Содержание

Какова численность боевиков ИГИЛ?

Иранская дипломатия – О численности боевиков ИГИЛ предполагаются разные версии. Барбара Стар из CNN заявила, что разведслужбы США предполагают, что общая численность войск ИГИЛ составляет 9-18 тысяч боевиков.

 

В конце 2014 года ЦРУ утверждало, что количество боевиков ИГИЛ составляет 20-31 тысячи боевиков.

Другие источники указывают на большее количество игиловских войск. Глава Организации по защите прав Сирии Рами Абдель-Рахман подчеркивает, что только на территории Сирии находятся свыше 50 тысяч игиловцев.

Командующий генштаба вооруженных сил России заявил недавно, что согласно предположениям России, в состав ИГИЛ входят 70 тысяч боевиков различных национальностей.

 

В конце августа 2014 года эксперт по вопросам безопасности из Багдада Хешам аль-Хашеми сделал утверждение, что общее количество войск ИГИЛ составляет порядка 100 тысяч человек.

В ноябре Фуад Хусейн из администрации Масуд Барезани сказал журналисту «Индепендент» Патрику Какберну, что предположения ЦРУ занижены, и численность боевиков ИГИЛ – не меньше 200 тысяч человек.

Вопреки этим различающимся друг от друга прогнозам, возникает вопрос: Кто говорит правду? Какой из этих предположений наиболее близок к реальной численности боевиков ИГИЛ?

 

Для получения ответа на эти вопросы, следует проанализировать, какие части войск ИГИЛ были подсчитаны, и сколько районов находится в оккупации ИГИЛ.

200 тысяч, объявленных Фуадом Хусейном, состоят из членов ИГИЛ, сотрудников безопасности, местных наемников, пограничников, гражданских сотрудников, солдат и стажеров. Реальное количество членов ИГИЛ, присутствующих на передовой линии и в карательных отрядах, значительно меньше этого количества, и возможно составляется порядка 15 тысяч человек.

 

Для более точного определения количества войск ИГИЛ стоит проанализировать численность населения районов, оккупированных ИГИЛ.

2,2 миллионов человек проживают в районах, захваченных игиловцами в Сирии. Для сравнения следует заметить, что американо-британский контингент в Афганистане использовал 30 тысяч военнослужащих для контроля районов Гильменд и Нимруз, с численностью населения 1,5 миллиона человек.

Предположения, высказываемые американскими разведслужбами о численности игиловских войск, значительно занижены с учетом данных источников в Ираке. ИГИЛ держит под своим контролем в Ираке население, численность от 4 до 4,6 миллионов человек. То есть, вдвое больше чем население, находящееся под контролем этой группировки в Сирии.

 

Помимо структуры войск и численности населения районов, оккупированных ИГИЛ, есть еще один довод, доказывающий заниженность оценок разведслужб США – это количество потерь этой группировки. Согласно объявленным данным, с августа 2014 года в результате авиаударов по позициям ИГИЛ было ликвидировано 6 тысяч боевиков этой группировки. Если взять минимальное предположение, то получается, что в результате воздушных бомбардировок было убито 20-30 процентов войск ИГИЛ.

Такое предположение представляется крайне нереалистичным. Даже если ИГИЛ смог бы возместить подобные потери в своих рядах, то  для участия в боевых операциях и в такие сжатые сроки, является крайне сложной задачей.

 

С другой стороны, если рассматривать предположение аль-Хашеми (100 тысяч боевиков), то получается, что эта группировка потеряла лишь десятую часть своих войск.

Пока неизвестно точное количество боевиков ИГИЛ, однако вероятно это число ближе к 100 тысячам, а не к – 30 тысячам. Слишком заниженные или завышенные предположения вызывает серьезные сомнения экспертов.

 

Источник: War on the Rocks

russian.irib.ir

Военный эксперт «КП» изучил соотношение сил противоборствующих сторон в Сирии

Армия легитимной сирийской власти на данный момент превосходит численностью и вооружением силы запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство». Однако правительство Баша Асада вынуждено воевать еще и с оппозицией, которую поддерживает коалиция США и Саудовской Аравии, а также с мелкими бандформированиями «Аль Каеды».

По данным военного эксперта «Комсомольской правды» Виктора Баранца, в армии Асада сейчас 125 тысяч военнослужащих, 450 единиц танков и другой бронетехники, 130 зенитно-ракетных систем, 1,2 тысячи единиц артиллерии, а также 147 вертолетов и самолетов и 30 кораблей и катеров. Так же есть отряды курдов — около 20 тысяч человек.

ИГИЛ в Турции насчитывает около 90 тысяч боевиков. Танков и другой бронетехники у террористов около 80 единиц, зенитно-ракетных систем – 30, самолетов – 2, вертолетов -4.

Казалось бы, армия Асада должна была давно победить террористов, однако ВС страны ведут борьбу еще и с отрядами «оппозиции», которую поддерживают США и Саудовская Аравия.

Личный состав оппозиционных сил насчитывает 30 тысяч человек. Имеется бронетехника в количестве около 20 единиц, в том числе и танки, зенитно- ракетные системы – 50 единиц.

Также в стране орудуют Банды Ан-Нусры (ответвление «Аль-Каиды»). Их численность оценивается, по разным источникам, от пяти до 10 тысяч человек.

Теперь армию Башара Асада поддерживает российская авиационная группа Воздушно-космических сил. В нее входит 50 единиц самолетов и вертолетов. Точное число военных экспертов неизвестно. Иностранные военные разведки называют разные цифры — от 1200 до 2000 человек.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Наши военные в Сирии: Устроились хорошо, хлеб и снаряды есть…

Военный обозреватель «КП» Виктор Баранец попытался ответить на вопросы о том, как российские бойцы разместились в Латакии и Тартусе (подробности)

Зачем Россия открыла сирийский фронт

На 13 наивных вопросов о спецоперации Москвы на Ближнем Востоке отвечает военный обозреватель «КП» Виктор Баранец

1. Почему это произошло именно сейчас?

— Потому что медлить больше было невозможно. ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация) стала уже глобальным злом. «Лечение по-американски» — издалека, дозированно, без координации с армией президента Сирии Башара Асада, которая одна воюет с террористами на «земле», — успеха не принесло. Наоборот — усугубило проблему (подробности)

www.kp.ru

Какова численность боевиков ИГИЛ? — Новости исламского мира-realnienovosti

В конце 2014 года ЦРУ утверждало, что количество боевиков ИГИЛ составляет 20-31 тысячи боевиков.

 

Реальные новости — О численности боевиков ИГИЛ предполагаются разные версии. Барбара Стар из CNN заявила, что разведслужбы США предполагают, что общая численность войск ИГИЛ составляет 9-18 тысяч боевиков.

Другие источники указывают на большее количество игиловских войск. Глава Организации по защите прав Сирии Рами Абдель-Рахман подчеркивает, что только на территории Сирии находятся свыше 50 тысяч игиловцев.
Командующий генштаба вооруженных сил России заявил недавно, что согласно предположениям России, в состав ИГИЛ входят 70 тысяч боевиков различных национальностей.

В конце августа 2014 года эксперт по вопросам безопасности из Багдада Хешам аль-Хашеми сделал утверждение, что общее количество войск ИГИЛ составляет порядка 100 тысяч человек.
В ноябре Фуад Хусейн из администрации Масуд Барезани сказал журналисту «Индепендент» Патрику Какберну, что предположения ЦРУ занижены, и численность боевиков ИГИЛ – не меньше 200 тысяч человек.

Вопреки этим различающимся друг от друга прогнозам, возникает вопрос: Кто говорит правду? Какой из этих предположений наиболее близок к реальной численности боевиков ИГИЛ?

Для получения ответа на эти вопросы, следует проанализировать, какие части войск ИГИЛ были подсчитаны, и сколько районов находится в оккупации ИГИЛ.
200 тысяч, объявленных Фуадом Хусейном, состоят из членов ИГИЛ, сотрудников безопасности, местных наемников, пограничников, гражданских сотрудников, солдат и стажеров. Реальное количество членов ИГИЛ, присутствующих на передовой линии и в карательных отрядах, значительно меньше этого количества, и возможно составляется порядка 15 тысяч человек.

Для более точного определения количества войск ИГИЛ стоит проанализировать численность населения районов, оккупированных ИГИЛ.

2,2 миллионов человек проживают в районах, захваченных игиловцами в Сирии. Для сравнения следует заметить, что американо-британский контингент в Афганистане использовал 30 тысяч военнослужащих для контроля районов Гильменд и Нимруз, с численностью населения 1,5 миллиона человек.
Предположения, высказываемые американскими разведслужбами о численности игиловских войск, значительно занижены с учетом данных источников в Ираке. ИГИЛ держит под своим контролем в Ираке население, численность от 4 до 4,6 миллионов человек. То есть, вдвое больше чем население, находящееся под контролем этой группировки в Сирии.

Помимо структуры войск и численности населения районов, оккупированных ИГИЛ, есть еще один довод, доказывающий заниженность оценок разведслужб США – это количество потерь этой группировки. Согласно объявленным данным, с августа 2014 года в результате авиаударов по позициям ИГИЛ было ликвидировано 6 тысяч боевиков этой группировки. Если взять минимальное предположение, то получается, что в результате воздушных бомбардировок было убито 20-30 процентов войск ИГИЛ.

Такое предположение представляется крайне нереалистичным. Даже если ИГИЛ смог бы возместить подобные потери в своих рядах, то для участия в боевых операциях и в такие сжатые сроки, является крайне сложной задачей.

С другой стороны, если рассматривать предположение аль-Хашеми (100 тысяч боевиков), то получается, что эта группировка потеряла лишь десятую часть своих войск.
Пока неизвестно точное количество боевиков ИГИЛ, однако вероятно это число ближе к 100 тысячам, а не к – 30 тысячам. Слишком заниженные или завышенные предположения вызывает серьезные сомнения экспертов.

realnienovosti.com

Военная структура ИГИЛ — Архив интроверта

Несмотря на ожесточенное сопротивление, «Исламское государство» медленно, но верно теряет контроль над территориями в Сирии и Ираке. Не вызывает сомнений, что в перспективе анклавы в Ираке (Хавиджа, Тель-Афар, Аль-Каим) и Сирии (Ракка и города в провинции Дейр эз-Зор) будут освобождены от ИГ.

Как следствие, разрушится идея нового «халифата», а организация возвратится к «исходным условиям»[1] – на положение подпольного повстанческого движения. То есть, к своему некогда привычному состоянию, в котором руководство организации пребывало долгие годы до провозглашения «халифата». Но по сравнению с 2006–2008 годами организация стала в разы сильнее и превратилась в новый террористический транснациональный центр с большой агентурной сетью, активными и «спящими» ячейками и опытом создания административного управления и полноценных вооруженных сил, которые по боеспособности превосходили многие регулярные армии Ближнего Востока.

Исходя из перехваченной документации исламистов, лидеры ИГ начали готовиться к территориальным потерям в Ираке еще в 2015 году. В качестве превентивной меры для конспирации создавались параллельные органы командования, инициатива передавалась на места в пользу автономности действий отрядов. Но главное – в боевых действиях была избрана стратегия, которую можно охарактеризовать, как «чем хуже, тем лучше»: чем больше жертв среди мирного населения, чем острее этноконфессиональные противоречия, чем сложнее восстановить разрушенные города, тем лучше для джихадистов. Это ключевой фактор для жизнеспособности организации и для возможной реинкарнации «халифата» и его полноценных «вооруженных сил», которые понесли серьезные потери. 

«Центральное командование» вооруженных сил «Исламского государства» 

Вооруженные силы «Исламского государства» можно разделить на семь частей, или «родов войск»: пехота, снайперы, противовоздушная оборона, спецназ, артиллерийские силы, «армия невзгод» (аналог МЧС) и «армия халифата»[2]. Кроме того, военные силы ИГ можно разделить, согласно их подчинению, на части «Центрального командования» («Центком») и части «Командования вилайетов» (провинций, границы которых не совпадают с общепринятыми).

Основа сил «Центкома» (ЦК) – «армия халифата», «командования вилайетов» (КВ) – «регулярная армия», состоящая из соединений корпусного типа, размещенных в каждом из вилайетов. В них представлены шесть «родов войск», кроме «армии халифата», в отдельных соединениях которой могут быть также подразделения всех шести «родов войск». Указанная структура затрагивает только территории ИГ в Ираке и Сирии. В «дальних вилайетах» (в других странах) она зависит от возможностей местного командования. Скажем, в вилайете «аль-Харамейн» (Саудовская Аравия) – ИГ представлено в качестве исключительно подпольных террористических ячеек, которые не имеют четкой иерархии.

«Армия халифата» – основа ЦК – была развернута в три отдельных «армии» (jaysh): «Джейш аль-Халифа» (то есть непосредственно «армия халифата»), к которой добавились «Джейш аль-Дабик» и «Джейш аль-Усра». Первая действовала, прежде всего, в районе Мосула, вторая имела, по всей видимости, штаб-квартиру в Ракке, а третья являлась «ударным корпусом» в провинции Алеппо, но все три объединения могли быть переброшены на иные направления в зависимости от ситуации на фронтах. По некоторым данным, планировалось, что численность каждой из «армий» должна составлять 12 000 человек, но, скорее всего, это сильно завышенные оценки и все три объединения в совокупности составляли названную цифру, может, чуть больше.

В эти армии ЦК входили различные соединения для действий на всех подконтрольных ИГ территориях Ирака и Сирии. Такие военные части ИГ называют арабским словом «nukba», то есть «элитные». Эти силы могут свободно маневрировать и перебрасываться на угрожаемые направления или, наоборот, в те районы, где необходимо организовать наступления. Обычно они выступали в качестве подкреплений, решающего резерва или «ударного кулака» и действовали в тесном взаимодействии с силами «вилайетов».

Кроме того, до сих пор существуют особые подразделения, не входящие ни в одну из названных «армий» ЦК, например, «Батальоны Баттар»[3], укомплектованные преимущественно выходцами из стран Магриба. Главную роль в них играют ливийцы, многие из которых опытные боевики, прошедшие Афганистан и Боснию, участвовавшие в восстании против Каддафи и затем перебравшиеся в Сирию, где примкнули к ИГИЛ. В составе батальонов также есть граждане Бельгии арабского, прежде всего, североафриканского происхождения. Эти подразделения – самостоятельная военная структура, по сути, «лейб-гвардия», подчиненная непосредственно «халифу» – Абу Бакру аль-Багдади. Собственно, личную охрану лидера ИГ и других высокопоставленных лиц осуществляют бойцы этих батальонов. По некоторым данным, в основном – тунисские граждане и бывшие иракские специалисты, служившие в структурах безопасности партии БААС. Также эти подразделения в свое время формировали особые «ликвидационные команды», которые отвечали за убийства тех, кто отказывался дать присягу аль-Багдади. Кроме того, представители «Батальонов Баттар» участвовали в организации и возглавили филиал ИГ в Ливии со столицей в Сирте, который осенью 2016 года был отбит «Бригадами Мисурата».

Также самостоятельной структурой исламистского «Центкома», по некоторым данным, были батальоны спецназначения «Группы центрального командования», которыми руководил[4] гражданин Грузии Тархан Батирашвили, более известный как Абу Умар аш-Шишани. Эти подразделения в основном были укомплектованы русскоязычными представителями народов Кавказа и гражданами республик СНГ. После гибели аш-Шишани и больших потерь в личном составе, по некоторым данным, бойцы батальонов вошли в состав русскоязычной бригады снайперов «Аль-Фуркан», которая вместе с бригадой «Тарик ибн Зияд» действовала в Мосуле. Последняя была названа[5] в честь исламского полководца, покорившего Аль-Андалус, то есть королевство вестготов на Пиренейском полуострове. Название формирования указывает и на ее национальный состав, в которой воевали в основном франкоязычные жители арабского Магриба, выходцы из Алжира, Мавритании, Марокко, Туниса, многие из которых прибыли из Европы, где успели обзавестись гражданством ряда государств ЕС.

Еще можно выделить «Бригаду Нахаванд», которая комплектовалась представителями народов Индостана, Юго-Восточной Азии, Индонезии и которая в Мосуле специализировалась на засадах, пользуясь сетью подземных тоннелей. Среди соединений ЦК, действующих в Сирии, можно также упомянуть дивизии «Табук» и «Мута».

В состав сил ЦК включались и механизированные соединения, оснащенные бронетанковой техникой. Достоверно известно об одной такой военной части – 3-й механизированной бригаде, которая действовала в Ираке. Однако большие потери ИГ в бронетанковой технике во время битвы у Кобани (ноябрь 2014 – январь 2015) могут свидетельствовать о существовании еще одной такой бригады – сирийской.

 «Командования вилайетов» 

В ИГ у каждого назначенного главы провинции («вали») обязательно существовал заместитель по военным делам («военный эмир» провинции), которому подчинялись командиры «дивизий» этого вилайета. Количество таких соединений в каждой из провинций в Сирии и Ираке могло доходить до четырех. «Дивизия вилайета», в свою очередь, состояла из двух полков, каждый полк – из четырех рот, каждая рота – из трех взводов. Кроме того, в составе «дивизии» присутствовали артиллерийско-минометный дивизион, танковый батальон и средства ПВО[6]. Таким образом, численность подобного соединения вряд ли может превышать 1500–2000 бойцов.

Также следует упомянуть и так называемые локальные, или местные силы. Они были подчинены КВ, но являлись гарнизонами отдельных населенных пунктов. Поэтому их часто выделяли в качестве отдельного вида вооруженных формирований, наряду с силами ЦК и КВ согласно подчиненности.

Кроме того, ИГ предпринимало попытки создать «иррегулярные силы» путем привлечения к «службе» племена Ирака и Сирии. По некоторым данным, для этой цели было создано специальное министерство «Диван аль-Ашаер» («министерство племен»). Однако его работа оценивается весьма скромно: большинство племен ирако-сирийского пограничья отказались войти в военную структуру ИГ, поплатившись за это убийствами своих членов, как племя Шайтат в Сирии или Аль Бу Нимр в Ираке. Некоторые племена все-таки присоединялись к ИГ, но в основном из-за того, что были поставлены перед выбором: или «халифат», или ополчение «Хашд аш-Шааби», в котором, несмотря на все попытки введения ряда его формирований в состав армии накануне наступления на Мосул, главную роль играют радикальные шиитские группировки.

 Оснащение военных формирований ИГ техникой и вооружением 

Основным источником пополнения ИГ своего парка военной техники и арсеналов были и остаются военные трофеи. Так, в ходе захвата Мосула и последующего «блицкрига» ИГ в Ираке летом 2014 года были захвачены военные базы и склады с вооружениями иракской армии. Это позволило значительно увеличить мобильность соединений ИГ, оснастив их различными видами транспортных средств. В частности, среди захваченных в боях с иракской армией образцов ВВТ было до 2300 американских внедорожников HUMVEE[7]. Также в Ираке было захвачено несколько десятков танков советского образца Т-55 и Т-72, китайских Т-69, американских семейства М1, а также более 100 ББМ: американских БТР M1117 и M113, советских МТ-ЛБ и БМП-1 и украинских БТР-80УП и БТР-4 (четыре и две единицы соответственно). Однако эти оценки приблизительные и касаются машин без видимых повреждений, в действительности в строй могло войти значительно больше.

Увеличение оперативной мобильности соединений ИГ за счет военных трофеев в Ираке позволяло в сжатые сроки перебрасывать силы ЦК с иракского ТВД на сирийский и наоборот. Это также обусловило стремительное продвижение ИГ в Сирии, где исламисты во второй половине 2014 года смогли нанести серьезные поражения сирийской оппозиции, а также своему конкуренту по «джихадистскому спектру» – «Фронту ан-Нусра», отбив обширные территории, включая город Ракка, ставший затем неофициальной столицей «халифата».

В боях с формированиями сирийской оппозиции ИГ смогло пополнить и собственные военные арсеналы, особенно за счет блокированных в провинциях Ракка и Дейр эз-Зор гарнизонов сирийских повстанцев, которые были вынуждены или сложить оружие, или перейти на сторону ИГ. До этого оппозиция захватила базу 17-й дивизии в Ракке, где оставалось достаточно боеприпасов и военной техники, которая затем попала к ИГ. Скажем, в ноябре 2014 года только на сирийском фронте ИГ достоверно располагала 117 танками (21 – Т-72, 15 – Т-62, 81 – Т-55) и несколькими 122-мм САУ 2С1 «Гвоздика». Основой огневой мощи соединений ИГ в Сирии были батареи, оснащенные 122-мм буксируемыми гаубицами Д-30 (зафиксировано как минимум 20 таких орудий, но в действительности – в разы больше), 130-мм пушками M-46 (минимум 34 единицы), а также РСЗО БМ-21 «Град» (минимум 11 единиц).

Основным противотанковым средством соединений ИГ, кроме имевшихся в большом количестве гранатометов, выступали ПТРК-ПТУР «Конкурс». Хотя на вооружении ИГ были отмечены и иные образцы ПТРК – «Малютка», «Фагот», «Корнет», «ХОТ», но, вероятно, к «Конкурсам» было больше боезапаса. При этом в Сирии и Ираке ПТУР стали применяться настолько массово, что нередко использовались не только для поражения автомобилей и скопления живой силы, но и для контрснайперской борьбы.

Джихадистские соединения ПВО располагали большим количеством 23-мм спаренных ЗУ-23-2 пушек и 14,5-мм КПВТ. В то же время они способны лишь ограниченно противостоять вертолетам, а имеющихся у ИГ ПЗРК советского («Стрела-2»), китайского (FN-6) и северокорейского (Hwaseong-Chong) производства явно недостаточно для эффективного противодействия авиации международной коалиции или ВКС РФ.

Подчеркнем, что в настоящий момент сложно оценить, какой военной техникой располагает ИГ, из-за ее массовых потерь в 2016 году. Активная деятельность авиации коалиции и ВКС РФ не оставляет механизированным и бронетанковым подразделениям ИГ шанса для маневров, так как они становятся легкой добычей ВВС. Поэтому часть бронетанковой техники, прежде всего БМП-1, находила широкое применение в качестве «самоходных мин», управляемых смертниками. В основном все оказавшиеся в руках ИГ БМП переоборудовались в подобные «живые мины», в то время как в качестве транспортных средств ИГ предпочитало использовать легкие джипы-«технички» и НUMVEE.

 Комплектование 

В Сирии и Ираке комплектование осуществлялось за счет как местных резервов, так и «переселенцев» из иных стран и регионов, количество которых после провозглашения «халифата» увеличилось. При этом военная служба являлась добровольной, но в последнее время на фоне территориальных потерь на всех фронтах отмечается принудительная мобилизация молодежи, хотя формально это делается якобы с их согласия.

После того как с одной стороны Турция и подконтрольные ей отряды оппозиции, а с другой – курдско-арабский альянс «Демократические силы Сирии» закрыли сирийско-турецкую границу и оттеснили от нее ИГ, поток иностранцев в организацию значительно сократился. Однако и в настоящее время остается открытым один коридор для перехода в ИГ. Этот путь начинается в Турции и идет далее через контролируемые повстанцами районы провинции Идлиб и Хама, после чего желающие попасть в «халифат» должны перейти еще и трассу М-5 Дамаск – Алеппо, которую контролируют силы, лояльные Асаду. Пропускная способность такого маршрута очень низкая – буквально десятки человек, что не идет ни в какое сравнение с тем периодом, когда каждый месяц сирийско-турецкую границу переходили до 500–1000 будущих боевиков ИГ. Многих из пытающихся пробраться в ИГ арестовывают службы безопасности оппозиционных группировок в Идлибе. Радикалы из структуры «Хайат Тахрир аш-Шам», в которой растворилась «ан-Нусра», также проводят рейды по выявлению ячеек ИГ на подконтрольных ей территориях в провинции Идлиб.

В настоящее время неизвестно, остались ли еще какие-либо лагеря подготовки новоприбывших боевиков ИГ из числа как местных жителей, так и переселенцев. Ранее на подобных объектах все желающие стать «воинами халифата» должны были пройти курс идеологической и боевой подготовки: для «ансаров» (тех, кто родом из Ирака и Сирии) подготовка длилась 30–50 дней, для «мухаджиров» (переселенцев из других стран) – в течение 90 дней.

 Боевые действия 

Для захвата территорий ИГ использовало не только силовые методы, но и «мягкую силу». Сначала в городах создавались своеобразные миссионерские структуры, которые под прикрытием курсов арабского языка и религиозных лекций проводили разведку территории, включая сбор компромата на влиятельных членов племен, старейшин, командиров ополченских структур и отрядов оппозиции. Классический пример – захват Ракки: весной 2013 года, после взятия города сирийской оппозицией, там сначала появился «просветительский центр», затем туда стали потихоньку просачиваться бойцы силовой поддержки, а осенью – уже назначенный ИГ эмир на встрече с местными старейшинами и представителями повстанцев потребовал сдать город.

Действия ИГ непосредственно в бою похожи на тактику повстанческих и террористических групп, разница только в высокой дисциплине и мотивированности бойцов, а также в некоторых приемах, которые хорошо отточены боевиками. В целом наступательные действия ИГ строились по следующей схеме: артподготовка – массированный огонь для прикрытия движения «шахид-мобилей» (цель которых – вскрыть оборону противника) – массированный огонь с основного направления для выдвижения штурмовых групп с флангов. При этом в боях, конечно же, применяются уловки вроде переодевания в форму противника. Например, в боях за Ракку группа исламистов, маскируясь под курдских бойцов YPG, неожиданно атаковала реальных курдов.

В оборонительной тактике упор делается на массированный снайперский огонь (в Ракке винтовки получили даже люди, которые работали в административных органах «халифата»), использование подземных коммуникаций, применение смертников и постоянные контратаки. При этом иностранцы, которые не могут просочиться под видом местных жителей, сбрив бороды, как правило, стоят до конца, а местные часто выполняют роль «второго эшелона». То есть устраивают диверсии в уже освобожденных районах города.

Формально бойцов ИГ на поле боя (в том числе при проведении диверсии или теракта) можно разделить на три типа, которые, в свою очередь, делятся на подтипы: это собственно «пехота» с легким стрелковым оружием, РПГ и ПТРК; «истишхади» – смертники для прорыва обороны противника и причинения ущерба его живой силе; «ингимаси» – «взрывающиеся» штурмовики, подготовленные бойцы для операций и действий на сложных направлениях, которые носят «пояса» смертников, но подрывают их только при необходимости. Скажем, в №11 журнала ИГ «Румия» комбинированные атаки в Тегеране описаны следующим образом: первая группа «истишхадиев» – подорвали себя у мавзолея Хомейни, вторая группа «ингимасиев» из трех человек атаковала здание парламента.

Таким образом, сильное оружие ИГ – это высокомотивированные бойцы, которые для обороны города нередко дают «присягу на смерть», составляющие мобильные группы. Как только ИГ переходило от «терзающей» тактики маневренных отрядов к операциям с привлечением сравнительно большого количества живой силы и техники, они быстро проваливались из-за массированных ударов авиации.

2017г., август 
«Новый оборонный заказ. Стратегии»  

Фото: из открытых источников


[1] http://carnegie.ru/commentary/71349

[2] http://www.aymennjawad.org/2015/06/islamic-state-training-camps-and-military

[3] https://www.bellingcat.com/news/mena/2016/02/16/tip-of-the-spear-meet-isis-special-operations-unit-katibat-al-battar/

[4] http://www.aymennjawad.org/2016/01/an-account-of-abu-bakr-al-baghdadi-islamic-state

[5] http://www.independent.co.uk/news/world/middle-east/isis-iraq-foreign-fighters-return-europe-refusing-fight-sick-notes-a7567131.html ,

[6] http://www.ayn-almadina.com/details/The%20Military%20Structure%20of%20the%20%22%20Islamic%20State%20%22%20in%20%22Wilayat%20al-Khair%20%22%20%28Deir%20ez-Zour%20province%29%20%20%20%20/2998/ar

[7] http://www.naharnet.com/stories/en/180602-pm-says-iraq-lost-2-300-humvee-armored-vehicles-in-mosul

 

Авторы:
Антон Мардасов, военный обозреватель, руководитель Отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития.
Кирилл Семенов, руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития.

 

Военная структура «Исламского государства»

introvertum.com

Исламское государство (ИГИЛ): история, экономика, цели и методы борьбы

Каждое поколение западных политиков ведет борьбу с новой «империей зла». Когда-то ей была нацистская Германия, потом на долгие десятилетия это «почетное» место занял Советский Союз, после терактов 11.11.01 главным врагом свободного мира назначили Аль-Каиду. Сегодня главным пугалом США и Европы является Исламское государство Ирака и Леванта, или сокращено ИГИЛ. Эта организация запрещена в России.

Следует признать, что претензии мирового сообщества к Исламскому государству имеют под собой очень веские причины. Трудно было представить, что в XXI веке люди смогут так быстро скатиться к средневековой дикости и мракобесию. Теракты и изуверские казни ИГИЛ не раз повергали мир в шок, мировое информационное пространство время от времени «взрывается» от очередных «подвигов» исламистов.

Сегодня в коалицию против ИГИЛ входят практически все арабские государства, США, Германия, Франция, Канада и другие западные страны. В сентябре 2016 года операцию против ИГ начала и Россия. СМИ регулярно сообщают о новых ударах, которые по боевикам наносят ВКС РФ.

В истории существовало немало террористических организаций — но Исламское государство заметно выделяется даже на их фоне. Сегодня это квазигосударственная структура, контролирующая обширные территории нескольких стран с населением в миллионы человек, располагающая весьма боеспособной армией, способной проводить масштабные операции и успешно действовать против регулярных вооруженных сил. На подконтрольных территориях боевики ИГИЛ установили порядок, основанный на страхе и репрессиях, там процветает работорговля, и похищение людей, а население живет по строжайшим законам шариата.

29 июня 2014 года террористы ИГИЛ заявили о провозглашении халифата, претендующего (ни много ни мало) на мировое господство. Столицей этой запрещенной организации является сирийский город Эль-Ракка. Флаг (Шахада) ИГИЛ – это черное полотнище с нанесенной надписью «Нет Бога кроме Аллаха» в верхней части и печатью пророка Мохаммеда – в нижней.

В настоящее время группировка ИГИЛ контролирует обширные территории Ирака и Сирии, также его «филиалы» существуют в Йемене, Афганистане, Египте, Тунисе, Нигерии, Алжире и в других странах.

Сегодня Исламское государство запрещена практически во всем мире. Кроме того, действия группировки были осуждены многими представителями мусульманского духовенства и большинством международных организаций.

В истории человечества трудно найти примеры существования государств, подобных ИГИЛ. Это не полумифическая Аль-Каида, укрывающаяся где-то в неприступных горах и периодически напоминающая о себе терактами и обращениями в интернете. Исламское государство – это новая реальность Ближнего Востока, сила, сумевшая реально создать землю ислама (дар аль-ислам) и успешно ведущая войну с неверными. ИГИЛ превратился в знамя борьбы против либерального запада для сотен тысяч мусульман со всего мира.

Откуда взялось Исламское государство? Какие процессы способствовали появлению этого монстра? Кто или что открыло ящик Пандоры и выпустило наружу демона, который сегодня держит в ужасе весь цивилизованный мир?

История создания

Официально ИГИЛ возник в 2003 году как филиал Аль-Каиды в Ираке, но чтобы лучше понять феномен Исламского государства, следует начать рассказ с еще более ранних событий. Родиной Исламского государства является Ирак, поэтому нам следует внимательно проанализировать процессы, которые происходили в этой стране на протяжении последних 25 лет. Естественно, их нужно рассматривать в контексте развития всего Ближнего Востока, а также кардинальных изменений, которые произошли в мире за этот период.

После крушения колониальной системы в большинстве стран Ближнего Востока к власти пришли светские режимы. Конечно же, ислам всегда занимал важное место в жизни любого ближневосточного государства, но его влияние на политические процессы было сравнительно ограниченным. Исламские радикалы жестко преследовались властями. Кроме того, страны региона довольно динамично развивались, рос уровень жизни населения, поэтому радикальные идеи не имели серьезной поддержки в арабских странах.

Почти сразу после обретения независимости в Ираке и Сирии к власти пришла партия Баас, идеология которой представляла собой смесь социализма, панарабизма и антиимпериализма. Советский Союз считался союзником и Ирака, и Сирии.

Первой поворотной точкой в истории Ирака, которая определила ход дальнейших событий на десятилетия вперед, стало иракское вторжение в Кувейт в 1990 году. Это была чистой воды авантюра: Саддам Хусейн не просчитал вероятных последствий своих действий, и в ходе скоротечной кампании иракская армия была разбита, а Ирак попал под международные санкции.

Это привело к стремительному обнищанию населения, изоляции страны и череде восстаний, охвативших юг и север страны. Отношения режима Хуссейна с Западом было серьезно и окончательно подорвано.

Кроме того, в 1991 году рухнул СССР — и в итоге социализм как идеология потерял свою привлекательность. Саддаму Хусейну пришлось срочно искать что-то другое, и альтернатива оказалась только одна – ислам. В течение нескольких лет в законодательство были внесены некоторые нормы шариата, в стране стали активно открывать религиозные учебные заведения.

При этом следует отметить сложную национально-конфессиональную структуру Ирака. В стране проживает три основные группы: сунниты, шииты и курды. Большинство населения Ирака – это последователи шиитского направления ислама (живущие преимущественно на юге страны), сунниты представляют меньшинство, а курды компактно проживают на севере. Во времена Саддама, несмотря на свое меньшинство, при власти находились сунниты. Именно они чаще всего занимали военные и административные должности.

Следующим важным событием для Ирака и всего Ближнего Востока стало 11 сентября 2001 года в США. Чтобы отомстить за теракты, американцы начали войну против талибов и Аль-Каиды в Афганистане, но президенту Бушу-младшему этого казалось мало: нужно было наказать кого-нибудь еще. И Саддам Хусейн прекрасно подходил на роль «козла отпущения», хотя и не имел никакого отношения к терактам. Сегодня западные эксперты открыто признают, что война 2003 года открыла ящик Пандоры, из которого позже появился ИГ.

В 2003 году началась вторая война в Персидском заливе. На этот раз иракская армия практически не оказала сопротивления. Шииты и курды встречали американские войска как освободителей. 1 мая 2003 года Джордж Буш на борту авианосца воскликнул: «Тиран пал! Ирак свободен!», однако на этом проблемы только начинались.

В этом же месяце оккупационная администрация Ирака приняла несколько решений, среди которых был печально известный закон «О дебаасизации Ирака» и второй – «О ликвидации государственных структур». Согласно первому закону, из государственных структур были уволены десятки тысяч членов саддамовской партии Баас, а второй санкционировал практическую ликвидацию старых специальных служб, полиции и армии. Практически в один момент сотни тысяч активных, образованных и обеспеченных людей превратились в униженное и преследуемое меньшинство.

Так как большинство членов Бааса были суннитами, то остальные конфессиональные группы восприняли это как сигнал к сведению старых счетов. Баасисты ушли в подполье и развязали партизанскую и террористическую войну.

Следует отметить, что за несколько лет до американского вторжения Хусейн начал готовить базу для подпольной борьбы на случай собственного свержения.

Именно в этот период в Ираке возникло отделение Аль-Каиды, ее основателем стал Абу Мусаб аз-Заркави. Баасисты быстро нашли общий язык с религиозными радикалами и стали одной из главных движущих сил нового движения. Они получили в свое распоряжение идеологию, весьма привлекательную для дальнейшей подпольной борьбы, а исламисты усилились ценными кадрами.

Политика «дебаасизации» имела и еще одно последствие: сотни тысяч суннитов, спасая свои жизни или свободу, бежали из страны в соседнюю Сирию. Точное количество иммигрантов подсчитать не представляется возможным, но называются цифры от 500 тыс. до 1 млн. Среди этих людей было много бывших саддамовских чиновников, офицеров, работников полиции и специальных служб. Эти люди утратили практически все, и именно они позже стали ядром Исламского государства.

В 2006 году на базе «Совещательного собрания моджахедов», который также организовал Абу Мусаба аз-Заркави, было создано ИГИ, что расшифровывалось, как Исламское государство Ирака.

В 2010 году американцы и иракская армия провели несколько успешных операций против террористов, в результате которых были убиты руководители организации, а она на время значительно снизила свою активность в Ираке. Однако уже на следующий год «заполыхало» в Сирии.

Следующим важным событием, которое привело к созданию ИГ, стала «арабская весна». Это мощная волна революций, восстаний и путчей, которая прокатилась по арабскому миру, начиная с 2010 года. В 2011 году в Сирии началось восстание против режима Асада. Очень скоро оно превратилось в кровавое противостояние между суннитами и алавитами.

Различные радикальные религиозные группировки активно включились в сирийскую гражданскую войну на стороне повстанцев, в их числе был и ИГИЛ. За несколько лет они стали главной ударной силой восстания.

В 2013 году организация получает новое название: Исламское государство Ирака и Леванта, а в начале следующего года происходит его разрыв с Аль-Каидой и Сирийской Свободной Армией. В начале 2014 года Аль-Каида заявила, что больше не станет поддерживать Исламское государство и не несет ответственности за его действия. Официальным представителем Аль-Каиды в Ираке и Сирии был объявлен Фронт ан-Нусра. ИГИЛ начал действовать самостоятельно.

В июле 2014 года Исламское государство внезапно начинает массированное наступление в Ираке. Боевики ИГИЛ в кратчайшие сроки захватили крупнейшие города страны: Мосул, Тикрит, Фаллуджу. Они подошли вплотную к иракской столице – Багдаду.

29 июня 2014 года террористы объявили о создании на захваченных землях халифата и убрали из названия организации географическую привязку.

В Сирии боевики ИГИЛ начали активные боевые действия против асадовской армии и боевых отрядов курдов на севере.

Именно тогда мировое сообщество наконец-то осознало, какую угрозу несет Исламское государство. Все ближневосточные структуры, способные сражаться с ИГИЛ, начали получать западную помощь. В первую очередь это касалось иракской армии и курдов. Поставки вооружений Ираку начала и Россия. Позже к этой программе подключились США, Франция, Германия, Великобритания. Американские ВВС начали наносить массированные удары по позициям террористов. Общими усилиями наступление ИГ удалось приостановить, а позже и освободить ряд утерянных позиций.

В 2014 году боевикам ИГИЛ удалось захватить Пальмиру в Сирии, которую правительственным войскам удалось освободить только в марте 2016 года. В этом им помогали ВКС РФ. В апреле 2016 года армии Ирака при воздушной поддержке США удалось отбить Тикрит, а в марте 2016 года началась операция по освобождению Мосула. В июле 2016 года была окончательно освобождена Фаллуджа, а в августе курды сумели взять под свой контроль Манбидж.

Несмотря на очевидные военные успехи антиигиловской коалиции, враг остается еще очень силен. Боевые действия последних месяцев сильно истощили иракскую армию и курдские отряды. Сирийская правительственная армия традиционно больше внимания уделяет отрядам «прозападной» оппозиции.

Исламское государство не испытывает недостатка в живой силе, оружии и деньгах. Его армию отличает довольно высокий уровень управления, логистики и снабжения. Командиры боевых отрядов ИГИЛ умело используют свои сильные стороны, они отлично приспособились к особенностям театра военных действий, используют новые тактические приемы.

Одним из самых эффективных из них является использование смертников. Игиловцы довели эту тактику практически до совершенства. Они используют смертников на автомобилях, начиненных взрывчаткой («шахидомобили») или обычных пехотинцев-шахидов.

Кроме Сирии и Ирака, Исламское государство смогло закрепиться в Ливии. Боевики контролируют несколько прибрежных городов и нефтяных месторождений.

Все чаще появляется информация о появлении отрядов ИГ в Афганистане и на территории бывших советских республик Средней Азии.

Организационная структура и руководство

Исламское государство имеет четкую централизованную управленческую структуру, которая замыкается на одного человека – халифа, обладающего неограниченной властью. В настоящее время халифом ИГИЛ является Абу Бакр аль-Багдади. Также существует высший совещательный орган – Шура, члены которого назначаются халифом. В его состав входят высшие духовные и светские лидеры движения.

Кроме Шуры, есть еще и религиозный совет – Шариа, в состав которого входят три высших муфтия и комиссия по шариату.

Непосредственное руководство жизнью на территориях оккупированных ИГ ведут несколько советов, выполняющих функции западных министерств. Боевыми действиями управляет Военный Совет, работу спецслужб обеспечивает Совет по Разведке. Еще есть Финансовый Совет, который занимается продажей нефти, получением выкупов, закупкой оружия. Совет Безопасности ведает обеспечением порядка на оккупированных территориях, он же организовывает печально знаменитые казни ИГИЛ. За соблюдения норм шариата отвечает Правовой Совет, он же занимается вопросами пропаганды за рубежом и вербовкой новых иностранных боевиков. Также существует совет, который занимается работой со СМИ, пропагандой и контрпропагандой.

Территориально ИГИЛ делится на два наместничества: в Ираке и в Сирии, которые, в свою очередь, делятся на провинции. Во главе каждой провинции стоит губернатор.

Законы ИГИЛ и жизнь на оккупированных территориях

Если верить репортажам мировых СМИ, то можно подумать, что на территориях, контролируемых ИГ, царит жуткий террор и абсолютная атмосфера ужаса. Конечно же, в этом есть большая доля правды, но реальная ситуация несколько сложнее. Любое партизанское движение не может долго существовать без поддержки населения. И она у ИГИЛ есть.

Исламское государство находит искреннюю поддержку у суннитов. Территории, которые контролирует ИГ, практически полностью совпадают с ареалом проживания этой конфессиональной группы. После долгих лет притеснений от шиитов в Ираке и алавитов в Сирии власть ИГ для суннитов кажется вполне приемлемой.

Правила, которые устанавливают боевики, основываются на законах шариата, которые записаны в Коране и (теоретически) обязательны для выполнения любым мусульманином.

Сторонники ИГИЛ считают, что неверных (или кяфиров) следует безжалостно убивать (мужчин) или брать в плен (женщин). К кяфирам относятся мусульмане-шииты, езиды, алавиты, сторонники правительств Саудовской Аравии, Ирана, Ирака, Сирии. А также христиане и иудеи, которые неуважительно относятся к мусульманам и исламу. При этом степень неуважения в каждом случае определяют командиры террористов или мелкие чиновники ИГ. Вот список правил, которые должны выполняться на территориях Исламского государства:

  • Исламское государство предписывает всем мужчинам носить бороду, а женщинам – чадру.
  • Нельзя курить, употреблять жевательные резинки, пить алкоголь. Наказание – 80 ударов плетью.
  • Во время дневных молитв (их пять) все магазины закрываются.
  • Женщина не может ходить по городу без сопровождения мужчины. Наказание – 80 ударов плетью мужчине, который ее опекает.
  • Запрещено слово «Даиш». 70 ударов плетью.
  • Христиане обкладываются специальной данью, им запрещено проводить свои религиозные обряды, строить храмы и монастыри, читать тексты. Своих мертвых христиане могут хоронить только на специально отведенных кладбищах.

Особенно нетерпимо террористы ИГИЛ относятся к другим религиозным группам, проживающим на территориях Ирака и Сирии. В 2014 году ИГ устроили настоящий геноцид курдам-езидам, проживающим на севере Ирака. Десятки тысяч мужчин были убиты, тысячи женщин оказались в сексуальном рабстве у боевиков.

Казни и акты вандализма ИГИЛ

Самым шокирующим для западного обывателя, конечно же, является та жестокость, с которой боевики ИГИЛ расправляются со своими врагами. Очень часто террористы снимают казни на видео и выкладывают их в интернет. Наиболее распространенным видом казни является отрезание головы, иногда подобные экзекуции бывают массовыми. Часто устраиваются массовые расстрелы, обычно такой вид казни используют для пленных солдат противника.

Жертв топят и сжигают в клетках, взрывают в автомобилях, сбрасывают с крыш многоэтажных домов и распинают на крестах.

В интернете есть видео, на котором видно, как танком давят живых людей.

Не менее резкую реакцию мирового сообщества вызвало планомерное уничтожение игиловцами исторических памятников Сирии и Ирака. Террористы проводили разрушение сирийской Пальмиры по всем правилам телевизионного шоу.

Они взрывали исторические объекты один за другим, выкладывая записи в интернет.

В начале 2018 года была взорвана центральная библиотека Мосула, а спустя несколько месяцев бульдозерами разрушены памятники ассирийского города Нимруда.

Идеология ИГИЛ

Государственной религией ИГ является ваххабизм. Ранее подобные идеи эксплуатировала Аль-Каида, но в идеологии этих двух террористических организаций есть существенные отличия. Если Аль-Каида делает упор на объединении всех мусульман для борьбы с неверными («крестоносцами»), то ИГИЛ акцентирует внимание на борьбе «правильных» мусульман против предателей и отступников.

«Крестоносцы» находятся где-то за океаном, у них авианосцы и мощная армия, да и вообще непонятно, как с ними бороться. Другое дело предатели и отступники — они находятся рядом, вооружены такими же АК и их всегда можно убить, ограбить или продать в рабство. Идеальная идеология для гражданской войны.

Такая идеология идеально подходит для ведения гражданской войны между разными группами мусульман.

Исламское государство обладает мощным и весьма эффективным пропагандистским аппаратом. Существует целое медиаотделение «Аль-Фуркан», которое занимается продвижением идей ИГ. Основным полем его деятельности является интернет.

Боевики ежедневно выпускают новости на нескольких языках, каждая провинция ИГ имеет собственную медиаслужбу. Причем, далеко не все сюжеты связаны с казнями и боевыми действиями, очень много из них рассказывает о деятельности полиции, судов, системы здравоохранения и других аспектах повседневной жизни Исламского государства.

Пропагандисты ИГИЛ сумели создать даже несколько полнометражных фильмов, специалисты довольно высоко оценивают их качество.

ИГИЛ располагает целой сетью вербовщиков. Поиск новых сторонников в основном ведется с помощью социальных сетей, основная цель — это молодые люди от 20 до 30 лет.

Финансирование и страны происхождения членов группировки

Для обеспечения деятельности государственных структур и снабжения воюющей армии необходимы серьезные средства, измеряемые цифрами с девятью нулями. Откуда же берет их ИГИЛ?

Эксперты называют несколько источников финансирования. Основным и самым значительным являются деньги от продажи нефти. Боевики контролируют несколько крупных нефтяных месторождений в Сирии и Ираке. Основными странами сбыта является Сирия и Турция, через них сырье поступает на мировой рынок. Также ИГ торгует фосфатами, зерном и цементом.

Еще одним источником финансирования ИГ являются доходы от криминальной деятельности. Выкупы за освобождение заложников, грабежи, незаконная торговля культурными ценностями. Еще одним способом заработка ИГ является работорговля. В 2018 года против ИГИЛ были выдвинуты обвинения в убийствах людей с целью извлечения их органов. Кроме того, Исламское государство получает часть средств от торговли афганским героином.

География происхождения боевиков ИГ весьма обширна. Большая часть из них является выходцами из Ирака и Сирии, но благодаря эффективной пропаганде в последнее время к ним все активнее присоединяются выходцы из других регионов.

Для России особенную опасность представляет тот факт, что в последнее время в рядах ИГИЛ сражаются все больше выходцев из РФ и бывших среднеазиатских республик СССР. Русский язык становится одним из основных в Исламском государстве. Согласно данным ФСБ РФ (на 2018 год), количество граждан России, воюющих в рядах ИГ, составляло около 2 тыс. человек. Речь, в основном, идет о выходцах с Кавказа.

Кроме России, о наличии собственных граждан в рядах боевиков заявляли многие европейские страны, Юго-Восточной Азии (Индонезия, Малайзия, Филиппины) и США. По данным Китая, в составе Исламского государства сражаются несколько сотен мусульман-уйгуров из западной части страны.

Можно ли победить ИГИЛ?

Исламское государство возникло внезапно и набирало свою силу стремительно. Оно словно страшная кровавая лавина прокатилось по ближневосточным землям, погрузив их в ужас и страдания. Однако предпосылки для появления ИГ вызревали многие десятилетия.

Мусульманский Восток не смог найти свое место в нынешнюю эпоху глобализации. Он не стал новым индустриальным центром, подобно восточноазиатским тиграм, не подошли ему и ценности сытого Запада.

Сегодня наблюдается полное переформатирование Ближнего Востока. Скорее всего, через десять-пятнадцать лет мы не узнаем политическую карту Ближнего Востока. Турция, Иран и Сирия вряд ли смогут сохранить современные границы, так как в свое время они были начертаны без всякой привязки к реальной национально-конфессиональной структуре региона. Вероятно, на месте этих государств появится условный Шиистан, Суннистан и Курдистан. Однако даже в этом случае интересы всех групп, проживающих на этой территории, вряд ли получиться учесть. Ведь есть еще и алавиты, езиды, друзы, христиане…

Маловероятным кажется и тот факт, что подобный передел может произойти бескровно. Скорее всего, в ближайшие десятилетия Ближний Восток будет представлять собой кипящий котел. Какое место в нем будет занимать ИГИЛ, и сохраниться ли он в будущем?

Сегодня на уничтожение Исламского государства направлены огромные ресурсы, коалиция, которая воюет против него, насчитывает несколько десятков государств, еще десяток стран борется с ним в частном порядке. За посл

militaryarms.ru

История ИГИЛа: дата основания, форма правления

Исламистская террористическая группировка ИГИЛ многими специалистами считается главной угрозой миру в настоящее время. Эта организация возникла как обособленная ячейка «Аль-Каиды», но затем стала полностью независимой силой. Сейчас это крупнейшая террористическая организация мира. История ИГИЛа станет предметом нашего изучения.

Предыстория создания ИГИЛ

Вначале давайте узнаем, с чем связано возникновение ИГИЛ, какова предыстория его формирования. Для этого нам придется заглянуть в 90-е годы прошлого века.

У истоков группировки, которая позже трансформировалась в ИГИЛ, стоял Абу Мусаб аз-Заркави. Рожденный в 1966 году, в молодости он вел борьбу против Советской армии в Афганистане. После возвращения в Иорданию занимался деятельностью, направленной против существующего в стране режима, за что с 1992 года подвергся семилетнему заключению.

В 1999 году, сразу же после выхода на свободу, аз-Закрави создал исламистскую организацию салафитского толка, которая приняла название «Единобожие и джихад». Первоначальной целью этой группировки было свержение королевской династии в Иордании, которая, по мнению аз-Закрави, проводила антиисламскую политику. Именно данная организация составляла фундамент, на основе которого в будущем сформировалось «государство» ИГИЛ.

После начала американской операции в Ираке в 2001 году представители организации «Единобожие и джихад» развернули активную деятельность на территории страны. Считается, что аз-Заркави стал в это время одним из организаторов и другой крупной группировки «Ансар аль-Ислам». Она действовала главным образом в Иракском Курдистане и в суннитских регионах Ирака. Формальным ее лидером считается Фараж Ахмад Нажмуддин, находящийся в норвежской тюрьме и руководящий оттуда деятельностью «Ансар аль-Ислама». С 2003 по 2008 год группировка приняла название «Джамаат Ансар ас-Сунна», но затем вернулась к своему прошлому наименованию. После интервенции союзнических сил в Ирак в 2003 году множество ее бойцов вступили в ряды организации «Единобожие и джихад». В настоящее время «Ансар аль-Ислам» является одним из основных союзников ИГИЛа.

Союз с «Аль-Каидой»

Именно после свержение руководителя Ирака Саддама Хусейна в 2003 году организация «Единобожие и джихад» крепко обосновалась в этой стране. Она провела серию громких терактов, фирменной фишкой стали публичные казни с отсечением голов. Позже эту кровавую традицию, целью которой было запугивание, перенял наследник организации «Единобожие и джихад» — группировка ИГИЛ. «Единобожие и джихад» стала главной антиправительственной силой в Ираке, целью которой было свержение переходного правительства, уничтожение сторонников шиизма и образование исламского государства.

В 2004 году аз-Заркави дал присягу на верность лидеру крупнейшей в мире на то время исламской экстремистской организации «Аль-Каида» Усаме бен Ладену. С этого времени группировка «Единобожие и джихад» стала именоваться «Аль-Каидой в Ираке». История ИГИЛа с этого времени сделала новый виток.

Все чаще группировка, руководимая аз-Заркави, стала применять террористические методы не к американским военным, а к гражданам Ирака — главным образом к шиитам. Это вызвало снижение популярности «Аль–Каиды в Ираке» среди местного населения. Чтобы вернуть рейтинги и консолидировать силы сопротивления войскам коалиции, в 2006 году аз-Заркави организовал «Совещательное собрание моджахедов», в которое входило, кроме «Аль-Каиды», ещё 7 крупных исламистских группировок суннитского толка.

Но в июне 2006 года аз-Заркави был убит вследствие бомбардировок американской авиацией. Новым лидером организации стал Абу Айюб аль-Масри.

Исламское государство в Ираке

После устранения аз-Заркави история ИГИЛа вновь поменяла направление своего движения. На этот раз наметилась тенденция к разрыву с «Аль-Каидой».

В октябре 2006 года «Совещательное собрание моджахедов» провозгласило создание Исламского государства Ирак (ИГИ), причем сделало это самостоятельно, без ожидания согласия от руководства «Аль-Каиды». Но до окончательного разрыва с этой террористической организацией было пока ещё далеко.

Столицей этого «государства» был провозглашен иракский город Баакуба. Первым его эмиром стал Абу Умар аль-Багдади, о прошлом которого известно только то, что он гражданин Ирака и ранее возглавлял «Совещательное собрание моджахедов». В 2010 году он был убит в Тикрите после нанесения ракетного удара американо-иракскими войсками. В том же году погиб и лидер «Аль-Каиды в Ираке» Абу Айюб аль-Масри, который также считался одним из главарей ИГИ.

Новым эмиром ИГИ стал житель Ирака Абу Бакр аль-Багдади, ранее содержавшийся в американском концентрационном лагере по подозрению в экстремизме. Лидером «Аль-Каиды в Ираке» становится его соотечественник Абу Сулейман ан-Насир. Одновременно он был назначен военным советником в ИГИ, а в 2014 году стал главой военного совета Исламского государства.

Образование ИГИЛ

Возникновение ИГИЛа как организации, как мы видим, датируется ещё первым десятилетием XXI века, но само это название появилось только в апреле 2013-го, когда ИГИ распространило свою деятельность на Сирию, то есть на страны Леванта. Поэтому ИГИЛ так и расшифровывается — Исламское государство Ирака и Леванта. Название этой организации в арабской транслитерации – ДАИШ. ИГИЛ практически сразу, как начал активные действия на территории Сирии, стал привлекать все больше бойцов из других исламистских группировок. Кроме того, в эту организацию стали стекаться боевики из ЕС, США, России и ряда других стран.

Сирия объята гражданской войной, которая ведется между правительственными войсками президента Асада и целым рядом антиправительственных группировок различного толка. Поэтому сирийский ИГИЛ без труда смог взять под свой контроль значительные территории страны. Особенно успешно действовала эта организация в 2013-2014 годах. Столица была перенесена из Баакубы в сирийский город Эр-Ракка.

В это же время территория ИГИЛа достигла наибольшего расширения и в Ираке. Группировка поставила под свой контроль практически всю провинцию Анбар, а также значимые города Тикрит и Мосул в ходе восстания против шиитского правительства Ирака.

Окончательный отход от«Аль-Каиды»

Первоначально «государство» ИГИЛ старалось действовать в союзе с другими повстанческими силами в Сирии против режима Асада, но в январе 2014 года вступило в открытый вооруженный конфликт с главной оппозиционной силой – Свободной Сирийской Армией.

Тем временем произошел окончательный разрыв ИГИЛа с «Аль-Каидой». Руководство последней требовало, чтобы ИГ вывело боевиков из Сирии и вернулось в Ирак. Единственным представителем «Аль-Каиды» в Сирии должна была выступать только группировка «Фронт ан-Нусра». Именно она официально представляла международную террористическую организацию на территории страны. ИГИЛ отказался выполнить требования руководства «Аль-Каиды». Вследствие этого в феврале 2014 года «Аль-Каида» заявила, что не имеет никакого отношения к ИГИЛу, поэтому не может контролировать эту организацию или отвечать за её действия.

Вскоре после того развернулись бои между боевиками ДАИШа и «Фронтом ан-Нусра».

Провозглашение халифата

История ИГИЛа приобретает совсем другие масштабы после провозглашение халифата. Это произошло в конце июня 2014 года. Таким образом, организация стал претендовать не только на первенство в регионе, а на главенство во всем исламском мире, с перспективой установления всемирного Халифата. После этого она стала именоваться просто «Исламским государством» (ИГ) без указания конкретного региона. Абу Бакр аль-Багдади принял титул халифа.

Объявление халифата, с одной стороны, способствовало ещё большему укреплению авторитета ИГ в глазах многих мусульманских радикалов, что привело к увеличению потока боевиков, желающих вступить в группировку. Но с другой, это вызвало нарастание ещё большего противостояния с другими исламистскими организациями, которые не хотели мириться с первенством ИГ.

Операция союзников против ИГ

Тем временем мировое сообщество стало все больше осознавать ту опасность, которую представляет Исламское государство, ведь территория ИГИЛ постоянно продолжала увеличиваться.

С середины 2014 года США начало предоставлять прямую военную помощь правительству Ирака для борьбы с ИГ. Чуть позже в конфликт вмешались Турция, Австралия, Франция, Германия. Они согласованно проводили бомбардировки расположения боевиков ИГ на протяжении 2014-2015 годов как на территории Ирака, так и в Сирийском государстве.

Начиная с сентября 2015 года по просьбе правительства Сирии в борьбе против ИГ стала принимать участие Россия. Её авиационные силы также начали наносить удары по расположению экстремисткой группировки. Правда, достичь договоренностей о согласовании действий между Россией и коалицией западных стран, вследствие ряда противоречий, не удалось.

Военная помощь международного контингента способствовала тому, что территория ИГИЛа в Ираке существенно сократилась. Также было приостановлено наступление боевиков в Сирии, удалось отбить у них ряд ключевых позиций. Был серьезно ранен руководитель ИГ Абу Бакр аль-Багдади.

Но говорить о победе коалиции над Исламским государством ещё слишком рано.

Распространение ИГ

Главной ареной действий Исламского государства является территория Ирака и Сирии. Но организация распространила свое влияние и на другие страны. ИГИЛ непосредственно контролирует некоторые территории в Ливии и Ливане. Кроме того, в последнее время группировка начала активно действовать в Афганистане, вербуя в свои ряды бывших сторонников «Талибана». Лидеры нигерийской террористической группировки исламистского толка «Боко харам» дали присягу на верность халифу Исламского государства, а территории, которые контролирует данная организация, стали именоваться провинцией ИГ. Кроме того, ИГ имеет свои филиалы в Египте, Филиппинах, Йемене и во многих других государственных образованиях.

Лидеры исламского государства претендуют на контроль над всеми территориями, входившими в свое время в состав Арабского халифата и Османской империи, наследниками которых себя считают.

Организационная структура Исламского государства

Исламское государство по форме правления можно назвать теократической монархией. Халиф является главой государства. Орган, который имеет совещательную функцию, называется Шура. Аналогами министерств являются Совет разведки, военный и правовой совет, служба здравоохранения и т. д. Организация состоит из множества ячеек во многих странах мира, имеющих довольно сильную автономию в управлении.

Территория, на которую претендует ИГ, делится на 37 вилайятов (административных единиц).

Перспективы

Исламское государство является сравнительно молодой террористической организацией, которая распространяется по Земле с очень высокой скоростью. Она претендует на главенство не только в Ближневосточном регионе, но и во всем мусульманском мире. В её ряды вливается все большее число радикально настроенных людей. Методы ведения борьбы ИГ чрезвычайно жестоки.

Остановить дальнейшее продвижение этой организации могут только согласованные и своевременные действия международного сообщества.

fb.ru

Как изменилось и что сейчас представляет собой государство террористов — Секрет фирмы

Когда ИГ захватывает новый город, пишут авторы книги «Исламское государство» Майкл Вайс и Хасан Хасан, первым объектом, который начинает функционировать, становится «площадь Хадад». На ней приводят в исполнение наказания: распинают, обезглавливают, секут и отрубают руки. Но в ИГ есть также обычные муниципальные службы, работают медиа (например, агентство Amaq, сообщившее о причастности ИГ к теракту в Манчестере, или знаменитый журнал Dabiq), «граждане» платят налоги.

В 2014 году CNN оценил годовой бюджет ИГ в $2 млрд. Но основной источник его пополнения — продажа нефти — оскудевает. В 2015-м террористы могли заработать $500 млн, в 2016-м — $260 млн.

Чего ИГ добивается

Абу Бакр аль-Багдади создал ИГ, чтобы установить «царство Аллаха на земле». Сначала боевики хотят создать мощное объединение исламистов, которое сможет выступить против светских государств, а потом установить всемирный халифат, который будет жить по законам шариата.

Первым делом боевики пообещали расправиться со всеми «противниками ислама» и «приспешниками США», в 2015 году они пригрозили уничтожить Израиль и захватить Сектор Газа: «Мы с корнем вырвем Израиль. Вы (ХАМАС. — Прим. «Секрета»), ФАТХ и все эти сторонники светского государства — ничто, поэтому наши надвигающиеся ряды вас сместят», — говорилось в одном из видеообращений боевиков. Хотя ХАМАС и ФАТХ — тоже исламистские группировки, ИГ угрожало им расправой за недостаточную приверженность шариату: «Восемь лет они управляют Сектором Газа — и не смогли реализовать ни одной фетвы Аллаха».

С тех пор боевики так и не смогли начать войну с Израилем. В 2016 году в газете «Аль-Наба», которую издаёт ИГ, объяснялось, что сначала придётся установить власть в Ираке и Сирии, потом — покончить с «безбожными правительствами» внутри мусульманского мира.

«»Исламское государство» — это не просто сборище психопатов, — предупреждал в 2015 году американский журналист Грэм Вуд в The Atlantic. — Это религиозная группа со своей искусно подобранной доктриной, не последнее место в которой занимает вера в то, что бойцы ИГ приближают грядущий конец света».

Согласно исламской эсхатологии, после конца света Аллах призовёт всех верующих к себе, но перед этим должна произойти последняя битва между мусульманами и «римлянами» (так исламские богословы называют христиан) в сирийском городе Дабике.

Какую территорию контролирует ИГ

Главные завоевания ИГ пришлись на 2014 год. В январе боевики разбили иракскую армию в городе Эль-Фаллуджа, в июне захватили один из крупнейших городов Ирака Мосул. Затем террористы начали наступление на Багдад, попутно захватывая инфраструктуру, разрушая памятники архитектуры и казня местных жителей, журналистов и других неверных. В государстве появилась экономика — доходы формировались за счёт торговли нефтью и древностями. К сентябрю ИГ захватило большую территорию в Ираке и Сирии, издание Vox сравнивало её с размером Бельгии. Кроме Мосула боевики удерживали Эль-Кайм, сирийскую Ракку и дошли до Алеппо, то есть до границы Сирии и Турции. По данным BBC, на пике мощи ИГ контролировало 40% территории Ирака, в оккупации находилось около 10 млн мирных жителей.

secretmag.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о