Главная Форум Галерея Контакты Правила Статистика RSS 2.0
 
Поиск по сайту
 
Панель управления
     
   
«Нет земли на свете, которая так была бы усеяна крепостями, как Италия. И нет так же земли, которая бы была так часто завоевана».
Александр Васильевич Суворов  
 
 

Наградное оружие
Раздел: Награды
 

НАГРАДНОЕ ОРУЖИЕ


Среди различного рода наград за службу царю и Отечеству в Российской империи награждение оружием официально значилось только с 1807 года. Но награждали оружием на Руси, как мы увидим, еще и до династии Романовых, жаловали им русские цари и в XVII и в XVIII веках. Это были единичные, неузаконенные случаи. В Отечественную войну 1812 года награждение оружием становится массовым, и с тех пор эта традиция, несколько видоизменяясь, сохраняется до революции 1917 года и даже после нее.  
 Со времен Кавказской войны, войны Крымской, русско-турецкой 1877-1878 годов сохранилось не так уж и много наградных палашей, сабель и шпаг, не говоря уже о наградах 1812 года и тем более XVIII века. Больше осталось их после русско-японской войны 1904-1905 годов, но большинство встречающегося ныне в коллекциях наградного оружия принадлежит все-таки первой мировой войне 1914-1918 годов. Она длилась менее четырех лет, кажется, недолго, но стала самой тяжелой войной для России и мира. Наград в ней было много, очень много. Достаточно вспомнить, что нумерация Георгиевского креста перевалила за полтора миллиона. За один только 1916 год Георгиевское оружие получили более 2000 русских офицеров. Однако в результате большевистского террора и сталинских репрессий и от той войны наградного оружия в семьях почти не осталось. Ведь большая часть русского офицерства была арестована и расстреляна. Хотя, когда это только начиналось, по Петроградскому военному округу был издан в феврале 1918 года такой приказ: "Вследствие поступающих ходатайств бывших кавалеров Георгиевского оружия о разрешении хранить таковое... объявляю для сведения и руководства, что военнослужащие, награжденные в прошедших кампаниях за боевые отличия Георгиевским оружием, имеют право хранить таковое у себя, как память об участии в войне". Приказ был издан в связи с изъятием у населения всякого оружия, как огнестрельного, так и холодного. С тех пор законы о хранении оружия все больше ужесточались. В 30-е годы просто немыслимо было повесить в своем доме на ковер красивую саблю или шашку.  
 Шпага дворянина, полученная в награду сабля, кортик морского офицера всегда считались в России символами чести и достоинства. Когда лишали чести русского офицера, дворянина, у него над головой ломали его шпагу. Так было, например, с декабристами. При капитуляции побежденный полководец вручал победителю свою саблю. Русский патриот адмирал А. В. Колчак, самый молодой командующий Черноморским флотом, после Февральской революции, когда флот, благодаря большевистской пропаганде, стал разваливаться, сложил с себя обязанности командующего, выбросил за борт свою золотую морскую саблю и навсегда сошел на берег.  
 В экспозициях музеев, в их запасниках и в частных коллекциях можно видеть сабли и шашки со следами содранных знаков ордена Святой Анны 4-й степени или белого крестика ордена Святого Георгия. Это красивое оружие русских офицеров использовалось и для
награждения командиров Красной Армии. На место Аннинского знака на ножнах прикреплялся орден Красного Знамени. Но головка сабель мала для такого большого знака ордена, и на большинстве наградного оружия Красной Армии видны на головках сабель следы содранного белого крестика. Это можно увидеть даже на наградной сабле С. М. Буденного.  
 Немало наградного оружия, в основном Георгиевского, которым награждали в первую мировую войну, осталось за границей. Офицеры-белогвардейцы, покинувшие Россию с П. Н. Врангелем, Е. К. Миллером, А. И. Дутовым, Н. Н. Юденичем или с Г. М. Семеновым, все участвовали в войне с немцами, и многие из них награждались Аннинским оружием "За храбрость", золотым и Георгиевским оружием.  
 Война жестока. Когда мы смотрим по телевидению, как мушкетеры легко и весело протыкают друг друга шпагами, а чапаевский Петька строчит из пулемета, мы не думаем о том, что значит быть проткнутым шпагой или получить пулю в живот. В американских вестернах людей убивают налево и направо каждую минуту, смерть в них - бесчувственная игра, всего лишь мимолетное приключение. Но представьте себе, что такое быть разрубленным шашкой. 
Страшно подумать об этом. Холодное оружие, как средство войны, несет в себе отнюдь не гуманное начало.  
 Но в то же время оно может означать совсем иное, если применяется для защиты Родины, своего народа, веры, национальных интересов. Тогда оружие, полученное нашими предками в награду за военные подвиги, приобретает совсем другое значение. Оно становится памятником гражданственности и патриотизма русского народа, которых нам в последнее время так не хватает. Каждый ли из нас готов нынче пожертвовать собой для счастья русского народа, за возрождение его поруганной чести и униженного национального достоинства?  
 В 1916 году было опубликовано письмо к матери прапорщика Владимира Осипова из 19-й артиллерийской бригады. Написано оно накануне предстоящего наступления.  
 "Милая мамочка, мне невыразимо больно, что я должен тебе писать все то, что ты найдешь ниже. Я думаю, что все же лучше написать "на всякий случай". Ты, конечно, поймешь, что, идя на войну охотником, я, само собой разумеется, шел в дело при первой возможности. Многое я уже видел, многое увижу впереди и, может быть, заплачу за это жизнью... Завтра в бой... Но найди утешение в том, что сын твой хотел быть гражданином своей родины на деле и погиб, не прячась за чужие спины, а прикрывая собой других... Я готов погибнуть в 21 год с сознанием исполненного долга. Прощай, мама. Утешься, помни, что если сын твой и погиб, то гибель его 
недешево стоила врагам нашей родины. Твой в этой и в той жизни Володя".
 Владимир Осипов на следующий день погиб и был посмертно награжден Аннинским оружием, которое переслали его матери. Она отпустила на войну другого, младшего сына. Вот что может стоять за попавшей в вашу коллекцию пехотной офицерской саблей образца 1913 года со знаком ордена Святой Анны 4-й степени и надписью "За храбрость".

 
РУССКОЕ ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ


 В Российской империи было принято награждать офицеров за военные подвиги только холодным оружием. Но и холодное оружие, или, как его называют, - белое, жаловалось от имени государя не все, только палаши, шпаги, сабли и полусабли, шашки и кортики. Поэтому об остальном холодном оружии (штыки, пики и т. д.) мы говорить не будем. Рассмотрим все названное оружие, употреблявшееся в двух прошедших столетиях.  
 С давних пор оружие делилось на оборонительное и наступательное. К оборонительному относились различного рода доспехи: панцирь, кольчуга, байдана, бахтерец, ка-лантарь, куяк, бармица, наруч, зарукавье, рукавица, наколенник, бутурлык, зерцало, шлем, колпак, шишак, прилбица, наплешник, мисюрка, ерихонка, различные шапки и щиты. В XVIII и XIX столетиях, о которых пойдет речь в нашей книге, доспехами этими уже не пользовались. Исключение составляли кирасы и каски.  
 Не станет предметом нашего внимания и русское холодное оружие, употреблявшееся до XIX века как наступательное: меч, секира, кончар, палица, рогатина, бердыш, топор, кистень, булава, брус, шестопер, чекан, протазан, алебарда, так же как лук со стрелами и арбалет. Хотя надо сказать, что в начале XIX столетия, в наполеоновских войнах, ополченскими формированиями (башкиры, калмыки и другие) употреблялись еще и лук, и стрелы, и дротик, и топор, и булава, и шестопер. Подробно о старинном русском оружии можно прочитать в замечательной книге русского исследователя фон Винклера.  
 Более позднее холодное оружие подразделяют на рубящее и колющее. Деление это можно объяснить тем, что условия, которые необходимы для того, чтобы оружие ХОРОШО КОЛОЛО, и для того, чтобы оно ХОРОШО РУБИЛО, совершенно различны. Колющее оружие должно быть прямым и легким; центр тяжести его должен быть возможно ближе к рукояти (эфесу). При таком устройстве для успеха в сражении нужна не столько сила, сколько ловкость. На этом основано фехтование.  
 Оружие, предназначенное для рубки, требует другого устройства: та часть клинка, которой наносится удар, не может быть легкой, иначе сильного удара не получится. Следовательно, центр тяжести рубящего оружия не может быть расположен близко у эфеса. Для лучшего проникновения рубящего оружия клинки его делают кривыми. При такой форме клинка фехтование становится неудобным.  
 Кажется, чем острее клинок рубящего оружия, тем лучше, но на самом деле это не так. Угол, образующий лезвие, делать слишком острым было нельзя, такое лезвие быстро тупилось и выкрашивалось при ударах о твердые части поражаемого предмета. Поэтому угол рубящей стороны оттачивали не больше 30 градусов. При рубке, опуская руку, потягивали ее на себя, как бы делая режущее движение. Кривизна клинка способствовала проникновению. Подробнее об устройстве клинков мы расскажем ниже. Пока же следует отметить, что попытки придать клинку такую форму, при которой можно и колоть и рубить, хороших результатов не давали. 
Палаши, сабли, шашки и тесаки все-таки больше приспособлены для рубки, а шпага и кортик - для уколов.

 

ОРУЖЕЙНЫЕ ЗАВОДЫ В РОССИИ

 

В XVIII и XIX столетиях в Российской империи существовало несколько оружейных заводов, но изготовлением холодного оружия и художественным его оформлением знамениты два из них - Тульский и Златоустовский.  
 ТУЛЬСКИЙ ОРУЖЕЙНЫЙ ЗАВОД. Металлообработка и изготовление оружия в Туле начались в конце XVI века. В этом столетии да и в последующем Россия подвергалась еще набегам татар и вела тяжелые войны с Польшей и Швецией. Нужно было оружие, много оружия. А неподалеку от Тулы залегали железные руды, вокруг же росли дремучие леса, используемые для топлива, и текли реки, которые могли служить источником энергии. К тому же Тула была неплохо защищена от врагов: в 1514-1520 годах построен Тульский кремль - неприступная каменная крепость, а вокруг нее туляки создали ряд оборонительных рубежей - засечных линий.  
 Царским указом в 1595 году тридцать самопальных кузнецов были поселены в Кузнецкой слободе и положили начало казенному оружейному делу в Туле. "Кузнец" в то время означал ремесленника, занимающегося обработкой металла, изготавливающего подчас весьма сложную и тонкую продукцию. Тех же, кто производил холодное оружие, именовали кузнецами-бронниками, сабельными мастерами. Отсюда и такие московские названия, как Бронные улицы или Кузнецкий мост, места, где жили оружейники.  
 В 1632 году голландец Андрей Винкус построил в Туле заводы для выплавки чугуна и железа, и там стали отливать пушки, ядра и ружейные стволы, настолько хорошие, что они шли и в Голландию.  
 Но особенно быстро оружейное дело в Туле стало развиваться при Петре I. Северная война и войны за выход к южным морям требовали очень много оружия. Обосновавшийся в Туле Никита Демидов получал от царя огромные заказы. В начале XVIII века в год тут изготавливалось по нескольку тысяч ружей и еще больше шпаг и сабель. Но оружия не хватало, и царь Петр пытался наладить оружейное производство на новых уральских заводах - Невьянском и Каменском. Однако это по ряду причин не получилось.  
 В указе Петра от 15 февраля 1712 года сказано: "На Тульских заводах делать ружья в год: драгунского и солдатского по 15 тысяч фузей с ножами (с багинетами. - А. К.) из сибирского железа... А для лучшего в том оружейном деле способу, при той оружейной слободе, изыскав удобное место, построить заводы, на которых бы можно ружья, фу-зеи, пистолеты сверлить и оттирать, а палаши и ножи точить водой..." Вводилось машинное изготовление оружия, к 1714 году завод пущен в ход.  
В течение всего XVIII века Тула была главной базой снабжения оружием русской армии.
Московскую Оружейную палату к тому времени закрыли. Ежегодно норма выделки по "Положению" 1782 года, например, предусматривала изготовление 11 067 солдатских тесаков, 233 кирасирских палаша, 1056 драгунских сабель, 45 егерских кортиков и 420 пикинерских копий. Но кроме солдатского оружия, требовалось для двора, знати и подарков иностранцам и дорогое оружие, художественно украшенное. Выпуск такого оружия производился бронниками на дому. Кроме больших тульских заводов, здесь существовало множество ремесленных оружейных мастерских, и в них рождались шедевры художественной отделки оружия, хранящегося теперь в Оружейной палате, в Эрмитаже и в ГИМе. Отсюда же выходило и наградное оружие того столетия.  
 Дети оружейников учились у отцов, становились мастерами, а звание "мастер" стояло высоко. Каждый мастер отвечал за свои изделия, к этому его обязывало и начальство. В 1761 году вышел наказ главнокомандующего артиллерией П. Шувалова, по которому оружие должно было изготавливаться единообразно, по лекалам, и повышалась ответственность каждого мастера. В первой половине XIX века имена тульских мастеров были хорошо известны. 
Прекрасные сабли делались в мастерских Тимофея Воробьева и Авраама Афанасьева; мастерская Назара Киселева занималась только оформлением белого оружия; Василий Лялин прославился своим офицерским холодным оружием. Нас интересует в первую очередь наградное и художественно оформленное оружие, поэтому необходимо ознакомиться со способами художественной его отделки. Ведь каждая наградная шпага, каждая сабля, даже самые простые, имели какое-то украшение или хотя бы надпись "За храбрость".  
 Чаще всего на клинках холодного оружия встречается ТРАВЛЕНИЕ. Оно производится с помощью растворов кислот (серная, соляная и др.). На сталь клинка наносится особое "тесто" из смолы, асфальта, воска. По нему тонкой иглой вычерчивается рисунок. После этого клинок протравливается кислотой, которая, разъедая металл, оставляет на нем углубление по рисунку.  
 Способ травления не нов, в музеях встречается оружие с травленым орнаментом, сделанным в XVII веке. Излюбленными мотивами травленого орнамента на тульских заводах были переплетенные лентами розы, знамена, геральдические эмблемы. Травленым орнаментом украшались в XVIII веке палаши, надписи и орнаменты наносились на клинок и на гарду. В Тульском музее оружия хранится палаш с датой: "1764". На клинке вытравлена надпись: "Лейб-гвардии конного полка". В подарок Екатерине II в 1775 году была изготовлена шпага "высшего чина". На клинке ее вытравлено: "Виват Екатерина Великая". На многих тульских саблях и в последующие столетия путем травления делались надписи: "За храбрость", "С нами Бог!", "Армия свободной России" и др.  
 ОБРОННАЯ РАБОТА заключается в том, что мастер путем гравирования (вырезывания) выбирает фон рисунка, и он становится выпуклым. Выбирается металл специальным инструментом - штихелями. Фон изображения почти всегда покрывался позолотой, а рисунок, орнамент полировался до блеска.  
 Обронное искусство известно в Туле давно. Тульские мастера в подметном письме на имя Петра I писали: "Григорий Волконский тульских мастеров разорил вконец - повелено на Государя делать 15 тысяч ружей в год на срок, а между тем сроком, исполняя свои прихоти, заставляет их делать свое ружье обронным..." Оружие тульской обронной работы было настолько хорошо, что Екатерина II дарила его турецким послам. А на Востоке знали толк в художественной отделке оружия.  
 ЧЕРНЕНИЕ - это гравировка с воронением. Если при обронной работе удалялся фон и выпуклым оставался рисунок, то при чернении выбирается металл по рисунку или надписи. 
Затем они заливаются расплавленным сургучом и различными лаками, Изделие прогревается, и операция повторяется несколько раз, пока на металле не получается прочное матово-черное покрытие. Такой способ украшения сабельных и кинжальных ножен и рукоятей очень распространен на Востоке и на Кавказе, скажем в знаменитых Кубачах.  
 ТАУШИРОВКА, или НАСЕЧКА. При этом способе украшения оружия по линиям рисунка вырезаются траншейки на глубину до миллиметра. Чеканом они в основании расширяются, и по их краям делаются заусенцы. Затем в углубленный рисунок вколачивается золотая или серебряная проволока. Ковкие золото и серебро прочно обосновываются в расширяющихся книзу вырезах и еще закрепляются заусенцами.  
 НАВОДКА ЗОЛОТОМ, или ПОЗОЛОТА, выполнялась путем накладывания ртутной амальгамы, состоящей из смеси золота и ртути. Прогревание в горнах испаряло ртуть, и золото прочно приставало к стали клинка. Это также проделывалось несколько раз, после чего позолоченное изображение полировалось. Теперь процесс золочения значительно упрощен гальваникой.  
 ЧЕКАНКА производилась с помощью молотка и различной формы чеканов. Мастер как бы лепил рельефное изображение на металле. Рисунок орнамента получается заметно выпуклым. 
Такая работа требует большого мастерства, тем не менее русская чеканка известна с XV века.
 На металлической пластинке, накладываемой на ножны или рукоять оружия, рельеф сделать легче. Он выбивается чеканами, как бы вдавливается с ее обратной стороны. Для массового использования готовится матрица с зеркальным изображением, которая вдавливается в разогретую пластину. Таким образом делались щитки на палаши в виде двуглавого орла с Георгием Победоносцем на груди.  
 ФИЛИГРАНЬ, или СКАНЬ, изготавливается из тонкой крученой проволоки, золотой, серебряной или медной. Приготовленные детали укладываются в орнамент и припаиваются. В результате получается металлическое плетеное кружево. По краям ножен или рукояти часто рядом с филигранью укрепляются маленькие шарики, называемые зернью. Филигрань иногда сочетается с чернью, на одной стороне ножен кинжала может быть филигрань, а на другой - чернь.  
 ВОРОНЕНИЕ осуществляется термической и химической обработкой металла. Смазав конопляным маслом клинки или стволы, их погружали в кучу горячей золы. Позже это стали делать в специальных печах - муфелях, а покрывать металл не только конопляным или льняным маслом, но и кислотами. В результате металл приобретал различные цвета - черный, темно-синий, фиолетовый, коричневый и даже красный, На вороненой стали клинков особенно красиво смотрится золотая насечка и наводка.  
 АЛМАЗНАЯ ГРАНЬ. Этот способ украшения оружия чрезвычайно кропотлив, сложен и требует от исполнителя виртуозного мастерства. Суть его в том, что рукоять, дужка, чашка шпаги, скажем, украшается стальными шариками из полированной стали и с многочисленными гранями. Каждый такой шарик приобретал вид алмаза и был посажен на тончайший стерженек. 
Получался эффект сверкания бриллиантов.
 В Историческом музее хранится уникальная по своему художественному значению шпага XVIII века. Рукоять ее, чашка и дужка да еще темляк украшены более чем 11 тысячами "бриллиантов", составляющих причудливое кружево. "Алмазы" имеют от 16 до 86 граней. При движении они покачиваются на своих ножках, и весь эфес сверкает и переливается. Для реставрации этой шпаги замечательному мастеру Е. В. Буторову потребовалось десять лет.  
 И наконец, самый распространенный способ украшения и нанесения надписей - ГРАВИРОВАНИЕ. На поверхность клинка или эфеса наносится рисунок, и по нему штихелями выбирается линиями металл. Теперь в мастерских металлоремонта это делается механическим способом, машинкой, напоминающей зубоврачебное сверло, а на производстве - с помощью пантографических станков. Но ручная гравировка - наиболее тонкая и чистая, ценные штучные изделия до сих пор гравируются вручную.  
 Гравировка всегда сочеталась с другими видами украшения оружия, ведь без нее не могли обойтись ни насечка, ни обронная работа, она нужна была при чеканке, позолоте, травлении и т. д.  
 Пример высокого искусства гравировки мы видим на одной из тульских сабель, хранящейся в ГИМе. На обухе ее вытравлено: "Тула 1769", у пятки с одной стороны - изображение двуглавого орла под короной, с другой - вензель Екатерины II. Обойми-ца и наконечник с чеканным орнаментом.  
 Рассматривая красивое холодное оружие, наградное или подарочное, всегда хочется узнать, где оно изготовлено. В этом в какой-то мере нам помогают клейма.  
 Оружейному приказу XVIII века клеймом служило изображение двуглавого орла и короны, позже, с созданием Тульского оружейного завода, Сестрорецкого, Златоустов-ского, Ижевского - для каждого из них учреждалось свое клеймо. Оно не было неизменным, временами заменялось другим.  
В Туле XVIII столетия клеймом служила буква "Р" (латинская "П"), первая в имени Петра I.
Ведь завод назывался впоследствии Тульским императора Петра Великого заводом. Кроме этого, давалась надпись с указанием города и года изготовления: "Тула 1748", например. На офицерском оружии гравировался вензель государя или корона. К 60-м годам XVIII века слово "Тула" стали писать прописью, дата же ставилась так: "Л.796", т. е. лета 1796-го. Позже, когда Тула с 1777 года стала губернским городом и получила свой герб в виде двух скрещенных мечей, ствола и молотков, этот герб стал использоваться и как клеймо Тульского оружейного завода. С 30-х годов XIX века между словом "Тула" и годом изготовления появился крест, а в 50-х учреждено новое клеймо, вместо слова "Тула" с датой стали выбивать три буквы: "ТОЗ". 
На винтовках, поперек ствола и позади прицела, писалось: "Императорский Тульский оружейный завод 1892 № 217".  
 ЗЛАТОУСТОВСКАЯ ОРУЖЕЙНАЯ ФАБРИКА. 20 февраля 1807 года император Александр I своим указом повелел Сенату "немедленно приступить к постройке завода и вместе с тем пригласить частных заводчиков готовить и сдавать оружие в казну". Место для завода было подобрано на Урале, вблизи руд и достаточно развитой металлургической промышленности. Однако строить фабрику холодного оружия начали только в 1814 году, после окончания Отечественной войны и заграничного похода. Фабрика должна была изготавливать все виды холодного оружия - и шпаги, и сабли, и палаши, и тесаки, и кортики... С 1817 года высочайшим повелением холодное оружие изготавливается только здесь.  
 Дело большое и во многом новое, поэтому приглашаются мастера из Золлингена и Клингенталя, специалисты всех профессий - по литью, по ковке, по полировке клинков, по выделке ножен, литью эфесов и, что очень важно для этой фабрики, - по художественной отделке оружия. Их набралось более сотни, но и заказ на оружие не мал - ежегодно требовалось выпускать 30 тысяч клинков. После большой войны, в 20-х годах для наград и юбилеев побед требовалось большое количество украшенного оружия. Таких шпаг и сабель делалось здесь до двух с половиной тысяч в год. К этому времени относятся клинки с надписями, датами и названиями мест основных сражений 1812-1814 годов, с листьями лавра, лавровыми венками и батальными сценами - оружие для офицеров, участников войны.  
 Делалось оно не только для наград, но и для подарков. Такую саблю получил, например, в подарок командир Киевского гусарского полка Иван Халецкий. В войне 1812 года он не участвовал, ибо произведен в офицеры только в 1824 году. Именно в эти годы сабля и создана, раньше она принадлежала какому-то другому лицу. Но вот закон 1807 года о награждении оружием вызвал и моду на подарочное оружие, уже не от имени императора. Надпись на клинке гласит: "Ивану Альбертовичу Халецкому от общества офицеров гусарского полка 6 генваря 1855 года". Замечательная художественная отделка этой сабли сделала ее одним из ценнейших экспонатов ГИМа. С высоким мастерством на ней изображены сцены: "Бородинское сражение", "Ахиллес и Гектор при Трое", Лейпцигская "битва народов", Полоцкое сражение и другие батальные сцены.  
 Как и головка рукояти в виде головы Геракла, все это выполнено в серебре с литым орнаментом. Клинок у сабли булатный.  
 В 20-е годы произошел расцвет искусства украшения оружия на Златоустовской фабрике, к 40-м годам спрос на него заметно сократился. В это время начальником и директором всех златоустовских заводов был как раз Павел Петрович Аносов, так много сделавший для развития стального производства в России. Он собирает заказы на украшенное оружие, жалуемое в награду, направляет мастеров на обучение в Петербург, Тифлис и за границу, расширяет ассортимент фабричной продукции. В 1854 году П. П. Аносова сменил также прекрасный специалист П. М. Обухов, создавший пять сортов литой стали, которая окончательно вытеснила на Златоустовской оружейной фабрике дорогую английскую сталь.  
 Русско-турецкая война 1877-1878 годов потребовала много холодного оружия, в том числе офицерского, украшенного для награждений. Это оружие целиком изготавливали уже русские мастера; знаменитый Уильям Шаф с тремя сыновьями и другие иностранцы давно покинули Россию, оставив таких замечательных учеников, как Иван и Ефим Бушуевы, Петр, Максим и Федор Тележниковы, Иван Барышников, Федор Стриженов и др. Шафы обучали их травлению и гравировке по стали, таушировке и золочению.  
 Способы украшения оружия уже описаны нами, они были теми же, что и на Тульском заводе. Приведем только рассказ о процессе золочения, сделанный П. Свиньи-ным в "Отечественных записках" 1826 года: "Ежели нужно золотить... то рисуют опять по ним лазурью, высушив краску, покрывают их амальгамой, состоящей из 1/10 золота и 9/10 ртути, смочив перед тем клинок составом, содержимым в тайне, без которого золото не пристает к стали. Тогда кладут клинок на уголья: ртуть улетит, а золото остается на стали, кроме мест, покрытых краскою". Этот способ золочения, называемый "через огонь", был очень вреден для здоровья мастеров. Недаром Ефим Бушуев в 1927 году умер от туберкулеза.  
 В первой трети XIX века в украшении оружия на Златоустовской оружейной фабрике использовалась военная тематика, изображались композиции из доспехов, оружия, знамен. В ходу были и аллегорические сюжеты с греческими богами и мифологическими героями.

Наиболее сложными становились сюжеты с батальными сценам. Иван Бушуев впервые стал украшать оружие многофигурными баталиями. На одной из сабель он изобразил однажды крылатого коня, и он стал новым гербом города Златоуста.  
 После расцвета травления и гравюры по стали 20 - 30-х годов ампир уходит из композиций златоустовских мастеров. На смену ему в 40 - 50-х годах приходят растительные орнаменты, пышные плетения из роз и лавра, раковины и затейливые арабески. Если на клинках и появляется теперь изображение оружия, то древнерусское -секиры, булавы, алебарды и т. д. 
Эфесы наградных шпаг и сабель выполнялись из латуни с позолотой, и очень редко золотое оружие делалось из чистого золота. На дужке эфеса гравировалась надпись "За храбрость", без длинных текстов, как это бывало раньше. Постепенно исчезают именники (подписи мастеров) на украшенном оружии, остается только год и название фабрики: "ЗОФ". И наконец, к 80 - 90-м годам (время расцвета русского реалистического искусства) в Златоустовской гравюре по стали появляются реалистические изображения цветов, плодов и трав - колокольчики и ромашки, пятилепестковые цветы и зубчатые листья. Используется также и кавказский орнамент, например, кубачинская "тутта" (ветка) и "мархарай"(заросли).  
 Если бы на златоустовских клинках не стояла дата их изготовления, то тематика, сюжеты, орнаменты на клинках помогали бы нам с точностью до нескольких лет датировать их. Но в этом нет необходимости.  
 Каждый клинок, сделанный на Златоустовской оружейной фабрике, в том числе и неукрашенные, на обухе имели не только дату изготовления, но и надпись на клинке "Златоуст". 
Это и есть клеймо фабрики. Помимо него, на холодном оружии ставились именники мастеров и клеймо браковщика. Шафы подписывали свои работы так:  "М. SchaafSohn" (Шаф-сын) или ставили свои инициалы: "WNLS", "WSLO", "WLSohn", "WLS". На оружии первой четверти века можно видеть клейма полировщика Готфрида Гра - "GG" или "GGRAH", личное клеймо мастера Данилы Вольерца - "FERZ", Карла Гра - "KWC" и др. Позднее проставлялись имена и русских мастеров, но всегда рядом с этими клеймами обязательно стояло: "Златоуст", "Злат. ор. фабр.", "Златоуст, ор. фабрика" или просто "ЗОФ". И так было до конца XIX века. Поэтому отличить оружие Златоустовской оружейной фабрики не представляет особого труда.


ИСТОРИЯ РУССКОГО НАГРАДНОГО ОРУЖИЯ


НАГРАЖДЕНИЕ ОРУЖИЕМ В XVIII ВЕКЕ


Традиция жаловать отличившихся в боях русских воинов дорогим и красивым оружием уходит в глубокую старину. Трудно сказать, когда произошло это на Руси впервые. В таких случаях упоминают обычно палаш Шуйского, саблю Пожарского да саблю Хитрово.  
 Основоположником наградной системы в России, как мы знаем, считается Петр Великий, учредивший ордена Святого Андрея Первозванного, Святой Великомученицы Екатерины и приготовивший создание ордена Святого Князя Александра Невского, но не успевший его установить. Можно сказать, что Петр I впервые стал награждать холодным оружием офицеров регулярных уже частей русской армии. В Артиллерийском музее Петербурга хранится палаш с надписью на клинке: "За Полтаву. Лета 1709". Одним из первых золотую шпагу с бриллиантами получил от императора адмирал Ф. М. Апраксин. Она пожалована ему за взятие крепости Выборг, основанной еще в XII веке новгородцами, а через двести лет захваченной шведами.  
В июне 1720 года князь М. М. Голицын одержал блестящую морскую победу при Гренгаме.
У него было 29 лодок и 61 галера против шведской эскадры, состоявшей из 4-х фрегатов, шнявы, корабля, галиота, 3-х шверботов и бригантины. Мало того, к этой эскадре присоединилась еще целая флотилия вице-адмирала Зейблата. Голицын заманил их в гавань Фрисберг на камни и мели и атаковал у острова Гренгам. Фрегаты сели на мель, остальные отступившие корабли Голицын догнал и после отчаянного боя часть из них захватил. Трофеями русских моряков стали 104 пушки со снарядами к ним, а в плен были взяты 37 офицеров и 500 матросов. Обрадованный царь не поскупился на награды победителям, офицеры были награждены золотыми медалями на Андреевской ленте, нижние чины - серебряными, а сам М. М. Голицын получил в награду "за воинские труды и добрую команду" трость и шпагу, осыпанные бриллиантами.  
 С середины и особенно к концу XVIII века награждение холодным оружием русских офицеров, генералов и адмиралов становится делом если не обычным, то и не столь уж редким. 
К такой награде императрицами жаловались специальные грамоты. Сначала (до 1788 г.) украшенные алмазами и бриллиантами шпаги получали лишь генералы и адмиралы, а позже, в разгар русско-турецких войн, они стали жаловаться за военные подвиги и офицерам, только уже без украшений драгоценными камнями. Вместо них на эфесах наградного оружия появилась надпись "За храбрость". Бывали и более обширные надписи.  
 Известна сабля Макара Персидского с частично стершейся золотой надписью: "...Мы Анна императрица и самодержавица Всероссийская и прочая и прочая и прочая пожаловали мы сею саблею Волского Войска Войскаваго атамана Макара Никитина Персидского за многие и верные его службы в санкт питербурхе генваря 31 дня 1734 году". Приблизительно такая же надпись и на сабле атамана Федора Макаровича "сна Персидского", пожалованной ему в 1757 году. Отец и сын были атаманами Волжского казачьего войска, основанного в 1732 году. Макар стал организатором переселения донских казаков на Царицынскую сторожевую линию и создателем Волжского казачьего войска.  
 За победы в русско-турецкой войне и за успешное ее завершение золотыми шпагами с драгоценными камнями награждены генерал-фельдмаршал Б. X. Миних и П. П. Ласси. Первый был командующим в Крыму и Бессарабии, а второй командовал Донской армией. В Семилетней войне (1756-1763) такой же шпагой отмечен генерал-фельдмаршал П. С. Салтыков.  
 Жаловала в награду оружие и императрица Елизавета Петровна. Она наградила шпагами русских полководцев за шведскую войну 1741-1743 годов. Сохранилась грамота, из которой видно, что это уже не просто подарок, а боевая награда: "Господин генерал-поручик. За ваши верные службы и в бывшую последнюю с шведами войну прилежные труды всемилостивейше жалуем вас шпагою, которую при сем посылаем. 24 июня 1741 года".  
Верно служившим престолу и интересам империи жаловала оружие и Екатерина II.
Примером тому служит сабля Никифора Назарова. "Божией милостью мы Екатерина II императрица и самодержавица всероссийская пожаловали сею саблею, - гласит надпись на этом клинке, - войска уральского зимовой станицы атамана и армии пример-майора Никифора Назарова за оказанные ево верно и усердные к нам службы санкт питебург февраля ... дня 1779 года". Служба атамана Назарова проходила "против башкирцев и киргизов и других азиатских народов" в местах, где через шесть лет началось Пугачевское восстание. А чином "от армии пример-майора" Назаров был пожалован по рекомендации самого Г. А. Потемкина.  
 Число наград оружием в Екатерининскую эпоху, когда происходили бесконечные войны с Турцией, заметно возросло. До 1788 года золотое оружие жаловалось только генералам и генерал-фельдмаршалам, каждое такое пожалование сопровождалось рескриптом императрицы. 
Но уже за Очаков золотые шпаги (без алмазов) получали штаб- и обер-офицеры. Вместо драгоценных украшений на них с этого года появляется надпись: "За храбрость". Впервые она была сделана на золотых шпагах для героев морского сражения со шведами у острова Гогланд (1788) под руководством адмирала С. К. Грейга. В том же году золотым оружием отмечались и герои сражений под Очаковом.  
 Героям этих сражений Екатерина II пожаловала 8 шпаг с бриллиантами для генералов и 27 золотых шпаг для офицеров, на которых была сделана надпись: "За мужество, оказанное в сражениях на лимане Очаковском". Больше таких пространных надписей на офицерском оружии долго не встречается. Князь Григорий Александрович Потемкин за взятие Очакова получил давно желанные им орден Святого Георгия 1-й степени и 100 тысяч рублей, а за победы на Лимане осыпанную бриллиантами и украшенную лаврами из драгоценных камней шпагу стоимостью в 20 тысяч рублей и с надписью: "Командующему Екатеринославскою сухопутною и морскою силою, успехами увенчанному". Это была уже не первая золотая шпага Потемкина, по заключении мира с Портой он награжден 10 июля 1775 года: "За споспешествование к оному добрыми советами Графским достоинством Российской империи; за храбрые и неутомимые труды шпагой, осыпанной алмазами, и в знак Монаршего за то благоволения портретом Императрицы для ношения на груди".  
 Взятие А. В. Суворовым неприступной крепости Измаил 11 декабря 1790 года повлекло за собой многочисленные награды, в том числе и золотым оружием. Были пожалованы генералам 3 золотые шпаги с бриллиантами и 24 офицерские с надписью: "За храбрость". 
Сам Александр Васильевич не был достойно отмечен за эту победу, но он уже имел к этому времени две золотые шпаги с алмазами. Первую он получил по случаю заключения мира между Российской империей и Оттоманской Портой, а вторую в 1789 году за победу над превосходящими турецкими силами близ Фокшан на реке Рымник. За рымникскую победу"Екатерина наградила Суворова бриллиантовыми знаками ордена Св. Андрея Первозванного; шпагой, украшенной бриллиантами и лавровыми венками, с надписью: "Победителю Верховного Визиря" и вслед за тем препроводила к нему диплом на Графское достоинство Российской Империи и наименованием Рымникским, также орден Св. Великомученика Георгия 1 класса".

Золотым оружием Екатерина Великая награждала за военные подвиги своих офицеров и генералов еще не раз. Работы тульским оружейникам хватало. Сведения о числе награжденных золотым оружием в XVIII веке несколько противоречивы. В одной из своих работ наш крупнейший специалист по наградам В. А. Дуров пишет: "Всего за XVIII век документально известно более 260 награждений золотым оружием, в том числе около 50 - с бриллиантами, генеральским. А в другой: "В течение XVIII столетия наградное золотое оружие было выдано примерно триста раз, в том числе более восьмидесяти раз - украшенное бриллиантами". 
"Русский инвалид" за 1907 год дает совсем иные цифры.
 Взошедший на престол в 1796 году Павел I, во всем противодействовавший своей матери, перестал награждать орденами Святого Владимира, Святого Георгия и золотым оружием. Он заменил его так называемым Аннинским оружием. К эфесу наградного холодного оружия прикреплялся красный крестик ордена Святой Анны 3-й степени. Таким оружием Павел награждал, втайне от матери, еще и раньше, когда у ордена была одна степень. А с 1797 года знак 3-й степени для оружия получил форму кружочка с красным эмалевым кольцом по краю и таким же крестиком в середине. Этот знак прикреплялся к чашке шпаги и являлся третьей, низшей степенью ордена Святой Анны. После непродолжительного царствования Павла I награждение золотым оружием возобновилось, и таким образом в России установилась традиция награждать военные заслуги двумя видами холодного оружия - золотым и Аннинским.

 
НАГРАЖДЕНИЕ ОРУЖИЕМ В XIX ВЕКЕ


При императоре Александре Благословенном эта традиция получила широкое распространение, чему способствовали исторические события того времени - Отечественная война 1812 года с предшествующей ей наполеоновской войной и последующим заграничным походом, война с Турцией 1806-1812 годов и со Швецией 1808-1809 годов. Но не только. Важной вехой в истории русского наградного оружия стал высочайший указ Капитулу российских орденов - "О помещении в Кавалерский список всех пожалованных за военные подвиги золотыми с надписями шпагами с алмазными украшениями и без оных" от 28 сентября 1807 года. В нем говорилось: "Жалованные Нами и предками Нашими за военные подвиги Генералитету и Штаб и Обер Офицерам золотые с надписями шпаги с алмазными украшениями и без оных, яко памятник Нашего к тем подвигам уважения, причисляются к прочим знакам отличия; для чего и повелеваем всех тех, коим такие золотые шпаги доныне пожалованы и пожалованы будут, внести и вносить в общий с Кавалерами Российских Орденов список".  
 Если этим указом золотое оружие ставилось в один ряд с орденами, то Аннинское и без того являлось 3-й степенью императорского ордена Святой Анны. Стало быть, и оно попадало в этот список. В 1815 году указом от 28 декабря этот орден получит 4-ю степень. Крест 1-й степени будет носиться на ленте у бедра, как и у всех высших орденов, крест 2-й степени - на шее, крест 3-й - в петлице (на груди), а знак 4-й степени, в виде обведенного красной эмалью круга с красным крестом в центре и золотой императорской короной над ним, - на оружии.   
В начале XIX столетия еще не было на Аннинском оружии темляка из орденской ленты, надписи "За храбрость" и оно отличалось от обычного одним лишь этим знаком. Шпаги, палаши и сабли того времени имели часто немецкие, золлингеновские, клинки, и было решено на Аннинском оружии "клейма потсдамские или берлинские на клинках не оставлять".  
Наградное золотое оружие для офицеров в начале прошлого века имело на эфесе надпись "За храбрость". Генерал-майоры и контр-адмиралы получали украшенное алмазами оружие с такой же надписью, и только изредка на шпагах высшего командования мы встречаем надписи с более обширным текстом. Например, на обеих половинках чашки шпаги генерала И. Н. Дурново сверху мы видим надписи "За храбрость", а на нижней стороне следующий пространный текст: "Получена за отличие при удержании пятью полками форштата города Суасена 21 декабря 1814 г. при нападении на оный двух корпусов французских под командою маршала Мармона. Сражение продолжалось 34 часа". Можно предположить, что надпись эта сделана позже, первоначальной же была только надпись "За храбрость".  
 В то время еще не существовало четких правил награждения золотым и Аннинским оружием, но сопоставление наград с чинами позволяет думать, что обычно обер-офицеры (от прапорщика до капитана включительно) получали в награду Аннинские шпаги, а обер-офицеры (от майора до полковника включительно) награждались золотым оружием, ибо во многих случаях имели уже оружие Аннинское. Узаконены такие правила были только в 1859 году.  
 В наполеоновских войнах до 1812 года, а также в происходивших в эти же годы войнах с Турцией и Швецией по данным В. А. Дурова золотым оружием было пожаловано: "В 1806 году - 59 (в том числе 16 за 1805 год), в 1807-м - 240, в 1809-м - 47, в 1810-м - 92, в 1811-м - 19 человек". В числе их были наши национальные герои, ставшие крупнейшими полководцами и гордостью Отечества, - П. И. Багратион, А. П. Ермолов, М. И. Платов, Д. В. Давыдов, Д. С. Дохтуров, А. И. Кутайсов...  
 За все время существования Российской империи только четыре человека, четыре генерал-фельдмаршала, удостоились высочайшей военной награды - ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия всех четырех степеней. Полными кавалерами военного ордена стали М. И. Кутузов, М. Б. Барклай-де-Толли, И. И. Дибич и И. Ф. Паскевич. О двух первых мы наслышаны, а о И. И. Дибиче и И. Ф. Паскевиче в последние семьдесят пять лет писалось мало.  
Оба генерал-фельдмаршала начали свою военную карьеру в наполеоновских войнах.
Поручик лейб-гвардии Семеновского полка И. И. Дибич получил первую свою золотую шпагу в 1805 году за Аустерлиц, а поручик лейб-гвардии Преображенского полка И. Ф. Паскевич такую же шпагу в 1807 году - за мужество и храбрость, "оказанные в сражении под Измаилом". В 32 года он уже был генерал-лейтенантом (1814г.),ав47 лет - генерал-фельдмаршалом (1829 г.).  
Генерал-фельдмаршал граф Паскевич-Эриванский трижды награждался золотым оружием. В персидской войне 1827 года за блестящую победу над Аббас-Мирзой государь наградил его золотой шпагой, украшенной бриллиантами с надписью: "За поражение Персиан при Елисаветполе". В 1829 году высшим рескриптом, в котором перечислялись заслуги Паскевича в турецкой войне, в частности взятие крепостей Карса, Ахал Калаха, Поти, Баязета и Ахалциха, взятие в плен четырех пашей и самого главнокомандующего турецкой армией Сераскира, Иван Федорович был пожалован орденом Святого Георгия 1-й степени. А за кампанию 1831 года Паскевич получил от короля Пруссии Фридриха Вильгельма дорогую шпагу с алмазами.  
 В Отечественную войну 1812 года и особенно во время заграничного похода, в боях под Дрезденом, Кульмом и Лейпцигом, награждение оружием заслужили сотни и сотни русских офицеров. Достаточно сказать, что только за время Отечественной войны офицерским золотым оружием награждено более 1000 человек и 62 генерала получили золотые шпаги и сабли, украшенные бриллиантами (с 1806 года по 1825-й было 1542 награждения золотым оружием). 
Аннинские шпаги жаловались, естественно, чаще, ведь обер-офицеров было больше, чем штаб-офицеров.  
 Одним из главных героев турецкой войны стал наш четвертый кавалер всех четырех степеней ордена Святого Георгия и обладатель трех золотых шпаг Иван Иванович Дибич. 
Генерал-фельдмаршал граф Дибич-Забалканский - выходец из Пруссии. В семнадцать лет он был зачислен прапорщиком в лейб-гвардии Семеновский полк (в 1801 г.) и сделал головокружительную карьеру. В Аустерлицком сражении (1805), будучи ранен в правую руку, он взял шпагу в левую и продолжал сражаться. Награжден золотой шпагой с надписью "За храбрость". В 1807 году за сражение при Фридланде в двадцать два года награжден Владимиром 4-й степени и прусским орденом "За заслуги". В 1812 году за Бородино - чин полковника и орден Святого Георгия 3-й степени, за бой при Березине - орден Святой Анны 1-й степени и золотую шпагу, украшенную алмазами. В 1814 году Дибич уже генерал-майор, после Кульмского сражения - генерал-лейтенант, а в 1825 году - генерал от инфантерии. За взятие Варны Дибич пожалован орденом Святого Андрея Первозванного, за Балканы - орденом Святого Георгия 2-й степени.  
 После заключения в 1829 году Адрианопольского мира с Турцией, по которому к России отошли Анапа, Поти, Ахалцих, Ацхура, открыты Босфор и Дарданеллы "для торговли всех народов без изъяна", И. И. Дибич получает почетную приставку к своей фамилии - Забалканский, алмазные знаки ордена Святого Андрея Первозванного, орден Святого Георгия 1-й степени и фельдмаршальский жезл (в 45 лет!). Король Пруссии удостоил нового генерал-фельдмаршала знаками ордена Черного Орла и богато украшенной алмазами, с вензелем шпагой. Справедливости ради надо сказать, что император Николай I всегда благоволил к Дибичу, так же как и к Паскевичу, что, безусловно, сыграло роль в их блистательных карьерах.  
 В начале века вошло в моду носить на груди небольшую, в 5-7 сантиметров, золотую или позолоченную сабельку с надписью "За храбрость". К ней подвешивались так называемые "фрачные" знаки орденов и медалей, размером в 12-13 миллиметров, в том числе и знак ордена Святой Анны 4-й степени. Официально ни фрачные знаки орденских наград, ни сабелька, означающая награждение золотым оружием, не утверждались. Тем не менее мы видим их на многих портретах того времени.  
 27 января 1812 года государь император Александр I дал главнокомандующим "власть во время самого действия назначать за важнейшие блистательные подвиги шпаги за храбрость". 
Грамоты же на эти награды утверждались самим царем, так же как генеральское оружие с алмазами и бриллиантами жаловалось только им.  
 В сохранившихся рапортах о боях с прилагаемыми представлениями офицеров к наградам в графе "чего достоин отличившийся" наряду со словами "благоволение", "чин", "Анна 3-й ст.", "орден св. Анны 2-й степени", "Владимир с бантом", "орден св. Владимира 4-й ст." часто встречаются такие представления: "золотая шпага", "золотая шпага с надписью "За храбрость", "Аннинская шпага", "орден св. Анны 4-й ст. за храбрость".  
 Перечислить имена получивших наградное оружие в этот период нашей истории невозможно, назовем лишь некоторые генеральские награды. Украшенное алмазами и бриллиантами оружие получили такие герои войны, как М. А. Милорадович, П. П. Коновницын, Н. В. Иловайский, А. П. Ожарский, В. В. Орлов-Денисов, А. И. Бистром и многие другие генералы, чьими портретами украшена галерея героев 1812 года в Эрмитаже.  
Как уже говорилось, на "бриллиантовых" шпагах делались иногда надписи с объяснением, за что они жаловались. Так, на шпаге генерал-лейтенанта И. С. Дорохова красовались слова: "За освобождение Вереи", а на шпаге генерала герцога Вюртембергского - "За покорение Данцига".  
 Награждались русским оружием и союзники-иностранцы. Генерал-фельдмаршал Пруссии Г. Л. Блюхер, английский герцог А. К. Веллингтон, австрийский князь К. Ф. Шварценберг и многие другие получили от Александра I русские золотые шпаги с бриллиантами и надписями "За храбрость". Бывало и наоборот, иностранцы награждали русских генералов оружием. А. X. Бенкендорф, например, кроме русской золотой шпаги получил в награду дорогую шпагу от короля Нидерландов с надписью "Амстердам и Бреда" и золотую саблю от английской королевы.  
 И наконец, наши верховные главнокомандующие в этой войне и полные кавалеры ордена Святого Георгия М. И. Кутузов и М. Б. Барклай-де-Толли тоже не были обойдены наградным оружием. М. Б. Барклай-де-Толли за сражение при Бриене получил золотую шпагу с алмазными лаврами и надписью "За 20 января 1814 года", а М. И. Кутузов стал обладателем, наверное, самой дорогой и красивой шпаги. Она была украшена алмазами и венками из изумрудов. 
Известно, что стоила она 25 125 рублей.
 Подсчитано число награжденных золотым оружием за Отечественную войну 1812 года и за заграничный поход: "1812-й - 241 награждение, 1813-й - 436, 1814-й - 249, 1815-й-108; в 1816 году награждений не было. По разным источникам офицерское наградное оружие в этот период выдано 1034 или 1054 раза (793 шпаги и 261 сабля)". Понятно, Аннинских шпаг было еще больше.  
 В качестве примера русского патриотизма, беззаветной преданности престолу и Отечеству, необыкновенной отваги и верности долгу можно привести службу офицера, а потом и генерала Ивана Никитовича Скобелева, деда знаменитого Михаила Дмитриевича Скобелева, героя Туркестанского похода и русско-турецкой войны 1877-1878 годов.  
 Когда в семье передавались из поколения в поколение взгляды и образ жизни, когда наследовалась профессия от отца к сыну, а от деда к внуку и дальше, то из русских людей получались хорошие крестьяне, купцы и офицеры. Люди с детства готовили себя в той среде, которая дана им от Бога, к определенному роду деятельности, перенимали опыт родителей и хорошо знали свое дело. Род Скобелевых может служить тому хорошим примером.  
 Вот родился в Петропавловской крепости, комендантом которой был генерал-ветеран Иван Никитович Скобелев, его внук Михаил Дмитриевич, и дед повесил над его колыбелью свою золотую саблю.  
 Вся жизнь старого генерала прошла в постоянных боях. В 1808 году в шведскую кампанию он командовал при Коуртане ротой егерей и потерял в бою два пальца правой руки: указательный и средний. Кроме того, получил от вражеского ядра сильную контузию в грудь. 
Но в отставку "за ранами" не ушел и продолжал служить, прошел Отечественную войну 1812 года и заграничный поход. 26 февраля 1814 года русский генерал граф Сен-При был смертельно ранен и его отряд стал в беспорядке отступать перед Наполеоном под Реймсом. Один только батальон Рязанского пехотного полка под командованием полковника Скобелева устоял против почти неудержимого натиска неприятеля. Среди всеобщего смятения он свернулся в каре, отразил трижды налетавшую на него громаду конницы и дал время орудиям и обозам войти в город. Сам полковник пробивался туда на штыках с последними солдатами и был дважды ранен пулями в правую ногу и левую руку.  
 В кампанию 1831 года И. Н. Скобелев командовал 2-й Пехотной дивизией, будучи уже генерал-лейтенантом. Ядром ему оторвало по локоть левую руку. Сидя на барабане перед колоннами наших войск и окруженный песенниками, он выдержал ампутацию руки. Через два часа изувеченный генерал продиктовал приказ своей дивизии, в котором сожалел, что принужден на время расстаться с ней, благодарил офицеров за "пламенное усердие их к службе Государю и Отечеству и просил передать добрым славным. храбрым солдатам намерение старого инвалида... по выздоровлении немедленно примкнуть к рядам друзей чести, если они будут продолжать с такой же готовностью сражаться за правое дело Батюшки Царя нашего". 
Окончил Скобелев свой приказ словами: "С такими отличными сподвижниками для поражения врагов милого Отечества и трех, по милости Божией, оставшихся у меня пальцев с избытком достаточно".  
 Остается сказать, что сын Ивана Никитовича - генерал-лейтенант Дмитрий Иванович Скобелев за Крымскую войну получил ордена Святого Георгия 4-й степени, Святой Анны 2-й степени и Святого Владимира 4-й степени. Отличился он и в русско-турецкой войне 1877-1878 годов и заслужил белый крест на шею - орден Святого Георгия 3-й степени. Рядом с отцовской золотой шпагой с надписью "За храбрость" была повешена на стене еще одна.  
 А генерал Михаил Дмитриевич Скобелев, один из самых талантливых русских военачальников и человек, в силу этого, со сложной судьбой, трижды награждался оружием: в 1875 году за взятие Андижана - шпагой с надписью "За храбрость", за Кокандский поход - 
золотой саблей с такой же надписью и уже генералом в русско-турецкую войну 1877-1878 годов он получил золотую саблю, украшенную бриллиантами.  
 Успешные персидская (1827-1828) и турецкая (1828-1829) войны принесли славу русскому оружию и дали немало славных имен российской истории. Наши моряки отличились в Наваринском сражении 20 октября 1827 года, когда русский флот вместе с англичанами и французами разгромил у Южной Греции в Наваринской бухте турецкий и египетский флоты. За это сражение многие моряки получили золотое и Аннинское оружие, в том числе два будущих адмирала - мичман Владимир Корнилов и гардемарин Владимир Истомин. Это оружие имело знак ордена Анны 4-й степени и надпись "За храбрость". Надпись официально введена новым статутом ордена Святой Анны лишь в 1829 году, но еще раньше было разрешено на оружии с Аннинским знаком добавлять надпись "За храбрость". Таким образом, после 1829 года надпись "За храбрость" стала проставляться как на золотом, так и на Аннинском оружии. В 1826-1829 годах было 349 награждений золотым оружием, в польскую войну 1831 года - 341, в венгерскую кампанию 1849 года - 121.  
 В Кавказской войне, длившейся до 1865 года без малого полвека, было немало награждений как золотым, так и Аннинским оружием. Из наиболее известного генеральского золотого оружия этой войны можно назвать знаменитую саблю князя Александра Ивановича Барятинского, хранящуюся в ГИМе. Рукоять ее обвита как бы ветвью из алмазов и изумрудов, несколько десятков алмазов укреплены на головке рукояти и на дужке. По нижнему краю дужки идет надпись "В память покорения Кавказа". Обоймицы металлических ножен позолочены, на клинке вытравлен орнамент.  
 Князь А. И. Барятинский в 1856 году был назначен наместником Кавказа и командующим Кавказским корпусом. Он повел решительное наступление на Чечню, главный оплот Шамиля. В 1859 году войска князя взяли укрепленный горный аул Гуниб, при этом был захвачен в плен сам неуловимый Шамиль. Этим завершилась война за овладение Чечней, а Барятинский за это получил чин генерал-фельдмаршала.  
 Наградным оружием жаловались не только русские офицеры, но и состоявшие на службе императора кавказские жители. В "Санкт-Петербургских сенатских ведомостях" от 4 марта 1841 года можно прочитать в разделе "Награды": "Высочайшими указами, данными Капитулу Российских ИМПЕРАТОРСКИХ И ЦАРСКИХ Орденов, всемилостивейше пожалованы кавалерами: ...Ордена св. Анны... 4-й степени за храбрость:  Февраля 6. Состоящий при Отдельном Кавказском Корпусе, числящийся по Кавалерии Корнет Ахмет Абуков и Кабардинский житель Прапорщик Кучук Анзоров, в воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанных в делах противу Горцев в 1839 году".  
Аннинские сабли выдавались мусульманам еще со знаком ордена Святой Анны 4-й степени, на котором был красный крест. Но с 1845 года по новому статуту ордена Святой Анны для нехристиан учрежден новый знак этого ордена 4-й степени. Вместо креста в середине красного эмалевого круга на нем помещался черный двуглавый орел - государственный герб. Приведем еще примеры награждения оружием времен Кавказской войны.  
 "Высочайшими указами, данными Капитулу Российских ИМПЕРАТОРСКИХ и ЦАРСКИХ ОРДЕНОВ, Всемилостивейше пожалованы кавалерами: ...Ордена св. Анны 4-й степени за храбрость:  Марта 5. Апшеронского пехотного полка Поручик Здоровенков, в воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанных в действиях противу Горцев 10 Июля 1840 года при деревне Ишкартах.  
 Золотою саблей с надписью за храбрость:Марта 17. Лейб-Гвардии Кавказского Горного полуэскадрона Поручик Князь Уцмиев, в награду отличной храбрости и мужества, оказанных в деле противу Горцев 11 Июля 1840 года, при реке Валерике".  
 За мужество и отвагу, проявленные в Крымской, или, как ее еще называли, - Восточной, войне 1853-1856 годов, золотое оружие получили 456 офицеров, только в 1855 году золотые сабли, полусабли, шпаги и кортики заслужили 227 офицеров, а Аннинское оружие - 1551 офицер.  
 В январе 1855 года, в самый разгар войны, был опубликован "Список лицам, удостоиным Высочайших наград, в воздаяние оказанных во все время бомбардирования г. Севастополя Англо-французскими войсками и флотом". В нем объявлялись пожалования орденами, начиная с ордена Святой Анны 1-й степени контр-адмиралу Юхарину 1-му и кончая Владимиром 4-й степени с бантом и Анной 3-й степени с бантом. А в конце сказано: "Золотыми полусаблями с надписью за храбрость Капитана 1-го ранга:  Командиры Флотских экипажей: 34-го, Кутров 1-й и 41-го, Ергомышев; Капитан-Лейтенанты 35-го, Кузьмин-Караваев; 42-го, Попандопуло и состоящий по флоту Бурхановский; Лейтенанты: 30-го, Львов, 37-го, Бутаков 5-й; 40-го, Прокофьев и Савельев; 41-го, Банков и Беклешов". Многие из этих имен встречаются потом в списках погибших в Севастополе, в частности Попандопуло и Прокофьев. В том же, 1855 году получили награды погибшие адмиралы Истомин и Нахимов, Корнилов погиб еще раньше, 5 октября 1854 года.  
 Во время Крымской войны, 19 марта 1855 года, вышел указ "Об установлении более видимого отличия для золотого оружия и ордена св. Анны четвертой степени за военные подвиги". Это первый указ о наградном оружии императора Александра II и еще одна важная веха в истории наградного оружия. К офицерскому наградному оружию жаловался темляк из Георгиевской ленты, а к Аннинскому (эта награда называлась "орденом св. Анны 4-й степени "За храбрость") - темляк из Аннинской ленты. Темляки заканчивались серебряными кистями. 
Генеральскому оружию с бриллиантами, так же как Аннинскому, полученному не за военные заслуги, темляков не полагалось.  
 Несколькими высочайшими именными указами в ноябре 1854 года Николай I наградил орденами большую группу медиков - от главного хирурга войск Южной армии Рудинского и полковых штаб-лекарей до младших лекарей и служителей госпиталей. А в следующем году врачам разрешили носить Аннинские шпаги с темляком, но без надписи "За храбрость" и только в том случае, если медицинская помощь оказывалась ими под обстрелом и в условиях, опасных для жизни. И конечно, награжденные медики должны были иметь классный чин, без чего орденами на награждали.  
 Орден Святой Анны 4-й степени "За храбрость", т. е. Аннинское оружие, получил и поручик Лев Николаевич Толстой. Великий русский писатель участвовал в Кавказской и Крымской войнах. В 1851 году он сдал экзамен в Тифлисе и поступил юнкером на 4-ю батарею 20-й артиллерийской бригады, стоявшей на Тереке. Служил на Кавказе два года, произведен в офицеры, участвовал во многих стычках с горцами. Когда началась в 1853 году Крымская война, Толстой перевелся в Дунайскую армию, сражался при Ольтенине, участвовал в осаде Силистрии, а с ноября 1854 по конец августа 1855 года находился в осажденном Севастополе.  
 В июле 1859 года обнародован "Именной указ, объявленный Капитулу Российских Царских орденов Военным Министром - О порядке пожалования золотого оружия, украшенного бриллиантами". В нем говорилось: "Государь Император Высочайше соизволил повелеть: принять на будущее время за правило, чтоб пожалование золотого оружия, украшенного бриллиантами, производилось грамотами на имя награжденного лица за Высочайшим подписанием". (До 1844 года оно выдавалось Кабинетом императора, а потом стало идти через Капитул орденов.)  
 Вскоре последовало и "Высочайше утвержденное Положение о наградах по службе" от 31 июля 1859 года. В нем определялись виды всех наград и порядок пожалования ими, не менявшийся в своих основных чертах до конца Российской империи. В части VIII было сказано:  "§ 60. О наградном оружии. К награде золотым оружием за военные отличия дозволяется представлять от Прапорщиков до Генерала включительно, но в обер-офицерских чинах разрешается назначать эту награду тем только, которые удостоились уже получить орден св. Анны 4-й степени за храбрость или состоят кавалерами ордена св. Георгия 4-го класса. § 61. Золотое оружие для генералов назначается с алмазными украшениями и отпускается из Кабинета Его Величества по существующим для сего правилам, а для штаб и обер-офицеров золотое оружие заготавливается без алмазных украшений по распоряжению Капитула Императорских и Царских Орденов.

Примечание. Золотое оружие, алмазами украшенное, носится без темляка. При золотом же оружии, без алмазных украшений, носится темляк из Георгиевской орденской ленты по утвержденным образцам".  
 Положением определялось, что орден Святой Анны 4-й степени "За храбрость" - обер-офицерская награда, штаб-офицеры награждались золотым оружием, ибо во многих случаях имели уже Аннинское. Этим был узаконен давно принятый порядок награждения оружием.

Сложилось окончательно и положение о привилегиях награжденных. Еще с 1829 года кавалерам ордена Святой Анны 4-й степени "За храбрость" уменьшался на один год срок выслуги для получения за 25 лет лет безупречной службы ордена Святого Георгия 4-й степени. 
180 старших по времени кавалеров Аннинского оружия получали пенсии по 100-120 рублей в год (с 1845 года - 60 кавалеров по 50 рублей и 120 - по 40 рублей). Награждаемые всеми российскими орденами, кроме ордена Святого Георгия, вносили в Капитул орденов
положенную сумму денег, кавалеры Анны 4-й степени от этого освобождались. После 1859 года им разрешалось также в отставке носить военный мундир, они не подвергались, как и Георгиевские кавалеры, денежным вычетам. Что касается кавалеров золотого оружия, то они уже в 1815 году получили право на сокращение срока выслуги на два года для получения ордена Святого Георгия 4-й степени и остальные названные привилегии.

С 1 сентября 1869 года, когда отмечалось столетие учреждения ордена Святого Георгия, все награжденные золотым оружием были причислены к Георгиевским кавалерам. По старшинству они поставлены после кавалеров ордена Святого Георгия 4-й степени. К столетнему юбилею ордена золотым оружием было уже пожаловано 3384 офицера и 162 генерала.  
 За год до этого указом от 17 апреля 1868 года разрешено было главнокомандующим награждать орденами Святого Георгия 4-й степени, Святого Владимира 4-й степени, а также золотым оружием: "П. 33. Главнокомандующий об офицерах, награждаемых им чинами, орденами, золотым оружием за храбрость, объявляет в приказе по армии; на ордена и золотое оружие выдает за своим подписанием грамоты и представляет награжденных на утверждение Его Императорского Величества. Старшинство награждаемых...
считается не со дня пожалования, а со дня оказания ими отличного подвига, за который они удостоены награды". В примечаниях указывалось, что хотя грамоты выдаются главнокомандующим, потом они обмениваются на грамоты Капитула.  
 Число награжденных золотым оружием в русско-турецкую войну 1877-1878 годов приводится в разных источниках по-разному. В одном: 25 награждений золотым оружием с бриллиантами и 500 - офицерских, а в другой статье специалиста: 35 и 600. Число заслуживших Аннинское оружие, конечно, значительно больше. "Бриллиантовое" оружие получили за оборону Шипки Ф. Ф. Радецкий, за Горный Дубняк И. В. Гурко, за Ловчу М. Д. Скобелев, за Алуджу X. X. Рооп, за Рущук С. С. Леонов; А. П. Струков - саблю с надписью "За военные подвиги за Балканами 1878 года", а также Н. Т. Святополк-Мирский 2-й, 3. Г. Чавчавадзе, А. Ф. Депп, А. В. Фон-Шак и другие генералы.  
Наш знаменитый адмирал С. О. Макаров, будучи еще лейтенантом флота Макаровым 3-м, был представлен к награждению золотой флотской саблей с надписью "За храбрость". У Гагры он блистательным маневром лишил турецкий броненосец возможности вести огонь, чем способствовал победе наших сухопутных частей. Известно, что С. О. Макаров предпочел получить деньги вместо флотской сабли.  
 Золотое оружие, в том числе и с бриллиантами, жаловалось бесплатно. Только золотое оружие с Георгиевским крестиком, носившееся в строю при непарадной форме вместо "бриллиантового", оплачивалось награжденными. С апреля 1877 по декабрь 1881 года отличившиеся офицеры получали вместе с грамотой не само оружие, а лишь деньги на его приобретение. Кто-то заказывал себе саблю с золотым эфесом, что бывало очень редко, другие - с позолоченным. В отличие от золотого, Аннинское оружие всегда изготавливалось без применения золота. Даже в начале XIX века знак ордена Святой Анны 4-й степени на оружие делался всегда из томпака, в то время как все остальные орденские кресты бывали золотыми. 
Конечно, каждый из награжденных мог заказать себе знак для Аннинского оружия из золота, но такое случалось нечасто.  
 Поскольку Анну 4-й степени "За храбрость" получали обер-офицеры, то, становясь штаб-офицерами или даже генералами, они могли сделаться обладателями одновременно Аннинского, золотого и "бриллиантового" оружия. Как совместить эти награды на одной сабле или шпаге? И вот по распоряжению от 11 марта 1878 года носимое на Георгиевской ленте золотое оружие должно было теперь иметь маленький белый крестик ордена Святого Георгия, который укреплялся у шпаги на чашке, у сабли и шашки на головке эфеса, а у палаша - на наконечнике грифа. Знак ордена Святой Анны 4-й степени, который по статуту не снимался ни при каких других наградах, прикреплялся к оружию вместе со знаком ордена Святого Георгия. 
В 1880 году было указано в таких случаях "носить на золотом оружии с бриллиантами или замещающем его оружии с Георгиевским крестиком ранее полученный знак Анны 4-й степени под эфесом сабли на специальной металлической пластинке так, чтобы знак этот выступал поверх ножен". На шпаге же, у которой чашка разделена на две половины, на одной из них помещался белый крестик, а на другой знак ордена Святой Анны 4-й степени.  
 После победы над турками в ноябре 1878 года при Плевне, когда Осман-паша вручил свою саблю генералу И. С. Ганецкому, бывший при армии Александр II посреди захваченного неприятельского лагеря раздал награды генералам. Э. И. Тотлебен и А. А. Непокойчицкий получили ордена Святого Георгия 2-й степени, И. С. Ганецкий и князь Имеретинский - белый крест на шею (3-й степени), а К. В. Левицкий - 4-й степени. Раздав ордена, на которые царь был весьма щедр, он сел на коня и объехал войска, поздравляя их с победой. На шпаге государя впервые красовался Георгиевский темляк. Он сам надел его и при этом сказал великому князю Николаю Николаевичу Старшему:

- Я надеюсь, что главнокомандующий не будет сердиться на меня за то, что я надел себе на шпагу Георгиевский темляк на память о пережитом времени?  
 В ответ великий князь обнял брата. Во время войны, как мы знаем, золотым оружием с Георгиевским темляком имел право награждать главнокомандующий, но утверждал эти награды все-таки император.  
В 1889 году вышли новые правила ношения знаков отличия чинами военного ведомства.
Они существенно меняли внешний вид украшения наградного оружия. Поскольку подавляющее большинство его сохранилось от начала XX века, этот документ представляется нам весьма важным. Правила довольно сложны и подлежат внимательному изучению людьми, связанными с описанием и изображением русских офицеров в литературе, кино и на телевидении. 
Пересказывать их нет смысла. В таблице дается полный текст этих правил из Полного собрания законов Российской империи, относящийся как к Аннинскому оружию, так и к золотому. В Приложении № 2 приводятся положения о наградном оружии из Свода учреждений государственных 1892 года.  
 Полувековая история присоединения к Российской империи Средней Азии дала немало славных имен, и среди них надо в первую очередь назвать Константина Петровича Кауфмана, Михаила Дмитриевича Скобелева и Михаила Григорьевича Черняева. В школьных учебниках по истории много лет не упоминались эти имена. Но историю, как оказалось, нельзя фальсифицировать навсегда. Л. Н. Гумилев говорил: "Современность мнима, история реальна". 
Если высшая точка России того времени называлась пиком Кауфмана (впоследствии - пик Ленина), то, наверное, этот человек что-то значил для нашей истории.  
 К. П. Кауфман, потомок двух поколений русских генералов, завоевывал для России Среднюю Азию и 15 лет был туркестанским генерал-губернатором, твердо отстаивая русские интересы и в то же время заботясь об устройстве и благополучии этой окраины империи. При нем впервые открыты мужские и женские гимназии, построены 60 школ, в Ташкенте открыта первая библиотека. Свою золотую саблю впервые Кауфман получил на Кавказской войне, второй была золотая сабля с алмазами и надписью "За поражение Кокандцев 22 авг. 1875". 
Кроме этого, он не раз принимал сабли от капитулировавших перед ним врагов - от генерала Вильсона при взятии Карса в 1856 году, от бухарского хана, от хивинского Сеид-Рахим-Богадур-хана...  
 Михаил Григорьевич Черняев, с 1847 года гвардейский офицер, участвовал в 50 сражениях в Крымскую войну, в 23-х - на Дунае, в 24-х - на Кавказе. Но два важнейших дела его жизни - это проникновение в Среднюю Азию и руководство в борьбе сербов за независимость. Александр III сказал о нем: "Черняева знала вся Россия!" И не только Россия. В 1875-1876 годах он возглавлял Моравско-Тимохскую армию в Сербии, и его имя было известно всей Европе. Золотой саблей он награжден за бои с турками, а за взятие в 1865 году Ташкента был высочайше пожалован "бриллиантовой" шпагой.


НАГРАДНОЕ ОРУЖИЕ XX ВЕКА


Правила награждения и ношения наградного оружия в начале XX столетия определялись приводимым в Приложении № 3 законом 1892 года. Ими руководствовались и в проигранной русско-японской войне 1904-1905 годов. Война не принесла побед нашему оружию, но это не значит, что русскими солдатами и офицерами не было проявлено смелости и отваги при выполнении своего долга. Наряду с неудачными сражениями на реке Ялу, Ляоянским и на реке Шахе, разгромом русской армии при Мукдене и гибелью флота при Цусиме, были в ту войну и победы, такие, как прорыв конницы генерала П. И. Мищенко в Корею или подвиг "Варяга" и "Корейца" при Чемульпо, о котором писалось немало. Меньше мы знаем о героических подвигах адмирала Николая Оттовича Эссена.  
 Н. О. Эссен происходил из родовитой семьи, в его предках числится семь Георгиевских кавалеров. Капитаном 2-го ранга и командиром нового крейсера "Новик" он пришел в июле 1903 года в Порт-Артур, а 27 января на него без объявления войны напала японская эскадра. В первый же день сразу несколько наших кораблей были выведены из строя, но не "Новик", который пошел в атаку на японскую эскадру и ударил по флагманскому кораблю японского адмирала Того. Силы были неравными, и пришлось "Новику" уйти с развороченной японским снарядом кормой. Н. О. Эссен за эту атаку стал кумиром молодежи, его подвиг вернул на время морякам веру в свои силы. "За проявленное особенное мужество, воинскую доблесть и в воздаяние отличной храбрости" командир крейсера "Новик" капитан 2-го ранга Николай фон Эссен был пожалован золотой саблей с надписью "За храбрость". Флотская золотая сабля носилась при парадной форме, при обычной - кортик.  
 Потом Эссен командовал броненосцем "Севастополь", уцелевшим только благодаря таланту его командира. При разгроме японцами Порт-Артурской эскадры 72 японских миноносца атаковали "Севастополь", который подбил в этом бою 14 миноносцев, а сам, изрешеченный, остался на плаву. За этот подвиг капитан 1-го ранга фон Эссен получил орден Святого Георгия 4-й степени.  
С 1908 года Н. О. Эссен - командующий Балтийским флотом, с 1913-го - полный адмирал.
При начале первой мировой войны он одержал еще ряд побед и умер от переутомления 7 мая 1915 года. От бессонных ночей у него случился инфаркт, хотя раньше адмирал никогда ничем не болел.  
 За бой 31 марта золотую саблю получил капитан 2-го ранга гвардейского экипажа великий князь Кирилл Владимирович; за мужество и храбрость, проявленные во время бомбардировок и блокады Порт-Артура, золотым оружием были награждены офицеры В. Семенов, А. Дунин, П. Дмитриевский, Иван Надхинин и многие другие орденом Святой Анны 4-й степени "За храбрость".  
 В списках награжденных золотым и Аннинским оружием за подвиги в японской войне мы находим и награждение золотым оружием, бриллиантами украшенным. Такими саблями были пожалованы генерал-майор Павел Мищенко "за отражение атаки японцев в Сендяю 10-14 июля 1904 года", генерал от кавалерии Александр Бильдерлинг и генерал-лейтенант Владимир Сахаров. К концу проигранной русско-японской войны 1904-1905 годов награждений золотым и Аннинским оружием становится заметно меньше.  
 В своей замечательной работе "История русской армии" А. А. Керсновский приводит полную статистику награждения золотым оружием.  
 Важным событием для истории наградного оружия в России стал новый статут ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Белый крестик ордена Святого Георгия стал помещаться теперь на головке сабель, шашек и кортиков Георгиевского оружия и Георгиевского оружия, украшенного бриллиантами. На саблях генералов вновь, как и во времена Отечественной войны 1812 года, стал указываться в надписи подвиг, за который пожаловано оружие. "Бриллиантовое" Георгиевское оружие по-прежнему жаловалось только императором, но уже по представлению Кавалерской думы, состоящей из генералов и офицеров, награжденных этим оружием, а за неимением таковых - старшими кавалерами ордена Святого Георгия. То есть так, как это происходило при награждении орденом Святого Георгия. Знак ордена Святой Анны 4-й степени оставался на офицерском и генеральском оружии.  
 Георгиевское оружие имело не золотой, а только позолоченный эфес, но желающие могли за свой счет заказать и золотой. Однако это и ранее случалось весьма редко. Хотя в XIX веке и полагались золотые эфесы (сначала 72-й пробы, а с 1857 года - 56-й), все-таки они обычно были лишь позолочены.  
 В статуте Георгиевского оружия по образцу ордена Святого Георгия и Георгиевского креста перечислялись конкретные подвиги, за которые полагалась эта награда. Они назывались по различным родам войск, в том числе и совсем новым - по авиации и подводному флоту.  
 Так же как в Отечественную войну 1812 года, офицеры стали носить на груди миниатюрные золотые сабельки с фрачными знаками орденов и медалей, во время войны 1914-1918 годов, которую тогда называли 2-й Отечественной, получившие Георгиевское оружие офицеры начали носить на гимнастерках и мундирах маленькие белые крестики, которые полагалось прикреплять к головкам сабель, шашек и кортиков. Официально это разрешено не было, такой знак обсуждался и, возможно, был бы учрежден, если бы не революция и последовавшие за ней события.  
Георгиевским и Аннинским оружием в эту войну были награждены тысячи офицеров.
Только за один 1916 год Георгиевское оружие получили 2005 офицеров. Среди награжденных были полководцы, ставшие потом вождями Белого движения. Это начальник штаба Ставки при Николае II, Верховный главнокомандующий, а потом основатель Добровольческой армии М. В. Алексеев; начальник штаба Ставки и главнокомандующий Западным фронтом А. И. Деникин; командующий Черноморским флотом и потом Верховный правитель России адмирал А. В. Колчак; главнокомандующий Юго-Западным фронтом, Верховный главнокомандующий и затем командующий Добровольческой армией Л. Г. Корнилов; главнокомандующий Кавказским фронтом и главнокомандующий северо-западными армиями белых Н. Н. Юденич; главнокомандующий Юго-Западным фронтом и потом один из создателей Добровольческой армии Н. И. Иванов; донские атаманы А. М. Каледин, П. Н. Краснов, П. А. Богаевский; атаман Оренбургского казачьего войска А. И. Дутов, атаман Забайкальского казачьего войска Г. М. Семенов; атаман Кубанского казачьего войска А. П. Филимонов; атаман Семиреченского казачьего войска А. М. Ионов; командующий Особой армией И. Г. Эрдели; командир Георгиевского полка И. К. Кириенко; командир Корниловского полка М. О. Неженцев; командир Преображенского полка А. П. Кутепов, командир знаменитого 13-го стрелкового полка С. Л. Марков.; командир Авиационного отряда В. Л. Покровский и многие другие русские офицеры, отдавшие свои жизни в борьбе с большевиками за единую и неделимую Россию. 
Большинство из названных генералов были награждены еще в русско-японскую войну Аннинским оружием или золотым. Почти все они погибли в боях Гражданской войны, были убиты подосланными агентами большевиков или похищены уже в эмиграции и убиты на Лубянке или в Лефортово.  
Георгиевским оружием с бриллиантами отмечены наиболее значительные победы в первой мировой войне: взятие Перемышля, Эрзерума и успешное наступление на Юго-Западном фронте.  
 Взятие Перемышля стало одной из первых побед русских в этой войне. Верховным главнокомандующим в то время был великий князь Николай Николаевич Младший, и он получил за Перемышль от царя орден Святого Георгия 2-й степени. Кроме того, великому князю была пожалована Георгиевская сабля, украшенная бриллиантами. Она была необычна, поскольку несла на себе большую надпись, чего не случалось уже давно. Поэтому в журнале "Нива" № 19 за 1915 год появилась такая заметка: "ГЕОРГИЕВСКАЯ САБЛЯ ВЕРХОВНОМУ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ  Пожалованная Высочайшим рескриптом (от 12 мая 1915 года. - А. К.) Верховному 
Главнокомандующему Великому князю Николаю Николаевичу Георгиевская сабля, бриллиантами украшенная, с надписью "За освобождение Червонной Руси", относится к числу исключительных наград, которые когда-либо жаловались нашим военачальникам. Награду эту выделяет главным образом надпись: "За освобождение Червонной Руси". Как известно, надпись на обыкновенном Георгиевском оружии, а также на оружии, украшенном бриллиантами: "За храбрость". Эти надписи установлены статутом, и, следовательно, надпись "За освобождение Червонной Руси", присвоенная бриллиантовой сабле Великого князя, выделяет ее из ряда обычных наград и отмечает исключительность великого подвига".  
 Полковнику Африкану Богаевскому, будущему генерал-лейтенанту и донскому атаману, Георгиевское оружие было пожаловано за то, что "в боях 21 августа под Шапкином и 28 августа под Гольданом принимал энергичное участие в бою, самоотверженной работою, при явной опасности для себя, значительно способствовал достижению успеха".  
 Генерал-лейтенант Алексей Каледин участвовал в тех же боях со своей дивизией, которая как в конном, так и в пешем строю при больших потерях отстояла правый фланг сражения. С 26-го по 30 августа дивизия Каледина своей стойкостью спасла от разгрома корпус, находившийся на этом фланге. На него наступали значительно превосходящие силы противника, и он находился в катастрофическом положении, но, благодаря искусным действиям командира дивизии А. М. Каледина, положение было исправлено. Старинная русская традиция награждения холодным оружием офицеров армии и флота стала использоваться в конце Гражданской войны и большевиками. В специальном декрете ВЦИК от 8 апреля 1920 года говорилось: "Почетное революционное оружие, как награда исключительная, присуждается за особые боевые отличия, оказанные высшими начальствующими лицами в действующей армии.  
 Почетным революционным оружием является шашка (кортик) с вызолоченным эфесом, с наложенным на эфес знаком ордена Красного Знамени".  
 Награждали, конечно, золотыми шашками, принадлежавшими русским офицерам. С них сдирали знаки орденов Святой Анны 4-й степени и белые крестики ордена Святого Георгия, а на обоймицу ножен укрепляли ордена Красного Знамени. Потом полководцев Троцкого стали награждать даже "революционным" огнестрельным оружием. Любимейшим из него был маузер, автоматический пистолет калибра 7,63 миллиметра с деревянной кобурой.  
 "Революционные" шашки получили А. И. Егоров, С. С. Каменев, Н. Д. Каширин, М. Н. Тухачевский, С. М. Буденный, И. П. Уборевич, К. Е. Ворошилов, М. В. Фрунзе, С. К. Тимошенко и другие известные красные командиры. Последним был С. С. Вострецов, получивший шашку, украшенную орденом Красного Знамени, в 1929 году за ликвидацию военного конфликта на Китайско-Восточной железной дороге.  
 Но этим дело не кончилось, золотые шашки любили дарить советским военачальникам к годовщинам Красной Армии и к личным юбилеям. И все это было русским офицерским оружием. Самих офицеров в России почти не оставалось, часть их погибла в Гражданской войне, часть ушла в эмиграцию, а остальные, за редким исключением предателей, были расстреляны по городам и весям. Скажем, в буклете ГИМа "Русское оружие" (без указания года издания) изображена шашка Главного маршала артиллерии Н. Н. Воронова, и подпись откровенно объясняет: "Офицерская, образца 1909 г.".  
 22 февраля 1968 года, когда праздновалась 50-я годовщина Советской Армии и флота, Почетным оружием с золотым изображением Государственного герба СССР были награждены Маршалы Советского Союза И. X. Баграмян, С. М. Буденный, А. М. Василевский, К. Е.
Ворошилов, Ф. И. Голиков, А. А. Гречко, А. И. Еременко, Г. К. Жуков, М. В. Захаров, И. С. Конев, Н. И. Крылов, К. А. Мерецков, К. С. Москаленко, К. К. Рокоссовский, В. Д. Соколов, С. К. Тимошенко, В. И. Чуйков, И. И. Якубовский, адмирал Флота Советского Союза С. Г. Горшков, генералы армии П. И. Батов, А. Л. Гетман, А. В. Горбатов, Д. Д. Лелюшен-ко, И. В. Тюленев, генерал-полковник технических войск П. А. Кабанов.  
 В ГИМе хранятся шашка маршала Г. К. Жукова и две сабли. На клинке шашки по золоченому полю идет надпись: "Герою и Маршалу Советского Союза, кавалеру ордена Суворова Г. К. Жукову". Надпись обрамляет растительный орнамент. В верхней части клинка золотой Герб СССР, а с другой стороны изображены танки, кавалерия и пехота. На обухе выгравированно: "Златоуст, 1943 год". Сабли кубачинской работы, одна с орнаментом, характерным для аула Кубачи в Дагестане, другая с эмалями и драгоценными камнями.

И конечно, самую дорогую саблю поднесли произведенному из полковников в маршалы Генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу. Зародившаяся почти триста лет тому назад замечательная традиция награждения оружием за выдающиеся победы великих полководцев России закончилась фарсом.



Добавь ссылку в БЛОГ или отправь другу:  добавить ссылку в блог
 




Последние сообщения с форума

Название темы Автор Статистика Последнее сообщение
Танки второй мировой

Тема в разделе: СССР

Algol

Просмотров: 7969

Ответов: 1

Автор: vazonov11

16-06-2014, 14:55

Навигация
 
Опрос
 
Необходимо ли России совместное ПРО с НАТО?

Да, сама Россия создать ПРО не может
Да, это повысит доверие между нами
Нет, любые альянсы с потенциальным врагом опасны
Нет, мы сами в состоянии создать ПРО

Информер
 
Сейчас на сайте: 4
Гостей: 3
Пользователи: 
- отсутствуют
Роботы: 


 Последние посетители: 

Популярное
 
Помощь
 

Яндекс.Деньги

Картой

Поделиться
 
Главная страница   |   Регистрация   |   Добавить новость   |   Новое на сайте   |   Статистика   |   Поддержка

WEB студия Site Master | All Rights Reserved. © History-of-Wars.ru 2009-2015