Немецкие фортификации времен Великой Отечественной » Военное обозрение

Немецкие фортификации времен Великой Отечественной

Эпилог
Прочитав статью «Германская передвижная огневая точка»,


я заинтересовался типами и конструкциями полевых фортификационных сооружений (ФС),
применявшихся гитлеровцами для обороны своих рубежей от Советских войск в дни Великой Отечественной войны (ВОВ).

Статья меня сильно раззадорила, я стал искать дополнительную информацию, нашел таковую, и, исходя из своих скромных возможностей — постарался создать краткий обзор эволюции форм полевого фортификационного оборудования (ФО) немецких войск.
По большому счету, это перепубликация редкого, на мой взгляд, материала… И мой дебют на «Военном обозрении».

Способы ФО местности немцами за годы за годы ВОВ видоизменялись в соответствии с общим ходом военных действий. Можно выделить четыре основных периода:

Первый период
Относится к началу войны, когда немцы, окрыленные временным успехом, полученным в результате использования преимуществ внезапности нападения, исходя из своей теории “Молниеносной войны”, не придавали значения вопросам укрепления местности.
Оборонительные мероприятия сводились в основном к созданию постов-застав вокруг населенных пунктов, железнодорожных станций и на узлах коммуникаций. В основном, эти мероприятия предназначались для охраны коммуникаций от возможных ударов наших войск и для борьбы с партизанами.

Второй период
Началом второго периода, в развитии полевых фортификационных форм немцев, можно считать разгром их войск под Москвой (зима 1941-1942 г.).
Познав мощные наступательные удары Советских войск, немцы стали больше уделять внимания вопросам укрепления местности.
От отдельных систем постов-застав они перешли к развитой системе опорных пунктов и узлов обороны.
Оборонительные рубежи представляли собой цепь усиленных узлов обороны и опорных пунктов, седлающих командные высоты, в большинстве своем группирующихся вокруг населенных пунктов и расположенных на расстоянии от 2 до 4 км друг от друга.
Промежутки заполнялись пулеметными и стрелковыми окопами и отдельными огневыми сооружениями.
Узлы обороны и опорные пункты немецкой обороны представляли собой 1-2 линии траншей и ходов сообщения, с подготовленными в большом количестве ячейками и площадками для всех видов огневых средств, наблюдательными пунктами, а также укрытиями, убежищами и блиндажами для солдат и офицеров.
Все опорные пункты связывались между собой хорошо разветвленной сетью дорог – радиальных и рокадных, обеспечивающих возможность широкого маневра и переброски резервов из глубины обороны.
Такая система построения обороны, с явно выраженными опорными пунктами и слабо защищаемыми промежутками, не могла противостоять мощным ударам Советской Армии с ее тактикой глубоких обходов и охватов.

Третий период
Характеризуется повсеместным переходом немцев к обороне (1943 г.).
Победа Советских войск в сражении на Курской дуге выбила у них последнюю ставку на успех наступательных операций. Свою оборону немцы строили на хорошо продуманной, четко организованной системе огня всех видов оружия, боевых порядков пехоты, располагаемых со сгущением на тактически важных командующих районах местности и на активных действиях резервов.

Инженерно-фортификационное обеспечение обороны в основном сводилось к обеспечению тактической живучести огневых средств, надежности системы огня, главным образом, перед передним краем и на флангах, укрытиями живой силы и материальной части, быстроты маневра резервами и вооружением.
Передний край рубежа, как правило, обеспечивался непрерывной траншеей наиболее богато оборудованной огневыми сооружениями, в виде простейших открытых огневых площадок.

За первой на тактически более важных направлениях располагались вторая, третья, а иногда даже и четвертая линия траншей.
Сгущенная система траншей, с оборудованием их разного рода фортификационными сооружениями, являлась в основном опорными пунктами.
Неукрепленных промежутков между опорными пунктами, как правило, не было.

Понятие опорного пункта, при укреплении местности немцами системой траншей, явилось в известной степени условным и жестко на местности не закрепленным, так как возможность легкого развития системы траншей на любом участке рубежа и быстрого занятия его тем или иным элементом боевого порядка, приводило к изменениям очертания опорного пункта и даже к смещению его по фронту и в глубину.
Новый опорный пункт при траншейной системе укрепления местности быстро мог быть создан там, где он потребуется, в связи с изменением боевой обстановки.
Препятствия разного рода применялись немцами преимущественно перед передним краем обороны, то есть устанавливались перед первой траншеей.

Четвертый период
Характерен отступлением немецких войск на всех фронтах, переходящим под нарастающими ударами Советской Армии в бегство.
В отношении фортификационного оборудования местности этот период характерен тем, что немцы пытались укрыться за крупными естественными преградами, за заблаговременно подготовленными валами и задержать наступление; они наскоро укрепляли высокие берега крупных рек, усиливали существующие долговременные рубежи.
Создать новые рубежи немцы в большей части уже не успевали.

Фортификационное оборудование местности проявляется во всем своем многообразии во время 3-го периода.
Именно тогда, (в 1943 г.) немцы наиболее широко применяли броневые пулеметные колпаки: «Крабы”.
Причем их применяли не только на Восточном фронте.
По крайней мере, один «Краб» был захвачен союзными войсками при освобождении Маунт Лунго (Mount Lungo), Италия, в 1944-м.

Пулеметный броневой колпак «MG — Panzernest» (Краб).
По определению союзников — «Мобильный металлический дот».
Массогабаритные характеристики MG — Panzernest:

Общая высота: 182 см
Макс. ширина: 152
Вес: 3 тонны

Доставка MG – Panzernest на передовую

Небольшой отрывок описывающий Изюм-Барвенковскую наступательную операцию:
«В июле 1943 года наш полк поддерживал 8-ю гвардейскую армию при форсировании реки Северский Донец в районе г. Изюм. Я, как начальник разведки полка следовал в первом эшелоне атакующих стрелковых подразделений, под огнем противника перебежал по штурмовому мостику реку.
Но противник открыл сильный огонь из пулеметов, укрытых на высоком правом берегу реки, наша пехота залегла. Кроме того, первая позиция обороны противника была плотно заминирована, а его авиация непрерывно бомбила наши боевые порядки.
Наша артиллерия вела огонь по пулеметным точкам, но они продолжали стрелять. Я заметил один хорошо укрытый пулемет.
Вызвал огонь одной из своих батарей. Разрывы легли точно, пулемет замолчал, но вскоре снова открыл бешеный огонь.
Я вновь повторил огонь. Вместе с пехотой я перебежками продвигался вперед. Вышли к этим пулеметным точкам. Это оказались бронеколпаки, зарытые в землю. Собственно, бронеколпак возвышался над землей на 40-50 см, в нем была небольшая амбразура, закрытая бронированной заслонкой. В колпаке был установлен крупнокалиберный пулемет и находился пулеметчик. Такие бронеколпаки называли ‘крабами’ — то было новое оружие.
Пулемет, по которому я вел огонь, забросало землей, поэтому он прекратил огонь.
К сожалению, прямого попадания в бронеколпак не было.
Таких пулеметных точек было на этом направлении много, некоторые даже лежали на земле — противник не успел их закопать. Поэтому наша пехота с большим трудом захватила плацдарм на правом высоком берегу реки Северский Донец»

(Чернышев Е.В.)

«Краб», захваченный под Орлом, вид спереди
Фото А.П. Трошкина, 03.07.1943

«Краб», захваченный под Орлом, вид сзади
Фото А.П. Трошкина, 03.07.1943

На фото видно, что его не успели закопать, а просто опустили в вырытую для него воронку.

MG – Panzernest. Вид изнутри.

Трехмерная схема MG – Panzernest и этапы его установки

В газете «Красная звезда» от 3 сентября 1943 г. и в «Военно-Инженерном Журнале» № 10 за 1943 г. дано описание немецкого броневого колпака (краба).
Проведенные испытания оригинального вентилятора и печи, установленных в бронеколпаке, дали ряд интересных данных, с которыми полезно ознакомить офицеров инженерных войск, так как противник устанавливает бронеколпаки на всех фронтах и, захваченные нашими войсками, они с успехом могут быть использованы.
Броневой пулеметный колпак оборудован вытяжной вентиляцией с механическим побуждением.

Схема отопительно-вентиляционного оборудования MG – Panzernest

Забор воздуха
осуществляется над головой второго номера через отверстие (1), обтянутое металлической сеткой (см. рис.).
Воздух проходит по воздуховоду (2) к вентилятору и по воздуховоду (3) выбрасывается через выбросное отверстие (4) наружу.
Возможен частичный выброс воздуха через дымовую трубу отопления.
Для этого имеется патрубок (5), соединяющий воздуховод (3) с поддувалом печи. На патрубке имеется клапан (6), которым регулируется количество воздуха, пропускаемого через печь, и отключается печь от вентиляционного воздуховода.
Кроме вытяжки воздуха через отверстие (1), отсос воздуха из ящика с отстрелянными гильзами производится через гибкий металлический шланг (7), соединяющий ящик с вентиляционным воздуховодом (2). Количество воздуха, отсасываемого через гильзосброс, составляет примерно 25 % от общего количества подаваемого воздуха.

Вытяжка воздуха
осуществляется центробежным вентилятором (диаметр всасывающего отверстия – 70 мм) с ножным педальным приводом.
Для обеспечения посменной работы первого и второго номеров пулеметного расчета на вентиляторе имеются две педали.
Все вентиляционные воздуховоды сделаны из черного железа со сваркой швов; их соединение производится на резиновых муфтах с металлическими плоскими хомутиками и на фланцах.

Проведенные в Научно-Испытательном Инженерном Институте испытания показали, что производительность вентиляционной системы колеблется от 200 до 280 м3/час при 40 – 70 нажатиях педали в минуту.
Средним номинальным числом качаний педали вентилятора следует считать 50 – 60 в минуту. Число качаний 80 – 90 в минуту следует считать максимальным; при такой интенсивности возможна непрерывная работа не более 5 минут.
При непрерывной работе системы вентиляции интенсивная стрельба из пулемета «МГ – 34» доводит концентрацию окиси углерода в каземате как максимум до 1 мг/л (при закрытом люке и открытых отверстиях для перископа).

При бездействующей вентиляции сколько-нибудь интенсивная стрельба из пулемета невозможна.
Выделяющиеся при стрельбе пороховые газы и газы от пригорающей смазки стволов быстро заполняют небольшой объем сооружения и делают воздух совершенно непригодным для дыхания.

Это обстоятельство, между прочим, представляет возможным наряду с основными средствами борьбы с бронеколпаком при ближней блокировке рекомендовать закупоривание выхлопного вентиляционного и печного (если такое имеется) отверстия дерном, глиной, землей или снегом, что не представляет трудностей.
Такое мероприятие не сможет вывести из строя колпак, однако интенсивность огня будет сведена до минимума.
Имеющиеся в наличии у расчета индивидуальные средства противохимической защиты, при бездействии вентиляции, не окажут существенной помощи, так как они не задерживают окиси углерода.

Отопление броневого пулеметного колпака осуществляется сварной железной печью, которая состоит из топливника, конвекционной части и поддувала.

Печь изготовлена из листового железа толщиной 1,2 мм с двойными стенками у топливника; дымовая труба – из черного кровельного железа.
Печь устанавливается на ножках на специальные деревянные прокладки и крепится на болтах к дну сооружения.

Газы из топливника поступают в конвекционную часть, там они проходят по трем фасонным трубкам и уходят в дымовую трубу.
Снаружи фасонные конвекционные трубки свободно омываются воздухом, проходящим через отверстия и решетку.
Дымовая труба выводится через отверстие для оси, вставляемой в бронеколпак во время его транспортировки.
Труба состоит из двух элементов: участка 5, находящегося внутри сооружения, и участка 6, находящегося снаружи.

Топливник печи разделен с поддувалом колосниковой решеткой, выполненной из листового железа толщиной 2 – 3 мм с отверстиями 8 – 10 мм; колосниковая решетка приварена к стенкам печи. В дверцах поддувала и топливника по периметру прилегания к отверстию встроен асбестовый шнур, что обеспечивает плотность закрывания печи.

При бездействии вентиляции печь может работать без дутья с открытой поддувальной дверкой, однако в этом случае из-за малого диаметра и высоты дымовой трубы не исключена возможность задымления сооружения.

При работе с дутьем, с открытым клапаном (6), обе дверки печи должны быть тщательно закрыты.
В этом случае относительная герметичность печи и дымовой трубы обеспечивает невозможность задымления сооружения.
Наличие дутья под колосниковую решетку, конструкция самой колосниковой решетки и высота расположения над ней низа загрузочного отверстия (17 см) обеспечивают возможность сжигания в печи самых разнообразных видов топлива (дров, угля, торфа).

Однако в инструкции по эксплуатации во избежание демаскировки, рекомендуется топить печь только древесным углем.
Из этих же соображений инструкцией рекомендуется при стрельбе из пулемета дутье под колосниковую решетку выключать.

При отсутствии необходимости печь в сооружении может вообще не устанавливаться; в этом случае отверстие в воздуховоде (3) для патрубка (5) закрывается навинчивающейся заглушкой, а отверстие в колпаке, через которое выводится дымовая труба, закрывается массивной металлической пробкой.

Не только немцы строили и использовали как портативные, так и капитальные фортификационные сооружения.
Вот несколько примеров:

Противотанковая огневая точка на базе башни Т-26

Броневой пост профессора Голенкина.
Первоначально был установлен в крепости Осовец.

Бронеколпак Линии Мажино, после обстрела немецкой артиллерией

Бронеколпак Линии Мажино, вид изнутри

Вспомните французский боевик «Багровые реки — 2» с Жаном Рено в главной роли.
Некоторые сцены сняты именно там.

Дзот на линии Маннергейма

Еще одна огневая точка линии Маннергейма

Бронекаретка Шумана времен первой мировой на марше.

Нашли практическое примененение в германских крепостях Торне, Меце и других.

Установка бронекареток Шумана на позицию.

Ничего не напоминает?
Возможно, это и есть прародитель «Краба» — MG Panzernest.

Переносный стрелковый бронещит времен первой мировой войны 1914-1918 гг.

В то время их было великое множество: стрелковые носимые, саперные, катучие, усиленные броневыми козырьками.
Они созданы во Франции в 1916 г. и широко применялись при уничтожении проволочных заграждений и. т. п.

При создании обзора были использованы материалы из отчетов
— Управлений Оборонительного Строительства;
— комиссий, созданных по приказу Начальника Инженерных войск.

topwar.ru

Его дот немцы прозвали «оживающим дотом». — КиберПедия

Дело в том, что Алешкину удалось замаскировать свой дот настолько хорошо, что немцы сначала не понимали, откуда по ним стреляют и потом, когда они уже изрыли из крупнокалиберных минометов землю, оголились бока железобетонного дота. Бронедверей и бронещитов тогда не было, любой рядом разорвавшийся снаряд постоянно ранил наших героев, наших мальчишек. Но Алешкин избрал другую тактику: в тот момент, когда немцы, обнаружив его дот, выкатили зенитное оружие и прямой наводкой стреляли по доту, алешкинцы брали свою пушку, выкатывали ее на запасную позицию и пережидали, когда закончится лобовой обстрел.

Немцы видели своими глазами, что внутри дота разрываются снаряды, ну ничего живого там не может остаться, и спокойно, вразвалку, шли на штурм, они считали, что уничтожены все курсанты, да и что могло остаться в живых после этого сокрушительного огня. Но в какой-то момент дот оживал и снова начинал стрелять: ребята закатывали в разбитый дот пушку и опять открывали огонь по солдатам и танкам врага.

Немцы были ошарашены!

Немцы долго не могли распознать орудие Алешкина и несли большие потери, а когда обнаружили, окружили дот и забросали его гранатами. А.И. Алешкин погиб смертью храбрых вместе с шестью курсантами.

15 октября послышался рокот танковых моторов. Но теперь он приближался не с запада, а с востока со стороны Малоярославца.

— Неужели свои?

Вот показался головной танк, за ним второй, третий… Целая колонна. На переднем развевалось красное знамя. Ребята стали вылезать из дотов и окопов. “Наши! Наши идут на выручку!” И вдруг крик через всю поляну.

— Да это же фашисты!

Только теперь все увидели кресты на бортах машин. Расчеты мигом заняли места, и почти одновременно несколько пушек встретили танки смертоносным огнем. Бой был тяжелым, жестоким, но скоротечным. Вся колонна танков была уничтожена. Десант на бронетранспортерах и автомашинах ликвидирован. Особенно в бою отличился расчет командира орудия курсанта Юрия Добрынина. Во время боя было уничтожено 6 танков и 2 бронетранспортера.

Наград тогда не давали, не до нас было. Не получил награду и Юра Добрынин.

Военный Совет МВО своим приказом № 0226 от 3 ноября 1941 года объявил им позднее благодарность.

В боях за Москву курсантами Подольских военных училищ было уничтожено 100 танков и около 5000 живой силы противника. Немного осталось в живых курсантов-защитников Москвы в октябре 1941 года. В боях за Москву погибло 2500 курсантов.


Их имена в памятниках, названиях улиц городов Подольска, Малоярославца, Бухары, Саранска, Йошкар-Олы и, наконец, — Москвы. 5 средних школ носят имя Подольских курсантов: № 18 г. Подольска, № 11 г. Обнинска, № 4 г. Климовска, пос. Щапово Подольского района, села Ильинское Малоярославецкого района. Об их подвиге написаны книги, песни, стихотворения, изготовлен памятный Знак «Ветеран Подольских военных училищ». Ряд курсантов к 220-летию Подольска получил звание Почетного гражданина города.

В чем историческое значение.

Историческое значение героического подвига Подольских курсантов в битве за Москву в октябре 1941 года на Малоярославецком боевом участке Можайской линии обороны состоит в том, что своим мужеством, отвагой, массовым героизмом и самопожертвованием они вместе с частями 43-й армии сорвали гитлеровский план молниеносного захвата Москвы. Они выиграли драгоценное время, позволившее нашему Верховному командованию подтянуть резервы из глубины страны в самые трудные для Москвы дни.

Подольские курсанты дали возможность нашим войскам создать прочную оборону на реке Наре и вновь возродить Западный фронт.

Подвиг Подольских курсантов

История великого подвига началась в 1941 году 5 октября в девять часов утра. В это время с московского аэродрома вылетел летчик на разведку и с ужасом обнаружил в 220 км от Москвы по Варшавскому шоссе прорвавшуюся колонну танков длиной 25 километров. Это были отборные элитные войска 54-го моторизованного корпуса под командованием генерала фон Бока. Вернувшись, летчик взволнованно доложил: «Немцы прорвали оборону наших войск и стремительно движутся к Москве». Командование отказалось верить. Отправили еще двух летчиков проверить данные первого. Асы на бреющем полете пролетели так близко к земле, что видели выражение лиц фашистов. Вернувшись с боевого задания, летчики подтвердили худшее.


Сталин был в шоке. Вся стратегия Сталина заключалась в том, чтобы воевать на чужой территории. Оборонительные рубежи не были готовы. Катастрофа!

Сталин из Ленинграда срочно вызывает Жукова. Георгий Константинович с самолета сразу садится в машину и лично едет на передовую. По пути он проезжает свое родное село, где живут его мать, сестра и племянники и думает, что же будет с ними, когда немцы захватят его близких и родных.

За всю историю войны это был самый опасный момент — момент, от которого зависело не только будущее России, но и всего мира. Ставка очень высока! Командованием принимается единственное возможное решение: бросить в бой последний резерв — два военных училища: подольское артиллерийское училище и подольское пехотное училище. Больше Москву защитить было некому.

Мне посчастливилось лично общаться с одним из немногих оставшихся в живых подольских курсантов — Меркуловым Николаем Ивановичем. Величайшая история героизма записана с его слов. Вот как вспоминает Николай Иванович день 5 октября 1941 года, воскресенье:

…«День был абсолютно обычный. Курсанты отдыхали после непрерывных 18-часовых занятий, встречались с родными, писали письма. Но все мгновенно изменилось.

В 12 часов дня в двух училищах: Подольском артиллерийском и Подольском пехотном, одновременно раздалась боевая тревога. Курсанты на бегу одевали шинели, быстро строились во дворе. В оглушительной осенней тишине прозвучал приказ: «Выдвигаемся навстречу врагу!»
Три тысячи сто мальчишек в сводном отряде под командованием генерала Смирнова – командира пехотного училища — выдвинулись навстречу фашистской армаде. Командовать артиллерией было поручено командиру артиллерийского училища полковнику Ивану Семеновичу Стрельбицкому. Шли молча, запрещалось говорить. В этот день навстречу друг к другу двигались не просто два войска. К сражению готовились добро и зло, свет и тьма. С одной стороны — вооруженные до зубов убийцы-профессионалы, покорившие всю Европу, не знавшие поражения, матерые, хладнокровные убийцы. С другой стороны —мальчишки 15-18 лет. Четвертая батарея обучалась всего две недели, опыта воевать абсолютно не было.

По планам командования необходимо было успеть занять рубежи обороны. У села Ильинское ширина обороны составляла 10 километров. Это означало: на один километр обороны приходилось всего триста слабовооруженных детей. Через 60 километров их догнали грузовики, высланные им в помощь. Смирнов и Стрельбицкий приняли решение отправить передовой отряд в количестве 100 человек с целью задержать противника хотя бы на несколько часов, чтобы основные силы успели окопаться и подготовить оборонительные укрепления. Передовой отряд быстро погрузился в подъехавшие грузовики. Перед тем как тронуться, мальчишки поклялись: «Ни шагу назад!»

Первое сражение произошло в селе Красный Столб. Фашисты, одетые в парадные мундиры, уже вовсю праздновали победу: жгли крестьянские избы, убивали скот, издевались над местным населением, оскверняли церковь. Тогда они были победителями. Польшу гитлеровцы завоевали всего за 21 день, Францию за 30 дней. Они были абсолютно уверены, что скоро уничтожат и Москву. В этот момент у них была только одна проблема: где взять мрамор и гранит, чтобы срочно поставить памятник завоевателям Москвы. Им даже в голову не могло прийти, что их остановят. Они точно знали, что Москва беззащитна.

Часы истории человечества пробили час бессмертия: мальчишки сходу пошли в атаку – всего несколько десятков юных храбрецов. Как вспоминает Иван Семенович Стрельбицкий: «Они шли в атаку так, словно всю предыдущую жизнь ждали именно этого момента. Это был их праздник, их торжество. Они мчались стремительные – не остановишь ничем – без страха, без оглядки. Пусть их было немного, но это была буря, ураган, способный смести со своего пути все. Я думаю, до тех пор гитлеровцы ничего подобного еще не видели. Атака на деревушку Красный Столб их ошеломила. Побросав оружие, ранцы, они стремглав бежали, бросались в Угру, и, выбравшись на свой берег, мчались дальше, к Юхнову».

Фашистское командование было шокировано дерзкой атакой. Им даже в голову не могло прийти, что их разбили всего лишь несколько десятков юных курсантов. Генерал Фон Бок приказал авиации и артиллерии сжечь соседний лес. Он был уверен, что там находится целая армия. Несколько часов непрерывного артобстрела и бомбежки превратили густой лес в выжженное поле.

Одержав свою первую победу, ребята не хотели отступать. Проблема командира передового отряда курсантов была в том, чтобы убедить ребят отступать к основным позициям. Ведь ребята дали клятву «Ни шагу назад!»

В это время основные силы мальчишек готовились к обороне. Ребята копали окопы, устанавливали орудия, а мимо них шли раненные, истекающие кровью солдаты, тысячи, тысячи раненных. Стрельбицкий предложил Смирнову останавливать отступающих и формировать из них дополнительные отряды. На что Смирнов ответил: «Посмотри им в глаза. Они сломлены. Они не могут нам помочь».

К окопам курсантов подъехал Жуков, храбрейший полководец, жесткий как сталь. Человек, который начал свою карьеру солдатом в первую мировую войну, за храбрость получивший три Георгиевских Креста. Жуков выступил перед курсантами, сказав всего лишь несколько слов: «Дети, продержитесь хотя бы пять дней. Москва в смертельной опасности». Обратите внимание, как он обратился к курсантам. Он назвал их не солдатами, а «детьми». Перед ним стояли дети.

И вот час истины пробил. Немцы сразу бросили в атаку 60 танков и пять тысяч солдат. Ребята отбили первую атаку. И не просто отбили, а, выскочив из окопов, пошли в штыковую. Контратака была настолько стремительной, что немцы струсили, побросали оружие и помчались с поля битвы. От школьников бежали непобедимые воины, покорители Европы. Ребята одержали первую победу. Это был их первый бой в жизни, и они поверили в себя, поверили, что можно бить гадов. Но радовались они недолго. На позиции ребят немцы обрушили всю мощь артиллерии и авиации, буквально выжигали землю. С воздуха позиции ребят были не прикрыты. Немецкие самолеты, зная, что им ничего не грозит, выстраивались в круг по 20 самолетов – это называлось «чертово колесо» и по очереди пикировали на позиции курсантов, сбрасывали бомбы, детей расстреливали из пулеметов и пушек.

Бомбы, снаряды, мины превратили поле битвы в горящий ад. Черный дым, разорванные тела мальчишек, расплавленный метал, люди, земля, техника, животные – все было замешано дьявольской силой в одну кровавую, черную массу, пропитанную ужасом, воем сирен и непрерывными разрывами бомб и снарядов.

Фашисты стояли и смотрели, как гибнут дети. Они ждали, что вот-вот появится белый флаг. Странно, этого не произошло… Где поднятые руки, где согнутые спины, где глаза рабов, наполненные ужасом?! Ведь они так привыкли видеть это чуть ли не каждый день. Мощный бомбовый и артиллерийский удары, десятки танков, и вот она – легкая победа. Но этого не произошло.

Канонада прекратилась так же резко, как и началась. Раздался гул танков, земля задрожала от тысяч гусеничных катков. Стальные монстры надвигались на окопы. А за ними шла пехота. Пьяные, хладнокровные убийцы с ледяными улыбками, не прячась от пуль, бесчисленной волной накатились на окопы мальчишек. Покорители всей Европы не знали еще, что их остановят и уничтожат обычные российские мальчишки. Они даже в самом страшном сне не могли представить, что они навечно останутся лежать в русской земле.

Вооружены ребята были очень плохо. Оружия не хватало. У артиллеристов — разбитые учебные 45-миллиметровые орудия. Они были настолько изношенными, что выходили из строя после каждых 5-6 выстрелов. Оружейным мастерам приходилось ремонтировать их прямо под кинжальным огнем врага. Горело все: металл, земля, тела ребят. Курсанты гибли, но не сдавались. Ни один мальчишка не предал товарищей.

Казалось все выжжено, ничего живого не может остаться. Но вот начинало стрелять сначала одно орудие, затем другое. К орудийным выстрелам присоединялись оружейные, где-то оживал пулемет. И в очередной раз атака фашистов превращалась в бегство. Именно там, на Ильинских рубежах родилась фраза: «Русского мало убить, его нужно еще свалить».

Особый ужас на немцев наводил Алешкинский дот. Старший лейтенант Алешкин удачно замаскировал свою огневую позицию, а справа от нее создал запасную. Немцы долго не могли обнаружить, откуда идет огонь. Горели их танки, гибли пехотинцы. Меткий огонь артиллеристов безжалостно уничтожал их ряды, потери были колоссальные. Позднее немцам удалось обнаружить дот. Они буквально выжгли дот огнем. Наблюдали, как шоу. Они видели, как внутри дота все горит, ничего живого не могло остаться. Ничего.

Снова командование погнало солдат в атаку. И снова дот оживал. Немцы были настолько испуганы, их сердца охватил ужас. Им казалось мистическим, что русские доты оживают после смертельного огня.

Атаки на ребят были не только огневыми — немцы вместе с бомбами сбрасывали с самолетов пустые бочки. Эти бочки, падая, издавали душераздирающий вой. Немцы хотели морально сломить сопротивление курсантов, запугать их, сломить их волю, но ничего не получалось. Каждая атака фашистов, унося жизни курсантов, захлебывалась в крови.

На одной из позиций в живых осталось всего лишь 18 курсантов. В очередную атаку на них шли 200 вооруженных до зубов немцев. У ребят кончились патроны. Им нечем было стрелять, но они не сдавались: выскочили из окопов и с громкими криками «Ура!» пошли в контратаку. Немцев охватила паника, они побежали, побросав оружие.

Ребята физически и морально находились за пределами человеческих возможностей. Замерзали, не спали, не ели уже несколько дней. Но даже на фоне нечеловеческой усталости они проявляли смекалку. Ночью, закладывая взрывчатку под очередной подбитый фашистский танк,Иван Кайтмазов обратил внимание, что танк по сравнению с другими оказался наименее поврежденным. На следующий же день орудие танка открыло огонь по своим бывшим хозяевам.

В первый день враг штурмовал позиции курсантов одиннадцать раз, бросая в бой тысячи солдат и сотни танков. Каждая атака фашистов заканчивалась провалом. Ребята, отбивая атаку, сразу переходили в контрнаступление. Ночные попытки захватить позиции ребят еще дороже обошлись врагу.За двенадцать легендарных дней обороны курсанты выдержали более ста атак, более двухсот бомбежек и обстрелов, но не сдались.Вот это героизм!

Даже раненные, курсанты не покидали своих позиций. В первые дни, когда была еще связь с Москвой, на передовую приезжали машины медсанбата. Раненые курсанты прятались в окопах, уползали в кусты, но никто из них не покинул товарищей, санитарные машины уезжали пустыми. Это был единственный приказ командиров, который они не выполнили. Якова Гаврилова ранило в голову, он ослеп. Товарищи уговаривали его: «Езжай в госпиталь, чем ты можешь нам помочь». «Руки-то у меня целы. Дайте мне дело». Ослепший, истекающий кровью мальчишка до последнего вздоха набивал пулеметные диски.
Другому мальчишке крупным осколком распороло живот. Умирающий курсант портянкой перевязал свой живот, взял противотанковую гранату и пополз навстречу танкам. Перед смертью, истекая кровью, он подорвал фашистский танк. Немцы были в ужасе, в их сердцах навсегда поселился страх. Не знавшим поражения фашистским войскам дорогу преграждала всего лишь горстка мальчишек. Мальчишки своими детскими сердцами заслонили Москву.

Потеряв надежду прорвать оборону курсантов, немцы решили ударить с тыла. Как вспоминали немногие оставшиеся в живых: «когда они услышали рокот танков, идущих к ним от Москвы, то подумали, что это наши – на танках развевались красные флаги. Выскочив из окопов, ребята смеялись, прыгали, обнимали друг друга, подбрасывали в воздух шапки: «Ура! Ура! Пришла долгожданная подмога!» Но когда танки подошли поближе, они увидели на серых башнях зловещие черные кресты.

Никто из ребят не растерялся, развернув орудия, они сразу ударили по врагу. Только Юрий Добрунов в этом бою подбил шесть танков и три бронетранспортера. Тогда за подбитых в одном бою два танка давали Героя Советского Союза. Курсанты не получили ни одной награды. В Москве был хаос, правительство эвакуировалось в Куйбышев, было не до героев-курсантов. Курсанты Пехотного училища не уступали в храбрости артиллеристам. Курсант-снайпер Александр Иванов за три дня уничтожил 93 фашиста.

Выдержать, не сломаться в аду могут только настоящие герои. А шутить, глядя в лицо смерти, могут только сверхгерои. На седьмой день обороны фашистский десант попытался захватить штаб курсантов. Аркадий Никитин метким пулеметным огнем всего за пять минут уничтожил более пятидесяти фашистов. С рукой на перевязи к нему подошел раненый Курдюмов и пошутил: «Тебе, Аркаша, в училище и зачетной стрельбы сдавать не надо. Вон сколько накрошил…»

Курсант-пулеметчик Борис Тимошенко в течение пяти часов отбивал натиск фашистов. Накануне он был сильно ранен и заявил командиру: «Я не могу думать о своих ранах, когда в бою гибнут мои товарищи». Его пулемет был поврежден осколками. Залепив пробитый кожух пулемета «максима» хлебным мякишем, залив его водой, он отбивал атаку за атакой, уничтожив около ста гитлеровцев.

Фон Бок был взбешен. От ярости он топал ногами и кричал на подавленного Кнобельсдорфа. Тот только неуверенно оправдывался: «Вы правы, господин генерал. Силы противника незначительны. Но ему не откажешь в упорстве. Я сам стал свидетелем, когда русские мальчишки с винтовками наперевес шли на наши танки».

Убедившись, что лобовыми атаками, бомбами, огнем фашистской армаде не удается сломать мужество курсантов, немцы, зная о том, что ребята голодают и замерзают в окопах, напечатали листовки и с самолетов разбросали их над позициями курсантов: «Доблестные красные юнкера! – говорилось в ней. – Вы мужественно сражались, но теперь ваше сопротивление потеряло смысл. Варшавское шоссе наше почти до самой Москвы. Через день-два мы войдем в нее. Вы – настоящие солдаты. Мы уважаем ваш героизм. Переходите на нашу сторону. У нас вы получите дружеский прием, вкусную еду и теплую одежду. Эта листовка будет служить вам пропуском».

Характерно, что в фашистской инструкции войскам немецкое командование давало совсем иные указания: «Не доверять раненному или убитому русскому солдату. Будьте тверды и безжалостны!», «Недопустима снисходительность по отношению к пленным».

Жуков ставил перед курсантами нереальную задачу: продержаться хотя бы 5 дней. Мальчишки сделали невозможное – они продержались 12 дней. За эти 12 свинцово-огненных дней они выдержали сотни атак, сотни обстрелов, сотни бомбежек, но никто из них не сдался, не побежал. Даже убитыми они вселяли ужас в сердца врагов.

Немцы, несмотря на свой численный перевес, несмотря на перевес в оружии, несмотря на поддержку авиации, морально были сломлены. Они проиграли. Они потерпели поражение от детей. С каждым днем они все больше боялись ходить в атаку. Их командиры под страхом смерти заставляли идти на штурм Ильинских рубежей. Даже один, оставшийся в живых раненный курсант Михаил Круглов наводил ужас на фашистов. Все его товарищи погибли. Однако он, истекая кровью, заряжал орудие, наводил его и вел точный огонь.

Позже, когда наши войска отбросили врагов от Москвы, перед ними на Ильинских рубежах открылась страшная картина. Все поле битвы были усеяно детскими телами с тонкими осиными талиями, перевязанными широкими солдатскими ремнями, земля была усыпана школьными тетрадками, ребята готовились сдавать зачеты, экзамены…

Непонятно, как мы могли забыть курсантов – героев, это страшно! Мы, потомки, которые живут только потому, что они погибли. Почему наши дети не воспитываются и не вдохновляются примером Подольских курсантов? Ведь все знают и помнят подвиг 300 Спартанцев. Сколько фильмов снято на это тему!

Я поклялся себе: на каждом семинаре рассказывать о подвиге Подольских курсантов. Я провел уже сотни семинаров. На мои семинары приходят огромное количество людей. Одновременно в зале бывает до несколько тысяч слушателей, и всегда я рассказываю о подвиге подольских курсантов. Когда я заканчиваю рассказ, у многих людей текут слезы — слезы очищения. Я объясняю людям: наша душа, как дачный участок, если за ним не ухаживать, он зарастет. Рассказ о Подольских курсантах – это удивительный источник мужества и света. Он делает нас сильней, очищает нашу душу от всего фальшивого, несущественного, позволяет увидеть истину. Рассказывая эту историю, я постоянно задаю себе один и тот же вопрос: «Как же так получается? Как!? Мальчишек нет в живых уже 60 лет, их тела давно стали землей, деревьями и цветами. А они сквозь толщу времени передают нам свою силу!».

Вечная вам память, низкий поклон!
Люди, помолитесь своим богам на своих языках за их души. Они своими сердцами, своим бесстрашием остановили дьявола. Они отдали свою жизнь, чтобы мы с вами жили.

Курсанты держали оборону на протяжении десяти километров, всего лишь триста человек на километр, практически без оружия. Никто из них не сдался. Это были не подготовленные спецназовцы, не самураи, которых с детства воспитывают в суровом воинском духе, это были обычные вчерашние школьники. Это были дети, обычные дети, которые смогли сделать невозможное, которые совершили подвиг, равного которому нет в мире, во всей истории человечества.

Проявление мужества было буквально по всем. Когда приезжали санитарные машины, раненые мальчишки прятались и выходили из своих тайников только после того, как они уезжали. Ни Стрельбицкий, ни Смирнов не понимали, как им реагировать на это. Теперь хорошо известно, что невыполнение приказа в военное время карается смертью. Как карать смертью ребят, которые, даже израненные, не покидают боевые позиции, не покидают своих товарищей?! Курсант Михаил Круглов был ранен осколком, контужен и потерял зрение. Когда его друзья пытались отправить в медсанбат, он сказал, что руки и ноги у него целы, и остался до последнего, вслепую набивая пулеметные диски. Ещё одному кypcaнту автоматной очередью перебило ноги. Тогда взяв гранату, он перед смертью смог подбить ещё один фашистский танк. Одному мальчишке осколком распороло живот, кишки вывалились наружу. Он, перевязав свой живот портянкой, взял гранату и подавил еще одно пулемётное гнездо фашистов. Один молодой сержант командовал батареей и показывал рукой направление удара. Вдруг осколком ему отрезало руку, но он не покинул свой пост и продолжал командовать, пока не истёк кровью и не потерял сознание.

Ребят постоянно бомбардировали с воздуха. В сорок первом году с авиацией в России было плохо, и немецкие стервятники просто безнаказанно расстреливали ребят на бреющем полете. Они становились в круг по двадцать самолетов,непрерывно пикировали на позиции мальчишек и сбрасывали бомбы по двести пятьдесят, пятьсот килограммов. Земля горела в буквальном смысле слова. Зная, что перед ними дети, фашисты устраивали психические атаки. Вместе с бомбами бросали пробитые с двух сторон бочки, которые при падении издавали страшный воющий рёв. Один раз даже сбросили в мешке человека, а на мешке было написано: «Вот ваш новый председатель колхоза».

Всё делалось для того, чтобы подавить ребят морально. Но это не удалось сделать. Немцы, эти хваленые завоеватели Европы, были поражены бесстрашием врагов. Они никогда не видели, чтобы безоружные мальчишки бросались в атаку буквально с винтовками на танки.

По воспоминаниям одного из участников боевых событий, когда на позицию выехал Георгий Константинович Жуков, этот жёсткий полководец, то он обратился к ним с речью. Заметьте, он назвал их не курсантами, не будущими командирами, не комсомольцами, не солдатами, не бойцами. Он обратился к ним «дети»: «Дети, продержитесь хотя бы пять дней!» И эти дети продержались не пять дней, а двадцать. Эти дети своей кровью, своими жизнями, своими подвигами навечно вписали свои имена в историю нашей страны, в историю человечества.

Никто из ребят не получил награду. Не потому что не хотели вручать, просто время было такое. Правительство эвакуировалось, в бой бросали все резервы, какие только есть, не до наград было. В то время для артиллеристов был установлен единый порядок для получения званий и наград. Подбил в бою три-четыре танка, автоматически становишься Героем Советского Союза. Ребята подбили намного больше танков. Когда немцы, обломав зубы, потеряв огромное количество танков и живой силы, решили ударить с тыла, то ребята, находясь в окопах и услышав со стороны Москвы гул моторов, решили, что идут наши танки, идет подмога. Кроме того, на переднем танке развевался огромный красный флаг. Курсанты подбрасывали пилотки и радовались, что наши подошли. Как только враг подошёл поближе, курсанты разглядели на танках немецкие кресты. Никто из них не растерялся. Они срочно развернули орудия и врезали по врагу. Бой был скоротечный и кровавый. В этом бою Добрынин Юра подбил шесть танков и два бронетранспортёра. Он, как и все, не получил звания Героя Советского Союза. Впрочем, ребятам это было и не важно, главное, выполнить задачу — сдержать фашистов.

Во время этих жестоких боев мимо курсантов иногда проходили отступающие разрозненные части. Тогда Стрельбицкий предложил Смирнову останавливать и формировать из них отряды. Смирнов отказал. он считал. что многие из них сломлены и не смогут сражаться.

Ребята видели это отступление, ребята видели сотни израненных бойцов, которые проходили мимо них с потухшими глазами, в панике, в ужасе, но этот страх не передался этим мальчишкам, этим героям.

Немецкое командование было взбешено. Немцы не могли понять, как целый моторизированный корпус отборных эсэсовских войск сдерживают каких-то два училища. Они не могли понять, почему их прославленные солдаты, почему их герои, вооружённые до зубов, не могут сломить оборону этих мальчишек. Командующий армией негодовал: «Как вы не можете справиться с этими мальчишками?!» Ему отвечали командиры с передовой: «Да, их мало, да, они не вооружены, но мы никогда не сталкивались с такой храбростью, мы никогда не сталкивались с такой волей, мы ничего не можем сделать». И после боёв, уже когда захватили штабные карты фашистов, на всех картах было нарисовано одно — Ильинские рубежи. И упёртые в него стрелки немецких войск, и ни одной пометки об отступлении наших подольских курсантов.

Ребята не сдавались ни при каких обстоятельствах. Израненным, без оружия, им приходилось ходить в контратаки на врага, который превосходил их не только по вооружению, но и по численности. В одной батарее осталось в живых всего лишь восемнадцать человек, а на них напирали сто пятьдесят вооруженных до зубов эсэсовцев. Когда у ребят кончились патроны, когда кончились гранаты, они пошли в штыковую. Курсанты громко кричали: «Ура! За Родину, за Москву!» Они выиграли и этот неравный бой!

К сожалению, до нас дошли не все имена героев, но мы помним лейтенанта Алёшкина. Его дот немцы прозвали «оживающим дотом». Дело в том, что Алёшкину удалось замаскировать свой дот настолько хорошо, что немцы сначала не понимали, откуда по ним стреляют. Потом, когда они уже изрыли из крупнокалиберных минометов землю, оголились бока железобетонного дота. Бронедверей и бронещитов тогда не было, любой рядом разорвавшийся снаряд постоянно ранил наших героев, наших мальчишек. Но Алёшкин избрал другую тактику: в тот момент, когда немцы, обнаружив его дот, выкатили зенитное оружие и прямой наводкой начали стрелятьть по доту, алёшкинцы взяли свою пушку, выкатили её на запасную позицию и переждали, когда закончится лобовой обстрел. Немцы видели своими глазами, что внутри дота разрываются снаряды, ну ничего живого там не может остаться, и спокойно, вразвалку, шли на штурм. Они считали, что все курсанты уничтожены, да и что могло остаться в живых после такого сокрушительного огня. Но в какой-то момент дот ожил и снова начал стрелять. И так несколько раз. Ребята закатывали в разбитый дот пушку и опять открывали огонь по солдатам и танкам врага. Немцы были ошарашены!

Ребята сражались за каждый клочок земли. Даже израненные курсанты не бросали своих товарищей. Связной Яков Беднягин, раненый, окруженный тремя эсэсовцами, не сдался, одного фашиста он застрелил, другого уничтожил штыком, третий нанёс ему смертельную рану и спрятался в окопе. Из последних сил Яков достал его гранатой. Вот так погибали эти гepoи, а ведь некоторым из них даже не было и шестнадцати. Одному из героев Ильинских рубежей Владимиру Гафиншеферу было всего пятнадцать лет. Герои по десять раз в день ходили в контратаку, по десять раз выбивали фашистов из занятых рубежей. Никто из ребят не отступил.

Немцы всеми способами пытались сломить дух мальчишек. Разбрасывали над позициями листовки следующего содержания: «Доблестные красные юнкера, вы мужественно сражались, но теперь ваше сопротивление потеряло смысл, Варшавское шоссе — наше почти до самой Москвы, через день-два мы войдем в неё, вы — настоящие солдаты, мы уважаем ваш героизм, переходите на нашу сторону, у нас вы получите дружеский приём, вкусную еду и тёплую одежду, эти листовки будут служить вам пропуском».

Ни один мальчишка не сдался! Израненные, изможденные, голодные, воюющие уже с трофейным оружием, добытым в бою, никто из них не сдался.

Они уже были уже в полном окружении, они знали, что все погибнут, но никто из них не дрогнул духом, никто из них даже в мыслях не допускал возможность оставить свои позиции. Ребята продержались двенадцать дней в полном окружении, без связи, без информации. Шесть человек командование послало к ним с приказом сменить позицию, шесть связных погибли, прежде чем одному израненному, истекающему кровью бойцу удалось доставить приказ о смене позиции. Ребята прорвали кольцо фашистов и заняли новый рубеж, они практически все полегли, практически все погибли ради нас с вами, но никто из них не сдался.

Когда подошли свежие сибирские дивизии, и немцев удалось отбросить от Москвы, один из участников Ильинских сражений вспоминал: на поле битвы лежали мальчишки, молодые мальчишки с тонкими осиными талиями, с детскими лицами, но никто из них не сдался и не предал.

Им было по 18-19 лет, студенты первого-второго курса современного института. Но это были Герои! И их подвиг живет вечно!

Эта история, этот великий подвиг, совершенный мальчишками, доказывает нам самое главное. В каждом из вас живет настоящий герой. В каждом из вас живет настоящий большой, светлый человек Ему просто нужно помочь родиться, просто необходимо победить во внутренней борьбе. Потому что внутренняя борьба идёт внутри нас. В каждом из нас живет и храбрый лев, и трусливый заяц. В каждом из нас есть и светлая душа, и темная. И борьба между добром и злом проходит через всю нашу жизнь, начиная от первого крика и заканчивая последним вздохом. А может быть, даже не заканчивается, а продолжается вечно. Борьба между слабостью и силой, борьба между светом и тьмой. Вот почему важно знать и помнить подвиги наших предков.

Д.Панков Книга «Подольские курсанты в битве за Москву»

Ниже приводятся фрагменты очень подробной книги Д.В.Панкова, в которой собраны много воспоминаний о курсантах.
Вот несколько фрагментов:

«Закладывая взрывчатку под очередной танк Иван Борисович Кайтмазов вдруг заколебался:
— Гавриил Иванович, а что если заставить фашиста поработать на нас?»
По сравнению с другими 13 танками этот оказался наименее поврежденным огнем артиллеристов.
— Попробовать стоит, — согласился Алексеев.
Танк подремонтировали и перегнали на передний край обороны. Он превратился в неподвижную огневую точку. Позицию выбирал преподаватель артиллерии пехотного училища Павел Иосифович Мацкевич. На следующий день орудие танка открыло огонь по бывшим хозяевам.»

«Вспоминает бывший курсант ПАУ В.С.Шапков: Во время боя к нам в окоп приполз курсант. Весь в крови, без шинели. Теряя сознание еле слышно произнес: «Из дота я… Орудие разбито, гранаты кончились. Там — никого.» Алексей Бараночников и Виктор Баскаков взяли ручной пулемет и поползли к доту. За ними — Иван Корльков и Василий Смирнов. Завязался бой. Фашистов выбили и курсанты снова закрепились в доте.»

«Незадолго до того были обнаружены спрятанные в кустарнику трупы посыльных курсантов. Воентехник Иван Назарович Раракин наблюдал действия одной из таких вражеских групп:
«На трех автомашинах я должен был доставить боеприпасы и часть стрелкового оружия на левый фланг Ильинского сектора. Съехав с шоссе на проселочную дорогу, километра через два за кустарником заметили группу людей в комбинезонах, по виду танкистов. Увидев нашу колонну они спрятались за кусты. Шофер притормозил и обратился ко мне: «Что это они залегли?» В голове молнией мысль: «Враг!» Успел сказать шоферу: «Назад!» Он резко повернул влево по кустарнику на разворот (до гитлеровцев оставалось метров сто). На третьем машине был убит шофет. В 17 часов на командный пункт прибыл воентехник 2-го ранга Москаленка со склада боеприпасов и подтвердил, что противником высажен десант.»

Вооружены ребята были очень плохо. Оружия не хватало. У артиллеристов – разбитые учебные сорокапятимиллиметровые пушки. Они были настолько изношенными, что выходили из строя после каждых пяти-шести выстрелов. Оружейным мастерам приходилось ремонтировать их прямо под кинжальным огнем врага. Горело все: металл, земля, тела ребят. Курсанты гибли, но не сдавались. Ни один мальчишка не предал товарищей. Казалось, все выжжено, ничего живого не может остаться. Но вот начинало стрелять сначала одно орудие, затем другое. К орудийным выстрелам присоединялись оружейные, где-то оживал пулемет. И в очередной раз атака фашистов превращалась в бегство.

Именно там, на Ильинских рубежах, родилась фраза: «Русского мало убить, его нужно еще свалить». Особый ужас на немцев наводил Алешкинский дот. Старший лейтенант Алешкин удачно замаскировал свою огневую позицию, а справа от нее создал запасную. Немцы долго не могли обнаружить, откуда ведется огонь. Горели их танки, гибли пехотинцы. Меткий огонь артиллеристов безжалостно уничтожал их ряды, потери были колоссальные. Позднее немцам удалось обнаружить дот. Они буквально выжгли дот огнем. Наблюдали, как шоу. Они видели, как внутри дота все горит, ничего живого не могло там остаться. Ничего.

Снова командование погнало солдат в атаку. И снова дот оживал. Немцы были настолько напуганы, что их сердца охватил ужас. Им казалось мистическим, что русские доты оживают после смертельного огня. Атаки на ребят были не только огневыми – немцы вместе с бомбами сбрасывали с самолетов пустые бочки. Эти бочки, падая, издавали душераздирающий вой. Немцы хотели морально сломить сопротивление курсантов, запугать их, сломить их волю, но ничего не получалось.

Каждая атака фашистов, унося жизни курсантов, захлебывалась в крови. На одной из позиций в живых осталось всего лишь восемнадцать курсантов. В очередную атаку на них шли двести вооруженных до зубов немцев. У ребят кончились патроны. Им нечем было стрелять, но они не сдавались: выскочили из окопов и с громкими криками «Ура!» пошли в контратаку. Немцев охватила паника, они побежали, побросав оружие.

Ребята физически и морально находились за пределами человеческих возможностей. Замерзали, не спали, не ели уже несколько дней. Но даже на фоне нечеловеческой усталости они проявляли смекалку. Ночью, закладывая взрывчатку под очередной подбитый фашистский танк, Иван Кайтмазов обратил внимание, что танк по сравнению с другими оказался наименее поврежденным. На следующий же день орудие танка от

cyberpedia.su

Эхо войны — немецкие ДОТы в Минске

Во время Великой Отечественной войны Минск чуть не был стерт с лица Земли. Есть полулегендарные сведения, что восстановить город на том же месте, сохранив за ним статус столицы – личное решение И. В. Сталина. Правда это, или нет, теперь точно неизвестно, но факты – вещь упрямая: Минск, как птица феникс, вновь родился из пепла, причем довольно быстро, и ныне он современный крупный промышленный центр. Что могло быть восстановлено, восстановили; расчистили руины и на их месте возвели новые постройки. С того времени прошло еще несколько десятков лет, и, казалось бы, следы самой разрушительной войны уже больше не видны. Однако, это не так.

В бесплодных попытках хотя бы задержать наступление советских войск немецкие захватчики построили в Минске много укрепленных точек: ДОТов (Долговременная Огневая Точка) и ДЗОТов (ДеревоЗемляная Огневая Точка). Эти объекты находились на главных автомобильных транспортных артериях, и вдоль железных дорог. Восемь из них точно сохранились до нашего времени.

В начале о самом интересном из них.

Эта конусообразная постройка находится в самом центре Минска, на всеобщем обозрении, возле здания «БелГосПроекта»; с проспекта Победителей объект хорошо виден в любую погоду, но почти никто, из проходящих мимо, или проезжающих, знает, зачем эта бетонная штука здесь. Да, перед вами немецкий ДОТ. Интересно, что постройка, не смотря на ее зловеще предназначение, для бывшего СССР уникальна. Такие находятся лишь в Минске и Смоленске. А вот в Германии и Австрии такого типа объектов, в основном использовавшихся как бомбоубежища, сохранилось намного больше.

Конусную форму предложил инженер Лео фон Винкель как очень сложную для поражения во время бомбардировок, или обстрелов по навесной траектории. Действительно, бомбой, сброшенной из самолета того времени целенаправленно разрушить ДОТ вообще было крайне сложно, а вышеобозначенный «конус» только если случайно.

 

ДОТ-конус в Минске. Диаметр основания и высота равняются 6 метрам. Имел как минимум 4 амбразуры, обеспечивающие круговой сектор обстрела, 3 яруса (этажа) и подвальное помещение. Стоял на краю города, охраняя направление на Молодечно и подступы к еврейскому гетто. От ДОТа вели три подземных хода: два к реке Свислочь и один по направлению к домам; на месте последних теперь находится «БелГосПроект». Входные двери состояли из двух стальных створок. ДОТ, вероятно, построен советскими военнопленными во время оккупации. Скорее всего, конструкция была сборная:  каркас из стали изготавливался на заводе в Германии, затем привозился и бетонировался уже по месту.

 

Участвовал ли ДОТ в бою точно неизвестно, но входная дверь имела отверстие от пули крупного калибра. Во время строительства здания «БелГосПроекта» его пытались снести, но перфоратором бетон  взять не удалось, а взорвать было слишком рискованно, так как близко находился жилой квартал. ДОТ пробовали исследовать. Однако ходы были сильно засыпаны грунтом и строительным мусором, и эту мысль оставили. Позже амбразуры были забетонированы, поверхность заштукатурена и покрашена, основание вкопано в землю выше дверей. В итоге ДОТ так и стоит на своем месте до конца не изученным, как шрам, доставшийся потомкам как напоминание о Великой войне.

 

И шрам этот не единственный в Минске. На противоположной от него стороне р. Свислочь находятся два объекта, которые также относятся к оборонительным огневым точкам. Первый из них сделан из кирпича, оштукатурен. 

Об этом объекте практически нет информации. Можно лишь предположить, что он был вспомогательным для прикрытия немецкого узла связи. Последний ныне заброшен, располагается под автостоянкой возле главного офиса банка «Москва-Минск». Один из углов узла связи (который в 50-70-е гг. по тому же назначению использовала уже советская армия), обозначен полноценной бетонной Долговременной Огневой Точкой.

Во дворе жилого дома с адресом ул. Денисовская, 16 располагается бетонный ДОТ, который строили для обороны подходов к еврейскому гетто и железной дороги на Молодечно. Сооружение приспособлено под тепло-узел окрестных домов.

Еще один ДОТ, а точнее часть одной из его амбразур, торчит из угла жилого дома, стоящего за Дворцом Профсоюзов. Судя по расположению объекта, его огонь был направлен на мост через р. Свислочь.  

Следующая постройка только предположительно является ДОТом. На это указывают несколько фактов: характерная форма и месторасположение. Объект почти примыкает к зданию Гимназии №23 на пр. Независимости почти ровно через дорогу от места, где на самом деле, перед костелом св. Роха, стоял другой ДОТ, который, вероятно, даже не разрушен, а только зарыт в землю. Эти два оборонительных сооружения могли работать в паре. Рассматриваемый объект, мог иметь военное предназначение, но его  либо не достроили, либо он был сильно разрушен и позднее достроен до тепло-узла; об этом свидетельствуют четыре канализационные люка, расположенные в его крыше.

Ныне почти в центре города, а во время войны на его краю, стоит сооружение из бетона, которое использовалось под командный пункт одного из подразделений германской армии. У этого объекта имелись амбразуры для защиты. Находится во дворе жилых домов на перекрестке пр. Независимости и ул. Сурганова.

Последние два ДОТа в этом обзоре располагаются на ул. Чернышевского. Первый вплотную примкнут к жилому дому № 12, другой подпирает недалеко заборную ограду не работающего детского сада и является по сути наблюдательным пунктом. Объекты предназначались для прикрытия филиала лагеря для советских военнопленных. Интересно, что вход в первый ДОТ находится прямо в квартире, чем жильцы и пользуются, оборудовав в огневой точке погреб-кладовку.

 

© problr.by

problr.by

немецкий дот видео Видео

12 меc назад

Немецкий ДОТ или Бункер с НП периода Первой мировой войны.

2 лет назад

Заброшенные военные укрепления в наши дни. Найденный ДОТ, укрепления береговой батареи прошлого века, кома…

1 лет назад

Самое подробное видео о посещении историко — мемориального комплекса Мамаев Курган. Включая Немецкий ДОТ…

11 меc назад

Вторая линия обороны Ленинграда, дот № 824 полностью в боевом состояние, сохранились пулеметные станки и…

2 лет назад

дот сделал в 7 мм чтобы пробивался! там же гребаная немчура)

8 меc назад

Советский ДОТ которым так и не успели воспользоваться. Ссылки на Дмитрия (экскурсии по Бресту и Брестской…

2 лет назад

Страничка Вконтакте с фотоотчетом — https://vk.com/album-78592387_235984465 Путешествия по Беларуси #1 — Линия Сталина (Баталь…

2 лет назад

Кому он принадлежал, нашим или немцам, точно установить не удалось. Однако местные жители говорят, что в…

1 лет назад

Многие люди посещавшие Мамаев курган, а в основном это люди приезжие, не всё знают об этом месте. Есть потаё…

7 лет назад

Не известно что стало причиной гибели этого дзота, но солдату , там находившемуся, не позавидуешь ДОТ -Долг…

2 лет назад

Построен немцами на территории Беларуси в Первую мировую войну, отреставрирован.

7 лет назад

Калининградская область Правдинский район 6 км от Правдинска в поле в нескольких метрах от реки ЛАВА находя…

5 лет назад

ДОТ, оставленный немцами осенью 1943 года. Был заброшен на окраине города Краматорска(Украина) на протяжении…

1 лет назад

Привет Друг Мой !!! Новое видео, и это первый ВЛОГ) Приношу свои извинения за то, что я рукожоп Но у меня всё…

2 лет назад

В лесу, недалеко от Петербурга, собирая грибы, наткнулись на немецкий дот (бруствер) затопленный водой. В…

videoprime.ru

Дот по Немецкий — Русский-Немецкий Словарь

ru Бедная Дот!

OpenSubtitles2018.v3de Meine arme Dot.

ru Ты представляла, что это будет так чувственно, Дот?

OpenSubtitles2018.v3de Hattest du dir je vorgestellt, dass es sich so anfühlen würde, Dot?

ru Дот, пожалуйста, помоги мне.

OpenSubtitles2018.v3de Dot, bitte hilf mir.

ru Он сидел дома и, знаете, играл в доту.

OpenSubtitles2018.v3de Er saß zu Hause und spielte Dota.

ru Мне плевать, что думает Конклав, или чего вы хотите, я собираюсь найти Дот.

OpenSubtitles2018.v3de Mir egal, was dieser Clave oder du wollen, ich werde Dot finden.

ru Для чего, Дот?

OpenSubtitles2018.v3de Wofür brauchen wir das, Dot?

ru Мы все так думали, Дот.

OpenSubtitles2018.v3de Das dachten wir alle, Dot.

ru Дот была очень обеспокоена тем, что ему не следует ехать на трамвае после травмы головы.

OpenSubtitles2018.v3de Dot wollte nicht, dass er mit einer Kopfverletzung mit der Tram fährt.

ru Смерть Лена Фаулера была не такой, какой кажется, Дот.

OpenSubtitles2018.v3de Len Fowler starb anders als vermutet, Dot.

ru Я бы сказал, что дота — это стиль жизни.

OpenSubtitles2018.v3de Ich würde sagen, Dota ist eine Art zu Leben.

ru Дот говорит, что твоя семья против того, чтобы обряд проходил в католической церкви.

OpenSubtitles2018.v3de Dot sagte mir, Ihre Familie wäre gegen die Trauung in einer katholischen Kirche.

ru Инвесторов, похоже, совершенно не заботила убыточность большинства «дот-комов».

News commentaryde Nur wenige der Internet- und Dotcom-Unternehmen waren tatsächlich profitabel, doch das schien die Investoren nie zu stören.

ru Дот, иди сюда.

OpenSubtitles2018.v3de Dot, komm mal her.

ru Она перестала мешать ему играть в доту.

OpenSubtitles2018.v3de Sie hat aufgehört, ihn daran zu hindern, Dota zu spielen.

ru Эй, мам, ты знаешь, что твоя подруга Дот выиграла женские трансконтинентальные воздушные состязания?

OpenSubtitles2018.v3de Hey, Mom, wusstest du, dass deine Freundin Dot das transkontinentale Luftrennen der Frauen gewonnen hat?

ru Дот, почему бы тебе не поводить констебля Коллинза на кухню и не упаковать немного для него?

OpenSubtitles2018.v3de Dot, warum nimmst du Constable Collins nicht mit in die Küche und packst ihm welche ein.

ru Спасибо, Дот.

OpenSubtitles2018.v3de Danke, Dot.

ru Дот нормально добралась до работы?

OpenSubtitles2018.v3de Habt ihr Dot zur Arbeit gefahren?

ru Нельзя же верить всему, что пишут в Аргус, Дот.

OpenSubtitles2018.v3de Glaub nicht alles, was in den Zeitungen steht, Dot.

ru Всё, что с перьями, мехом или чешуёй, Дот!

OpenSubtitles2018.v3de Alles mir Federn, Fell oder Flossen, Dot!

ru У Валентина моя мама и Дот, а мы просто собираемся опустить руки?

OpenSubtitles2018.v3de Valentine hat Mom und Dot, und wir geben einfach auf?

ru Мы идём в эпоху дот-ком, Всемирной паутины.

TEDde Wir kommen in die Ära des Dotcom, des World Wide Web,

ru Дот предупреждала меня о мужчинах и их сексуальном аппетите, но ее страхи оказались необоснованными.

OpenSubtitles2018.v3de Dot warnte mich vor Männern und ihren sexuellen Gelüsten, aber ihre Befürchtungen haben sich als grundlos erwiesen.

ru От секса, наркотиков, и рок-н-ролла до движений за гражданские права, дот-комов и пузырей на рынке недвижимости, в радости и в печали, поколение бэби-бумеров сформировало современное общество.

ProjectSyndicatede Von „Sex, Drugs & Rock ‘n’ Roll“ über die Bürgerrechtsbewegung bis zu den Internet- und Immobilienblasen hat die Generation der Bommer die moderne Gesellschaft im Guten wie im Schlechten geformt.

ru.glosbe.com

Немецкий ДОТ — Diurnalis Ostromirus

Вот такой вот немецкий железобетонный панцирь для гаубицы находится недалеко от моего дома, в 2 км к юго-западу от от границы Санкт-Петербурга. Как он называется в военной терминологии я точно не знаю. Кто-то называет его капониром, а кто-то просто ДОТом.

Он надёжно защищал артиллерийское орудие от осколков и ударной волны. А гаубица вела обстрел позиции советских войск. Сам город обстреливался с огневой точки восточнее, с Дудергофских высот.

Вокруг располагались ещё какие-то деревянные укрепления, они не дожили до наших дней, по всему лесу остались только прямоугольники фундаментов и фрагменты окопов.

В детстве мы находили в окрестностях артиллерийские гильзы. А когда мне было лет 10 я во дворе выкопал 2 ящика артиллерийского пороха. Он сразу весь ушел на самодельные бомбы.

Когда об этом узнали дети постарше — началась настоящая истерия: все дворы были перекопаны вдоль и поперёк. Стали периодически покапывать вокруг этого ДОТа до тех пор, пока взрослые не надавали по голове. А я тихонько хранил в заначке свой драгоценный порох и время от времени устраивал пиротехническое нечто.

Потом, в 1998-м году, один мой товарищ, прогуливая уроки, шарился на возвышенности за рекой и совершенно случайно нашёл ещё ДОТ, засыпанный землёй, просто провалившись в него. Несколько дней мы его откачивали от воды.

Там был найден только немецкий газовый баллон. Достали из воды ещё зелёную бутылку, на донышке которой я прочитал «Боржоми 1969 г.» Значит ДОТ уже находили до нас, но не откачивали.

В 2002-м нашли ещё один ДОТ под насыпью там же, за рекой, метрах в ста от предыдущего. Судя по всему в него попал снаряд, он был расколот. Там находили только гильзы от патронов. Откачать воду из него так и не довелось, слишком быстро она прибывала. Потом как-нибудь схожу на те ДОТы и опубликую фотоматериалы о них.

Во время последней прогулки к ДОТу, когда мы выходили из леса, нам встретились люди с миноискателями, они спрашивали где ДОТ. Мы им объяснили, куда идти. Пусть покопают. Обычно весной по полям всегда ходят следопыты-любители с миноискателями — каждый год, когда грунт оттаивает на поверхность выносит много артефактов войны.

ostromir.livejournal.com

Киевский укрепрайон или ДОТы времен Второй Мировой Войны

В субботу утром группа фотографов в сопровождении двух энтузиастов из клуба истории войны «Поиск» отправилась в тур по киевскому укрепрайону. Передвигались мы преимущественно на микроавтобусе «Поиска» и пешком.

Посетили в итоге около восьми долговременных оборонительных точек. Среди них были как разрушенные в результате подрыва при отступлении войсками Советской Армии, так и практически целые. Местами даже с элементами оставшегося в них оборудования тех времен. 


Отсюда началось наше путешествие по Киевскому укрепрайону

 
при отступлении не пожалели взрывчатки солдаты — эта стена была изначально… потолком


в качестве каркаса были использованы не только куски арматуры высокой прочности, но и рельсы


так выглядит пулеметное гнездо изнутри остова ДОТа


а этот красавец частично стоит во дворе одного из жителей села. Хозяина дома не было и пришлось долго уламывать его родственника, чтобы пройти внутрь. Раньше «хозяин» хранил там картошку, но уже давно отказался от этой затеи — вход неудобный


входная дверь-решетка не родная, но тоже очень старая


внутри уцелел лафет для пулемета — большая удача! 


также имеются крепления с пружинами для радиостанции


дверь в основное помещение со следами подрыва и пулевых отверстий


командирский ДОТ — отсюда велось наблюдение и корректировка огня. Но он также принял бой и все его бойцы погибли в сражении с вражеской армией

 
вход в наблюдательную башню


задвижки до сих пор работают

 
Александру повезло — рядом с ДОТом нашел хвост разорвавшейся мины

 
то, что осталось от мемориала — латунную доску украли охотники за цветметом…

 
большой ДОТ, построенный по методу метро прямо в холме. Один из немногих, который выстоял под натиском вражеского натиска — немцы просто не смогли подогнать к нему тяжелую технику — не позволяло расположение

 
внутри затопленые грунтовыми водами туннели — идти туда нельзя без специальной резиновой обуви

 
очередной вход в очередной ДОТ, который пережил не одно «посещение» молодежи 🙁  


кстати, на каждом укреплении есть символика СССР

  
ребята немного в шоке, когда я первым опускался на первый, подземный этаж. А что у меня тогда было в голове, лучше не спрашивайте 🙂


это железо помнит оружие и экипировку, которое на него вешали…
 
этот двухъярусный ДОТ был взорван при отступлении

 
группа «Поиск» хочет взять на память кусочек арматуры из плиты ДОТа. Попытка провалилась 🙂

 
Вход в дот, сверху которого в советские времена построили домик сторожа водокачки. Домик уже полуразрушен. ДОТ все еще стоит. Постройка приблизительно 1905 года

 
спуск на первый этаж, который затоплен грунтовыми водами. По легенде там есть пушка царских времен


А вот и лафет от пушки образца 1905 года. Очень большая редкость

 

это отверстие справа — для стреляных гильз. При попытке найти из в подвале энтузиастов ждало разочарование… похоже, их забрали еще очень давно, возможно, сразу после войны

 
привал в районе недостроеной железной дороги — справа видны колонны-подпорки, по ним предполагалось надземное движение поезда, который бы доставлял необходимые ресурсы армии. Проект не был завершен по причине вступления армии фашистской Германии в Киевсую Область. 
На среднем плане слева — Александр Зубко, фотограф журнала «Эксперт», общается с группой «Поиск». Кстати, это Александр пригласил меня в этот увлекательный тур по КУР. Спасибо ему

 
памятник возле одного из уцелевших ДОТов, выполненых из металла. Не уцелели только его солдаты…

 
Вход сохранился в первозданном виде, хотя деревянную часть, похоже, в середине восьмидесятых все же поменяли


Следы взрывчатки, которая заставила ДОТ замолчать. Можете представить себе мощность заряда, если была пробита металлическая плита толщиной в 3-4 сантиметра… 
Одна граната такой урон не может нанести, возможно, это была связка гранат или взрывчатка большого размера

 
Задвижка в бойнице все еще приводится в действие одним движением руки

 
А это знаменитый ДОТ на воде, который вел «кинжальный», т.е. боковой огонь по движущейся технике и пехоте противника. Солдаты, принявшие бой, нанесли ощутимый урон неприятельской армии

 
А теперь это живописная часть сельского пейзажа, к которой давно привыкли местные рыбаки

 

Вход в наш последний ДОТ, уже под вечер. Собравшись с силами и покружив вокруг него, мы спустились в его безмолвные коридоры и комнаты.
Наши историки рассказывают, что во время раскопок при входе в ДОТ нашли останки солдата. Предположительно, это был один и солдат, который был тяжело ранен во время обороны. Ночью его выволокли из ДОТА, и закопали при входе на «медицинскую» глубину, 40-50 см. Война…


Внутри сохранился лафет для пулемета. И следы пребывания современного homo sapiens… Только вот в целесообразности второго слова позвольте усомниться 🙁


Вот так выглядит выход из ДОТа сейчас
 


Работники общества «Поиск» фотографируют следы подрыва антенны ДОТа немецкой гранатой. Это был отработанный метод по выведению из строя рации наших воинов, к сожалению, иного конструктивного решения на тот момент не существовало. С другой стороны, немецкому солдату нужно было еще забраться на крышу ДОТа. Без тяжелой вспомогательной техники это было практически невозможно

 
Место, где разорвалась немецкая граната. Внутренняя антенна полностью вышла из строя

 
Слева можно увидеть след от бронированной плиты, с фронтальной части укрепления, сейчас там осталась крепежная арматура. «Поисковцы» поведали об одном из своих знакомых, который снял броню и сейчас она ему служит для мирных целей в его огороде 

   
А за это фото объявляется благодарность Алексею Зубко, журнал «Эксперт»

Историческая справка: Киевский укрепрайон (сокращенно КиУР) создавался в течение 1929-1935 годов. Первым комендантом КиУР был П.Е. Княгицкий. КиУР охватывал Киев полукольцом, опираясь флангами на р. Днепр. Его первая полоса проходила на севере и западе от сел Бирки и Демидов вдоль правого берега р. Ирпень (естественного противотанкового рубежа) до с. Белогородки, дальше поворачивала на юго-восток к с. Тарасовка, Юровка, Кременище, Мрыги. На юге часть дотов была вписана в остатки древнего «Змиевого вала».
Более подробную информацию можно найти здесь: http://ukrainainkognita.org.ua/Rus/Istoria%20rus/KYUR_ru/doty1_rus.htm

moro-lg.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о