герметизации порохового заряда двумя картонными тарелями, колосниковой решетки, порохового заряда, воспламенителя и стабилизатора. На наружной части обоих концов камеры имелись два центрирующих утолщения с ввинчинными в них направляющими штифтами. Направляющие штифты удерживали снаряд на направляющей боевой машины до выстрела и направляли его движение по направляющей. В камере помещался пороховой заряд нитроглицеринового пороха, состоящих из семи одинаковых цилиндрических одноканальных шашек. В сопловой части камеры шашки опирались на колосниковую решетку. Для воспламенения порохового заряда в верхнюю часть камеры вложен воспламенитель из дымного ружейного пороха. Порох помещался в специальном футляре. Стабилизация снаряда М-13 в полете осуществлялась при помощи хвостового оперения.

Дальность полета снаряда М-13 достигала 8470 м, но при этом имело место весьма значительное рассеивание. В 1943 году был разработан модернизированный вариант реактивного снаряда, получивший обозначение М-13-УК (улучшенной кучности). Для повышения кучности стрельбы у снаряда М-13-УК в переднем центрирующем утолщении ракетной части выполнены 12 тангенциально расположенных отверстий (см. Фото 1, Фото 2), через которые во время работы ракетного двигателя выходит часть пороховых газов, приводящая снаряд во вращение. Хотя дальность полета снаряда при этом несколько уменьшилась (до 7,9 км), улучшение кучности привело к уменьшению площади рассеивания и к возрастанию плотности огня в 3 раза по сравнению со снарядами М-13. Кроме того, у снаряда М-13-УК диаметр критического сечения сопла несколько меньше, чем у снаряда М-13. Снаряд М-13-УК был принят на вооружение Красной Армии в апреле 1944 года. Снаряд М-13УК-1 улучшенной кучности оснащался плоскими стабилизаторами, изготовленными из стального листа.

Тактико-технические характеристики

 

Характеристика

М-13

БМ-13Н

БМ-13НМ

БМ-13НММ

Шасси

ЗИС-6

ЗИС-151,ЗИЛ-151

ЗИЛ-157

ЗИЛ-131

Число направляющих

8

8

8

8

Угол возвышения, град:
 — минимальный
 — максимальный


+7
+45


8±1
+45


8±1
+45


8±1
+45

Угол горизонтального обстрела, град:
 — вправо от автошасси
 — влево от автошасси


10
10


10
10


10
10


10
10

Усилие на рукоятке, кг:
 — подъемного механизма
 — поворотного механизма


8-10
8-10


до 13
до 8


до 13
до 8


до 13
до 8

Габариты в походном положении, мм:
 — длина
 — ширина
 — высота


6700
2300
2800


7200
2300
2900


7200
2330
3000


7200
2500
3200

Вес, кг:
 — пакета направляющих
 — артиллерийской части
 — установки в боевом положении
 — установки в походном положении (без расчета)


815
2200
6200


815
2350
7890
7210


815
2350
7770
7090


815
2350
9030
8350

Время перевода из походного положения в боевое, мин

2-3

Время, необходимое для заряжания боевой машины, мин

5-10

Время полного залпа, с

7-10

Основные тактико-технические данные боевой машины БМ-13 (на Студебеккере)1946 год [33]

Число направляющих

16

Применяемый снаряд

М-13, М-13-УК и 8 снарядов М-20

Длина направляющих, м

5

Тип направляющих

Прямолинейные

Минимальный угол возвышения, °

+7

Максимальный угол возвышения, °

+45

Угол горизонтального наведения, °

20

Усилие на рукоятке подъемного механизма, кг

8

Тоже, на поворотном механизме, кг

10

Габаритные размеры, кг:

 

  длина

6780

  высота

2880

  ширина

2270

Вес комплекта направляющих, кг

790

Вес артчасти без снарядов и без автошасси, кг

2250

Вес боевой машины без снарядов, без расчета, с полной заправкой бензина, цепями противоскольжения, инструмента и зап. колесом, кг

5940

Вес комплекта снарядов, кг

 

  М13 и М13-УК

680 (16 снарядов)

  М20

480 (8 снарядов)

Вес боевой машины с расчетом 5 чел. (2 в кабине, 2 на задних крыльях и 1 на бензоб.) с полной заправкой, инструментом, цепями прротивоскольжения, запасным колесом и снарядами М-13, кг

6770

Нагрузки на оси от веса боевой машины с расчетом 5 человек, полной заправкой с ЗИП»ом и снарядами М-13, кг:

 

  на переднюю

1890

  на заднюю

4880

 

Основные данные боевых машин БМ-13 [42]

Характеристика

БМ-13Н на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИЛ-151

БМ-13 на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИЛ-151

БМ-13Н на доработанном шасси грузового автомобиля серии Студебекер

БМ-13 на доработанном шасси грузового автомобиля серии Студебекер

Число направляющих*

16

16

16

16

Длина направляющей, м

5

5

5

5

Наибольший угол возвышения, град

45

45

45

45

Наименьший угол возвышения, град

8±1°

4±30

7

7

Угол горизонтальной наводки, град

±10

±10

±10

±10

Усилие на рукоятке подъемного механизма, кг

До 12

До 13

До 10

8-10

Усилие на рукоятке поворотного механизма, кг

До 8

До 8

8-10

8-10

Вес пакета направляющих, кг

815

815

815

815

Вес артиллерийской части, кг

2350

2350

2200

2200

Вес боевой машины в походном положении (без людей), кг

7210

7210

5520

5520

Вес боевой машины в боевом положении со снарядами, кг

7890

7890

6200

6200

Длина в походном положении, м

7,2

7,2

6,7

6,7

Ширина в походном положении, м

2,3

2,3

2,3

2,3

Высота в походном положении, м

2,9

3,0

2,8

2,8

Время перевода из походного положения в боевое, мин

2-3

2-3

2-3

2-3

Время, необходимое для заряжания боевой машины, мин

5-10

5-10

5-10

5-10

Время, необходимое для производства залпа, сек

7-10

7-10

7-10

7-10

Индекс боевой машины

52-У-9416

8У34

52-У-9411

52-ТР-492Б

* Прим. автора материала. Имеется ввиду количество направляющих желобов. Количество направляющих было 8, но на каждой направляющей было по два направляющих желоба — один сверху и один снизу.

НУРС М-13, М-13УК, М-13УК-1

Баллистический индекс

ТС-13

Тип головной части

Осколочно-фугасная

Тип взрывателя

ГВМЗ-1

Калибр, мм

132

Полная длина снаряда, мм

1465

Размах лопастей стабилизатора, мм

300

Вес, кг:
 — окончательно снаряженного снаряда
 — снаряженной головной части
 — разрывного заряда головной части
 — порохового ракетного заряда
 — снаряженного реактивного двигателя


42.36
21.3
4.9
7.05-7.13
20.1

Коэффициент веса снаряда, кг/дм3

18.48

Коэффициент наполнения головной части, %

23

Сила тока, необходимого для воспламенения пиропатрона, A

2.5-3

Время горения порохового заряда, с

0.7

Средняя реактивная сила, кгс

2000

Скорость схода снаряда с направляющей, м/с

70

Длина активного участка траектории, м

125

Максимальная скорость полета снаряда, м/с

355

Табличная максимальная дальность полета снаряда, м

8195

Отклонение при максимальной дальности, м:
 — по дальности
 — боковое


135
300

Время горения порохового заряда, с

0.7

Средняя реактивная сила, кг

2000 (1900 для М-13УК и М-13УК-1)

Дульная скорость снаряда, м/с

70

Длина активного участка траектории, м

125 (120 для М-13УК и М-13УК-1)

Наибольшая скорость полета снаряда, м/с

335 (для М-13УК и М-13УК-1)

Наибольшая дальность полета снаряда, м

8470 (7900 для М-13УК и М-13УК-1)

По данным английского каталога Jane’s Armour and Artillery 1995-1996, раздел Египет, в середине 90-х годов XX века из-за невозможности получения, в частности, снарядов для боевых машин типа М-13 Арабская Организация по Индустриализации (Arab Organisation for Industrialisation) занималась производством реактивных снарядов калибра 132 мм. Анализ представленных ниже данных позволяет сделать вывод, что речь идет о снаряде типа М-13УК.

В состав Arab Organisation for Industrialisation входили Египет, Катар и Саудовская Аравия с большинством производственных мощностей, расположенных на территории Египта и с основным финансированием странами Персидского залива. Вслед за египетско-израильским соглашением в середине 1979 года другие три члена стран Персидского залива вывели из оборота их финансовые средства, предназначенные для Arab Organisation for Industrialisation, и в то время (данные каталога Jane’s Armour and Artillery 1982-1983) Египет получал другую помощь в проектах.

Характеристики реактивного снаряда Sakr калибра 132 мм (РС типа М-13УК)

Калибр, мм

132

Длина, мм

 

  полная снаряда

1500

  головной части

483

  ракетного двигателя

1000

Вес, кг:

 

  стартовый

42

  головной части

21

  взрывателя

0,5

  ракетного двигателя

21

  топлива (заряда)

7

Максимальный размах оперения, мм

305

Тип головной части

Осколочно-фугасная (с 4,8 кг взрывчатого вещества)

Тип взрывателя

Инерциальновзводимый, контактный

Тип топлива (заряда)

Двухосновное

Максимальная дальность (при угле возвышения 45º), м

8000

Максимальная скорость снаряда, м/с

340

Время горения топлива (заряда), с

0,5

Скорость снаряда при встрече с преградой, м/с

235-320

Минимальная скорость взведения взрывателя, м/с

300

Расстояние от боевой машины для взведения взрывателя, м

100-200

Количество косопоставленных отверстий в корпусе ракетного двигателя, шт

12

Испытания и эксплуатация

Первая батарея полевой реактивной артиллерии, отправленная на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 года под командованием капитана И. А.Флерова, была вооружена семью установками, изготовленными в мастерских НИИ № 3. Своим первым залпом в 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года батарея стерла с лица земли железнодорожный узел Орша вместе с находившимся на нем немецкими эшелонами с войсками и боевой техникой.

Исключительная эффективность действий батареи капитана И. А. Флерова и сформированных вслед за ней еще семи таких батарей способствовали быстрому наращиванию темпов производства реактивного вооружения. Уже с осени 1941 года на фронтах действовало 45 дивизионов трехбатарейного состава по четыре пусковых установки в батарее. Для их вооружения в 1941 году было изготовлено 593 установки М-13. По мере поступления боевой техники от промышленности началось формирование полков реактивной артиллерии, состоявших из трех дивизионов, вооруженных пусковыми установками М-13 и зенитного дивизиона. Полк имел 1414 человек личного состава, 36 пусковых установок М-13 и 12 зенитных 37-мм пушек. Залп полка составлял 576 снарядов калибра 132мм. При этом живая сила и боевая техника противника уничтожалась на площади свыше 100 гектаров. Официально полки назывались гвардейскими минометными полками артиллерии резерва Верховного Главнокомандования. Неофициально, установки реактивной артиллерии назывались «Катюша». По воспоминаниям Евгения Михайловича Мартынова (г. Тула), бывшего ребенком в годы войны, в Туле первое время их называли адские машины. От себя отметим, что многозарядные станки также называли адскими машинами и в XIX веке.

warrior-elite.tk

«Катюша» БМ-13, Реактивные снаряды М-13 и М-20 : Русский Инженерный портал

После принятия на вооружение авиации 82-мм реактивных снарядов класса «воздух-воздух» РС-82 (1937 год) и 132-мм реактивных снарядов класса «воздух-земля» РС-132 (1938 год) Главное артиллерийское управление поставило перед разработчиком снарядов – Реактивным НИИ – задачу создания реактивной полевой системы залпового огня на основе снарядов РС-132. Уточненное тактико-техническое задание было выдано институту в июне 1938 года.

В соответствии с этим заданием к лету 1939 года институт разработал новый 132-мм осколочно-фугасный снаряд, получивший позднее официальное название М-13. По сравнению с авиационным РС-132 этот снаряд имел большую дальность полета и значительно более мощную боевую часть. Увеличение дальности полета было достигнуто за счет увеличения количества ракетного топлива, для этого потребовалось удлинить ракетную и головную части реактивного снаряда на 48 см. Снаряд М-13 имел несколько лучшие, чем РС-132, аэродинамические характеристики, что позволило получить более высокую кучность.



132-мм Реактивные снаряды М-13

МУ-1 (механизированная установка, первый образец)

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля ЗИС-6

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля ЗИС-6

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля ЗИС-6

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «Студебеккер US 6х6».

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «Студебеккер US 6х6».

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «Студебеккер US 6х6».

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «Студебеккер US 6х6».

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «Студебеккер US 6х6».

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе гусеничного тягача — СТЗ-5.

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «ЗиС-151».

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «ЗиС-151».

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «ЗиС-151».

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «ЗиС-151».

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «ЗиЛ-157».

РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «ЗиЛ-157».

РСЗО «Катюша» БМ-13, на больших бронекатерах.

Реактивные снаряды М-13 на РСЗО «Катюша» БМ-13, на базе автомобиля «ЗиЛ-157».

«пульт управления огнем» (ПУО).
132-мм Реактивные снаряды М-13

Снаряд М-13 состоит из головной части и порохового реактивного двигателя. Головная часть по своей конструкции напоминает артиллерийский осколочно-фугасный снаряд и снаряжена зарядом взрывчатого вещества, для подрыва которого используются контактный взрыватель и дополнительный детонатор. Реактивный двигатель имеет камеру сгорания, в которой помещен пороховой метательный заряд в виде цилиндрических шашек с осевым каналом. Для воспламенения порохового заряда используются пирозапалы. Образующиеся при горении пороховых шашек газы истекают через сопло, перед которым расположена диафрагма, препятствующая выбросу шашек через сопло. Стабилизация снаряда в полете обеспечивается с помощью хвостового стабилизатора с четырьмя перьями, сваренными из стальных штампованных половинок. (Такой способ стабилизации обеспечивает более низкую кучность по сравнению со стабилизацией вращением вокруг продольной оси, однако позволяет получить большую дальность полета снаряда. Кроме того, использование оперенного стабилизатора весьма существенно упрощает технологию производства реактивных снарядов).

Тактико-технические характеристики:
  • калибр: 132 мм;
  • Масса снаряда, кг 42,3;
  • Масса БЧ, кг 21,3;
  • Масса взрывчатого вещества,кг 4,9;
  • Дальность полета снаряда М-13 достигала 8470 м, но при этом имело место весьма значительное рассеивание. По таблицам стрельбы 1942 года при дальности стрельбы 3000 м боковое отклонение составляло 51 м, а по дальности — 257 м.
  • Время производства залпа, сек 7-10;
132-мм Реактивные снаряды М-20

В июне 1942 года на вооружение РККА поступили реактивные снаряды М-20. Реактивный снаряд М-20 был единственным фугасным снарядом калибра 132 мм. Вес взрывчатого вещества в его боевой части был увеличен до 18,4 кг по сравнению с 4,9 кг у снаряда М-13, благодаря чему снаряды М-20 успешно использовались для разрушения полевых укреплений противника. К недостаткам снаряда относились недостаточная дальность стрельбы (до 5,05 км) и то, что из-за больших размеров снаряды М-20 можно было запускать только с верхних направляющих боевых машин, что вдвое уменьшало вес залпа. Поэтому после появления более мощных фугасных реактивных снарядов М-30 снаряд М-20 был снят с производства.

132-мм Реактивные снаряды М-13-УК

В 1943 году был разработан модернизированный вариант 132-мм реактивного снаряда, получивший обозначение М-13-УК (улучшенной кучности). Для повышения кучности стрельбы у снаряда М-13-УК в переднем центрирующем утолщении ракетной части выполнены 12 тангенциально расположенных отверстий, через которые во время работы ракетного двигателя выходит часть пороховых газов, приводящая снаряд во вращение. Хотя дальность полета снаряда при этом несколько уменьшилась (до 7,9 км), улучшение кучности привело к уменьшению площади рассеивания и к возрастанию плотности огня в 3 раза по сравнению со снарядами М-13. Принятие снаряда М-13-УК на вооружение в апреле 1944 года способствовало резкому увеличению огневых возможностей реактивной артиллерии.

132-мм Реактивные снаряды М-13ДД

Еще в 1943 году началась разработка М-13ДД. Этот снаряд по калибру (132 мм) не отличался от довоенного М-13, зато дальность стрельбы достигала 12 км. Дело в том, что реактивная часть М-13ДД состояла из двух камер, объединенных промежуточным соплом. Обе камеры работали одновременно, в результате резко возрастала тяга порохового двигателя и скорость снаряда. В следующем году конструкторская группа А. Н. Васильева создала для новых снарядов подвижную установку БМ-13СН с десятью винтовыми направляющими, которые придавали вращение в полете оперенным реактивным снарядам, что, конечно же, сказывалось на точности и кучности огня батарей. Конструкторы разработали и изготовили новую установку всего за 12 суток!


РСЗО «Катюша» БМ-13

К снаряду была разработана также самоходная многозарядная пусковая установка. Первый ее вариант — МУ-1 (механизированная установка, первый образец) на базе грузового автомобиля ЗИС-6 имел 24 направляющих, установленных на специальной раме в поперечном положении по отношению к продольной оси автомобиля. Проведенные в период с декабря 1938 года по февраль 1939 года полигонные испытания установки показали, что она не в полной мере отвечает поставленным требованиям. Ее конструкция позволила производить пуск реактивных снарядов только перпендикулярно продольной оси автомашины, причем струи горячих газов повреждали элементы установки и корпус ЗИС-6. Не обеспечивалась также безопасность при управлении огнем из кабины водителя. Пусковая установка сильно раскачивалась, что ухудшало кучность стрельбы реактивных снарядов. Заряжание пусковой установки с передней части направляющих производить было неудобно и требовало много времени. Автомашина ЗИС-5 имела ограниченную проходимость.

С учетом результатов испытаний Реактивный НИИ разработал новую пусковую установку МУ-2, которая в сентябре 1939 года была принята Главным артиллерийским управлением для полигонных испытаний. Более совершенная пусковая установка МУ-2 на базе грузового автомобиля повышенной проходимости ЗИС-6 имела 16 направляющих, расположенных вдоль оси автомобиля. Каждые две направляющие соединялись, образуя единую конструкцию, именовавшуюся «спаркой». В конструкцию установки был введен новый узел – подрамник. Подрамник позволил вести сборку всей артиллерийской части пусковой установки (как единого агрегата) на нем, а не на шасси, как было ранее. В собранном виде артиллерийская часть относительно легко монтировалась на шасси любой марки автомобиля при минимальной доработке последней. Созданная конструкция позволила уменьшить трудоемкость, время изготовления и стоимость пусковых установок. Вес артиллерийской части был снижен на 250 кг, стоимость – более чем на 20 процентов.

Существенно повышены были и боевые и эксплуатационные качества установки. За счет введения бронирования бензобака, бензопровода, боковых и задней стенок кабины водителя была повышена живучесть пусковых установок в бою. Был увеличен сектор обстрела, повысилась устойчивость пусковой установки в походном положении, усовершенствованные подъемный и поворотный механизмы позволили увеличить скорость наведения установки на цель. Перед пуском боевая машина МУ-2 поддомкрачивалась аналогично МУ-1. Силы, раскачивающие пусковую установку, благодаря расположению направляющих вдоль шасси автомашины, прилагались по ее оси на два домкрата, находившиеся вблизи центра тяжести, поэтому раскачивание стало минимальным. Заряжание в установке производилось с казенной части, то есть с заднего конца направляющих. Это было удобнее и позволяло значительно ускорить операцию.

Установка МУ-2 имела поворотный и подъемный механизмы простейшей конструкции , кронштейн для крепления прицела с обычной артиллерийской панорамой и большой металлический бак для горючего, установленный сзади кабины. Стекла кабины закрывались броневыми откидными щитами. Напротив сиденья командира боевой машины на передней панели был смонтирован небольшой прямоугольный ящичек с вертушкой, напоминающий диск телефонного аппарата, и рукояткой для поворачивания диска. Этот прибор носил название «пульт управления огнем» (ПУО). От него шел жгут проводов к специальному аккумулятору и к каждой направляющей. При одном обороте рукоятки ПУО происходило замыкание электроцепи, срабатывал пиропатрон, помещенный в передней части ракетной камеры снаряда, воспламенялся реактивный заряд и происходил выстрел. Темп стрельбы определялся темпом вращения рукоятки ПУО. Все 16 снарядов можно было выпустить за 7—10секунд. Время перевода пусковой установки МУ-2 из походного в боевое положение составляло 2-3 минуты, угол вертикального обстрела находился в пределах от 4° до 45°, угол горизонтального обстрела составлял 20°.

Конструкция пусковой установки допускала ее передвижение в заряженном состоянии с довольно высокой скоростью (до 40 км/ч) и быстрое развертывание на огневой позиции, что способствовало нанесению внезапных ударов по противнику. По результатам окончившихся в ноябре 1939 года полигонных испытаний институту были заказаны пять пусковых установок для проведения войсковых испытаний. Еще одну установку заказало Артиллерийское управление Военно-Морского Флота для использования ее в системе береговой обороны.

21 июня 1941 года установка была продемонстрирована руководителям ВКП(6) и Советского правительства и в тот же день, буквально за несколько часов до начала Великой Отечественной войны было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальной название БМ-13 (боевая машина 13). Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе «Компрессор». Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

В ходе войны производство пусковых установок в срочном порядке было развернуто на нескольких предприятиях, обладавших различными производственными возможностями, в связи с этим в конструкцию установки вносились более или менее существенные изменения. Таким образом, в войсках использовалось до десяти разновидностей пусковой установки БМ-13, что затрудняло обучение личного состава и отрицательно сказывалось на эксплуатации боевой техники. По этим причинам была разработана и в апреле 1943 года принята на вооружение унифицированная (нормализованная) пусковая установка БМ-13Н, при создании которой конструкторы критически проанализировали все детали и узлы в целях повышения технологичности их производства и снижения стоимости, в результате чего все узлы получили самостоятельные индексы и стали универсальными.

Реактивные пусковые установки монтировались не только на автомобилях ЗИС-6, но также и на гусеничные тягачи СТЗ-5, получаемые по ленд-лизу автомобили повышенной проходимости «Форд-Мармон», «Интернационал Джиемси» и «Остин». Существенным фактором, повышающим тактическую мобильность частей реактивной артиллерии вооруженных установками БМ-13Н, стало то, что в качестве базы для пусковой установки был использован мощный американский грузовой автомобиль «Студебеккер US 6х6». Этот автомобиль имел повышенную проходимость, обеспечивающуюся мощным двигателем, тремя ведущими осями (колесная формула 6х6), демультипликатором, лебедкой для самовытаскивания, высоким расположением всех частей и механизмов, чувствительных к воздействию воды. Созданием этой пусковой установки была окончательно завершена отработка серийной боевой машины БМ-13. В таком виде она и провоевала до конца войны.

В послевоенное время, ракетные пусковые установки монтировались на новейшие отечественные полноприводные грузовики ЗиС-151 и ЗиЛ-157 и использовались до принятия на вооружение следующего поколения реактивных снарядов и пусковых установок для них.


Боевой дебют РСЗО «Катюша» БМ-13

Первая батарея полевой реактивной артиллерии, отправленная на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 года под командованием капитана И.А.Флерова, была вооружена семью установками, изготовленными Реактивным НИИ. Своим первым залпом в 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года батарея стерла с лица земли железнодорожный узел Орша вместе с находившимся на нем немецкими эшелонами с войсками и боевой техникой. Днем на железнодорожном узле Орши сосредоточились крупные подразделения вермахта. Танки, бронетранспортеры, артиллерийские тягачи с пушками, штабные автобусы и передвижные радиостанции — все было готово ринуться в наступление. Но вдруг из-за горизонта неслышно вынырнули десятки огненных стрел, и через несколько секунд на станции все заволокло огнем и дымом, тысячи осколков косили солдат вермахта, рвались машины с боеприпасами, плавилась броня танков и транспортеров. Гитлеровцам чудилось, что под ними горит сама земля, на которую они вторглись. «Это был кошмар… не только наши солдаты были охвачены паникой, но и те, кто находился далеко в стороне от нас, спасались бегством! — рассказывали оставшиеся в живых… — Казалось, что стреляли сразу сотни орудий».

А через полтора часа шквал огня обрушился на переправу на реке Оршице, наведенную саперами вермахта. В тот же день в журнале боевых действий батареи, которой командовал капитан И. А. Флеров, появились две лаконичные записи: .«14.7.41 г. 15 ч. 15 мин. Нанесли удар по фашистским эшелонам на железнодорожном узле Орша. Результаты отличные. Сплошное море огня. 16 ч. 45 мин. Залп по переправе фашистских войск через Оршицу. Большие потери врага в живой силе и боевой технике, паника. Все гитлеровцы, уцелевшие на восточном берегу, взяты нашими подразделениями в плен». И все это сделали расчеты семи пусковых установок БМ-13, которые сначала фронтовики, а потом и весь народ назвал «катюшей». Так впервые заявила о себе полевая реактивная артиллерия залпового огня.

Исключительная эффективность действий батареи капитана И. А. Флерова и сформированных вслед за ней еще семи таких батарей способствовали быстрому наращиванию темпов производства реактивного вооружения. Уже с осени 1941 года на фронтах действовало 45 дивизионов трехбатарейного состава по четыре пусковых установки в батарее. Для их вооружения в 1941 году было изготовлено 593 установки БМ-13. По мере поступления боевой техники от промышленности началось формирование полков реактивной артиллерии, состоявших из трех дивизионов, вооруженных пусковыми установками БМ-13 и зенитного дивизиона. Полк имел 1414 человек личного состава, 36 пусковых установок БМ-13 и 12 зенитных 37-мм пушек. Залп полка составлял 576 снарядов калибра 132мм. При этом живая сила и боевая техника противника уничтожалась на площади свыше 100 гектаров. Официально полки назывались гвардейскими минометными полками артиллерии резерва Верховного Главнокомандования. Отдельные установки БМ-13 на шасси ЗИС-6 прослужили всю войну и дошли до Берлина и Праги. Одна из них, № 3354, которой командовал гвардии сержант Машарин, сейчас находится в экспозиции Ленинградского музея артиллерии, инженерных войск и средств связи.


РСЗО «Катюша» БМ-13 на флоте.

Ракетные бронекатера, впервые появившились на Волге в тяжелом 1942 году. Энтузиастом установки ракетного оружия на кораблях был лейтенант Г. В. Терновский, который еще в предвоенные годы предлагал вооружить ракетами серийные торпедные катера и малые корабли для огневой поддержки десанта. Положение изменилось лишь после того, как в ходе войны промышленность освоила массовое производство реактивных снарядов для авиации и сухопутных установок. По настоянию Терновского командующий Новороссийской базой капитан I ранга Г. Н. Холостяков запросил у командования авиации Черноморского флота несколько комплектов 82-мм РС с самолетными системами запуска для испытаний.

Спустя месяц МО-034, охранявший на переходе транспорт «Пестель», дал ракетный залп по фашистскому самолету, выходившему в атаку на наш конвой. Стена мощных разрывов, ставшая перед торпедоносцем, ошеломила летчика, и он отвернул к берегу. Первым кораблем, потопленным советскими ракетными катерами, стала фашистская шхуна, пытавшаяся в ночь на 20 сентября 1942 года скрытно приблизиться к нашему берегу для высадки диверсантов. Артиллеристы находившегося в дозоре охотника МО-051 повредили ее, а торпедный катер ТКА № 54 с самодельными ракетными установками двумя залпами добил вражеское судно. А в ночь на 4 февраля 1943 года, впервые в истории для поддержки десанта с моря была успешно осуществлена стрельба РС «катюша» с тральщика «Скумбрия».

В январе 1942 года командование ВМФ заказало промышленности пусковые установки с сухопутных боевых машин БМ-8 и БМ-13. Надпалубная установка — М-13-М1 предназначалась для запуска 16 РС калибра 132-мм. Созданный конструкторами новый тип оружия был испытан в боевых условиях на кораблях Волжской военной флотилии, причем М-8-М монтировались как на малых, так и на больших бронекатерах, а М-13-М1 — только на больших. 29 ноября 1942 года приказом наркома ВМФ все типы пусковых установок были приняты на вооружение.

В конце года началось формирование отдельного дивизиона так называемых минных катеров 3-й бригады речных кораблей флотилии. В его состав должны были войти два отряда — шесть минометных катеров типа «Ярославец» с установкой М-13-М1 и два отряда новых торпедных катеров Г-5 серии 11-бис, снабженные М-8-М. Эти катера, строившиеся в Тюмени, были чисто артиллерийскими — жолобные торпедные аппараты на них уже при постройке закрывались дюралюминиевыми листами. Позднее в Рыбинске спустили на воду четыре больших минных катера БКМ, спроектированных специально под М-13-М1. Это были первые советские ракетные катера специальной постройки. Эти корабли вместе с бронекатерами, вооруженными РС, на заключительном этапе войны широко использовались для огневой поддержки приречных флангов сухопутных войск, при высадке десантов и выполнении многих других боевых задач.

Хорошо показали себя созданные на базе торпедных Г-5 артиллерийские катера с установкой М-8-М. В боях на Черном море они удачно взаимодействовали с торпедными. Когда появлялся отряд вражеских кораблей, на них устремлялись торпедоносцы. Это заставляло противника группироваться теснее, и он становился более уязвимым для «эрэсов». Дав залп по такой цели, артиллерийский катер отходил на перезарядку «катюши», а в это время его торпедные собратья связывали противника огнем пулеметов и пушек.

В июле — августе 1943 года СКБ завода «Компрессор» в сжатые сроки разработало три установки в морском исполнении: 8-М-8, 24-М-8 и 16-М-13. У них были усилены крепления РС на направляющих, увеличены скорости наведения и снижены усилия на штурвалах наведения. Новые корабельные установки применялись до самых последних дней войны и монтировались на кораблях многих типов и классов: морских бронекатерах, мелкосидящих тендерах и больших охотниках.


Использованы материалы порталов:
  1. http://www.weltkrieg.ru
  2. http://mkmagazin.almanacwhf.ru
  3. http://world.guns.ru
  4. http://www.arms.ru

operation-barbarossa.narod.ru

Шаровое скопление Геркулеса М13

Одно из ярчайших шаровых скоплений — М13

В Северном полушарии Шаровое скопление Геркулеса М 13, или как его ещё называют, скопление NGC 6205 — хорошо изученный и по-настоящему красивый объект, расположенный в созвездии Геркулеса. Выглядит как тусклая звезда с видимой звёздной величиной 5,8m. Но даже вооружившись обычным биноклем, тем более телескопом, пусть слабеньким, уже отчётливо обнаруживается его шаровая структура.

История открытия

Скопление открыл Эдмонд Галлей в 1714 году, сравнив его с «заплаткой на небе». Но ни сам Галлей, ни Шарль Месье, продолживший изучение скопления, не были уверены, из чего оно состоит, и считали его яркой туманностью. Только в 1782 году Гершель уверенно доказал, что яркое пятно, на самом деле, огромное скопление звёзд.

Интересные характеристики

Шаровое скопление M13 в Геркулесе

Находится от Земли на расстоянии в 25 тыс. световых лет, радиус оценивается примерно в 84 световых года. Астрономы считают, что в скоплении собрано от 100 тысяч до миллиона звёзд. По всей видимости, скопление образовалось ~12 млрд. лет назад. Плотность звёзд в М13 превышает аналогичную в окрестностях Солнца в 500 раз!

Скопление имеет следующие астрономические координаты:

Галактическая долгота: 59.0095°

Галактическая широта: +40.9118°

Видимый диаметр — 16′, общий диаметр — 23′

В 1974 году из обсерватории Аресибо в сторону М13 был запущен радиосигнал — своеобразное символическое послание землян другим цивилизациям.

Как найти М13 на звёздном небе

Скриншот из программы-планетария

Если наблюдатель знает где расположен Геркулес, он обнаружит искомое шаровое скопление на линии, соединяющей звёзды η и ζ этого созвездия, значительно ближе к η.

Менее продвинутые любители смогут найти скопление, ориентируясь на Большую Медведицу. Мысленно продлив ручку «ковша» вниз, взгляд натыкается на яркую желтоватую звезду — Арктур. Проследив влево и вниз от неё, станет заметна другая яркая звезда — Вега (её видно после полуночи).

На линии между Арктуром и Вегой, немного ближе к Веге, находятся четыре звезды в виде перевёрнутой трапеции. На правой стороне этой трапеции, между угловыми звёздами, в бинокль хорошо различается яркое размытое пятнышко — шаровое скопление Геркулеса М13.

Начиная с апертуры 90 мм, пятнышко начинает искриться по краям, а со 150 мм становятся видимыми отдельные звёздочки. Начиная с апертуры 250 мм скопление превращается в мерцающую, красивую россыпь, состоящую из отдельных жемчужинок-звёзд. Астрономы считают М13 самым красивым шаровым скоплением Северного полушария! Удобнее всего наблюдать за скоплением во второй половине лета, в начале осени.


comments powered by HyperComments

Понравилась запись? Расскажи о ней друзьям!

Просмотров записи: 1762

spacegid.com

сзо:м-13_катюша [Свободная энциклопедия мирового вооружения]

В 1938 году сотрудники НИИ № 3 по заказу Артиллерийского Управления проводили работы по объекту №138 – орудие для стрельбы 132 мм химическими снарядами. Требовалось изготовить нескорострельные станки (типа труба). По договору с Артиллерийским Управлением было необходимо спроектировать и изготовить установку с тумбой и подъемно-поворотным механизмом. Был изготовлен один станок, который был признан затем неотвечающим предъявленным требованиям. Параллельно в НИИ № 3 была разработана механизированная ракетная залповая установка, смонтированная на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-5 с боекомплектом 24 снаряда. По другим данным архива ГНЦ ФГУП “Центр Келдыша” (бывшего НИИ № 3) “ были изготовлены 2 механизированные установки на автомашинах. Они прошли заводские испытания отстрелом на Софринском Артполигоне и частичные полигонные испытания на Ц.В.Х.П. Р.К.К.А. с положительными результатами”. На основании заводских испытаний можно было утверждать: дальность полета РХС (в зависимости от удельного веса ОВ) при угле стрельбы 40 градусов составляет 6000 – 7000м, Вд = (1/100)Х и Вб = (1/70)Х, полезный объем ОВ в снаряде — 6,5л, расход металла на 1 литр ОВ — 3,4кг/л, радиус разброса ОВ при разрыве снаряда на местности равен 15-20л, максимальное время потребное для осуществления выстрела всего боекомплекта машины в 24 снаряда 3-4 сек.

Ракетная механизированная установка предназначалась для обеспечения химического налета ракетными химическими снарядами /СОВ и НОВ/ 132 мм с емкостью в 7 литров. Установка позволяла вести огонь по площадям как одиночными выстрелами, так и залпом в 2 – 3 – 6 – 12 и 24 выстрела. “Установки, сведенные в батареи 4 – 6 машин, представляют из себя весьма подвижное и мощное средство химического нападения на дистанцию до 7 километров”.

Установка и 132 мм ракетный химический снаряд на 7 литров отравляющего вещества прошли успешно полигонные и государственные испытания принятие ее на вооружение было запланировано в 1939 году. В таблице практической меткости ракетно-химических снарядов указывались данные механизированной автомобильной установки для внезапного нападения стрельбой химическими, осколочно-фугасными, зажигательными, осветительными и др. ракетными снарядами. I-й вариант без прибора наводки – количество снарядов одного залпа – 24, общий вес отравляющего вещества выпуска одного залпа – 168 кг, 6 автомобильных установок заменяют сто двадцать гаубиц калибра 152 мм, скорость перезарядки автомашины на 5-10 мин. 24 выстрела, количество обслуживающего персонала – 20-30 чел. на 6 автомашинах. В артиллерийских системах – 3 Артполка. II-вариант с прибором управления. Данные не указаны.

С 8 декабря 1938 года по 4 февраля 1939 года проводились испытания неуправляемых реактивных снарядов калибра 132 мм и автоустановки. Однако установка была представлена на испытания недоработанной и не выдержала их: обнаружилось большое количество отказов при сходе реактивных снарядов из-за несовершенства соответствующих узлов установки; процесс заряжания пусковой установки был неудобен и требовал много времени; поворотный и подъемный механизмы не обеспечивали легкой и плавной работы, а прицельные приспособления – требуемой точности наведения. Кроме того, грузовой автомобиль ЗИС-5 обладал ограниченной проходимостью.

В письме о премировании за успешное испытание в 1939 году механизированной установки для химического нападения (исх. НИИ № 3 за номером 733с от 25 мая 1939 года от директора НИИ № 3 Слонимера на имя Народного Комиссара Боеприпасов тов. Сергеева И.П.) указываются следующие участники работ: Костиков А.Г. – Зам. директора по тех. части, инициатор установки; Гвай И.И. – ведущий конструктор; Попов А. А. – техник-конструктор; Исаченков – механик по монтажу; Победоносцев Ю. – проф. консультировавший объект; Лужин В. – инженер; Шварц Л.Э. – инженер.

В 1938 году Институтом проектировалось сооружение специальной химической моторизованной команды на залповую стрельбу в 72 выстрела.

В письме, датированном 14.II.1939г., товарищу Матвееву (В.П.К. Комитета Обороны при Верховном Совете С.С.С.Р.) за подписями Директора НИИ № 3 Слонимера и Зам. директора НИИ № 3 военинженера I ранга Костикова говорится: “Для наземных войск опыт химической механизированной установки использовать для:

  • применения ракетных осколочно-фугасных снарядов с целью создания массированного огня на площадях;

  • применения зажигательных, осветительных и агитационных снарядов;

  • разработки химического снаряда калибра 203мм и механизированной установки обеспечивающей удвоенную по сравнению с существующей химической мощности и дальности стрельбы«.

В 1939 году в Научно-исследовательском институте № 3 были разработаны два варианта экспериментальных установок на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-6 для пуска 24 и 16 неуправляемых реактивных снарядов калибра 132 мм. Установка II образца отличалась от установки I образца продольным расположением направляющих.

Боекомплект механизированной установки /на ЗИС-6/ для пуска химических и осколочно-фугасных снарядов калибра 132мм /МУ-132/ составлял 16 ракетных снарядов. Система ведения огня предусматривала возможность стрельбы как одиночными снарядами, так и залпом всего боекомплекта. Время, потребное для производства залпа из 16 ракет – 3,5 – 6 секунд. Время, потребное для перезарядки боекомплекта 2 минуты командой в 3 человека. Вес конструкции с полным боекомплектом 2350 кг составлял 80% от расчетной нагрузки автомашины.

Полигонные испытания этих установок проводились с 28 сентября по 9 ноября 1939 года на территории Артиллерийского научно-исследовательского опытного полигона (АНИОП, г.Ленинград) (смотрите фото, сделанные на АНИОПе). Результаты полигонных испытаний показали, что установка I образца из-за технического несовершенства не может быть допущена к войсковым испытаниям. Установка II образца, также имевшая ряд серьезных недостатков, по заключению членов комиссии, могла быть допущена к войсковым испытаниям после внесения существенных конструктивных изменений. Испытания показали, что при стрельбе установка II образца раскачивается и сбиваемость угла возвышения достигает 15»30′, что увеличивает рассеивание снарядов, при заряжании нижнего ряда направляющих возможен удар взрывателя снаряда по конструкции фермы. С конца 1939 года основное внимание было сосредоточено на улучшении схемы и конструкции установки II образца и устранении недостатков, выявленных при проведении полигонных испытаний. В связи с этим необходимо отметить характерные направления, по которым проводились работы. С одной стороны, это дальнейшая отработка установки II образца с целью устранения ее недостатков, с другой – создание более совершенной установки, отличной от установки II образца. В тактико-техническом задании на разработку более совершенной установки (“модернизированная установка для РС” по терминологии документов тех лет), подписанном Ю.П. Победоносцевым 7 декабря 1940 года, предусматривалось: провести конструктивные улучшения подъемно-поворотного устройства, увеличить угол горизонтального наведения, произвести упрощения прицельного приспособления. Предусматривалось также увеличение длины направляющих до 6000 мм вместо существующих 5000 мм, а также возможность стрельбы неуправляемыми реактивными снарядами калибра 132 мм и 180 мм. На совещании при техническом отделе Народного комиссариата боеприпасов длину направляющих решено было увеличить даже до 7000 мм. Срок сдачи чертежей наметили на октябрь 1941 года. Тем не менее для проведения различного рода испытаний в мастерских НИИ № 3 в 1940 – 1941 годах было изготовлено несколько (дополнительно к существующей) модернизированных установок для РС. Общее число в разных источниках указывается различное: в одних – шесть, в других – семь. В данных архива НИИ № 3 по состоянию на 10 января 1941 года имеются данные о 7 штуках. (из документа о готовности объекта 224 (тема 24 сверхплана, опытная серия автоустановок для стрельбы РС-132 мм (в количестве семи штук.) На основании имеющихся документов – в источнике утверждается, что установок было восемь, но в разное время. На 28 февраля 1941 года их было шесть.

Тематическим планом научно-иследовательских и опытно-конструкторских работ на 1940 год НИИ № 3 НКБ предусматривалась передача заказчику – АУ РККА – шести автоустановок для РС-132мм. В отчете о выполнении опытных заказов в производстве за ноябрь месяц 1940 года по НИИ № 3 НКБ указывается, что при сдаточной партии заказчику шести установок к ноябрю 1940 года ОТК были приняты 5 шт, а военпредом – 4 шт.

В декабре 1939 года НИИ № 3 была поставлена задача за короткий период времени разработать мощный реактивный снаряд и реактивную пусковую установку для выполнения задач по разрушению долговременных оборонительных сооружений противника на «линии Маннергейма». Результатом работы коллектива института стали оперенный реактивный снаряд с дальностью полета 2-3 км с мощной фугасной головной частью с тонной взрывчатого вещества и установка с четырьмя направляющими на танке Т-34 или на санях, буксируемых тягачами или танками. В январе 1940 года установка и реактивные снаряды были отправлены в район боевых действий, но вскоре было принято решение о проведении полигонных испытаний перед использованием их в боевых действиях. Установка со снарядами была отправлена на Ленинградский научно-испытательный артиллерийский полигон. Вскоре закончилась война с Финляндией. Потребность в мощных фугасных снарядах отпала. Дальнейшие работы по установке и снаряду были прекращены.

Отделу 2н НИИ № 3 в 1940 году предлагалось выполнить работы по следующим объектам:

  • Объект 213 – Электрофицированная установка на ЗИС для стрельбы осветительными и сигнальными. Р.С. калибров 140-165мм. (Примечание: впервые электропривод для боевой машины реактивной артиллерии был применен в конструкции боевой машины БМ-21 Полевой реактивной системы М-21).

  • Объект 214 – Установка на 2-х осном прицепе с 16-ю направляющими длиной l = 6мt. для Р.С. калибров 140-165мм. (переделка и приспособление объекта 204)

  • Объект 215 – Электрофицированная установка на ЗИС-6 с возимым запасом Р.С. и с большим диапазоном углов наводки.

  • Объект 216 – Зарядный ящик для РС на прицепе

  • Объект 217 – Установка на 2-х осном прицепе для стрельбы ракетами дальнего действия

  • Объект 218 – Зенитная движущаяся установка на 12 шт. Р.С. калибра 140 мм с электрическим приводом

  • Объект 219 – Зенитная стационарная установка на 50-80 Р.С. калибра 140 мм.

  • Объект 220 – Командная установка на автомашине ЗИС-6 с генератором электрического тока, пультом наводки и управления стрельбой

  • Объект 221 – Универсальная установка на 2-х осном прицепе для возможных полигонных отстрелов РС калибров от 82 до 165 мм.

  • Объект 222 – Механизированная установка для сопровождения танков

  • Объект 223 – Внедрение в промышленность серийного производства механизированных установок.

В письме и.о. директора НИИ № 3 Костикова А.Г. о возможности представления в К.В.Ш. при СНК СССР данных для присуждения премии товарища Сталина, по результатам работ в период с 1935 по 1940 годы, указываются следующие участники работ:

  • ракетная автоустановка для внезапного, мощного артиллерийского и химического нападения на противника с помощью ракетных снарядов – Авторы по заявочному свидетельству ГБ ПРИ №3338 9.II.40г (авторское свидетельство № 3338 от 19 февраля 1940 года) Костиков Андрей Григорьевич, Гвай Иван Исидорович, Аборенков Василий Васильевич.

  • тактико-техническое обоснование схемы и конструкции автоустановки – конструкторы: Павленко Алексей Петрович и Галковский Владимир Николаевич.

  • отработка ракетных осколочно-фугасных химических снарядов калибра 132 мм. – Шварц Леонид Эмильевич, Артемьев Владимир Андреевич, Шитов Дмитрий Александрович.

Основанием для представления к Премии товарища Сталина также было Решение Технического Совета НИИ № 3 НКБ от 26.XII.40г.

25 апреля 1941 года были утверждены тактико-технические требования №1923 на модернизацию механизированной установки для стрельбы реактивными снарядами.

21 июня 1941 года установка была продемонстрирована руководителям ВКП(6) и Советского правительства и в тот же день, буквально за несколько часов до начала Великой Отечественной войны было принято решение о срочном развертывании производства реактивных снарядов М-13 и установок М-13. Производство установок М-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе «Компрессор». Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

В ходе войны производство составляющих установок и снарядов и переход от серийного производства к массовому производству потребовало создание широкой структуры кооперации на территории страны (Москва, Ленинград, Челябинск, Свердловск (ныне Екатеринбург), Нижний Тагил, Красноярск, Колпино, Муром, Коломна и, возможно, другие). Потребовалась организация отдельной военной приемки гвардейских минометных частей.

По разным данным в конце июля – начале августа началось формирование Гвардейских минометных частей. В первые месяцы войны немцы уже обладали данными о новом советском оружии.

В сентябре-октябре 1941 года по заданию Главного Управления Вооружения Гвардейских Минометных Частей была разработана установка М-13 на доработанном под монтаж шасси трактора СТЗ-5 НАТИ. Разработка была поручена воронежскому заводу им. Коминтерна и СКБ при московском заводе “Компрессор”. СКБ выполнило разработку более качественно, и опытные образцы были изготовлены и испытаны в короткие сроки. В результате этого установка была принята на вооружение и запущена в серийное производство.

В декабрьские дни 1941 года СКБ по заданию Главного автобронетанкового управления Красной Армии разработало, в частности, для обороны города Москвы 16-зарядную установку на бронированной железнодорожной платформе. Установка представляла собой метательную установку серийной установки М-13 на доработанном шасси грузового автомобиля ЗИС-6 с измененным основанием. (подробнее о других работах данного периода и периода войны в целом.

На техническом совещании в СКБ 21 апреля 1942 года было принято решение о разработке нормализованной установки, известной как М-13Н (после войны БМ-13Н). Целью разработки являлось создание наиболее совершенной установки, в конструкции которой были бы учтены все изменения, внесенные ранее в различные модификации установки М-13 и создание такой метательной установки, которую можно было бы изготавливать и собирать на стенде и в собранном виде устанавливать и собирать на шасси автомашины любой марки без большой переработки технической документации, как это имело место ранее. Цель была достигнута расчленением установки М-13 на отдельные узлы. Каждый узел рассматривался как самостоятельное изделие с присвоением ему индекса, после чего он мог быть использован как заимствованное изделие в любой установке.

При отработке узлов и деталей для нормализованной боевой установки БМ-13Н были получены:

  • увеличение сектора обстрела на 20%

  • уменьшение усилий на рукоятках механизмов наведения в полтора – два раза;

  • увеличение скорости вертикальной наводки в два раза;

  • увеличение живучести боевой установки за счет бронирования задней стенки кабины; бензобака и бензопровода;

  • увеличение устойчивости установки в походном положении введением опорного кронштейна для рассредоточения нагрузки на лонжероны автомашины;

  • увеличение эксплуатационной надежности агрегата (упрощение опорной балки, заднего моста и т.д.;

  • значительное сокращение объема сварочных работ, механической обработки, исключение гибки стержней фермы;

  • уменьшение веса установки на 250 кг, несмотря на введение брони на заднюю стенку кабины и бензобак;

  • сокращение производственного времени на изготовление установки за счет сборки артиллерийской части отдельно от шасси автомашины и монтажа установки на шасси автомашины с помощью крепежных хомутов, что позволило ликвидировать сверление отверстий в лонжеронах;

  • сокращение в несколько раз времени простаивания шасси автомашин, поступавших на завод под монтаж установки;

  • сокращение количества типоразмеров крепежа с 206 до 96, а также количества наименований деталей: в поворотной раме – с 56 до 29, в ферме с 43 до 29, в опорной раме – с 15 до 4 и т.д. Использование в конструкции установки нормализованных узлов и изделий позволило применить для сборки и монтажа установки высокопроизводительный поточный метод.

Studebaker

Метательная установка монтировалась на доработанном шасси грузового автомобиля серии Studebaker с колесной формулой 6×6, поставка которых осуществлялась по ленд-лизу. Нормализованная установки М-13Н была принята на вооружение Красной Армии в 1943 году. Установка стала основным образцом, применявшемся до конца Великой Отечественной войны. Также применялись и другие типы доработанных шасси грузовых автомобилей иностранных марок.

В конце 1942 году В.В. Аборенков предложил добавить два дополнительных штифта снаряду М-13 с целью его пуcка со сдвоенных направляющих. Для этой цели был изготовлен опытный образец, который представлял собой серийную установку М-13, у которой была заменена качающаяся часть (направляющие и ферма). Направляющая представляла собой две стальные полосы, поставленные на ребро, в каждой из них был простроган паз для ведущего штифта. Каждая пара полос крепилась напротив друг друга пазами в вертикальной плоскости. Проведенные полигонные испытания не дали ожидаемого улучшения кучности стрельбы и работы были прекращены.

В начале 1943 года специалисты СКБ провели работы по созданию установок с нормализованной метательной установкой установки М-13 на доработанных шасси грузовых автомобилей Chevrolet и ЗИС-6. В течение января – мая 1943 года был изготовлен опытный образец на доработанном шасси грузового автомобиля Chevrolet и проведены его полигонные испытания. Установки были приняты на вооружение Красной Армии. Однако, из-за наличия в достаточном количестве шасси этих марок в серийное производство они не пошли.

В 1944 году специалисты СКБ разработали установку М-13 на бронированном доработанном под монтаж метательной установки шасси автомашины “ЗИС-6” для пуска снарядов М-13. Для этой цели нормализованные направляющие типа “балка” установки М-13Н были укорочены до 2,5 метров и собраны в пакет на двух лонжеронах. Ферма была выполнена укороченной из труб в виде пирамидального каркаса, опрокинутого вершиной вниз, служила в основном опорой для крепления винта подъемного механизма. Изменение угла возвышения пакета направляющих производилось из кабины с помощью маховичков и карданного валика механизма вертикального наведения. Был изготовлен опытный образец. Однако от веса брони передняя ось и рессоры автомашины ЗИС-6 оказались перегружены, вследствие чего дальнейшие работы по установке были прекращены.

В конце 1943 – начале 1944 годов перед специалистами СКБ и разработчиками реактивных снарядов был поставлен вопрос об улучшении кучности стрельбы снарядов калибра 132 мм. Для придания вращательного движения конструкторы ввели в конструкцию снаряда тангенциальные отверстия по диаметру головного рабочего пояска. Такое же решение было использовано и в конструкции штатного снаряда М-31, и предлагалось для снаряда М-8. В результате этого показатель кучности повысился, но произошло снижение показателя по дальности полета. По сравнению со штатным снарядом М-13, дальность полета которого составляла 8470 м, дальность нового снаряда, получившего индекс М-13УК, составляла 7900 м. Несмотря на это снаряд был принят на вооружение Красной Армии.

В тот же период специалистами НИИ-1 (Ведущий конструктор Бессонов В.Г.) был разработан и затем проходил испытания снаряд М-13ДД. Снаряд обладал лучшим показателем по кучности, но им нельзя был стрелять со штатных установок М-13, так как снаряд имел вращательное движение и при пуске с обычных штатных направляющих разрушал их, отрывая от них накладки. В меньшей степени это имело место и при пуске снарядов М-13УК. Снаряд М-13ДД был принят на вооружение Красной Армии в конце войны. Массовое производство снаряда не было организовано.

Одновременно с этим специалисты СКБ начали поисковые конструкторские проработки и экспериментальные работы по улучшению кучности стрельбы реактивными снарядами М-13 и М-8 за счет отработки направляющих. В основу был положен новый принцип пуска реактивных снарядов и обеспечения достаточной прочности их для стрельбы снарядами М-13ДД и М-20. Поскольку придание вращения оперенным реактивным неуправляемым снарядам на начальном отрезке траектории их полета улучшало кучность, то родилась идея придания вращения снарядам на направляющих без сверления тангенциальных отверстий в снарядах, потребляющих часть мощности двигателя на вращение их и уменьшающих за этот счет дальность их полета. Эта идея привела к созданию спиральных направляющих. Конструкция спиральной направляющей приобрела форму ствола, образованного четырьмя спиральными прутками, из которых три – гладкие стальные трубы, а четвертый, ведущий – из стального квадрата с выбранными пазами, образующими Н-образный профиль сечения. Прутки приваривались к лапкам кольцевых обойм. В казенной части находились замок для удерживания снаряда в направляющей и электроконтакты. Была создана специальная оснастка для гибки прутков направляющей по спирали, имеющих по своей длине различные углы закручивания и сварки направляющих стволов. Вначале установка имела 12 направляющих, связанных жестко в четыре кассеты (по три направляющих в кассете). Были разработаны и изготовлены опытные образцы 12-зарядной установки М-13-СН. Однако ходовые испытания показали, что шасси автомашины перегружено, и было принято решение о снятии с установки двух направляющих с верхних кассет. Метательная установка была смонтирована на доработанном шасси грузового автомобиля Studebeker повышенной проходимости. Она состояла из комплекта направляющих, фермы, поворотной рамы, подрамника, прицела, механизмов вертикального и горизонтального наведения, электрооборудования. Кроме кассет с направляющими и фермы, все остальные узлы были унифицированы с соответствующими узлами боевой нормализованной установки М-13Н. С помощью установки М-13-СН было возможно осуществлять запуск снарядами М-13, М-13УК, М-20 и М-13ДД калибра 132 мм. Были получены значительно лучшие показатели по кучности стрельбы: снарядами М-13 – в 3,2 раза, М-13УК – в 1,1 раза, М-20 — в 3,3 раза, М-13ДД – в 1,47 раза). При улучшении кучности стрельбы реактивными снарядами М-13 дальность полета не уменьшилась, как это имело место при стрельбе снарядами М-13УК с установок М-13, имевших направляющие типа “балка”. Отпала необходимость в изготовлении снарядов М-13УК, усложненных за счет сверлений в корпусе двигателей. Установка М-13-СН была проще, менее трудоемка и дешевле в изготовлении. Отпал целый ряд трудоемких станочных работ: строжка длинных направляющих, сверление большого количества заклепочных отверстий, приклепка накладок к направляющим, обточка, калибровка, изготовление и нарезка резьбы лонжеронов и гаек к ним, сложная механическая обработка замков и замковых коробок и т.п. Опытные образцы были изготовлены на московском заводе “Компрессор” (№733) и были подвергнуты полигонным и ходовым испытаниям, закончившимся с хорошими результатами. После окончания войны установка М-13-СН в 1945 году прошла войсковые испытания с хорошими результатами. В связи с тем, что предстояла модернизация снарядов типа М-13, установка не была принята на вооружение. После серии 1946 года на основании приказа НКОМ №27 от 24.10.1946 года установка была снята с производства. Однако, в 1950 году выпускалось Краткое руководство по боевой машине БМ-13-СН

ЗИС-151

После окончания Великой Отечественной войны одним из направлений развития реактивной артиллерии стало использование метательных установок, разработанных во время войны для монтажа на доработанных типах шасси отечественного производства. Несколько вариантов были созданы на основе установки М-13Н на доработанных шасси грузовых автомобилей ЗИС-151, ЗИЛ-151, ЗИЛ-157, ЗИЛ-131.

ЗИЛ-151

Установки типа М-13 после войны экспортировались в разные страны. Одной из них был Китай (военный парад по случаю Национального Дня 1956 года, прошедший в Бейдзине (Пекине).

ЗИЛ-157

В 1959 году, при проведении работ по снаряду для будущей Полевой реактивной системы М-21, разработчики интересовались вопросом технической документации на производство РОФС М-13. Вот что было написано в письме заместителю директора по научной части НИИ-147 (ныне ФГУП «ГНПП «Сплав» (г. Тула), за подписью главного инженера завода №63 ССНХ Топорова (Государственный завод №63 Свердловского Совнархоза, 22.VII.1959 №1959с): «На Ваш запрос за №3265 от 3/УII-59г. о высылке техдокументации по производству РОФС М-13 сообщаю, что в настоящее время завод это изделие не выпускает, с технической же документации гриф секретности снят.

ЗИЛ-131

На заводе имеются устаревшие кальки технологического процесса механической обработки изделия. Другой документации завод не имеет.

В связи с загруженностью светокопировального аппарата альбом техпроцессов будет Вам отсинен и отправлен не ранее как через месяц».

Вообще, во время второй мировой, на вооружении советской армии было очень много реактивных снарядов. Самые известные из них – М-13, именно их устанавливали на первые «Катюши». Не будем перечислять их все, а остановимся на М-20 и М-30 ибо именно эти реактивные снаряды считаются началом тяжелой реактивной артиллерии.

М-13 для своего времени, конечно, были хороши! Неожиданные и массовые обстрелы вызывали в немецких рядах жуткий срач и так далее, но, для полноценных наступательных действий М-13 мало подходили из-за слабого урона. Уничтожать надо было как тяжелую технику, так и укрепления противника. Где-то к середине сорок второго года на вооружение советской армии поступили М-20, боевая часть которых была в три с половиной раза мощнее, чем у М-13. Очень скоро на вооружение поставили и М-30 – в шесть раз мощнее, чем М-13.

М-20 с лёгкостью прикрутили к «Катюше», но из-за чуть больших размеров, эти реактивные снаряды приходилось запускать в один ряд, а не в два, как М-13. А вот под М-30 направляющие никак переделать не удавалось (стоит заметить, что их таки присобачили к Катюше, но только 44-ом году). По сему, для запуска М-30 поставили пусковые станки, с простенькой системой регулировки угла наклона…

На такой станок, прямо в заводской упаковочной таре, укладывали сначала четыре, а потом и восемь М-30. Залп производился при помощи обычной электрической сапёрной машинки, причём, как правило, в цепь включали несколько станков. Одновременность запуска обеспечивала сложение ударных импульсов, что многократно усиливало эффект, по сравнению с отдельными пусками.

И вот, из-за обычного и вполне понятного нежелания конечных пользователей читать документацию (если точнее, то мануалы просто расходились на самокрутки), на полях сражений частенько случалось следующее. Во время подготовки к запуску частенько забывали убрать распорки, удерживающие снаряд в деревянном ящике (заводской упаковке) при транспортировке. Если распорки не снимали, то вся эта ху#т@ стартовала вместе с ящиком, а бывали случаи, что и вместе со станком!

Такая конструкция имела размеры примерно 1,5 на 2 метра, что и приводило к разговорам в рядах немцев о том, что русские совсем @х*ели и стреляют по ним сараями!

wiki.worldweapons.ru

Электронная вычислительная машина М-13.

Главная  → История отечественной вычислительной техники  → Электронная вычислительная машина М-13

Ю.В. Рогачев.

  1. Главный конструктор — М. А. Карцев; заместители главного конструктора: Л. В. Иванов, А. Ю. Карасик, А. А. Крупский, Л. Я. Миллер, Ю. В. Рогачев, Е. И. Цибуль, Р. П. Шидловский; ведущие разработчики: Л. Д. Баранов, М. С. Белков, В. А. Брик, В. М. Емелин, В. М. Златников, Ю. Н. Мельник, Г. Н. Пусенков, А. В. Слепенков и др.
  2. Организация-разработчик: Научно-исследовательский институт вычислительных комплексов (НИИВК).
  3. Завод-изготовитель — Загорский электромеханический завод Министерства радиопромышленности СССР.
  4. Год окончания разработки: 1982.
  5. Год начала выпуска: 1985.
  6. Число выпущенных машин — около 20 комплектов.

Область применения

Построение вычислительных комплексов для управления сложными системами и обработки их информации в реальном масштабе времени.

Описание машины

ЭВМ М-13 предусматривает три базовые модели, а также ряд их модификаций, различающихся комплектностью устройств специализированной процессорной части, дополнительных внешних устройств и др. Системы и устройства М-13 созданы на единой элементной, конструктивной и технологической базе, объединяются общими структурными решениями и относятся к четвертому поколению вычислительных средств. Все модели строятся по модульному принципу, используя одну и ту же номенклатуру элементов, ячеек и блоков.

Программная совместимость систем М-13 обусловливается единым для всех моделей (исполнений) машинным языком и единым математическим обеспечением, содержащим режим работы в идеальном масштабе времени, диалоговый режим разделения времени с предоставлением мониторов для создания, трансляции и отладки программ на машинно-ориентированных (АВТОКОД М-13), проблемно-ориентированных (АЛГОЛ-60, ФОРТРАН, КОБОЛ) и универсальных (АЛГОЛ-68) языках.

Машина представляет собой многопроцессорную систему, включающую центральную процессорную часть, аппаратные средства поддержки операционной системы, абонентское сопряжение и специализированную процессорную часть.

Центральная процессорная часть, предназначенная для основных вычислений, содержит арифметические процессоры (АЛУ), устройства внутренней памяти (ОПГ, ППГ, ОПП), центральное устройство управления (ЦУУ), центральное устройство редактирования (ЦУР) и мультиплексный канал (МПК).

АЛУ — векторное арифметико-логическое устройство. Оперирует с числами с фиксированной и плавающей запятой. В зависимости от исполнения в состав ЭВМ М-13 может входить один, два или четыре шкафа АЛУ. Один шкаф включает четыре процессора. Каждый процессор производит операции над одной, двумя или четырьмя парами соответственно 32-, 16- или 8-разрядных операндов.

ЦУУ — центральное устройство управления осуществляет синхронное управление центральной процессорной частью за счет опережающего чтения группы последовательных команд программы с последующей аппаратной поддержкой их параллельного выполнения. ЦУУ содержит булевский процессор для управления потоками команд и для маскирования при векторной обработке, а также процессор АМ (адресный модификатор) с производительностью 3 млн. оп./с для управления адресным пространством.

ЦУР — центральное устройство редактирования производит уплотнение массивов под маской с целью исключения пробелов, которые появляются в процессе параллельной обработки.

МПК — мультиплексный канал представляет собой систему, состоящую из канального процессора — интерпретатора канальных программ (ИПК) и главного канала — мультиплексора данных. ИПК предназначен для аппаратно-программной поддержки операционной системы при выполнении операций ввода-вывода, обеспечения виртуальной адресации при вводе-выводе и при обработки прерываний от сопрягающих процессоров УАС. Главный канал предназначен для обеспечения независимого и параллельного информационного обмена сопрягающих процессоров с внутренней памятью ЭВМ. Процессор МПК обеспечивает работу в разделении времени 128 подканалов.

Аппаратные средства поддержки операционной системы включают центральный управляющий процессор (ЦУП) и устройство управления кодовыми шинами (УКШ).

ЦУП представляет собой мини-ЭВМ, система команд которой в основном совпадает с ситемой команд центрального процессора. На ЦУП выполняются следующие функции операционной системы: переключение процессов, обработка прерываний, организация вычислений в реальном масштабе времени на центральном процессоре, мультиплексном канале, специализированном устройстве и устройстве управления кодовыми шинами. Кроме того, ЦУП принимает и обрабатывает сигналы об ошибках от всех устройств ЭВМ и реагирует на сигналы от центрального пульта управления, организуя диалог оператора с ЭВМ М-13. ЦУП связан управляющими интерфейсами со всеми процессорами машины.

УКШ содержит таблицы трехуровневой виртуальной (математической) памяти. Связывает широкоформатными шинами все устройства машины с внутренней памятью.

Устройство абонентского сопряжения (УАС) содержит программируемые сопрягающие процессоры, которые позволяют подключать как стандартные периферийные устройства, так и специализированные, входящие в состав управляемых объектов.

Специализированная процессорная часть включает процессор когеррентной обработки (ПКО), контроллер технического управления (КТУ) и управляющую память гипотез (УПГ).

ПКО представляет собой векторно-конвейерный вычислитель. В нем используется программно-управляемая глубококонвейерная архитектура устройства двухточечного преобразования, основу которого определяет узел для выполнения базовой операции быстрого преобразования Фурье. Применение этой базовой операции позволило на том же оборудовании выполнять также многие другие операции, необходимые в алгоритмах цифровой обработки сигналов: вычисление максимального значения в массиве, сравнение массива с пороговым значением, вычисление суммы произведения массивов, вычисление корреляционных матриц и др. ПКО производит аппаратное умножение двух комплексных чисел. В одном шкафу четыре процессора. Эквивалентная производительность одного шкафа 120 млн. оп./с. Допускается комплектация от одного до двадцати шкафов.

КТУ предназначено для сопряжения специализированной и центральной процессорных частей, а также для диспетчеризации различных групп ПКО.

УПГ — специализированное многопортовое запоминающее устройство.

Технические характеристики ЭВМ М-13:

Центральная процессорная часть:

Быстродействие, млн. оп./c — 12, 24, 48

Емкость внутренней памяти, Мб — 8,5; 17; 34; в том числе:

  • ОПГ (1-й уровень), Мб — 0,25; 0,5; 1,0
  • ППГ, Мб — 0,25; 0,5; 1,0
  • ОПП (2-й уровень), Мб — 8,0; 16; 32

Суммарная пропускная способность центрального коммутатора, Мб — 800, 1600, 3200

Пропускная способность мультиплексного канала, Мб/с — 40, 70, 100

Абонентское сопряжение:

  • число сопрягающих процессоров — 8, 16, …, 128
  • максимальное быстродействие, млн. оп./c — 350

Специализированная процессорная часть:

  • пропускная способность контроллера технического управления, Мб/с — 50, 100, 200
  • емкость управляющей памяти гипотез, Мб — 4, 8, …, 128
  • максимальное эквивалентное быстродействие, млрд. оп./c: 2,4

Внешняя память, Мб:

  • на сменных магнитных дисках, — 200
  • на магнитной ленте, — 42

Состав ЭВМ М-13

Возможные комплекты шкафов

  • АЛУ — 1, 2, 4
  • ОПГ — 4, 8, 16
  • ППГ — 2, 4, 8
  • ОПП — 1, 2, 4
  • ЦУУ — 2, 2, 2
  • ЦУР — 2, 2, 2
  • МПК — 1, 1, 1
  • ЦУП — 1, 1, 1
  • УКШ — 1, 1, 1
  • УАС — 1, 2, …, 16
  • КТУ — 1, 1, 1
  • УПГ — 1, 2, …, 32
  • ПКО — 1, 2, … 20

Элементная база и конструктивные решения

В ЭВМ М-13 собраны наиболее прогрессивные технические решения, ориентированные исключительно на уровень, достигнутый отечественной промышленностью в 1978 г. В логических узлах М-13 используются микросхемы типа ТТЛ серий 133, 130, 530, для запоминающих устройств — микросхемы полупроводниковой памяти широкого применения.

Конструктивные единицы ЭВМ М-13 — ячейка, блок, секция, шкаф.

Ячейка содержит многослойную печатную плату размером 170ґ240 мм, прикрепленную к металлической раме с направляющими для установки в блок. Рама изготовлена из сплава АЛ-2 литьем под давлением. Технические характеристики платы следующие: общее число слоев — 9, число сигнальных слоев — 4, число отверстий сквозной металлизации — 1500, шаг трассировки — 1,25 мм.

Блок представляет собой металлический каркас размером 220ґ115ґ320 мм, собранный из деталей, изготовленных литьем под давлением, и закрепленную в задней части каркаса объединительную многослойную печатную плату с разъемами для подсоединения ячеек. В каждом блоке размещается шесть ячеек.

Шкаф содержит 12 секций по четыре блока. Габариты шкафа 1200ґ1930ґ550 мм.

При монтаже машины на местах эксплуатации шкафы объединяются в модули (не более восьми шкафов в каждом). При этом два базовых модуля имеют постоянный состав, а остальные укомплектовываются в зависимости от заданной комплементации.

Программное обеспечение.

Операционная система:

  • реальный масштаб времени (РМВ), режим разделения времени (РВ), пакетная обработка;
  • 4 задания РМВ, 26 заданий РВ;
  • многосеансовое выполнение до 250 заданий.
  • устранение последствий сбоев и резервирование.

Система программирования и отладки:

  • ассемблеры, Т-язык;
  • алгоритмический язык высокого уровня, ориентированный на векторные вычисления;
  • интерактивный режим отладки заданий РВ и РМВ в понятиях используемого языка.

А также — файловая система, система документирования, библиотека типовых программ, система технического обслуживания.

Технико-эксплутационные характеристики

  • Занимаемая площадь (на каждый модуль из восьми шкафов) — 20 кв. м.
  • Потребляемая мощность от сети 400 Гц, 220 В (на каждый модуль) — 25 кВт
  • Среднее время безотказной работы: по Т3 — 60 ч., по результатам эксплуатации — 200 ч.

Отзывы пользователей

“…ЭВМ М-13… — преемник ЭВМ М-10. В общих чертах переход от архитектуры ЭВМ М-10 к архитектуре ЭВМ М-13 состоит в том, что был исключен параллелизм на уровне команд и при этом, дополнительно к распараллеливанию, была введена конвейеризация на уровне данных… Эта машина является первой отечественной векторно-конвейерной ЭВМ…”

Головкин Б. А. Эволюция параллельных архитектур и машины серии М.
Вопросы радиоэлектроники сер. ЭВТ, 1993, вып. 2, с. 18.

Литература

  1. Сборник “Вопросы радиоэлектроники” сер. ЭВТ, 1990, вып. 10; 1991, вып. 16.

Статьи об ЭВМ М-13 

www.computer-museum.ru

ЭВМ М-13.

Главная  → Книги и компьютерная пресса  → Вычислительная техника от М-1 до М-13. (1950 — 1991).  → ЭВМ М-13

Ю.В. Рогачев

К концу 1977 года уже стало ясно, что идея многопроцессорных вычислительных машин стала реальностью, а машины М-10 подтвердили ее широкие возможности. Работая над проектом вычислительной машины нового, четвертого поколения, М.А.Карцев опирался на опыт создания ЭВМ М-10 и вычислительных комплексов на ее основе. Этот опыт показывал, что структура новой машины должна быть более гибкой в организации вычислительных систем и в части комплексирования, и в части производительности, и в части сопряжения с источниками обрабатываемой информации. Такую задачу поставил перед собой М.А.Карцев, приступая к теоретической проработке вопросов построения серии программно-совместимых многопроцессорных вычислительных систем М-13. К этим работам он привлекал ведущих специалистов института — ученых, инженеров, конструкторов, программистов. В результате были выработаны основные принципы решения поставленной задачи.

Проект ЭВМ М-13 предусматривал три базовые модели: М-13/10 (малая модель), М-13/20 (средняя модель), М-13/30 (большая модель), а также ряд их модификаций, различающихся комплектностью устройств памяти, дополнительных внешних устройств и др. Системы и устройства М-13 создавались на единой элементной, конструктивной и технологической базе, объединялись общими структурными решениями и относились к 4-му поколению вычислительных средств. Все модели строились по модульному  принципу,  используя  одну и ту же номенклатуру элементов,  ячеек и блоков. Переход от малой модели к средней и большой ведется путем увеличения количества конструктивно самостоятельных единиц устройств (модулей).

Программная совместимость систем М-13 обуславливается единым для всех моделей (исполнений) машинным языком и единым математическим обеспечением, содержащим режим работы в реальном масштабе времени, диалоговый режим разделения времени с предоставлением мониторов для создания, трансляции и отладки программ на машинно-ориентированных (АВТОКОД М-13), проблемно-ориентированных (АЛГОЛ-60, ФОРТРАН, КОБОЛ) и универсальных (АЛГОЛ-68) языках.

В части элементной, конструктивной и технологической базы системы М-13 используют наиболее прогрессивные технические решения, но при этом ориентированные исключительно на уровень, достигнутый отечественной промышленностью в 1978 году. В логических узлах М-13 используются микросхемы типа ТТЛ серий 133, 130, 530. Для запоминающих устройств используются микросхемы полупроводниковой памяти широкого применения.

ЭВМ М-13 представляет собой многопроцессорную систему, в которой каждый процессор ориентирован на выполнение определенных функций. Центральная процес­сорная часть, предназначенная для основных вычислений, содержит арифметические процессоры и процессор мультиплексного канала, аппаратные средства поддержки операционной системы содержат центральный  управляющий процессор,  абонентская система  —  программируемые  сопрягающие процессоры. Эффективная производительность ЭВМ М-13 — от 10 до 50 млн оп/с. в зависимости от исполнения.

С такими предложениями М.А.Карцев вышел к руководству Министерства радиопромышленности.

В 1979 году приказом министра П.С.Плешакова разработка ЭВМ М-13 была включена в план работы НИИВК. Этим же приказом была определена кооперация заводов-изготовителей ЭВМ М-13: Днепровский машиностроительный завод (ДМЗ) — головной, Южный радиозавод (ЮРЗ, Желтые Воды) — изготовитель МПП и ячеек, опытный завод НИИДАР (Москва) — изготовитель экспериментального образца. В таких условиях коллектив приступил к разработке конструкторской документации.

В 1980 году вышло постановление Правительства о создании радиолокационной станции нового поколения «Дарьял-У» (главный конструктор А.А.Васильев). Для этой РЛС институту поручалась разработка вычислительного комплекса с использованием ЭВМ М-13. Главным конструктором утверждался М.А.Карцев. Был определен и состав заместителей главного конструктора: Ю.В.Рогачев, Л.Я.Миллер, А.Ю.Карасик, Л.В.Иванов, Р.П.Шидловский,  А.А. Крупский, Е.И.Цибуль. Техническим заданием на вычислительный комплекс дополнительно к ЭВМ М-13 предусматривалась разработка специального процессора для цифровой обработки сигналов — процессора обработки функций (ПОФ). М.А.Карцев принял решение включить этот процессор непосредственно в состав ЭВМ М-13. Таким образом, к предложенной ранее структуре ЭВМ М-13 (центральная процессорная часть, аппаратные средства поддержки операционной системы и абонентское сопряжение) прибавилась специализированная процессорная часть.

С учетом этого в состав ЭВМ М-13 вошло 13 типов устройств и пульт управления.

АЛУ — векторное арифметико-логическое устройство. В зависимости от комплектации в состав М-13 могло входить  1, 2 или 4  шкафа  АЛУ.  Один шкаф содержал 4 процессора. Каждый процессор  производил операции над одной, двумя  или  четырьмя парами соответственно 32-, 16- или 8-разрядных операндов.  В АЛУ реализована система аппаратного контроля, автоматически обнаруживающая  любой  неисправный  блок. Разработчики  В.А.Брик, Ю.С.Гороховский, Р.И.Гуревич, Е.М.Качина, Е.Ю.Петров.

ОПГ — оперативная память главная. Разработчики А.А.Крупский, Н.Е.Георгиев, М.И.Чельдиев.

ППГ — постоянная память главная. Разработчики Р.П.Шидловский, С.А.Лебе­дев, Н.И.Коренев, Е.А.Брик, И.И.Вахновецкий, А.В.Мозгунов.

ОПП — полупроводниковая оперативная память второго уровня. Разработчики Л.В.Иванов, В.М.Емелин,  Р.П. Макарова, В.Г.Антонов.

ЦУР — центральное устройство редактирования. Производит уплотнение массивов под маской. Формирует однородные векторы информации. Разработчики М.С.Белков, Е.А.Братальский.

ЦУУ — центральное устройство управления. Содержит булевский процессор для управления потоками команд и для маскирования при векторной обработке, а также процессор АМ (адресный модификатор) с производительностью 3 млн. оп/с. для управления адресным пространством. Разработчики Б.Г.Маршалко, В.Н.Затогина, А.П.Смирнов,  Б.И. Калягин,  В.А.Зеленко, В.М.Кузьмин.

ЦУП — центральный управляющий процессор. Обеспечивает аппаратную поддержку операционной системы. Этот процессор связан управляющими интерфейсами со всеми процессорами машины. Разработчики Л.Д Баранов, В.В.Смирнов,  Р.А. Корнеев,  А.В.Коренев, В.П.Дороганов, Р.А.Сокол. Арифметическую часть этого устройства разрабатывали В.А.Брик, Ю.С.Гороховский.

УКШ — устройство управления кодовыми шинами. Содержит таблицы виртуальной (математической) памяти. Связывает широкоформатными шинами все устройства машины с внутренней памятью. Разработчики А.В.Слепенков, В.Н.Пахунов, К.Д.Андрущак. Общее руководство разработкой устройств ЦУУ, ЦУП и УКШ осуществлял Л.Я.Миллер.

УАС — устройство абонентского сопряжения. Содержит программируемые сопрягающие процессоры, которые позволяют подключать как стандартные устройства, так и специализированные, входящие в состав управляемых объектов. Разработчики С.М.Байков, А.А.Латышов, В.А.Кислинский.

МПК — мультиплексный канал. Процессор МПК обеспечивает работу в разделении времени  128  подканалов. Разработчики Ю.Н. Мельник, А.А.Латышов,  С.М.Байков, Н.Н.Дынин, Б.И.Бочин.

ПКО — процессор когерентной обработки. Представляет собой векторно-конвейерный вычислитель. Производит аппаратно умножение двух комплексных чисел. В одном шкафу 4 процессора. Эквивалентная производительность одного шкафа 120 млн. оп/с. Разработчики В.М.Златников, В.И.Парфенков, И.Б.Семенов, Ю.В.Кутынин, Е.Г.Катковская, Е.Ф.Сыроватский.

КТУ — контроллер технического управления. Разработчики Б.И.Слипченко, А.И.Левнев, В.Федорова, Н.Л.Аулова, В.Г.Черных.

УПГ — управляющая память гипотез. Разработчики Ю.Б.Левин, Н.В.Георгиев.

Для обработки информации и управления радиолокационной станцией «Дарьял-У» строился на базе ЭВМ М-13 вычислительный комплекс 4МПО, в состав которого кроме машины входило устройство электрического сопряжения УЭС (разработчики Б.Л.Квин, Ю.Б.Ракитянский, С.Н.Чекмарев, Т.А.Чернова).

Ход согласования и передачи КД  устройств заводам-изготовителям  показан в таблице 3.

Таблица 3

В это же время разрабатывался еще один вычислительный комплекс — ВК 33К6, предназначавшийся для системы скоростной и высокодостоверной передачи данных главного конструктора В.И.Шварцмана. ВК 33К6 включал в свой состав два типа устройств (ПС и УЗК) и пульт управления. Все устройства этого комплекса строились на элементной, конструктивной и технологической базе ЭВМ М-13. (Из-за отсутствия завода-изготовителя ВК 33К6 производством освоен не был).

При разработке конструкторской документации широко использовались вычислительные средства, в том числе и моделирующий стенд института. Размещение комплектующих элементов на плате, разводка монтажных соединений в многослойных печатных платах ячеек и блоков, определение координат сквозных отверстий выполнялись на ЭВМ. Машинные носители в виде перфолент передавались операторам электрокоординатографов для изготовления ФОС и на заводы-изготовители — для обеспечения работы станков с программным управлением при изготовлении МПП. На ЭВМ разрабатывались диагностические и контрольные тесты, программы контроля монтажа и др. Все это в значительной степени ускорило разработку и согласование конструкторской документации, и передачу ее заводам-изготовителям.

Уже в начале 1980 года заводы имели возможность начинать подготовку производства: документация на все типовые конструкции вместе с полным комплектом КД на ряд устройств была согласована с представителями заводов, и учтенные экземпляры синекопий переданы этим заводам. Опытный завод НИИДАР в первой половине 1980 года приступил к изготовлению устройств ЭВМ М-13 для экспериментального образца. На Днепровском машиностроительном и Южном радиозаводе по настоящему к производству ЭВМ М-13 не приступили ни в 1981, ни в 1982, ни в 1983 году.

Трудной позицией в организации производства ячеек и блоков ЭВМ М-13 оказалось изготовление фотооригиналов на стекле (ФОС) рисунков слоев многослойных печатных плат. На заводах ЦНПО «Вымпел» ощущался недостаток электрокоординатографов, поэтому руководство Объединения возлагало изготовление ФОСов на разработчиков аппаратуры. А в НИИВК на начальном этапе разработки вообще не было электрокоординатографов (наряды на их приобретение выделялись централизованно через ЦНПО «Вымпел»). Только к концу  1980 года институт смог получить один экземпляр и начать выпуск и поставку ФОС Опытному заводу НИИДАР. Руководство Объединения подключило к изготовлению ФОСов для М-13 ряд своих предприятий. Ход  изготовления и передача их заводу строго контролировались руководством Объединения: еженедельно генеральный директор лично проводил диспетчерские совещания. В 1981-1982 годах Опытному заводу были переданы все фотооригиналы. По мере изготовления ячеек и блоков экспериментального образца фотооригиналы переправлялись на Южный радиозавод в город Желтые Воды для серийного производства. Однако там они пролежали практически без движения: производство на этом заводе так и не началось.

К концу 1982 года ОЗ НИИДАР изготовил и поставил институту полностью укомплектованное ячейками и блоками устройство ОПП, а также 9 шкафов и целый ряд блоков с ячейками других устройств. Все это показывало, что конструкторская документация обеспечивает все этапы изготовления и принципиальных трудностей не вызывает. А в феврале 1983 года, когда устройство ОПП успешно выдержало испытания по техническим условиям, стало ясно, что не возникнет особых трудностей и с настройкой устройств.

Однако ни результаты работы Опытного завода, ни приближающиеся сроки поставок ЭВМ М-13 на объект для РЛС «Дарьял-У» не заставили руководителей ДМЗ и ЮРЗ приступить к изготовлению машины. Не смогло заставить эти заводы начать производство ЭВМ М-13 и руководство ЦНПО «Вымпел». Стремясь как-то оправдать свое бессилие, руководство Объединения решило отыграться на разработчиках машины, объявив в марте 1983 года на балансовой комиссии работу НИИВК неудовлетворительной. Причем выражено это было в некорректной форме, без указания причин и конкретных фактов, объясняющих такое решение. Особенно непорядочно повел себя в этом вопросе заместитель генерального директора В.В.Сычев. Всего за несколько дней до балансовой комиссии, знакомясь с результатами испытаний по ТУ устройства ОПП экспериментального образца ЭВМ М-13, он давал положительную оценку работам института и по машине М-13 и по вычислительному комплексу 63И6 в составе РЛС «Дарьял», на которой в это время завершались Государственные испытания. И именно В.В.Сычев на балансовой комиссии объявил негативную оценку работы НИИВК.

М.А.Карцева, человека в высшей степени порядочного и интеллигентного, такое лицемерие повергло в шок. Он сразу же заявил генеральному директору ЦНПО «Вымпел» Ю.Н.Аксенову, что не сможет дальше работать под таким руководством. Чувство несправедливости по отношению к коллективу НИИВК явилось дополнительной нагрузкой на сердце и сильно отразилось на здоровье М.А.Карцева. Его сильно тревожило положение с запуском в производство серийных образцов ЭВМ М-13 на заводах ЦНПО «Вымпел»: поведение руководства Объединения ничего положительного в этом направлении не обещало.

Не прояснило вопрос с изготовлением машины и совещание о ходе работ по созданию РЛС  «Дарьял-У», которое в середине апреля проводил в Радиотехническом институте заместитель Министра радиопромышленности О.А.Лосев. Говорилось о трудностях производства аппаратуры станции, особенно подчеркивалось трудное положение с изготовлением ЭВМ М-13. Однако наше предложение отбросить амбиции и просить Министра подключить к изготовлению М-13 Загорский электромеханический завод было отвергнуто. В то же время, директора заводов ЦНПО «Вымпел» твердых обещаний приступить к изготовлению машины не давали.

Странным на этом совещании было выступление технолога ЦНПО «Вымпел» В.Г.Курбакова, который говорил не о вопросах технологии изготовления, а подверг критике технические решения главного конструктора по архитектуре машины, поставив под сомнение работоспособность и эксплуатационные характеристики ЭВМ М-13. Кому потребовалось подстроить это выступление, как мог абсолютно не владеющий знаниями в вычислительной технике человек на совещании такого уровня выступить с подобным заявлением, осталось загадкой. Кроме главного конструктора РЛС «Дарьял-У» А.А.Васильева, который назвал это выступление надуманным и не соответствующим действительности, никто не остановил зарвавшегося «специалиста» — ни руководство Объединения, ни заместитель Министра.

Это уже было последней каплей, переполнившей чашу терпения: М.А.Карцев заявил О.А.Лосеву о своем твердом решении поставить перед Министром радиопромышленности П.С.Плешаковым вопрос о переводе  НИИВК  из ЦНПО «Вымпел» в 8-е ГУ МРП.

В порядке предварительного согласования этого вопроса 19 апреля 1983 года М.А.Карцев пригласил в институт  заместителя Министра радиопромышленности Н.В.Горшкова, курирующего в МРП вычислительную технику, главного инженера 8 ГУ, в ведении которого были научные и производственные предприятия вычислительной техники, в том числе и Загорский электромеханический завод. М.А.Карцев ознакомил их с ЭВМ М-13 — ее конструкцией, элементной базой, технологией изготовле­ния и ходом настройки устройств экспериментального образца. В состоявшейся затем беседе Михаил Александрович просил поддержать его предложение о переводе НИИВК в 8-е главное управление МРП и передачу изготовления ЭВМ М-13 Загорскому электромеханическому заводу. Согласие было получено.

Но было уже поздно: через четыре дня, 23 апреля 1983 года М.А.Карцева не стало. Сердце, которое уже однажды перенесло обширный инфаркт, не выдержало морального и физического напряжения последних месяцев. Он умер мгновенно, в пути: проехав за рулем собственной автомашины через всю Москву от улицы Островитянова до конца Ленинградского проспекта. В районе станции метро «Сокол» почувствовал себя плохо, припарковал машину и… потерял сознание. Прибывшие  врачи скорой помощи констатировали смерть. Острая сердечная недостаточность…

Коллектив тяжело переживал  невозвратную утрату.  Все сознавали,  что ушел из жизни Человек, Учитель, Руководитель, Друг.

Понимая, какая огромная ответственность за судьбу коллектива ложится на меня, я на совещании с ведущими сотрудниками института — Л.М.Амлинским, В.Н.Зениным, Л.В.Ивановым, А.А.Крупским,  Л.Я.Миллером, Е.И.Цибулем, Е.С.Шериховым, Р.П.Шидловским попросил их поддержки в твердом решении отстаивать на всех уровнях интересы коллектива института в продолжение курса, проводимого М.А.Карцевым. Это решение было всеми одобрено. Отмечалось, что лучшей памятью о М.А.Карцеве будет успешная реализация всех его начинаний и, самое главное, освоение серийным производством его последнего детища — ЭВМ М-13.

Твердая уверенность, что это возможно выполнить только при условии подключения к изготовлению  машины М-13 Загорского электромеханического завода и перевода НИИВК в Восьмое ГУ МРП, заставила меня снова  обратиться за советом к Н.В.Горшкову, напомнив о беседе 19 апреля, в которой я также принимал участие. Н.В.Горшков предложил подготовить проект приказа Министра о переводе НИИВК. Такой проект приказа был подготовлен, завизирован руководством 8-го ГУ и передан Н.В.Горшкову для представления П.С.Плешакову.

5 мая 1983 года заместитель министра О.А.Лосев решил обсудить с руководством ЦНПО «Вымпел» вопрос о положении в НИИВК. Был приглашен на это совещание и я. Руководство Объединения подготовило  для  обсуждения  два  варианта  проектов приказа о дальнейшей деятельности института, которые существенно меняли его статус. Первый вариант вообще лишал институт самостоятельности, включая его коллектив в состав НТЦ ЦНПО «Вымпел». Я категорически отверг этот вариант. Второй вариант, наоборот, включал НТЦ в состав НИИВК, что, в сущности, означало то же самое, только при сохранении названия, так как приоритетной становилась тематика НТЦ. Было ясно, что тематика НИИВК переместится на второй план, а изменение названия — всего лишь дело времени.

Обсуждение этих проектов прервал телефонный звонок Министра. П.С.Плешаков просил О.А.Лосева зайти к нему для решения вопроса о НИИВК, сообщив, что с этим вопросом у него находится  Н.В.Горшков. (Значит, наш проект приказа П.С.Плешакову был представлен). Через некоторое время к Министру пригласили и нас. Н.В.Горшкова в кабинете Министра уже не было. Обращаясь ко мне, Петр Степанович сказал, что руководство Министерства назначает меня директором НИИВК, а институт сохраняет существующий статус и положение. Это означало, что не были приняты наши предложения о переходе в 8-е ГУ, но не были приняты и предложения ЦНПО «Вымпел».

И все же через некоторое время вопрос о переводе НИИВК в 8-е ГУ возник снова. На заседании Коллегии Министерства радиопромышленности в октябре 1983 года при обсуждении хода работ по созданию РЛС «Дарьял-У» мне удалось убедить членов Коллегии, что заводы ЦНПО «Вымпел» освоить серийное производство ЭВМ М-13, по крайней мере, в ближайшие годы, не смогут. Спасти положение может только ЗЭМЗ. После длительного и бурного обсуждения Коллегия приняла решение о производстве машины на Загорском электромеханическом заводе и о передаче НИИВК в 8-е ГУ МРП.

Однако реализация этого решения тормозилась со стороны некоторых руководителей ЦНПО «Вымпел». В частности, заместитель генерального директора В.В.Сычев пытался различными методами, в том числе и давлением на руководителей партийной и общественных организаций,  на научный актив НИИВК  (А.В.Садова, В.М.Емелина, Л.Я.Миллера  и  др.)  заставить руководство института отказаться от решения выйти из состава Объединения. И только вмешательство заместителя заведующего оборонным отделом ЦК КПСС В.И.Шимко положило конец волоките с переводом НИИВК в 8-е ГУ МРП. В конце ноября 1983 года этот перевод был  оформлен.

Решение вопросов организации работ по подготовке производства ЭВМ М-13 на Загорском электромеханическом заводе принципиальных трудностей не вызвало.  В деловой  обстановке  были  решены  вопросы согласования  и передачи конструкторской документации. Постоянное внимание вопросам  производства  этой  машины  уделяли директор завода В.А.Курочкин, главный инженер А.Г.Шишилов, начальник ОКБ  Ю.Н.Успенский. Большой вклад в  освоение серийного производства М-13 внесли А.Ф.Гурский, Л.И.Борисов, И.И.Наумов, В.Н.Пахомов, А.В.Двойных, Н.Г.Квашнин, Н.И.Жемерикин, Н.Н.Калинин, В.А.Мушников, А.Г.Мищенко, В.С.Мухтарулин, Н.И.Кулигин, Ю.Боев, Е.А.Лопатин, М.Ф.Немов, Н.Снетков. Руководство завода отказалось использовать ранее изготовленные в ЦНПО «Вымпел» ФОСы, а решило для гарантии качества МПП изготовить новый комплект непосредственно на своем оборудовании. Так просто решился вопрос, который в ЦНПО «Вымпел» был камнем преткновения и держал в течение двух лет в напряжении и институт, и ОКБ заводов, и руководство Объединения.

В январе 1984 года (таблица 3) ЗЭМЗ получил практически всю конструкторскую документацию, необходимую для запуска ЭВМ М-13 в производство. И уже к середине 1986 года НИИВК получил все устройства головного образца, изготовленные с приемкой Заказчика. Началась комплексная стыковка машины в целом, и к концу 1987 года головной образец ЭВМ М-13 успешно выдержал заводские испытания.

Всего полтора года потребовалось Загорскому электромеханическому заводу на подготовку и освоение производства ЭВМ М-13. Если бы ЗЭМЗ был определен заводом-изготовителем этой машины с самого начала!

Общий вид ЭВМ М-13

Первая серия ЭВМ М-13 предназначалась для вычислительного  комплекса 4МП0 первой радиолокационной станции «Дарьял-У». Выпуск серийных образцов машины начался в 1986 году. В течение 1986-1988 годов завод изготовил первую серию этих машин  и поставил их на объект (таблица 4).

Таблица 4

Там началась напряженная работа по вводу этих машин в эксплуатацию специалистами НИИВК и НПО «Гранит» (директор В.И.Курышев). Приходилось наверстывать упущенное время из-за задержки начала производства машин, совмещая комплексную настройку ЭВМ М-13, стыковку со станцией и отладку рабочих программ.

В 1991 году ЭВМ М-13 в составе объекта успешно выдержала Государственные испытания. В заключение комиссии отмечалось полное соответствие ее техническому заданию. Машина имеет модульное построение и допускает переменную комплектацию, способную оптимально обеспечить пользователю необходимые технические характеристики.

Центральная процессорная часть имеет три конфигурации и может обеспечивать производительность в зависимости от исполнения 12 млн., 24 млн. или 48. млн операций в секунду. При этом соответственно изменяется и объем внутренней памяти, и пропускная способность центрального коммутатора, и пропускная способность мультиплексного канала. Так объем внутренней памяти может составлять 8,5 Мбайт, 17 Мбайт или 34 Мбайт, пропускная способность центрального коммутатора 800, 1600 или 3200 Мбайт/с., пропускная способность мультиплексного канала 40, 70 или 100 Мбайт/с. Абонентское сопряжение и специализированная процессорная часть могут комплектоваться еще более гибко.

Стандартизованное электрическое сопряжение совместно  с  программируемым интерфейсом и широким диапазоном наращивания (от 4-х до 128-ми) сопрягающих процессоров обеспечивают возможность построения вычислительных комплексов без разработки специальных устройств сопряжения.

Специализированная процессорная часть, предназначенная для обработки больших массивов относительно малоразрядной информации (быстрое преобразование Фурье, вычисление корреляционных функций, сравнение с порогом, проверка гипотез и т.п.), имеет в качестве базовой операции произведение двух комплексных чисел (двухточечное преобразование Фурье). Специальный процессор выполняет эту базовую операцию за один машинный такт. Эквивалентное быстродействие специализированной процессорной части ЭВМ М-13 в максимальной комплектации при решении указанных выше задач может достигать 2,4 млрд. операций в секунду.

В качестве внешней памяти в машине М-13 используются накопители на магнитных дисках с суммарной емкостью 200 Мбайт и на магнитной ленте с суммарной емкостью 42 Мбайта.

Программное обеспечение машины М-13 содержит операционную систему, систему программирования и отладки, файловую систему, систему документирования, библиотеку типовых программ и др. Операционная система включает режим работы в реальном масштабе времени (4 задания РМВ), режим разделения времени (16 заданий РВ), многосеансовое выполнение до 256 заданий, устранение последствий сбоев и резервирование. В систему программирования и отладки входят ассемблеры, Т-язык, алгоритмический язык высокого уровня, ориентированный на векторные вычисления, интерактивный режим отладки заданий РВ и РМВ в понятиях используемого языка.

Оценивая вклад коллектива в развитие вычислительной техники, и отмечая его заслуги в создании вычислительных комплексов для системы предупреждения о ракетном нападении, Президиум Верховного Совета СССР в 1986 году наградил НИИВК орденом Трудового Красного знамени.

Вручая этот орден на торжественном собрании коллектива НИИВК, которое состоялось в Колонном зале Дома Союзов, Министр радиопромышленности П.С.Плешаков поздравил ученых, инженеров и техников института с высокой правительственной наградой и от своего имени поблагодарил коллектив за огромный вклад в дело развития вычислительной техники.

Вручение ордена

С высокой оценкой работы института выступил представитель Министерства обороны М.И.Ненашев, который на протяжении  тридцати лет постоянно следил за работами нашего коллектива в интересах системы предупреждения о ракетном нападении.

Научные и технические достижения НИИВК отмечались представителями многих коллективов — и изготовителей и пользователей вычислительных средств, создан­ных институтом. От имени ученых АН СССР научную значимость работ института отметил лауреат Нобелевской премии академик Н.Г.Басов.

Как директор института, принимая эту высокую награду, я от имени всего коллектива выразил признательность Президиуму Верховного Совета СССР, Советскому Правительству и руководству Министерства за высокую оценку нашего труда и заверил их, что коллектив НИИВК приложит все силы, знания и опыт для взятия новых более высоких рубежей в науке с тем, чтобы поставить ее достижения на  укрепление сил мира, прогресса и счастья всего человечества. 

Так был подведен итог 30-летней деятельности в развитии вычислительной техники и получил достойную оценку вклад коллектива НИИВК и его основателя Михаила Александровича Карцева в обеспечение системы предупреждения о ракетном нападении высокопроизводительными вычислительными машинами и комплексами.

Из книги Вычислительная техника от М-1 до М-13. (1950 — 1991). 1998 г.

www.computer-museum.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о